Статья опубликована в рамках: VI Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы психологии личности» (Россия, г. Новосибирск, 05 апреля 2011 г.)

Наука: Психология

Секция: Психология развития и акмеология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Миронова М.Д., Алексеева Н.В. ВЗАИМОСВЯЗЬ АГРЕССИВНОСТИ ДЕВОЧЕК-ПОДРОСТКОВ С ОСОБЕННОСТЯМИ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ // Актуальные проблемы психологии личности: сб. ст. по матер. VI междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2011.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

ВЗАИМОСВЯЗЬ  АГРЕССИВНОСТИ  ДЕВОЧЕК-ПОДРОСТКОВ  С  ОСОБЕННОСТЯМИ  СЕМЕЙНЫХ  ОТНОШЕНИЙ

Миронова  Марина  Дмитриевна

старший  преподаватель  кафедры  психологии  Международного  Университета  Природы,  Общества  и  Человека  «Дубна»,филиала  «Угреша»,  г.  Дзержинский,  Мос.  обл.

Е-mailmdmironova@rambler.ru

Алексеева  Наталья  Вадимовна

к.э.н.,  доцент  кафедры  психологии  Международного  Университета  Природы,  Общества  и  Человека  «Дубна»,  филиала  «Угреша»,  г.  Дзержинский,  Мос.  обл.

Е-maildmal-19@yandex.ru

 

Рост  агрессивных  тенденций  в  подростковой  среде  отражает  одну  из  острейших  социальных  проблем  нашего  общества,  где  за  последние  годы  резко  возросла  молодёжная  преступность,  особенно  преступность  подростков.  Наличие  чрезвычайно  высокой  концентрации  агрессии  в  обществе  и  отсутствие  однозначного  научного  определения  этого  сложного  феномена  делают  проблему  исследования  агрессивности  важной  теоретической  и  практической  задачей. 

В  литературе  [7]  указывается,  что  степень  выраженности  различных  компонентов  агрессивного  поведения  у  мальчиков  и  девочек  различна.  У  мальчиков  наиболее  выражена  склонность  к  прямой  физической  и  прямой  вербальной  агрессии,  а  у  девочек  –  к  прямой  вербальной  и  к  косвенной  вербальной.  Таким  образом,  для  мальчиков  наиболее  характерно  не  столько  предпочтение  агрессии  по  критерию  «вербальная  –  физическая»,  сколько  выражение  ее  в  прямой,  открытой  форме  и  непосредственно  с  конфликтующим.  Для  девочек  же  характерно  предпочтение  именно  вербальной  агрессии  в  любых  ее  формах  –  прямой  или  косвенной,  хотя  косвенная  форма  оказывается  все  –  таки  более  распространенной. 

В  проведенном  нами  исследовании  агрессивности  девочек  12-15  лет  с  помощью  методики  диагностики  показателей  и  форм  агрессии  А.  Басса  и  А.  Дарки  [3]  было  подтверждено,  что:

·           наибольшее  количество  (19%)  девочек  проявляют  именно  вербальную  агрессию,  т.е.  выражают  негативные  чувства  через  форму  и  содержание  словесных  ответов; 

·           15%  испытывают  угрызения  совести  и  чувство  вины,  т.е.  возможно  считают  себя  плохими  людьми,  совершающими  неправильные  поступки;

·           у  13%  наблюдаются  проявления  физической  агрессии,  т.е.  использование  физической  силы  против  другого  лица;

·           13%  склонны  к  подозрительности,  т.е.  проявляют  недоверие  и  осторожность  по  отношению  к  людям;

·           у  12%  доминирует  косвенная  агрессия,  т.е.  такая,  которая  либо  направлена  на  другое  лицо,  либо  ни  на  кого  не  направлена;

·           12%  склонны  к  раздражению,  т.е.  при  малейшем  возбуждении  готовы  проявить  вспыльчивость,  резкость,  грубость.

·           10%  из  них  свойственна  обида,  т.е.  зависть  и  ненависть  к  окружающим;

·           6%  склонны  к  негативизму,  т.е.  к  оппозиционной  манере  поведения,  направленной  обычно  против  авторитета  или  руководства.

Семья,  как  один  из  важнейших  факторов  социализации,  первый  социальный  мир  ребенка,  в  котором  он  получает  опыт  взаимодействия  с  другими  людьми,  овладевает  навыками  поведения  и  межличностного  общения,  оказывает  существенное  влияние  на  формирование  направленности  поведения  подростка.  Существует  огромное  число  исследований  [2],  которые  убедительно  показывают  зависимость  между  негативными  взаимоотношениями  в  системе  «родители  –  ребенок»  и  агрессией.  Установлено,  например,  что  если  у  ребенка  сложились  негативные  отношения  с  одним  или  обоими  родителями,  если  тенденции  развития  позитивности  самооценки  и  Я  –  концепции  не  находят  поддержки  в  оценках  родителей  или  если  ребенок  не  ощущает  родительской  поддержки  и  опеки,  то  вероятность  делинквентного,  противоправного  поведения  существенно  возрастает,  ухудшаются  отношения  со  сверстниками,  проявляется  агрессивность  по  отношению  к  собственным  родителям.

Семья  на  протяжении  длительного  времени  играет  одну  из  определяющих  ролей  в  формировании  личности  ребенка,  однако  на  каждом  возрастном  этапе  роль  и  значение  семьи  меняются  и  имеют  свои  специфические  особенности.

Семейные  взаимоотношения  подростка  имеют  свою  историю,  накопленный  опыт  общения,  родительских  воздействий,  иногда  ошибок  и  просчетов,  совершенных  родителями  на  прежних  этапах  воспитания.  Влияние  семьи  на  подростка  охватывает  все  стороны  его  личности  (аффективную,  когнитивную,  поведенческую),  продолжается  практически  непрерывно  (с  рождения  и  на  протяжении  всей  жизни,  в  любое  время  года,  суток  и  т.д.)  и  ощущается  даже  тогда,  когда  ребенок  находится  за  пределами  дома  [6].

В  нашем  исследовании  был  определен  уровень  взаимоотношений  в  25  полных  семьях  девочек  подросткового  возраста  (12-15  лет)  по  опроснику  социализации  для  школьников  «Моя  семья»  [3],  в  котором  по  сумме  8  факторов  семейного  воспитания  определяется  уровень  взаимоотношений  в  семье:  строгость  (гибкость)  воспитательных  установок;  воспитание  самостоятельности,  инициативы;  доминантность  матери,  отца  или  равное  участие  обоих  родителей  в  воспитании;  отношение  к  школе,  учителям;  жесткость  (гибкость)  методов  воспитания;  взаимоотношения  в  семье:  недружеские  или  теплые;  взаимопомощь  в  семье,  наличие  или  отсутствие  общих  дел;  общность  интересов.

Было  выявлено,  что  в  семьях  68%  подростков  преобладает  менее  благополучный  уровень  взаимоотношений.  По  16  %  исследованных  семей  имеют  благополучный  (высокий)  и  удовлетворительный  (низкий)  уровни  семейных  взаимоотношений.  При  этом  вклад  факторов  в  получение  суммарной  оценки  оказался  не  одинаковым:  средние  положительные  значения  по  всей  выборке  имеют  6  из  8  факторов,  а  заниженные  показатели  уровня  взаимоотношений  являются  следствием  вклада  2  факторов  из  8,  имеющие  значения  ниже  среднего,  а  именно: 

Фактора  №7:  Воспитание  самостоятельности,  инициативы,  показатели  по  которому  позволяют  говорить  о  том,  что  родители  навязывают  свое  мнение,  считая,  что  во  всем  разбираются  лучше,  при  этом  лишая  детей  самостоятельности,  проявления  инициативы,  что  может  не  лучшим  образом  сказаться  на  дальнейшей  жизни  подростка.

Фактора  №8.  Доминантность  матери,  отца  или  равное  участие  обоих  родителей  в  воспитании,  показатели  по  которому  однозначно  свидетельствуют  о  том,  что  матери  доминируют  в  воспитании.  Общаются  девочки  в  68%  случаев  больше  с  матерями,  28%  указали  на  одинаковое  общение  и  с  матерью,  и  с  отцом.  Также  в  большинстве  случаев  (84%)  девочки  чаще  советуются  с  матерями,  когда  им  нужно  принять  какое-либо  решение,  лишь16%  испытуемых  написали,  что  советуются  и  с  мамой,  и  с  папой.  Девочки  признают  главой  семьи  в  48%  случаев  мать  и  в  40%  -  отца.  То  есть,  на  основании  вышесказанного,  можно  сделать  вывод,  что  мать  у  девочек  –  подростков  стоит  на  первом  месте  в  семье.  Она  является  главным  эмоционально  близким  человеком.  И  даже  тот  факт,  что  все  девочки  из  полных  семей,  не  мешает  им  называть  маму  главой  семьи.  Подростки  легче  идут  на  контакт  с  матерью,  чем  с  отцом.  Больше  ей  доверяют  и  прислушиваются  к  ее  мнению  и  советам. 

Обычно  считается,  что  в  подростковом  возрасте  происходит  дистанцирование  и  отчуждение  от  взрослых.  Действительно,  стремление  противопоставить  себя  взрослому,  резко  выделить  свою,  особую  позицию  и  свои  права  как  независимого  субъекта  проявляются  весьма  отчетливо.  Но  отношение  подростка  к  взрослому  двойственное  и  сложное.  Подросток  одновременно  и  настаивает  на  признании  принципиального  равенства  прав  со  взрослыми,  и  по  –  прежнему  нуждается  в  его  помощи,  защите  и  поддержке,  в  его  оценке.  Взрослый  важен  и  значим  для  подростка,  подросток  способен  на  эмпатию  по  отношению  к  взрослому,  но  протестует  против  сохранения  в  практике  воспитания  «детских»  форм  контроля,  требований  послушания,  выраженной  опеки  [1].

Сравнение  себя  со  взрослыми  и  с  более  младшими  детьми  приводит  подростка  к  заключению,  что  он  уже  не  ребенок,  а  скорее  взрослый.  Подросток  начинает  чувствовать  себя  взрослым  и  хочет,  чтобы  и  окружающие  признавали  его  самостоятельность  и  значимость  [8].  Поэтому  в  нашем  исследовании  мы  видим,  что  низкие  показатели  по  фактору  воспитания  самостоятельности,  инициативы  оказываются  значимыми  для  восприятия  девочками  взаимоотношений  в  семье  как  менее  благополучных.

Далее  в  нашем  исследовании  с  помощью  теста  «Поведение  родителей  и  отношение  подростков  к  ним  (ADOR)»  [3]  были  определены  особенности  взаимоотношений  девочек  с  каждым  из  родителей  с  точки  зрения  самих  подростков  по  шкалам:  позитивный  интерес,  директивность,  враждебность,  автономность,  непоследовательность. 

90%  опрошенных  девочек  отмечают  позитивный  интерес  со  стороны  матери  и  60%  -  со  стороны  отца;  65%  отмечают  директивность  со  стороны  матери  и  46%  -  со  стороны  отца;  по  29%  девочек  отмечают  враждебность  со  стороны  и  матери,  и  отца;  59%  девочек  отмечают  автономность  со  стороны  матери  и  60%  -  со  стороны  отца;  по  50%  девочек  отмечают  непоследовательность  со  стороны  и  матери,  и  отца.  Таким  образом,  можно  говорить,  что  значимо  различаются  только  данные  по  двум  шкалам:  позитивного  интереса  и  директивности.  Причем,  позитивный  интерес  матери  к  дочери  (90%)  находится  на  очень  высоком  уровне  и  значительно  превосходит  позитивный  интерес  со  стороны  отца  (60%).  С  одной  стороны  то,  что  мать  всегда  готова  выслушать  дочь  и  помочь  ей  в  трудной  ситуации,  хорошо,  а  с  другой  –  стремление  к  постоянному  контролю  над  дочерью,  лишение  самостоятельности  в  поступках  –  отрицательно  сказывается  на  характере  подростка.

Директивность  матери  (65%)  тоже  находится  на  достаточно  высоком  уровне.  Мать  не  допускает  наличия  у  дочери  собственного  мнения.  С  помощью  контроля  достигает  своих  целей,  не  считаясь  с  потребностями  подростка.  Директивность  же  отца  находится  ниже  среднего  уровня  (46%).  В  отце  девочки  не  всегда  видят  «образ  твердой  руки»,  способной  указать  на  ее  место  в  обществе  и  в  семье.

По  остальным  шкалам  средние  значения  по  группе  практически  не  различаются  для  матери  и  отца.

В  литературе  [4,  5]  также  указывается,  что  в  подростковом  возрасте  общение  с  отцом  и  матерью  складывается  различно.  В  подавляющем  большинстве  подростки  средних  и  старших  классов  предпочитают  обращаться  по  всем  вопросам,  связанным  с  личностными,  социальными,  учебными  и  даже  мировоззренческими  проблемами,  к  матери,  а  не  к  отцу.  Старшеклассники,  независимо  от  пола,  более  откровенны  с  матерью,  нежели  с  отцом,  чаще  обращаются  к  ней  за  советом  и  более  сочувственно  относятся  к  ней.  Отцы  имеют  преимущество  в  «информационной  сфере»,  обсуждении  политики,  спорта.  Тем  более  интересными  выглядят  данные  нашего  корреляционного  исследования  взаимосвязи  агрессивности  25  девочек  из  полных  семей  с  особенностями  отношений  с  каждым  из  родителей  и  уровнем  взаимоотношений  в  семье.

Получена  значимая  (ρ≤0,05)  корреляционная  связь  агрессивности  девочек-подростков  с  уровнем  взаимоотношений  в  семье  (-0,48),  а  также  с  враждебным  отношением  отцов  (0,46),  а  именно:

·           Уровень  агрессивности  имеет  обратную  взаимосвязь  с  уровнем  взаимоотношений  в  семье.  Чем  выше  уровень  отношений,  чем  он  благополучнее,  тем  ниже  уровень  агрессивности  у  девочек-подростков. 

·           Уровень  агрессивности  у  девочек  –  подростков  связан  с  враждебным  отношением  к  ним  отцов,  когда  жестокое  и  властное  отношение  при  эмоциональном  отвержении  вызывает  у  подростка  чувство  протеста,  которое  проявляется  агрессивным  поведением.  В  данном  случае  речь  идет  о  таком  неблагоприятном  типе  отцовского  отношения  к  дочери,  как  сочетание  сверхтребовательности,  ориентированной  на  эталон  «идеального  ребенка»  и  соответствующей  слишком  жесткой  зависимости,  с  одной  стороны,  и  эмоционально  –  холодного,  отвергающего  отношения  –  с  другой. 

И  если  первый  вывод  был  вполне  прогнозируемым,  то  полученные  результаты  о  влиянии  враждебного  отношения  отца  к  дочери  на  уровень  агрессивности  оказался  для  нас  неожиданным.  Получается,  что,  несмотря  на  то,  что  мать  признается  эмоционально  близким  человеком  для  девочек-подростков  в  большинстве  семей,  значимая  корреляционная  связь  получена  между  агрессивностью  девочек  и  враждебным  отношением  к  ним  отцов.  Попытку  интерпретации  полученных  данных  можно  попробовать  провести  с  помощью  психоаналитической  теории,  которая  рассматривает  родителя  противоположного  пола  как  сексуальный  объект  на  фаллической  стадии  (в  возрасте  3-5  лет)  (Эдипов  комплекс  у  мальчиков  и  комплекс  Электры  у  девочек)  и  указывает  на  возможные  регрессии  в  подростковом  возрасте  на  более  ранние  стадии  психосексуального  развития.  Можно  предположить,  например,  что  в  подростковом  возрасте  враждебное  отношение  со  стороны  отца  может  быть  воспринято  девочкой  как  отвержение  сексуальным  объектом,  как  отсутствие  любви  со  стороны  объекта  влечения.  Таким  образом,  сталкиваясь  с  фрустрацией  потребности  в  любви,  девочки  демонстрируют  повышенную  агрессивность. 

Можно  предполагать,  что  с  одной  стороны,  возможно,  это  связано  с  нежеланием  самого  отца  идти  на  контакт  с  ребенком,  большой  занятостью  на  работе,  а  с  другой,  озабоченностью  своими  собственными  проблемами.  Некоторые  авторы  указывают  на  такие  особенности  мужского  характера  как  жесткость  и  инструментальность,  затрудняющие  взаимопонимание  и  компромиссы,  а  также  меньшую  экспрессивность  и  неумение  выражать  чувства  и  переживания.  И.С.  Кон  связывает  такие  особенности  мужского  характера  с  медленным  усвоением  новых  ролей  в  семье.  Недостаток  таких  качеств  как  чуткость,  внимательность,  отзывчивость,  которые  не  входили  в  традиционный  стереотип  маскулинности,  болезненно  сказывается  на  психике  и  здоровье  мужчин.  По  уровню  душевного  самораскрытия  мужчины  существенно  уступают  женщинам,  и  это  остро  проявляется  в  отношениях  с  детьми.  Как  указывает  И.С.  Кон,  отцовские  чувства  и  отцовская  роль  сами  требуют  определенного  воспитания  и  обучения  [4].

В  дальнейших  исследованиях  мы  планируем  продолжить  изучение  подростковой  агрессии  и  ее  взаимосвязи  с  особенностями  детско  –  родительских  отношений,  взяв  в  качестве  объекта  исследования  мальчиков  –  подростков,  а  также  исследовать  неполные  семьи.

Также  стоит  заметить,  что  данные  нашего  исследования  восполняют  определенный  пробел  в  научной  литературе  и  дают  представление  об  особенностях  взаимоотношений  подростка  с  родителями.

 

Список  литературы:

1.Байярд  Р.,  Байярд  Д.  Ваш  беспокойный  подросток.  –  М.:  Академический  проект,  2008.

2.Бэрон  Р.,  Ричардсон  Д.  Агрессия.  –  СПб.:  Питер,1998.

3.Головей  Л.А.,  Рыбалко  Е.Ф.  Практикум  по  возрастной  психологии.  –  СПб.:  Речь,  2008.

4.Кон  И.С.  Психология  ранней  юности.-М.:Просвещение,  1989.

5.Райс  Ф.  Психология  подросткового  и  юношеского  возраста.  –  СПб.:  Питер,  2000.

6.Реан  А.А.,  Коломинский  Я.Л.  Социальная  педагогическая  психология.  –  СПб.:  Прайм  –  Еврознак,  2008.

7.Семенюк  Л.М.  Психологические  особенности  агрессивного  поведения  подростков  и  условия  его  коррекции.  –  М.:  МПСИ,  2005.

8.Шаповаленко  И.В.  Возрастная  психология.  –  М.:  Гардарики,  2007.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий