Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: VII Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы психологии личности» (Россия, г. Новосибирск, 30 мая 2011 г.)

Наука: Психология

Секция: Психология развития и акмеология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Петухова Л.Г. СЕМЕЙНЫЕ ФАКТОРЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ ДЕЗАДАПТАЦИИ В СТУДЕНЧЕСКОМ ВОЗРАСТЕ // Актуальные проблемы психологии личности: сб. ст. по матер. VII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2011.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

СЕМЕЙНЫЕ  ФАКТОРЫ  ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ  ДЕЗАДАПТАЦИИ  В  СТУДЕНЧЕСКОМ  ВОЗРАСТЕ

Петухова  Людмила  Григорьевна

к.  псх.  н.,  доцент  СФ  ПГУ  им  М.В.  Ломоносова,  г.  Северодвинск

E-mail:    lgp1412@mail.ru

 

Целью  данной  статьи  является  теоретический  анализ  отдельных  аспектов  проблемы  эмоциональной  дезадаптации  студентов,  а  также  обсуждение  результатов  экспериментального  изучения  особенностей  семейного  контекста  возникновения  подобных  нарушений  их  личностного  развития. 

Как  показывают  практика  работы  психологической  службы  вуза,  а  также  осуществленное  нами  эмпирическое  исследование,  нарушения  психологического  здоровья  у  студентов  вуза  подтверждают  описанные  в  психологической  и  медицинской  литературе  тенденции  последних  десятилетий,  приведшие  к  резкому  возрастанию  количества  эмоциональных  (прежде  всего  тревожных  и  депрессивных)  расстройств,  в  том  числе  в  их  современном  обличии  —  в  виде  различных  соматических  масок  [1;  4].  Такие  факторы,  как  интеллектуальные  и  эмоциональное  перегрузки,  хроническое  пребывание  в  условиях  социальной  экспертизы,  академические  задолженности,  трудности  самоорганизации,  сложные  эмоциональные  отношения  с  родителями  и  сверстниками,  социальные  стрессы,  невозможность  обеспечить  свою  жизнь,  несформированность  конструктивных  копинговых  стратегий  и  многие  другие,  часто  становятся  причинами  эмоциональной  и  социальной  дезадаптированности  студентов. 

Многие  исследователи  проблем  психологического  здоровья  отмечают,  что  эмоциональную  жизнь  современного  человека  определяют  две  разнонаправленные  тенденции.  Первая  тенденция  характеризуется  возрастанием  частоты  и  интенсивности  эмоциональных  нагрузок,  чему  способствует  ряд  современных  условий:  стремительное  изменение  социальной  и  физической  среды,  повышение  темпов  жизни  и  ее  стоимости,  разрушение  традиционных  семейных  структур,  социальные  и  экологические  катаклизмы.  Человек  реагирует  на  эти  особенности  современности  переживаниями  гнева  и  раздражения,  страха,  тревоги,  беспомощности,  тоски  и  отчаянья  и  связанными  с  ними  психосоматическими  заболеваниями.

Вторая  тенденция  характеризуется  негативным  отношением  к  эмоциям,  которым  приписывается  деструктивная,  дезорганизующая  роль,  как  в  политической,  так  и  в  личной  жизни  отдельного  человека.  Эта  тенденция  связана  с  рядом  присущих  XX  веку  ценностей:  культом  рационального  подхода  к  жизни,  ценностью  внешнего  благополучия  и  успеха,  культом  силы  и  мужественности. 

Анализ  исследований  в  области  семейной  психологии  и  семейной  психотерапии  показывает,  что  в  современной  культуре  существуют  и  достаточно  специфические  психологические  факторы,  способствующие  росту  общего  количества  переживаемых  отрицательных  эмоций  в  виде  тоски,  страха,  агрессии  и  одновременно  затрудняющие  их  психологическую  переработку.  Речь  идет  об  особых  ценностях  и  установках,  поощряемых  в  социуме  и  культивируемых  во  многих  семьях,  как  отражениях  более  широкого  социума.  Становясь  достоянием  индивидуального  сознания,  они  создают  психологическую  предрасположенность  к  эмоциональным  расстройствам  [2;  3]. 

Высокая  распространенность  проявлений  эмоциональной  дезадаптации  среди  студентов  и  их  тяжелые  последствия  диктуют  необходимость  изучения  комплекса  психологических  факторовсвязанных  с  их  возникновением  и  хронификацией.  Для  изучения  характера  проявлений  эмоциональной  дезадаптации  у  студентов  и  особенностей  семейного  контекста  их  возникновения  нами  были  использованы:  методика  количественной  и  качественной  оценки  эмоционального  статуса;  методика  «Семейные  эмоциональные  коммуникации»  (А.  Холмогоровой,  Н.  Гаранян).  Всего  было  обследовано  126  студентов  вуза  очной  формы  обучения  (84  женщины  и  42  мужчины)  в  возрасте  от  18  до  22  лет.  Из  них  совместно  с  родителями  проживает  91  человек,  отдельно  –  35.  Исследование  проводилось  анонимно,  очно.  Обработка  полученных  результатов  производилась  с  помощью  пакета  статистических  программ  «SPSS»  для  Windows,  Стандартная  версия  11.0.

Методика  оценки  эмоционального  статуса  содержит  девяносто  вопросов,  ответы  на  которые  дают  возможность  выделить  семь  шкал  проявления  эмоциональной  дезадаптации:  шкалу  соматических  проявлений;  шкалу  депрессивности;  шкалу  тревожности;  шкалу  враждебности;  шкалу  нарушений  в  познавательной  сфере  (как  следствия  эмоциональных  проблем);  шкалу  фобической  тревожности;  шкалу  проявлений  эмоциональных  трудностей  в  контактах  с  другими  людьми.  Средние  показатели  по  шкалам  позволяют  судить  о  наиболее  уязвимых  зонах  эмоционального  здоровья  человека,  а  также  о  степени  соматизации  эмоциональных  проблем,  т.е.  об  их  влиянии  на  качество  здоровья.  В  каждой  из  семи  шкал,  в  свою  очередь,  выделяются  три  уровня  проявлений  —  низкий,  средний  и  высокий.

Как  мы  выяснили,  распределение  большинства  показателей  проявления  эмоциональной  дезадаптации  у  студентов  статистически  отличается  от  нормального  (р<0,001). 

Полученные  по  шкале  «соматические  проявления»  данные  показывают,  что  у  33%  обследованных  нами  студентов  —  низкий  уровень  проявления  телесных  симптомов,  у  45%  —  средний  уровень  и  у  22%  —  высокий  уровень.  Таким  образом,  для  67%  из  обследованных  нами  студентов  характерна  достаточно  выраженная  степень  соматизации  их  эмоциональных  проблем.

Анализ  данных,  полученных  нами  по  шкалам  депрессивности,  тревожности,  враждебности  и  фобической  тревожности,  показал,  что  у  42%  студентов  степень  выраженности  подобных  состояний  в  повседневных  ситуациях  —  низкая,  у  остальных  58%  —  средняя  и  высокая.  Результаты,  полученные  по  шкале  «нарушения  в  познавательной  сфере  (как  следствие  эмоциональных  нарушений)»  показали,  что  у  37%  и  у  25%  студентов  соответственно  такие  проявления  обнаруживаются  в  средней  и  высокой  степени,  в  то  время  как  у  38%  не  наблюдается  таких  нарушений.

По  данным,  полученным  по  шкале  «проявление  эмоциональных  трудностей  в  общении  с  другими  людьми»  можно  судить  о  том,  что  у  38%  обследованных  нами  студентов  имеются  ярко  выраженные  затруднения,  а  56%  студентов  испытывают  такие  затруднения  чаще  при  общении  с  лицами  противоположного  пола.  У  73%  обследованных  студентов  имеются  трудности  в  общении  со  статусными  фигурами.  Только  6  %  от  общего  числа  испытуемых  утверждают,  что  трудностей  при  общении  с  другими  людьми  не  испытывают.

Подводя  итоги  работы  с  первой  методикой,  мы  можем  видеть,  что  в  целом  у  большинства  студентов  обнаруживаются  средние  и  высокие  показатели  проявления  эмоциональной  дезадаптации  по  всем  выделенным  шкалам.  Особенно  важно  подчеркнуть,  что  для  67%  обследованных  нами  студентов  характерен  высокий  процент  соматизации  эмоциональных  проблем. 

Анализ  данных,  полученных  нами  при  работе  с  опросником  «Семейные  эмоциональные  коммуникации»  в  обследованной  группе  студентов,  показал,  что  средние  процентные  показатели  выраженности  дезадаптивных  установок  в  родительских  семьях  студентов  очень  высоки  (от  68%  до  89%). 

Так,  степень  выраженности  установки  на  игнорирование  эмоций  в  семьях  обследуемых  нами  студентов  —  самая  высокая  (89%).  Очевидно,  от  бабушек  и  дедушек  к  современным  детям  через  их  родителей  передаются  установки  «Не  говори  о  своих  чувствах»,  «Стыдно  и  нелепо  обсуждать  чувства»,  «Нам  ни  к  чему  телячьи  нежности»,  «Не  выноси  сор  из  избы»  и  т.п.  Показатели  по  шкале  проявлений  установки  на  игнорирование  эмоций  в  семьях  обследованных  студентов  положительно  коррелируют  с  общими  показателями  степени  выраженности  проявлений  эмоциональной  дезадаптации  (r=0.56,  p<0.01).

Склонность  катастрофизировать  те  или  иные  события  жизни,  фиксироваться  на  негативных  эмоциях  и  состояниях  проявляется  в  таких  типичных  установках,  как  «жизнь  опасна  и  трудна»,  «жизнь  заставляет  дорого  платить  за  недостаточно  продуманные  действия  и  поступки»  и  т.п.  Полученные  нами  данные  показали,  что  такие  установки  в  семьях  обследуемых  студентов  также  выражены  на  высоком  уровне  (от  73%  до  78%)  ,  равно  как  и  установка  фиксации  на  негативных  эмоциональных  состояниях  (80%).  Показатели  по  шкале  проявлений  названных  установок  в  семьях  обследованных  студентов  также  положительно  коррелируют  с  общими  показателями  степени  выраженности  проявлений  эмоциональной  дезадаптации  (r=0.47,  p<0.01).

Подобным  образом  из  поколения  в  поколение  передается  традиционная  для  нашей  культуры  социальная  установка  на  то,  что  всем  членам  семьи  необходимо  обязательно  стремиться  к  совершенству  и  добиваться  успеха  в  любых  делах.  Кроме  того,  передается  связанная  с  ней  установка  на  необходимость  жесткой  критики  по  поводу  любых  поступков  и  действий,  несоответствующих  «высшему  стандарту».  Подобные  установки  —  проявления  перфекционизма  как  сложного  психологического  образования.  Другими  проявлениями  перфекционизма  являются  завышенные  ожидания  по  отношению  к  окружающим,  критичное  отношение  и  недоверие  к  ним.  Средние  процентные  показатели  выраженности  таких  установок  в  семьях  обследованных  нами  студентов  очень  высоки  (от  78%  до  89%).  Показатели  по  шкале  проявлений  перфекционизма  положительно  коррелируют  с  общими  показателями  степени  выраженности  проявлений  эмоциональной  дезадаптации  (r=0.61,  p<0.01).

Механизм  передачи  перфекционистских  установок  от  поколения  родителей  к  поколению  детей  можно  представить  следующим  образом.  Дети,  у  которых  родители  склонны  предъявлять  повышенные  требования  к  себе  и  к  другим,  вынуждены  копировать  родительские  установки,  чтобы  заслужить  любовь  таких  родителей.  В  противном  случае  (при  несоответствии  их  поведения  и  установок  родительским)  детям  гарантированы  враждебно-напряженные  отношения  с  близкими.  Поэтому  вероятность  «усвоения»  родительских  установок  оказывается  достаточно  высокой,  что  подтверждают  данные  нашего  исследования.

Подведем  итоги.  Теоретический  анализ  отдельных  аспектов  проблемы  эмоциональной  дезадаптации  студентов,  а  также  экспериментальное  изучение  особенностей  семейного  контекста  возникновения  у  них  подобных  нарушений  позволили  нам  увидеть,  что  природа  нарушений  эмоционального  здоровья  студентов  сложна  и  многофакторна.  В  их  возникновении  и  течении  решающую  роль  играют  социальные  и  социально-психологические  факторы,  и,  прежде  всего,  семейные.  Вследствие  семейных,  социальных  и  культурных  запретов  и  негативных  установок  по  отношению  к  эмоциям  у  студентов,  как  и  у  многих  других  людей,  способность  понимать  и  перерабатывать  свои  чувства  снижена,  а  это,  в  свою  очередь,  приводит  к  возникновению  соматических  последствий  психологического  неблагополучия.  Поэтому  одним  из  направлений  оказания  психологической  помощи  студентам  и  средством  укрепления  их  психологического  здоровья  может  быть  названо  выявление  в  их  опыте  дисфункциональных  семейных  установок,  помощь  в  осознании  их  психотравмирующей  роли,  а  также  формирование  у  них  более  адаптивных  установок.

 

Список  литературы:

1.Психосоматика:  Взаимосвязь  психики  и  здоровья:  хрестоматия  /  сост.  К.В.  Сельченок.  М..:  АСТ,  2005.  –  640  с. 

2.Холмогорова  А.Б.,  Гаранян  Н.Г.  Культура,  эмоции  и  психическое  здоровье  //  Вопросы  психологии.  –  1999.  –  №  2  .  –  С.  61-67.

3.Семейная  психотерапия:  хрестоматия  /  сост.:  Э.ГЭйдемиллерН.ВАлександроваВЮстицкис.  -  СПб.  :  Речь,  2007.  –  399  с. 

4.Слободчиков  В.И.,  Шувалов  А.В.  Антропологический  подход  к  решению  проблемы  психологического  здоровья  детей  //  Вопросы  психологии.  –  2001.  –  4.  –  С.  91-105.

5.Холмогорова  А.Б.,  Воликова  С.В.,  Полкунова  Е.В.  Семейные  факторы  депрессии  //  Вопросы  психологии.  –  2005.  –  №6.  –  С.  63-71

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий