Статья опубликована в рамках: III Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы психологии личности» (Россия, г. Новосибирск, 30 октября 2010 г.)

Наука: Психология

Секция: Психология труда, инженерная психология и эргономика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Елфимова М.М. К ВОПРОСУ ОБ ОСНОВНОЙ ПСИХОЛОГИЧЕКОЙ ФУНКЦИИ МИФА // Актуальные проблемы психологии личности: сб. ст. по матер. III междунар. науч.-практ. конф. № 3. – Новосибирск: СибАК, 2010.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

К  ВОПРОСУ  ОБ  ОСНОВНОЙ  ПСИХОЛОГИЧЕКОЙ  ФУНКЦИИ  МИФА

Елфимова  Мария  Михайловна

к.пс.н.,  доцент  ОГПУ,  г.  Оренбург

E-mail:  m-elfimova@rambler.ru

 

Семантический  микс  –  так  условно  можно  обозначить  среду  обитания  современного  человека  и  тех  социальных  систем,  в  которые  он  включён  (семья,  организация,  профессиональное  сообщество,  класс,  народность  и  т.д.).  Особенность  такой  среды  –  её  умножающаяся  полисемантика,  в  результате  чего  человек  оказывается  в  ситуации  культурного  шока.  «Избирательное  отношение  к  миру  культуры  принципиально  невозможно  без  особых  точек  смысловых  опор,  каковые  и  создает  миф»  [6,  с.  2].  Мифопространство  –  то,  что  порождается  в  диалоге  «Я  –  Мир».  Информационная  среда  обитания  человека  –  континуальна.  Он  постоянно  находится  под  её  непрерывным  влиянием,  участвуя  в  процессах  информационного  воспроизводства  и  внося  в  неё  изменения,  осознавая  и  не  осознавая  того  самого.  Самому  же  «сознанию  необходимо  удерживать  в  центре  что-то  одно,  без  учета  того,  так  это  на  самом  деле  или  нет»  [4].  Только  в  этом  случае  возникает  «понятность»,  а,  следовательно,  и  безопасность  этой  среды.  Таким  образом,  мифотворчество  реализует  психологическую  потребность  человека,  «внося…  смысловую  неравномерность,  выделяя  что-то  более  важное,  чем  остальное»  [3,  с.  18].  Потребность  в  мифе,  по  мнению  А.М.Лобка,  –  это  и  есть  потребность  в  смысле  [5].  Тем  не  менее,  выполняя  функцию  расстановки  базовых  ориентиров,  миф  как  «иллюзорная  и  нелепая  конструкция»  одновременно  может  выступить  «психологической  ловушкой»  для  человечества.  Обращаясь  к  «поздним  мыслям»  К.Г.Юнга,  мы  находим:  «Психологическая  ситуация  сегодня  такова,  что  …  в  то  время,  как  одна  половина  человечества,  пользуясь  склонностью  людей  к  умствованиям,  фабрикует  доктрины,  другая  страдает  от  отсутствия  мифа.  Христианские  народы  пришли  к  печальному  итогу:  христианство  застыло  и  оказалось  неспособным  развивать  свой  миф  на  протяжении  веков.  …  Люди  не  в  состоянии  понять,  что  застывший  миф  умирает.  Наш  миф  отныне  нем  и  не  дает  ответов.  Это  не  значит,  что  он  содержит  в  себе  некий  изъян,  виноваты  в  этом  мы  сами,  не  позволив  ему  развиваться,  и  подавляя  все  попытки,  предпринимавшиеся  в  этом  направлении.  Первоначальная  версия  мифа  содержит  достаточно  исходных  возможностей  для  развития»  [9,  с.  177].  Что  же  позволит  обществу,  как  коллективному  субъекту,  как  носителю  определённой  ментальности  реализовать  «субъективный  творческий  акт»?

Чтобы  ответить  на  этот  вопрос,  нам  представляется  необходимым  напомнить  вначале  основные,  выделенные  рядом  исследователей  функции  мифа.  Сразу  оговорим,  что  мы  не  ставим  задачей  описание  большинства  рассуждений,  ограничившись,  по  возможности,  лишь  философско-психологическими  размышлениями. 

Обращаясь  к  теории  мифа  А.М.Лобка,  сразу  отметим  его  постулат  о  предельной  двойственности  роли  мифа.  «С  одной  стороны,  миф  –  это  ограничитель  свободы:  ведь  человек  видит  мир  только  через  окуляр  мифа,  через  окуляр  тех  или  иных  мифологических  смыслов.  Но,  с  другой  стороны,  наличие  мифа  ..  –  это  ключевое  условие  для  того,  чтобы  диалог  с  миром  вообще  оказался  возможным,  а,  значит,  ключевое  условие  самой  человеческой  свободы»  [6,  с.  8].  Лобок  А.М.  поясняет,  что  ощущение  свободы  у  человека  возникает  только  при  условии  психологической  встроенности  «в  некую  мифологическую  ценностную  иерархию  (т.е.  заведомо  несвободен)».  С  другой  стороны,  свободный  выход  за  пределы  ценностно-мифологической  иерархии  обрекает  человека  не  на  свободу,  а  на  психологический  срыв.  Эволюционную  сущность  мифа  констатирует  В.Л.Райков:  «…миф  и  по  своему  содержанию,  и  по  форме  –  это  первая  модель  воплощения  интуитивных  потребностей  человечества  –  возможность  программы  целостного  психологического  существования»  [7,  с.  42].  Определение  мифа  как  психологического  эквивалента  «эффекта  «дополнительности»  к  тому  очень  незначимому  …  «объективному»  знанию  природы  периода  своего  существования»  В.Л.Райков  объясняет  одной  из  важнейших  особенностей  существования  человечества  –  «его  миропонимание  должно  быть  полным,  и  завершенным,  и  по  возможности  позитивно  направленным».  Пашинина  (Козолупенко)  Д.П.  подчёркивает,  что  «миф  является,  в  первую  очередь,  нашей  адаптивной  психологической  функцией,  согласующей  наше  мировосприятие  и  наш  тип  социальности»  [2,  с.  61].  Вторая  же  функция  –  «побуждение  к  творчеству  или  снятие  ограничений…,  позволяет  существовать  изменению  как  таковому  и  постоянному  распространению  интереса  человека  как  вида  за  рамки,  обозначаемые  этим  бытием  и  этим  мировосприятием,  обеспечивая  тем  самым  гибкость  общества  и  мировосприятия,  а  значит,  и  выживание  этого  общества  и  человека  вообще»  [там  же].  Идея  динамики  как  условия  защищённости  обозначается  и  Г.Б.Бедненко  [1].  Резюмируя  свои  размышления,  она  указывает,  что  «первой  функцией  мифа  остается  защита  человека,  предоставление  ему  границ  познаваемого  Космоса  (в  рамках  мифа)  посреди  непознанного  Хаоса.  Второй  его  функцией  мы  назовем  развитие,  вызов,  испытание,  некое  требование,  которое  предоставляет  миф  человеку,  чтобы  тот  был  способен  себя  осознавать  не  животным  или  стихийным  существом,  а  человеком»  [1,  с.  44].

Акцентируем  внимание  на  прозвучавших  практически  во  всех  представленных  тезисах  смысловой  единице  –  «предел»,  «ограничитель»,  «граница»…  Этот  ключевой,  на  наш  взгляд,  момент  во  взаимодействии  «Я  –  Мир»,  момент  «предельной»  сопряжённости,  находит  своё  содержательное  рассмотрение  в  исследовании  А.С.Шарова.  Диалектическое  осмысление  регуляции  взаимодействия  человека  с  миром  приводит,  как  он  подчеркивает,  к  выделению  психологической  структуры  культуры,  и  даёт  «возможность  выйти  на  новое  и  достаточно  продуктивное  для  психологии  понятие  –  граница»  [8,  с.  8].  Под  границей  понимается  «психологическое  образование,  имеющее  количественно-качественную  определенность  и  выполняющее  регулятивную  функцию  (адаптации,  развития  и  формирования)  посредством  процессов  дифференциации  и  интеграции»  [8,  с.  2].  Онтологическим  проявлением  роли  границ  в  культуре  является  диалог,  содержанием  которого  становится  напряжённость  отношениями.  «Общая  и  принципиальная  линия  заключается  в  том,  что  только  во  взаимодействии,  в  деятельности  идет  формирование  новых  границ  (психологических  образований).  ...  При  интериоризации  граница  взаимодействия  человека  и  мира  расширяется,  включая  все  более  глубинные  образования,  функционирование  которых  необходимо  для  осуществления  самого  взаимодействия…  Граница  –  это  пространство  постоянного  взаимодействия  (диалога,  общения,  встречи),  которое  никогда  не  прекращается»  [8,  с.  4].  Поэтому  не  случайно  А.М.Лобок  подчёркивает,  что  «диалог  между  культурами  (в  том  числе  –  между  индивидуально-личностными),  разумеется,  возможен,  но  диалог  никогда  не  ведет  к  стиранию  границ  между  культурами,  не  приводит  к  утрате  культурой  своей  мифологической  индивидуальности  и  независимости»,  поскольку  через  миф  происходит  и  обозначение  самого  себя,  своего  «Я»,  как  семантического  конструкта  (самоообозначение,  идентификация).

В  целом,  миф  конструктивен,  он  создает  оптимистичную  картину  мира,  задавая  её  общую  «смыслообразующую  нагрузку»,  поскольку  человек  нуждается  в  позитивной  информации,  но  отдельные,  специально  созданные  мифы  могут  нести  угрозу  существованию  всего  человечества.  «Не  всякий  смысл  может  быть  кандидатом  на  общее  основание,  а  только  трансцендентный,  известный  каждому  –  изнутри»  [4].  И  в  этом  случае  необходимо  найти  способ  работать  с  мифом,  как,  например,  люди  находят  способ  работать  с  атомной  бомбой  (М.Н.Кузнецова,  Е.А.Андриянова).

Инструментами,  позволяющими  преодолеть  миф,  выступают,  во-первых,  рефлексия  –  «размышление,  позволяющее  взглянуть  на  мир  собственного  «Я»,  на  мир  собственных  смыслонесущих  ценностей,  на  мир  собственного  мифа  глазами  стороннего  наблюдателя»  [5.  с.  642].  Лаврова  О.П.  уточняет  основание  рефлексии,  обозначая  его  как  децентрацию  –  простейший  рефлективный  акт,  при  помощи  которого  становится  наблюдаемым  смысл,  к  которому  редуцировались  «представления  о  мире  и  о  себе»  [4].  Во-вторых,  философия,  определяемая  как  «способ  рационального  переконструирования  и  осмысления  тех  предельных  структур  мировосприятия,  в  которые  объективно  погружен  человек,  и  которые  задают  ему  «угол  предельного  зрения»  на  всю  окружающую  его  действительность»,  определяя  новый  смысл  [5,  с.  126].

Ценности  составляют  главную  смысловую  ось  ментальности  человека,  ее  несущий  стержень,  применительно  к  схематике  универсума  задача-поиск  заключается  в  том,  чтобы  понять,  какой  же  именно  элемент  схемы  универсума  является  ее  аксиологическим  центром.  Движение  в  этом  измерении  происходит  как  бы  по  вертикали.  Миф,  в  этом  случае,  будет  выступать,  своего  рода  «челноком»,  но  передвигающемся,  пока  только  в  рамках  строго  обозначенных  этажей-границ,  пределов.  И  задающих,  если  продолжить  аллегорию,  преимущественно,  правила  социального  движения  «по  этажу».  Миф  фиксирует  уровень  расположения  на  смысловой  вертикали,  выступая  своеобразным  механизмом  «сцепления»  и  определяющим  тактику  функционирования  социальной  системы:  «…миф  является  особым  психологическим  механизмом,  который  позволяет  человеку  осуществлять  культурно-эвристический  диалог  с  всепредметным  и  всевозможностным  миром»,  и  как  подчёркивается,  выступает  технологическим  инструментарием  этого  диалога.  Качественное  изменение  сознания  индивидуального  и  коллективного  субъекта,  –  от  «склеенного  сознания»  к  «децентирированному  сознанию»,  сознанию,  задающему  «диадную  матрицу  отношений»  –  возможно  через  миф,  через  его  ресурс  –  как  движения  по  принципу  «от…,  с…,  к…».

 

Список  литературы:

1.Бедненко  Г.Б.  Пространство  мифа  [Текст]  /  Г.Б.Бедненко  //  Прикладная  юридическая  психология.  2008.  –  №  4.  –  С.  37-44.

2.Козолупенко  (Пашинина)  Д.П.  Миф  как  основание  и  феномен  культуры  [Текст]  Д.П.Козолупенко  //  Мир  психологии.  2003.  –  №3.  –  С.  57-62.

3.Леонтьев  Д.А.  Мировоззрение  как  миф  и  мировоззрение  как  деятельность  [Текст]  /  Д.А.Леонтьев  //  Менталитет  и  коммуникативная  среда  в  транзитивном  обществе:  сб.  науч.  тр.  /  под  ред.  В.И.Кабрина,  О.И.Муравьевой.  –  Томск:  Томский  государственный  университет,  2004.  –  С.  11-29.

4.Лаврова  О.П.  Диалогический  архетип  [электронный  ресурс]  –  Режим  доступа.  –  URL:  http://ol.appme.ru/text/142/

5.Лобок  А.М.  Антропология  мифа  [Текст]  /  А.М.Лобок.  –  Екатеринбург,  1997.  –  688  с.

6.Лобок  А.М.  Психология  мифа  [Текст]:  автореф.  дис.  …  д-ра  психол.  наук  /  А.М.Лобок.  –  Москва,  1998.

7.Райков  В.Л.  Психологические  истоки  мифа  и  его  эволюционный  смысл  [Текст]  /  В.Л.  Райков  //  Мир  психологии,  2003.  –  №3(35).  –  С.  42.

8.Шаров  А.С.  Система  ценностных  ориентаций  как  психологический  механизм  регуляции  жизнедеятельности  человека  [Текст]:  автореф.  дис.  …  д-ра  психол.  наук  /  А.С.Шаров.  –  Новосибирск,  2000.

9.Юнг  К.Г.  Воспоминания,  сновидения,  размышления  [Текст]  /  К.Г.  Юнг  /  пер.  с  нем.  И.  Булыкиной.  –  Киев:  Air  Land,  1994.  –  405  с.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий