Статья опубликована в рамках: VI Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы психологии личности» (Россия, г. Новосибирск, 05 апреля 2011 г.)

Наука: Психология

Секция: Общая психология и психология личности

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Ефимова К.Г. В. М. БЕХТЕРЕВ – ОСНОВОПОЛЖНИК КОМПЛЕКСНОГО ПОДХОДА К ИЗУЧЕНИЮ ЛИЧНОСТИ // Актуальные проблемы психологии личности: сб. ст. по матер. VI междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2011.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

В.  М.  БЕХТЕРЕВ  –  ОСНОВОПОЛЖНИК  КОМПЛЕКСНОГО  ПОДХОДА  К  ИЗУЧЕНИЮ  ЛИЧНОСТИ

Ефимова  Кристина  Григорьевна

аспирант  СПбГУ,  г.  Санкт-Петербург

E-mailchris111@yandex.ru

 

В  современном  мире  происходят  колоссальные  преобразования  общества,  на  интеллектуальной  арене  общественной  жизни  появляются  новые  идеи  и  смелые  проекты.  Развитие  науки  последних  десятилетий  убедительно  показало,  что  невозможно  эффективно  решать  стоящие  перед  обществом  задачи,  не  привлекая  накопленные  знания  сразу  нескольких  научных  дисциплин  и  их  представителей  для  совместных  исследований.  Именно  взаимодействие  науки  и  практики  привело  ученых  к  острому  осознанию  необходимости  междисциплинарного  сотрудничества. 

Подобная  картина  сложилась  во  многих  науках:  медицинской,  педагогической,  психологической,  экономической,  политической  и  т.д.  Представители  этих  наук  хорошо  осознают,  что  вариант  самостоятельного  (в  смысле  автономного)  и  самодостаточного  развития  науки  имеет  явные  ограничения. 

Комплексный  подход  является  наиболее  адекватным  средством  всестороннего  и  целостного  познания  человека,  выступающим  также  формой  организации  практической  работы  с  людьми,  принципом  воспитания  подрастающего  поколения.  Когда  говорят  о  комплексном  познании,  нередко  имеют  в  виду  необходимость  развертывания  исследований  по  широкому  фронту,  необходимость  учета  всех  главных  сторон  и  детерминирующих  факторов  объекта.  Главной  в  комплексном  исследовании  является  проблема  синтеза  знаний.  Комплексность  предполагает  выход  исследований  на  междисциплинарный  уровень,  позволяющий  учесть  качественное  своеобразие  и  степень  развития  наук,  преодолеть  различие  в  способах  анализа  одного  и  того  же  материала.

Как  показывает  история  науки,  после  смерти  основателя  школы  неизбежно  приходит  ее  «размывание».  Ленинградская  психологическая  школа  по  праву  является  столпом  отечественной  науки.  Однако  достижения  этой  школы,  в  частности  заслуги  ее  основателя  –  В.М.  Бехтерева  –  по  зарождению  и  обоснованию  комплексного  подхода  к  изучению  личности  в  истории  русской  психологии  отражены  крайне  скупо.  Отдавая  дань  исторической  справедливости,  стремясь  заполнить  существующий  в  истории  психологии  пробел,  данной  работой  мы  хотели  бы  также  обогатить  фактографический  запас  нового  поколения  историков  и  преподавателей  истории  психологии. 

Кроме  того,  в  истории  психологии  практически  не  освещен  вопрос  о  конкретных  формах  реализации  принципа  комплексности  В.М.  Бехтеревым  и  о  том,  насколько  результативной  оказалась  эта  реализация.  В  сложившихся  обстоятельствах  мы  считаем  необходимым  реконструировать  историю  комплексных  исследований  В.М.  Бехтерева,  проследить  дальнейшую  их  судьбу  и  определить  вклад  данного  наследия  в  развитие  отечественной  и  мировой  психологии.

Зарождение  комплексного  подхода  датируется  концом  XIX  –  началом  XX  века,  когда  дифференциация  наук  породила  тенденцию  к  междисциплинарному  сотрудничеству  ученых. 

Родоначальником  комплексного  подхода  был  В.М.  Бехтерев.  Однако  этот  исторический  факт  не  всем  известен  или  умышленно  замалчивается.  Приоритет  в  разработке  комплексного  подхода  приписывается  другим  ученым,  которые  уже  после  В.М.  Бехтерева  начали  его  декларировать.  В  частности,  мало  кому  известно,  что  Б.Г.  Ананьев,  который  по  праву  считается  представителем  комплексного  подхода,  был  учеником  В.М.  Бехтерева  и  начинал  свою  научную  деятельность  в  Государственном  институте  по  изучению  мозга  им.  В.М.  Бехтерева  (1928-1942  гг.).  Комплексные  исследования  Б.Г.  Ананьева  были  организованы  в  1960-х  гг.,  в  то  время  как  первой  попыткой  проведения  комплексных  исследований  В.М.  Бехтеревым  можно  считать  создание  в  1885  г.  первой  в  России  психофизиологической  лаборатории,  носившей  комплексный  характер.  Бехтерев  писал  о  ней:  «Непосредственная  цель  лаборатории  состоит  в  исследовании  нервной  системы,  прежде  всего  центральной  нервной  системы,  с  точки  зрения  эмбриологии,  анатомии,  гистологии,  патологической  анатомии,  физиологии  и  микрохимии;  лаборатория  предназначена  также  для  исследований  в  области  экспериментальной  психологии  и  для  психофизических  исследований»  [2,  с.  123].  Под  руководством  В.М.  Бехтерева  в  лаборатории  были  проведены  экспериментальные  исследования  по  морфологии,  гистологии,  физиологии  мозга.  Однако  функционирование  научных  школ  В.М.  Бехтерева  и  Б.Г.  Ананьева  имеет  единую  линию  развития;  эти  школы  преемственно  связаны  и  имеют  идейное  родство.  В  этом  смысле  школа  Б.Г.  Ананьева  принадлежит  бехтеревскому  направлению  психологии. 

В  1893  г.  В.М.  Бехтерев  был  избран  профессором  кафедры  душевных  и  нервных  болезней  Петербургской  Военно-Медицинской  Академии.  В  1894  г.  он  организует  здесь  психологическую  лабораторию.  В  1901  г.  в  Петербурге  В.М.  Бехтерев  вместе  с  И.П.  Павловым  организует  Русское  общество  нормальной  и  патологической  психологии  и  становится  его  председателем.  9  июня  1907  г.  открылся  Психоневрологический  институт,  который  впоследствии  был  преобразован  в  Психоневрологическую  Академию  [10,  л.  3].

В  мае  1918  г.  В.М.  Бехтерев  обращается  к  Советскому  правительству  с  проектом  создания  Института  по  изучению  мозга  и  психической  деятельности.  В  Пояснительной  записке  В.М.  Бехтерева,  направленной  в  Государственную  комиссию  по  Просвещению,  Институт  мозга  характеризуется  как  новый  этап  развития  Психоневрологического  института  [9,  л.  1].  Создание  нового  учреждения  должно  было,  по  мысли  Бехтерева,  служить  активизации  и  концентрации  исследований  мозга  и  психики,  что  имело  бы  большое  значение  для  педагогической,  медицинской  и  юридической  практики.  Как  и  Психоневрологический  институт,  Институт  мозга  имел  целью  «всестороннее  изучение  личности,  ее  развития  и  деятельности  как  в  форме  нормальных,  так  и  в  форме  патологических  проявлений,  а  также  выяснение  и  разработка  способов  воспитания,  организации  труда,  охраны  личности  трудящихся  в  целях  достижения  ценных  в  культурном  и  общественном  отношении  результатов,  распространении  соответствующих  знаний»  [6,  л.  1].

В  1918  г.  Институт  мозга  состоял  из  одного  отдела  с  6-ю  лабораториями  (экспериментальной  психологии,  экспериментальной  педагогики,  рефлексологии,  школьной  и  нервной  гигиены,  физиологии,  коллективной  рефлексологии).

C  первых  дней  своего  существования  Институт  развернул  исследовательскую  работу.  Большинство  подразделений  занималось  психологическими  проблемами,  причем  круг  их  был  довольно  широк:  начиная  с  зоорефлексологии  и  заканчивая  психологией  народов.  В  Педологическом,  «младенческом»  отделе  института  велись  коллективные  исследования  детей.  Проводились  наблюдения  за  восемью  воспитанниками  в  возрасте  от  рождения  до  года  с  регистрацией  всех  видимых  реакций.  Эти  записи  сравнивались  с  протоколами  аналогичных  наблюдений  за  поведением  детенышей  животных.  Таким  образом,  был  предвосхищен  метод  сравнительного  изучения  человека  и  животного,  примененный  впоследствии  в  1930-х  гг.  крупным  зоопсихологом  Н.Н.  Ладыгиной-Котс,  а  в  послевоенные  годы  Н.А.  Тих  [5,  с.  78].

В  начале  20-х  гг.  объединение  сотрудников  нескольких  лабораторий  работали  над  вопросами  труда  и  воспитания.  В  1927  г.  в  составе  Института  появилось  профессиональное  консультационное  бюро  с  целью  изучения  профессий  и  рынка  труда,  экспертизы  профессиональной  пригодности,  формирования  профессиональной  направленности  подростков  и  т.д. 

В  отчетах  и  планах  Института  за  1925-1926  гг.  фигурируют  такие  темы:  «О  неугасимых  сочетательных  рефлексах»,  «О  влиянии  личности  на  коллектив  и  коллектива  на  личность»,  «Некоторые  отличительные  особенности  в  развитии  нервной  деятельности  младенцев  по  сравнению  с  животными»,  разработка  методики  исследования  общей  одаренности  [5,  с.  80].

В  Институте  была  создана  Комиссия  по  изучению  личности  выдающихся  современников.  В  связи  с  этим  Бехтерев  предложил  устроить  так  называемый  Пантеон  СССР  со  специальным  музеем  –  выставкой  мозга  выдающихся  людей.  В  двадцатые-тридцатые  годы  в  Пантеоне  мозга  хранились  и  изучались  мозг  Д.И.  Менделеева,  В.В.  Бартольда,  А.Ф.  Кони,  самого  В.М.  Бехтерева.

Позже,  к  1930  году  в  состав  Института  уже  входило  6  отделов:  1)  морфологии  -  исследования  этого  отдела  касались  в  основном  вопросов  строения  ЦНС,  а  также  иннервации  желез  внутренней  секреции;  часть  работ  была  посвящена  изучению  мозга  В.М.  Бехтерева;  2)  физиологии  -  проводившиеся  работы  имели  целью  выяснение  физико-химических  и  био-электрических  основ  нервных  процессов  –  раздражение,  возбуждение  изменение  возбудимости,  суммирование  и  торможение  нервных  импульсов,  -  процессов,  составляющих  физиологические  механизмы  актов  поведения;  3)  рефлексологии  -  работы  касались  как  изучения  общих  механизмов  поведения  и  их  изменений  в  коллективе,  так  и  индивидуальных  и  возрастных  особенностей  этих  механизмов;  начато  было  параллельное  изучение  различных  групп  детей  и  взрослых  (художественно  одаренные  дети,  умственно  отсталые  дети,  красноармейцы);  4)  дефектологии  -  работы  касались  как  ряда  вопросов,  относящихся  к  изучению  физически  дефективных,  умственно  отсталых  детей,  детей  психо-,  невро-,  и  социопатов,  так  и  практических  вопросов  работы  с  этими  детьми  5)  труда  -  работы  посвящены  изучению  подростков  с  точки  зрения  их  профессиональной  устремленности  и  профессиональной  пригодности,  проработке  профессиограмм  и  методик  отбора,  а  также  гигиеническим  исследованиям  труда  в  различных  условиях;  6)  развития  -  работы  были  посвящены  изучению  онтогенеза  поведения  млекопитающих,  изучению  онтогенеза  младенца,  а  также  изучению  индивидуальных  и  возрастных  особенностей  физического  развития  младенца  от  рождения  до  одного  года  [8,  л.  24].

Работы,  выполненные  сотрудниками  Института  в  период  30-х  гг.,  представляют  большую  научную  ценность.  Работы,  проведенные  отделом  морфологии,  касались  строения  и  эволюции  нервной  системы.  Впервые  была  изучена  центральная  иннервация  желез  внутренней  секреции,  а  также  влияние  атмосферных  ионов  и  ряда  энергетических  факторов  на  функциональное  состояние  нервной  системы  [3,  л.  4].  В  1935  г.  работы  проф.  Гольденберга  и  Ланда-Глаз  установили  новые  данные  о  возрастных  изменениях  минерального  состава  и  электропроводимости  мозга,  позволяющие  судить  о  некоторых  механизмах  развития  различных  отделов  мозга  [7,  л.  7].  Немалое  место  заняли  вопросы  изучения  строения  головного  мозга.  В  1935  г.  был  выпущен  сборник  «Проблемы  борозд  и  извилин  в  морфологии  мозга»,  состоящий  из  15  работ,  в  которых  вопросы  о  бороздах  и  извилинах  были  всесторонне  освещены  с  точки  зрения  типовых  особенностей  ,индивидуальных,  семейных  и  сравнительно-анатомических  данных  [7,  л.  1].  Впервые  в  стенах  биохимической  лаборатории  была  получена  систематически  разработанная  стройная  картина  физико-химического  онтогенеза  мозга.  Исследования  И.М.  Вула,  касающиеся  развития  функциональных  свойств  нервной  и  мышечной  системы,  показали,  что  отмирающая  или  денервированная  ткань  в  отношении  своих  функциональных  свойств  как  бы  возвращается  к  своим  первичным,  более  ранним  стадиям  развития,  к  их  физиологическим  характеристикам  [11,  л.  50].  Работы,  проводившиеся  в  этот  период  отделом  физиологии,  имели  целью  выяснение  физико-химических  и  биоэлектрических  основ  нервных  процессов  –  раздражения,  возбуждения,  изменения  возбудимости,  суммирования  и  торможения  нервных  импульсов,  -  процессов,  составляющих  физиологические  механизмы  актов  поведения.  Лаборатория  сравнительной  физиологии  вела  работу  по  сравнительному  изучению  научения  и  подражания  у  собак,  у  австралийских  собак  динго  и  у  лисиц.  Одним  из  важнейших  являлся  вопрос,  в  какой  мере  возможно  на  область  психического  распространять  биохимический  закон,  закон  параллельности  онто-  и  филогенеза.  Подвергались  сомнению  основные  положения  дарвинизма  о  том,  какое  место  занимают  низшие  обезьяны,  какую  генетическую  предпосылку  они  представляют  для  возникновения  высших  психических  способностей  у  людей.  Исследования,  проведенные  Г.С.  Рогинским  по  научению  животных  позволили  предположить  ,что  навыки,  которые  образовывались  у  низших  обезьян,  носили  целенаправленный  характер  [12,  л.  31].  Отдел  рефлексологии  Института  мозга  в  начале  30-х  гг.  работал  над  изучением  общих  механизмов  поведения  и  их  изменений  в  коллективе  и  индивидуальных  и  возрастных  особенностей  этих  механизмов.  Отделом  рефлексологии  совместно  с  отделом  дефектологии  было  начато  параллельное  изучение  различных  групп  детей  и  взрослых  (художественно  одаренные  дети,  умственно  отсталые  дети,  отсталые  и  неуравновешенные  красноармейцы).  В  1930  г.  группа  научных  работников  (В.Н.  Опарина,  Е.Е.  Плотникова,  Ц.А.  Абрамович,  В.К.  Яковлева,  М.В,  Ланге,  В.И.  Кауфман,  Б.П.  Польман  и  др.)  прорабатывала  по  заданиям  Военно-Санитарного  Управления  рабоче-крестьянской  Красной  Армии  тему:  «Методика  изучения  умственно  отсталых  и  неуравновешенных  в  Красной  Армии»  [8,  л.  5]. 

В  1932  г.  была  утверждена  новая  структура  Института  мозга,  отделы  были  упразднены,  и  вопросы,  который  ставились  перед  отделами  ранее,  начал  частично  исследовать  сектор  физиологии  труда,  частично  –  сектор  психопатологии.  В  1933  г.  проводились  работы,  посвященные  вопросам  особенностей  внимания  и  усилия  в  рабочем  процессе  у  умственно  отсталых,  трудных  и  слепых  детей,  характерологическим  особенностям  и  органических  заболеваниях  нервной  системы.  Итогом  исследований  стала  методика  диагностики  умственного  недоразвития,  разработанная  институтом  в  1934  г.  Собранный  материал  позволял  уточнить  вопросы  типологии  умственной  отсталости  и  понимания  некоторых  общих  психопатологических  процессов.  В  1935  г.  начали  проводиться  работы  по  исследованию  развития  и  патологии  волевого  усилия  (В.Н.  Мясищев,  Плотникова,  Хвиливицкий  и  др.).  Научные  исследования  отдела  труда  (позже  –  сектор  физиологии  труда  и  психотехники)  в  рассматриваемый  период  были  посвящены  частью  изучению  подростков  с  точки  зрения  их  профессиональной  устремленности  и  профпригодности,  проработке  профессиограмм  и  методик  отбора,  частью  -  гигиеническим  исследованиям  труда  в  различных  условиях  [7,  л.  3].  В  1932  г.  сектор  физиологии  труда  и  психотехники  проводил  консультации  при  следующих  массовых  отборах:  1)  подбор  учащихся  осеннего  приема  в  высшую  школу  милиции;  2)  психотехническое  обследование  учащихся  техникума  Швейпрома;  3)  психотехническое  обследование  военных  кадров  призыва  1910  г.  На  основе  проведенных  исследований  учеными  Института  мозга  было  написано  большое  количество  статей,  имеющих  практическое  значение:  «О  соотношении  скорости  и  качества  работы»  (В.Н.  Арбузов),  «О  рабочем  изобретательстве»  (В.Н.  Осипова),  «Влияние  производственной  практики  на  психомоторику»  (Р.М.  Каничева)  и  проч.  Но  все  же  главной  для  Института  мозга  в  рамках  комплексного  подхода  всегда  оставалась  проблема  развития  [3,  л.  2].  Отдел  развития,  существовавший  в  Институте  до  1932  г.,  занимался  изучением  ранних  стадий  онтогенеза  поведения  и  нервной  деятельности  человека  и  животных.  Объектами  исследования  являлись  дети  в  возрасте  от  рождения  до  одного  года,  которые  изучались  в  отношении  развития  поведения  и,  по  данным  поведения,  в  отношении  развития  функций  ЦНС;  развития  общих  состояний,  в  частности  бодрствования  и  сна;  индивидуальных  особенностей  поведения  и  нервной  деятельности;  конституциональных  и  биохимических  особенностей.  Кроме  изучения  развития  ребенка,  производилось  изучение  развития  поведения  и  нервной  деятельности  животных  с  целью  сравнительного  изучения  онтогенеза  поведения  и  нервной  деятельности.  Ученые  Института  мозга  полагали,  что  лишь  сравнительное  изучение  позволяет  подойти  к  выяснению  специфических  особенностей  в  нервной  деятельности  человека  по  сравнению  с  животными  и  учесть  некоторые  тенденции  в  филогенетическом  развитии  ЦНС  в  направлении  от  животных  к  человеку.  В  первой  половине  30-х  гг.  отделом  развития  были  проведены  следующие  работы:  «Периодические  явления  во  сне  у  детей  от  рождения  до  1  года  в  движении,  дыхании,  пульсе»  (Н.Л.  Фигурин),  «Выработка  наиболее  раннего  сочетательного  рефлекса  на  зрительные  раздражения  у  младенца»  (А.  Левикова,  Н.  Касаткин),  «Групповая  методика  исследования  умственного  развития  школьников  АКССР»  (В.И.  Кауфман)  и  др.  Практически  все  работы  протекали  на  базе  154  школы  в  тесном  контакте  с  руководящим  и  педагогическим  персоналом.  Кроме  того,  была  проведена  работа  совместно  с  сотрудниками  Института  им.  Герцена  и  Институтом  Психологии,  Педологии  и  Психотехники.  Проблема  развития,  являясь  ключевой  в  исследовательской  деятельности  Института  мозга,  фигурировала  и  в  исследованиях  других  секторов.  Так,  в  середине  30-х  гг.  сектором  морфологии  были  выполнены  работы,  касающиеся  онто-  и  филогенеза  головного  и  спинного  мозга:  «Онто-филогенез  четверохолмия»  (Б.И.  Шапиро),  «Онтогенез  спинного  мозга»  (Г.З.  Левин),  «Филогенез  спинного  мозга»  (М.А.  Шефтель)  и  др.  [3,  л.  3].  Во  второй  половине  30-х  гг.  проблема  развития  также  определяла  научную  деятельность  Института  мозга.  Исследования,  проведенные  В.Н.  Осиповой,  показали  переходы  от  одного  типа  интеллектуальных  реакций  ребенка  к  другим.  Также  были  показаны  динамические  типы  мышления,  которые  представляют  собой  этапы  в  развитии  мышления  подростков.  Лаборатория  воспитания  сектора  психологии  под  руководством  Б.Г.  Ананьева,  в  1935  г.  работала  над  вопросами  психологии  отношений,  прежде  всего  проблемой  формирования  характера,  прилежания  и  лени.  Эти  исследования  имели  важное  психологическое  значение  и  впоследствии  легли  в  основу  самостоятельных  исследований  школы  Б.Г.  Ананьева.  Интерес  представляют  работы  по  онтогенезу,  проведенные  группой  ученых  Института  мозга  в  конце  30-х  гг.  (П.О.  Эфрусси,  А.Н.  Давыдова  и  др.).  Было  показано,  что  главным  вопросом  в  понимании  раннего  детства  является  вопрос  о  соотношении  между  возрастной  и  индивидуальной  формой  этих  функций.  В  частности,  в  работе  А.Н.  Давыдовой  показано,  как  на  основе  различных  темпераментов  формируются  элементы  воли,  как  они  тесным  образом  связаны  с  внутренним  побуждением,  как  в  результате  соотношения  психических  свойств  изменяются  отдельные  свойства  воли  [12,  л.  39].

В  1937  г.  возглавивший  сектор  психологии  Б.Г.  Ананьев  развернул  исследования  по  изучению  проблемы  чувственного  отражения  всех  модальностей  –  зрения,  слуха,  обоняния,  вкуса,  боли,  тактильных  ощущений.  Это  были  уникальные  исследования  для  мировой  психологии. 

В  1938  г.  Институт  мозга  был  передан  из  системы  Наркомата  просвещения  в  ведение  Наркомата  здравоохранения  и  еще  больше  изменил  тематику  научно-исследовательских  работ.  Основным  направлением  сектора  психологии  стала  проблема  чувственного  отражения.  Основной  задачей  стало  изучение  ощущений  в  их  единстве  с  мышлением  и  практической  деятельностью.  Проблема  развития  личности  отошла  на  второй  план,  а  исследования  личности  и  характера  ребенка  и  вовсе  выбыли  из  планов  Института  [4,  с.  38].

В  начале  40-х  гг.  все  научные  учреждения,  в  том  числе  и  Институт  мозга,  в  экстренном  порядке  были  вынуждены  переориентировать  свою  деятельность  в  область  оборонной  тематики.  Летом  1941  г.  по  инициативе  Б.Г.  Ананьева  были  организованы  работы  по  изучению  восприятия  городских  строений  с  высоты,  которые  помогли  впоследствии  защитить  многие  ценные  объекты  от  разрушения.

В  ноябре  1948  г.  Институт  мозга  был  закрыт.  Резолюция  Всесоюзной  конференции,  посвященной  100-летию  В.М.  Бехтерева,  констатировала,  что  «с  ликвидацией  в  1948  г.  Института  мозга  им.  В.М.  Бехтерева  в  Ленинграде  фактически  прекратилась  комплексная  разработка  проблем  человеческого  мозга  и  личности  человека  силами  анатомов,  физиологов,  биохимиков,  психологов,  невропсихологов,  педагогов  и  гигиенистов,  объединенных  в  одном  учреждении,  как  это  было  в  Институте  мозга»  [1,  с.  289].  Как  бы  то  ни  было,  никто  не  отменит  первенства  В.М.  Бехтерева  и  его  школы  в  разработке  комплексного  человекознания.  В  истории  психологии  незыблем  тот  факт,  что  именно  Бехтерев  подготовил  почву  для  реализации  принципа  комплексности  самой  организацией  такого  многопрофильного  учреждения,  как  Институт  мозга,  преемник  дореволюционного  Психоневрологического  института.  В  нем  было  апробированы  различные  составы  междисциплинарного  комплекса  наук,  изучающих  мозг  и  психическую  деятельность,  и  шире  –  человека.  Был  накоплен  опыт  по  организации  комплексных  исследований  в  разных  формах.  К  таковым  надо  отнести  межсекторные  совещания,  проведение  заседаний  Ученой  конференции  института,  научных  сессий,  дискуссий  с  участием  всех  секторов.  Руководство  Института  постоянно  поддерживало  дух  коллективизма  и  единства,  обращая  внимание  на  целевую  установку.  Личность  Бехтерева  была  важнейшим  фактором  сплочения  коллектива  и  налаживания  междисциплинарного  сотрудничества  в  нем. 

 

Список  литературы:

1.В.  М.  Бехтерев  и  современные  проблемы  строения  и  функций  мозга  в  норме  и  патологии  [Текст]  /  Под  ред.  В.  Н.  Мясищева,  Т.  Я.  Хвиливицкого.  -  Л.:  Госуд.  изд-во  медицинской  литературы,  1959.  -  295  с.

2.Драпкина  С.  Е.,  Полякова  М.  Я.  К  истории  организации  В.  М.  Бехтеревым  психофизиологической  лаборатории  при  Казанском  университете  (октябрь  1885г.)  /  С.  Е.  Драпкина,  М.  Я.  Полякова  //  Вопросы  психологии.  -  1985.  -  №  5.  -  С.123-126.

3.Краткие  сведения  о  состоянии  работы  Института  за  1930-1933  гг.  //  СПФ  АРАН.  -  Ф.  805.  -  Оп.  2.  -  №  10  (1933).  -  Л.  4.

4.Логинова  Н.  А.  О  преемственной  связи  психологических  школ  В.  М.  Бехтерева  и  Б.  Г.  Ананьева  [Текст]  /  Н.  А.  Логинова  //  История  становления  и  развития  экспериментально-психологических  исследований  в  России.  -  М.:  Наука,  1990.  -  С.  116-126.

5.Логинова  Н.  А.  Опыт  человекознания:  история  комплексного  подхода  в  психологических  школах  В.  М.  Бехтерева  и  Б.  Г.  Ананьева  [Текст]/  Н.  А.  Логинова.  -  СПб.:  Изд-во  СПб  Гос.  Университета,  2005.  –  285  с.

6.Материалы  Института  по  изучению  мозга  и  психической  деятельности,  которые  были  представлены  Гос.  комиссии  по  Просвещению  10  июня  1918  г.  //  ЦГА  СПб.  -  Ф  2555.  -  Оп.  1.  -  №  48.  -  Л.  1.

7.Отчет  о  выполнении  плана  научно-исследовательской  работы  Института  мозга  за  1934  г.  //  СПФ  АРАН.  -  Ф.  805.  -  Оп.  2.  -  №  11  (1934).  -  Л.  1  -  7.

8.Отчет  о  работе  отделов  Института  за  1929-1930  гг.  и  особый  квартал  1930  г.  //  СПФ  АРАН.  -  Ф.  805.  -  Оп.  2.  -  №  7.  -  Л.  5-24.

9.Письмо  В.  М.  Бехтерева  Председателю  ВЦИК  М.  И.  Калинину.  //  СПФ  АРАН.  -  Ф.  805.  -  Оп.  1-1927.  -  №  6  (1927).  -  Л.  1.

10.Рефлексологический  институт  по  изучению  мозга.  12.12.22-12.10.26.  //  ЦГА  СПб.  -  Ф  2555.  -  Оп.  1.  -  №  1089.  -  Л.  3.

11.Стенограмма  итоговой  производственной  конференции  7-8  января  1936  г.  //  СПФ  АРАН.  -  Ф.  805.  -  Оп.  2.  -  №  8  (1936).  -  Л.  50-51.

12.Стенографический  отчет  производственного  совещания  Института  мозга  по  подведению  итогов  работы  за  1937  г.  //  СПФ  АРАН.  -  Ф  805.  -  Оп.  2.  -  №  7  (1937).  -  Л.  31-39

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий