Статья опубликована в рамках: XIII Международной научно-практической конференции «Наука вчера, сегодня, завтра» (Россия, г. Новосибирск, 09 июня 2014 г.)

Наука: Медицина

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Дамбаева Б.Б., Одинец А.Д., Левента А.И. [и др.] ПЕРВЫЕ ШАГИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ТОКСИКОЛОГИИ (ОСОБЕННОСТИ КЛИНИКИ И СЛОЖНОСТИ ДИАГНОСТИКИ ОТРАВЛЕНИЯ ХЛОРОМ И ФОСГЕНОМ) // Наука вчера, сегодня, завтра: сб. ст. по матер. XIII междунар. науч.-практ. конф. № 6(13). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

 

ПЕРВЫЕ  ШАГИ  ОТЕЧЕСТВЕННОЙ  ТОКСИКОЛОГИИ  (ОСОБЕННОСТИ  КЛИНИКИ  И  СЛОЖНОСТИ  ДИАГНОСТИКИ  ОТРАВЛЕНИЯ  ХЛОРОМ  И  ФОСГЕНОМ)

Дамбаева  Баирма  Баировна

студент  Иркутского  Государственного  Медицинского  университета,  РФ,  г.  Иркутск

E-maillapsus5678calami@gmail.com

Одинец  Александр  Дмитриевич

канд.  мед.  наук,  ассистент  кафедры  фармакологии  Иркутского  Государственного  Медицинского  университета,  РФ,  г.  Иркутск

Левента  Алексей  Иванович

канд.  фарм.  наук,  заведующий  кафедрой  фармакологии  Иркутского  Государственного  Медицинского  университета,  РФ,  г.  Иркутск

Кузнецова  Кристина  Игоревна

студент  Иркутского  Государственного  Медицинского  университета,  РФ,  г.  Иркутск

 

Шквальный  огонь.  Заградительный  огонь.  Огневые  завесы.  Мины.  Газы.  Танки.  Пулеметы.  Ручные  гранаты.  Все  это  слова,  но  за  ними  стоят  все  ужасы,  которые  переживает  человечество…

Э.М.  Ремарк.  «На  Западном  фронте  без  перемен»

 

Прошло  ровно  сто  лет  с  момента  начала  события,  потрясшего  весь  мир,  —  начала  Первой  мировой  войны.  «Во  время  нее  была  выработана  тактика  позиционной  войны.  При  такой  тактике  наступательные  операции  становятся  неэффективными  и  обе  стороны  находятся  в  патовой  ситуации.  В  результате,  для  прорыва  обороны  противника  стали  применять  химическое  оружие,  которое  было  крупной  военной  инновацией»  [1],  которой,  в  свою  очередь,  не  могла  не  заинтересоваться  медицина.  Для  врачей  того  времени  патогенез  и  способы  лечения  отравлений  боевыми  ядами  были  прикрыты  завесой  тайны.

Войну  часто  называют  «благородным  делом».  С  древнейших  времен  солдаты  стояли  друг  против  друга,  видели  глаза  соперников  и  знали,  что  в  конечном  итоге  победит  сильнейший.  Когда  германские  племена  стали  отравлять  колодцы  перед  наступающими  легионами,  римляне  искренне  возмущались:  «Войну  ведут  оружием,  а  не  ядами». 

Вопреки  распространенному  мнению,  эффективность  химического  оружия  в  начале  века  была  невелика  —  на  его  долю  приходилось  не  более  4  %  смертей  на  поле  боя.  С  другой  стороны,  процент  несмертельных  отравлений,  выводивших  солдат  из  строя,  был  значительно  выше  —  и  именно  поэтому  после  первых  боев  с  использованием  газа  он  стал  рассматриваться  чуть  ли  не  как  чудо-оружие.

«Идея  химической  войны  «лежала  на  поверхности»  военных  стратегий  того  времени.  К  началу  Первой  мировой  войны  в  арсеналах  всех  противоборствующих  сторон  (кроме  России)  были  ОВ,  выводящие  из  строя  живую  силу  противника

Впервые  химическое  оружие  на  русском  фронте  было  применено  в  конце  января  1915  г.  на  территории  левобережной  Польши  (Болимово)  грандиозным  газобаллонным  выпуском  хлора.  Почти  полное  отсутствие  лесов  позволило  газовому  облаку  продвинуться  глубоко  в  оборону  русских  войск.  Потери  русских  газоотравленными  составили  9036  солдат  и  офицеров,  из  них  погибло  1183  человека»  [3].

«4  августа  1915  года  при  Томском  университете  была  создана  комиссия  «По  изысканию  способов  применения  на  войне  удушливых  газов  и  борьбы  с  ними».  В  нее  вошли  знаменитые  профессора  университета:  Николай  Александрович  Александров,  Николай  Васильевич  Вершинин,  Николай  Георгиевич  Курлов,  Петр  Павлович  Орлов,  Александр  Петрович  Поспелов  и  профессор  технологического  института  Яков  Иванович  Михайленко.  На  состоявшемся  18  августа  1915  г.  заседании  комиссии  с  докладом  выступил  профессор  А.П.  Поспелов,  который  предложил  способ  защиты  от  удушливых  газов  с  помощью  маски,  закрывающей  всю  голову  и  сообщающейся  с  кислородной  сумкой.  Выдыхаемый  воздух  поглощался  известью.  Для  изготовления  маски  и  сумки  предлагался  дешевый  и,  тем  не  менее,  газонепроницаемый  материал.  Противогаз  у  Поспелова  получился  удачным,  он  во  многом  превосходившим  свои  аналоги»  [2].

«По  приглашению  общества  Красного  Креста  Н.В.  Вершинин  отправился  в  расположение  13-й  армии  Северо-Западного  фронта  для  организации  спасения  пораженных  отравляющими  веществами.  Даже  на  фронте  он  не  переставал  заниматься  наукой,  организовав  исследования  по  индикации  отравляющих  веществ  и  методам  терапии  отравлений»  [4].

В  годы  I  Мировой  войны  российские  военные  психологи  большее  внимание  начинают  уделять  развитию  психологии  боя.  Применение  немецкими  войсками  в  мае-июне  1915  г.  оружия  массового  поражения  вызвало  необходимость  изучения  его  влияния  на  психику  воинов.  Особое  внимание  мы  обратили  на  статью  в  «Военном  Медицинском  журнале»  за  сентябрь-октябрь  1916  г.  ассистента  Клиники  нервных  болезней  Московского  Университета,  члена  Постоянной  врачебной  комиссии  при  126  тыловом  эвакуационном  пункте  С.А.  Чугунова  «К  вопросу  о  расстройствах  со  стороны  психики  и  нервной  системы  после  отравления  ядовитыми  газами,  применяемыми  германцами».  В  данной  статье  автор  обобщает  результаты  вскрытия  солдат,  погибших  от  ядовитых  газов,  а  также  клинические  проявления  отравлений  у  выживших. 

С.А.  Чугунов  во  время  работы  на  одном  из  эвакуационных  пунктов  наблюдал  две  партии  отравленных  газами,  применяемыми  германцами.  Отравление  произошло  в  участке  Северо-Западного  фронта  18  мая  и  23  июня  1915  г.  Но  выяснить,  какой  газ  являлся  причиной  отравления,  автору  так  и  не  удалось.  Поэтому  на  основании  современных  данных  о  клинике  поражение  боевыми  отравляющими  веществами,  мы  пришли  к  выводу,  что  развитие  патологических  процессов  в  организме  солдат  вызвано  действием  хлора  и  фосгена.  Для  убедительности  приводим  следующую  сравнительную  характеристику: 

Таблица  1.

Отравление  фосгеном

Данные  из  записей  С.А.  Чугунова

Современные  представления

Подавленность  (Старший  унтер-офицер  Я.  Ч.  27  лет)

Разбитость,  слабость

Значительная  отдышка  (Старший  унтер-офицер  Я.  Ч.  27  лет)

Одышка

Цианоз  лица  (Младший  унтер-офицер  И.  П.,  33  года)

Гиперемия  и  цианоз  лица  (Старший  унтер-офицер  Я.  Ч.  27  лет)

Кожа  и  доступные  обозрению  слизистые  оболочки  интенсивно  синюшны

Не  дался  исследоваться  врачу.  Плюнул  ему  в  лицо  (Младший  унтер-офицер  И.  П.,  33  года)

По  ночам  поет  и  ждет  обхода  доктора,  легкомысленность  в  поступках  и  излишняя  веселость  (Старший  унтер-офицер  Я.  Ч.  27  лет)

Говорливость  и  суетливость

Встречаются  параличи,  неуверенность  в  движениях

Движения,  особенно  тонкие,  дискоординированы

Диффузный  бронхит  (Младший  унтер-офицер  И.  П.,  33  года)

Бронхит

 

Таблица  2.

Отравление  хлором

Данные  из  записей  С.А.  Чугунова

Современные  представления

Отмечалось  состояние  психического  возбуждения,  больные  были  неспокойны,  метались  как  бы  в  страхе.

Больные  совершенно  не  реагировали  на  внешние  раздражения,  или  реагировали  вяло,  неполно  (в  участке  Северо-Западного  фронта  18  мая  и  23  июня  1915  г,  автор  статьи  не  известен)

Беспокойство,  затем  вялость

В  11  часов  вечера,  когда  было  совершенно  темно,  почувствовал  странный  запах  и  жжение  в  глазах  (А.  Чугунов  приводит  в  качестве  примера  дословно  записанный  разговор  офицера)

Жжением  в  гортани,  слезотечение

раздражение  слизистых

Отек  головного  мозга  и  его  оболочек  (Патологоанатом  Ш.И.  Кришницкий  (110  вскрытий))

Отек  головного  мозга

Точечные  кровоизлияния  в  белом  веществе  мозга,  располагавшиеся  в  большинстве  своем  в  мозолистом  теле  и  на  дне  4  желудочка  (данные  вскрытий  (40)  предоставлены  И.К.  Пожарским)

Точечные  кровоизлияния  в  белом  веществе  (у  скончавшихся  в  течение  первых  3-х  суток  после  отравления)  (Патологоанатом  Ш.И.  Кришницкий  (110  вскрытий)

мозговые  инсульты  с  последующими  параличами  (Клиницисты  Н.В.  Вершинин,  А.И.  Игнатовский  и  П.П.  Садовский)

Нарушения  кровообращения  и  дегенеративно-некробиотические  изменения  ганглиозных  клеток  головного  мозга  и  узлов  вегетативной  нервной  системы

Тромбы  в  пазухах  твердой  мозговой  оболочки  и  сосудах  мягкой  мозговой  оболочки  (данные  вскрытий  (40)  предоставлены  И.К.  Пожарским)

Тромбоз  стенок  сосудов

Резкая  гиперемия  оболочек  мозга  и  его  вещества  (данные  вскрытий  (40)  предоставлены  И.К.  Пожарским)

Сильная  гиперемия  (Патологоанатом  Ш.И.  Кришницкий  (110  вскрытий)

Гиперемия  мозговых  оболочек

 

Согласно  современным  представлениям  определенные  нами  газы  не  вызывают  психических  расстройств  у  человека.  Однако  врачи  того  времени  констатировали  данные  изменения.  Автор  статьи  провел  исследование  нервной  системы  более  чем  у  тысячи  отравленных,  доставленных  спустя  1—2  суток.  На  основе  описанных  случаев  сделал  вывод,  что  «характерными  чертами  душевных  расстройств  при  отравлении  ядовитыми  газами  является  спутанность  сознания  с  двигательным  возбуждением,  иногда  с  отрывочными  идеями  бреда  и  галлюцинациями,  и  значительное  расстройство  памяти,  относящееся  к  событиям,  предшествующим  отравлению»  [5,  с.  228].  С.А.  Чугунов  отрицает  в  данной  ситуации  посттравматический  невроз  с  «присущими  ему  симптомами:  подавленностью,  расстройством  интеллектуальной  деятельности,  главным  образом  внимания,  навязчивыми  мыслями  и  слишком  бросающейся  в  глаза  повышенной  эмотивностью  истерического  типа»,  хотя  симптоматика  этих  двух  состояний  весьма  похожа. 

«Что  касается  побочных  обстоятельств  отравления,  как  например,  потрясающего  воздействия  картины  проникновения  газов  в  окопы  на  психику,  то  такового  установить  мне  не  удалось.  Конечно,  обстановка  бесчеловечного  массового  уничтожения  удушением  слишком  трагична  для  того,  чтобы  не  оказать  губительного  действия  на  неустойчивую  психику»  [5,  с.  239].

На  основании  проведенного  нами  исследования,  делаем  вывод,  что  военная  токсикология  времен  Первой  мировой  войны  находилась  в  состоянии  зарождения.  Об  этом  свидетельствует  невозможность  описания  патогенеза  вследствие  отсутствия  необходимых  методов  диагностики.  А  незнание  патогенеза,  в  свою  очередь,  привело  к  невозможности  доказать  наличие  у  солдат  посттравматических  неврозов  на  фоне  факта  применения  нового  оружия.  По  той  же  причине  врачи  были  не  в  силах  различить  случай  отравления  одним  газом  от  другого.  Не  смотря  на  отсутствие  научных  разработок  по  действию  БОВ  до  1916  г.,  наши  ученые  подробно  описали  клинику  поражения  организма  ядовитыми  газами  и  изобрели  средства  зашиты  от  них.

 

Список  литературы:

  1. Боевые  отравляющие  вещества  в  Первой  мировой  войне.  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://ru.wikipedia.org/wiki/Боевые_отравляющие_вещества_в_Первой_мировой_войне  (Дата  обращения  14.02.2014).
  2. Гахов  В.Д.  Смертельная  опасность  в  центре  города  (о  газовом  заводе  в  нач.  ХХ  в)  //  «Красное  знамя».  2  августа  2003.  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://gato.tomica.ru/  publications/region/2003gahov2  (Дата  обращения  17.02.2014).
  3. Де-Лазари  Александр  Николаевич.  Химическое  оружие  на  фронтах  мировой  войны  1914—1918  гг.  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://supotnitskiy.ru/book/book5.htm  (Дата  обращения  20.02.2014).
  4. Плотников  Е.В.  Николай  Васильевич  Вершинин:  основные  вехи  научно-педагогической  и  военной  биографии  /  Е.В.  Плотников,  С.Г.  Ронжин  //  Бюллетень  сибирской  медицины  —  2003.  —  №  3.  —  С.  122—126. 
  5. Чугунов  С.А.  К  вопросу  о  расстройствах  со  стороны  психики  и  нервной  системы  после  отравления  ядовитыми  газами,  применяемыми  германцами.  //  Военно-медицинский  журнал.  Петроград:  Сентябрь-октябрь  1916  г.  Том  CCXLVI.  —  С.  222—239.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий