Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: XXXIX Международной научно-практической конференции «Наука вчера, сегодня, завтра» (Россия, г. Новосибирск, 12 октября 2016 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Скобина Е.А. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕЗАКОННОЕ ПЕРЕСЕЧЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАНИЦЫ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИИ, КИТАЯ И МОНГОЛИИ: КОМПАРАТИВИСТСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ // Наука вчера, сегодня, завтра: сб. ст. по матер. XXXIX междунар. науч.-практ. конф. № 10(32). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 131-138.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕЗАКОННОЕ ПЕРЕСЕЧЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАНИЦЫ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИИ, КИТАЯ И МОНГОЛИИ: КОМПАРАТИВИСТСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Скобина Елена Александровна

доц. кафедры уголовно-правовых дисциплин Читинский институт

Байкальского государственного университета,

РФ, г. Чита

THE CRIMINAL RESPONSIBILITY FOR THE ILLEGAL CROSSING OF THE STATE BORDER-LINE ACCORDING TO THE LEGISLATION OF THE RUSSIAN FEDERATION, CHINE AND MONGOLIA: THE COMPARATIVE STUDY 

Elena Skobina

associate Professor of criminal legal disciplines

of the Chita Institute (branch) of Baikal state University,

Russia, Chita

 

АННОТАЦИЯ

В статье проводится компаративистское исследование норм уголовных кодексов Российской Федерации, Китая и Монголии о незаконном пересечении государственной границы, анализируются составы по их элементам. Сравнительно – правовое исследование уголовно-правовых норм позволяет выявить плюсы и минусы законодательного подхода и политики государства в соответствующей области. Автор приходит к выводу о том, что, несмотря на принадлежность к различным правовым семьям, наблюдается сходство признаков указанных составов. Отмечается различие в квалифицирующих признаках и деяниях, входящих в объективную сторону составов названных преступлений.

ABSTRACT

The comparative study of the norms of the criminal codes of the RF, Chine and Mongolia connected with the illegal crossing of the state border is researched in the article. The compositions of their elements are analyzed. It allows to find out the pros and cons of legislative approach and state policy proper sphere. The author comes to conclusion that despite belonging to different legal families, there is a similarity of signs of these offenses in the majority excepting the objective side and aggravating circumstances.

 

Ключевые слова: сравнительное исследование, Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовный кодекс Китая, Уголовный кодекс Монголии, сравнительное исследование права.

Keywords: the comparative study, The Criminal Code of the Russian Federation, the Criminal Code of the Mongolia, Criminal Code of the Chine, the comparative study of the law.

 

Для более глубокого понимания уголовно-правовой характеристики содержания преступления, предусмотренного ст. 322 УК РФ «Незаконное пересечение государственной границы Российской Федерации» необходимо не только знать способы толкования нормы, но и владеть в достаточной степени методом сравнительного анализа. Как отмечал доктор юридических наук, профессор А.Х. Саидов, сравнительное исследование права является очень важным «Потребность в сравнительном правоведении вытекает из внутренней логики развития юридической науки» [7; 23].

Руководитель Научного центра сравнительного правоведения Института международного права и экономики им. А.С. Грибоедова, профессор В.В. Оксамытный утверждает: «Именно необходимость в объективных знаниях о многообразии государственно-правовой реальности ведет к повышению значения юридической компаративистики как сферы научных знаний и исследований» [5].

Знание положений уголовного закона соседних государств позволяет глубже разобраться в формальных отношениях, возникающих при нарушении запрета на незаконное пересечение Государственной границы, разъяснить иностранным лицам, совершающим преступление, суть формулировки обвинения в совершённом общественно-опасном деянии, сравнив его с аналогичным преступлением, предусмотренным законом государства, гражданином которого он является.

Одним из приграничных районов Российской Федерации является Забайкальский край, который имеет общую границу с Монголией и Китаем. Двенадцать его районов граничат с Восточным и Хэнтийским аймаками Монголии, а также с Автономным районом Внутренняя Монголия и провинцией Хэйлунцзян Китая. Общая протяженность границы у указанным государствами составляет соответственно, 830 км и более 1096 км.

Необходимость компаративистского исследования обосновывается, прежде всего, ростом преступлений, связанных с незаконным пересечением Государственной границы Российской Федерации. Если в 1997–2006 годах таких преступлений было зарегистрировано по 1 в год, то с 2007 по 2015 года статистика выросла с 19 до 128. Кроме того, основной процент лиц (85,5 %), совершивших преступление, предусмотренное ст. 322 УК РФ составляют граждане КНР, 1,7 % составляют граждане Монголии» [9; 83].

В настоящей работе автор ставит перед собой задачу на основе сравнительно-правового метода изучить конкретную уголовно-правовую проблему незаконного пересечения Государственной границы на примере норм законодательства трёх стран. Для исследования выбраны соизмеримые нормы, действующие в настоящее время в различных правовых семьях (синхронное сравнение).

Исторически образование границы между Россией, Монголией и Китаем началось с освоения русскими землепроходцами территории Забайкалья и Приамурья с 1640 года. Первым договором, определившим территориальное разграничение стран на Дальнем Востоке и Центральной Азии, стал Нерчинский договор от 27.08.1689 года, который установил только русско-китайскую границу по реке Аргуни (существующую и в настоящее время). Положения данного договора имели неопределённость территориальных статей, приблизительность и чрезвычайно общий характер намечавшейся им граничной черты, что долгое время делало границу совершенно условной [8; 191].

С момента подписания Буринского и Кяхтинского трактатов 1727 г. и 1728 г. впервые была чётко обозначена линия самой границы, выставлены стационарные посты и сформирована пограничная канцелярия в Селенгинске. С конца XVIII века до начала Первой мировой войны относительно спокойная обстановка на забайкальской границе сохранялась в связи с тем, что задержание нарушителей обходилось, как правило, без эксцессов на фоне существовавшей международной политической ситуации и расстановки сил западных государств (претендовавших на захват территории Китая).

В период XIX–XX веков пограничные отношения между Китаем и Россией то обострялись, то стабилизировались. Пограничные отношения России и Монголии можно считать более спокойными и стабильными, за исключением периода 1990–1995 годов, когда обстановка на участке российско-монгольской границы, значительно ухудшилась в результате совершения контрабанды и массового угона крупного рогатого скота на территорию Монголии.

На российско-китайском участке границы в середине 80-х годов XX века наоборот, отмечается установление стабильных, рабочих отношений между пограничниками обоих государств, которое сохраняется и до настоящего времени.

В действующих уголовных кодексах Российской Федерации, Монголии и Китая содержатся нормы, запрещающие незаконно пересекать Государственную границу. Для детального анализа норм указанных государств, следует непосредственно обратиться к нормативным актам.

Указанные преступления отражают реакцию государств на необходимость защиты суверенитета собственной страны, правовые системы этих стран достаточно близки, нормам каждой из них свойственны особенности законодательной техники, определения объективных и субъективных признаков указанных преступлений.

В Уголовном кодексе Российской Федерации, статья 322 о незаконном пересечении Государственной границы содержится в разделе X «Преступления против государственной власти», в главе 32 «Преступления против порядка управления» [13].

Уголовный кодекс Китайской Народной Республики, вступивший в силу 1 октября 1997 года, содержит аналогичную статью 318 «Организация нелегального пересечения государственной границы (границы приграничного района) третьими лицами» в главе 6 «Преступления против порядка общественного управления» [11].

Уголовный кодекс Монголии в главе 14 «Преступления против национальной безопасности» содержит норму о незаконном въезде через границу (ст. 89) [12].

Таким образом, видовой объект преступлений в уголовных кодексах России и Китая совпадает и представляет собой общественные отношения, складывающиеся в сфере порядка управления. Видовым объектом по УК Монголии являются общественные отношения по обеспечению национальной безопасности. Непосредственный объект всех трёх преступлений – это закреплённый законом порядок пересечения Государственной границы.

Так как ст. 322 УК РФ является бланкетной и не раскрывает понятия «Государственная граница», то требуется обратиться к закону «О Государственной границе». В соответствии со ст. 1 это «линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность, определяющие пределы государственной территории (суши, вод, недр и воздушного пространства) Российской Федерации, то есть пространственный предел действия государственного суверенитета Российской Федерации» [3]. Следует отметить, что представления о границе в России и в Китае различны не только с лингвистической, но и с социологической точки зрения, на что указывает в своей работе Ф. Бийе [1].

Линия границы между Российской Федерацией и КНР определяется межправительственным соглашением о режиме российско-китайской государственной границы» [10]. Граница РФ и Монголии определяется на основании Договора о режиме границы» [2].

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 322 УК РФ состоит в действиях физического лица, направленных на перемещение по направлениям «въезд», «выезд» через Государственную границу, без действительных документов на право въезда в Российскую Федерацию или выезда из Российской Федерации либо без надлежащего разрешения, полученного в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Состав преступления по законодательной конструкции формальный. Преступление окончено в момент пересечения линии (соответствующей поверхности) Государственной границы.

Часть вторая указанной статьи предусматривает в объективной стороне действия, направленные на преодоление имеющегося запрета на въезд.

Например, Энэбиш Баасанжав совершила пересечение Государственной границы Российской Федерации при въезде в Российскую Федерацию иностранным гражданином, въезд которому в Российскую Федерацию заведомо для виновного не разрешен по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации. На основании пункта 4 статьи 26 Федерального закона РФ от 15.08.1996 г. № 114-ФЗ «О порядке въезда в Российскую Федерацию и выезда из Российской Федерации», гражданке Монголии Энэбиш Баасанжав за неоднократное нарушение административного законодательства на территории Российской Федерации запрещён въезд в Российскую Федерацию» [6].

Третья часть ст. 322 УК РФ включает в себя способ – совершённое группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, с применением насилия или угрозой его применения – что значительно увеличивает степень общественной опасности совершённого преступления.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 318 УК КНР включает в себя организацию нелегального пересечения государственной границы (границы приграничного района) третьими лицами. Законодатель даёт следующее легальное толкование указанным действиям: «руководство группой, организовавшей нелегальное пересечение государственной границы (границы приграничного района) третьими лицами; организация многократных нелегальных пересечений государственной границы (границы приграничного района) третьими лицами или организация нелегального пересечения государственной границы (границы приграничного района) большим количеством третьих лиц; причинение последствий в виде тяжелых увечий или смерти лиц, нелегальное пересечение которыми границы было подготовлено; лишение свободы или ограничение свободы лиц, нелегальное пересечение которыми границы было подготовлено; воспрепятствование осуществлению контроля путем насилия и угроз; наличие большого общего числа нарушений; наличие иных особо серьезных обстоятельств» [11].

Часть 2 данного состава преступления включает в себя отягчающие признаки, связанные с обстановкой совершения данного преступления сопровождающееся убийством, причинением увечий, изнасилованием, продажей и другими преступными действиями в отношении лиц, организованных для пересечения границы, либо убийством, причинением увечий и другими преступными действиями в отношении сотрудников контрольных органов

Таким образом, состав по законодательной конструкции формальный, преступление окончено с момента выполнения любого из перечисленных альтернативных действий и влечёт за собой уголовную ответственность.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 89 УК Монголии включает в себя действия, направленные на въезд в страну. Как отмечает Ю.М. Коржаев, объективная сторона может выражаться в деянии (в форме действия или бездействия) [4]. Полагаем, что с этим нельзя согласиться, так как пересечь государственную границу путём бездействия невозможно.

Объединяет все указанные статьи субъективная сторона, включающая в себя прямой умысел, то есть лицо осознаёт общественную опасность совершаемого общественно опасного деяния, направленного на незаконное пересечение Государственной границы, и желает совершить эти действия (поскольку состав преступления по законодательной конструкции формальный). Кроме того, нормы всех трёх законов государств объединяет субъект преступления – физическое вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности.

На основании компаративистского исследования можно сделать вывод о том, что в нормы о незаконном пересечении Государственной границы содержатся в Уголовных кодексах России, КНР и Монголии. Они совпадают по непосредственному объекту, субъективной стороне и субъекту, в указанных видах преступлений. А отличает их объективная сторона по форме действий, способу совершения незаконного пересечения Государственной границы, обстановке его совершения, а также по содержанию квалифицирующих признаков.

 

Список литературы:

  1. Бийе Ф. Представления о границе в Китае и России: попытка концептуализации // Журнал социологии и социальной антропологии. – 2012. – № 3 (62). – [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.academia.edu/1987114/Представления_о_границе_в_Китае_и_России (Дата обращения: 01.10.2016).
  2. Договор между Российской Федерацией и Монголией о режиме российско-монгольской государственной границы (Москва, 8 декабря 2006 г.) Договор вступил в силу 10 января 2008 г. // Бюллетень международных договоров. – 2008. – № 10.
  3. Закон РФ от 1 апреля 1993 г. № 4730-I «О Государственной границе Российской Федерации» (с изм. от 03 июля 2016 г. № 305-ФЗ) // Российская газета. – 12 июля 2016. – № 151.
  4. Коржаев Ю.М. Ответственность за преступное пересечение государственной границы по уголовному законодательству Монголии / Уголовное право в эволюционирующем обществе: проблемы и перспективы. сб. науч. ст. Юго-Зап. гос. ун-т. Курск, 2012. – 214 с.
  5. Оксамытный В.В. Юридическая компаративистика как направление современной правовой науки // Вестник Брянского государственного университета. 2014. № 2. – [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www. – http://cyberleninka.ru/article/n/yuridicheskaya-komparativistika-kak-napravlenie-sovremennoy-pravovoy-nauki (Дата обращения: 01.10.2016).
  6. Приговор № 1-219/2015 от 24 сентября 2015 г. по делу № 1-219/2015 Забайкальского районного суда – [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://sudact.ru/regular/doc/UW9ixg81iLoY/?regular-txt (Дата обращения: 01.10.2016).
  7. Саидов А.Х. Сравнительное правоведение (основные правовые системы современности): учебник. – М.: Юристъ, 2003. – 448 с.
  8. Скобина Е.А. История развития уголовной ответственности за незаконное пересечение Государственной границы в отечественном уголовном праве // Вопросы современной юриспруденции. – 2015. – № 10-11 (50).
  9. Скобина Е.А. Социально-демографические свойства личности преступника, совершающего незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации. // Развитие территорий. – 2015. – № 3.
  10. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики «О режиме российско-китайской государственной границы» (Заключено в г. Пекине 09.11.2006) // Бюллетень международных договоров. – 2007. – № 5.
  11. Уголовный кодекс Китайской Народной Республики / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. А.И. Коробеева, пер. с кит. яз. Д.В. Вичикова. СПб.: Изд. «Юридический центр Пресс», 2001. – 303 с.
  12. Уголовный кодекс Монголии / Закон Интернет-журнал Ассоциации юристов Приморья – [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://law.vl.ru (Дата обращения: 01.10.2016).
  13. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (с изм. от 06.07.2016 № 375 -ФЗ) // Российская газета. – 11 июля 20016. – № 150.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом