Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: II Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы психологии личности» (Россия, г. Новосибирск, 01 февраля 2010 г.)

Наука: Психология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Фалеев А. К ВОПРОСУ О ФЕНОМЕНЕ СОЗНАНИЯ // Актуальные проблемы психологии личности: сб. ст. по матер. II междунар. науч.-практ. конф. № 2. Часть II. – Новосибирск: СибАК, 2010.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

К  ВОПРОСУ  О  ФЕНОМЕНЕ  СОЗНАНИЯ

Фалеев  А.В.

К.т.н.,  соискатель  НГПУ,  г.  Новосибирск

E-maila.faleev@mail.ru

 

1.  Ограничения,  которые  накладывает  сознание.

Мы  привыкли  считать  сознание  вершиной  эволюции  природы,  относиться  к  нему  максимально  трепетно  и  бережно.  Мы  считаем,  что  сознание  раздвигает  горизонты,  делает  нашу  жизнь  логичнее  и  лучше,  и  поэтому  стараемся  развивать  сознание,  учиться  логически  мыслить,  учиться  решать  задачки  и  т.д.

И  это  оправдано  -  трудно  представить  нашу  жизнь  без  образования,  науки  и  достижений  сознательного  усилия  мысли.  Да  и  в  самом  деле,  разве  не  сознанием  отличается  человек  от  животного?... 

Мы  уверены  в  величии  и  силе  сознания,  но  оказывается,  что  сознание  -  это  прежде  всего  многочисленные  ограничения,  накладываемые  им  на  работу  головного  мозга.

1.1.  Сознание  ограничивает  память.

Все,  что  было  в  нашей  жизни,  каждое  её  мгновение  надежно  хранится  в  головном  мозге.  Если  мозг  не  поврежден,  то  он,  видимо,  просто  не  способен  что-то  забыть. 

Проиллюстрирую  это  простым  примером  из  рассказа  А.П.Чехова  "Лошадиная  фамилия".  В  нем  приказчик  пытается  вспомнить  фамилию  человека,  который  заговаривает  зубную  боль.  Он  помнит,  что  фамилия  как-то  связана  с  лошадьми  и  начинает  перебирать:  "Жеребчиков...  Лошадинин...  Лошаков...  Жеребкин...  Всё  не  то!".  "Лошадкин...  Кобылкин..."  и  т.д.

В  конце  концов,  после  подсказки  доктора,  он  вспоминает  -  "Овсов".

Из  этого  примера  видно,  что  человек  всегда  способен  оценить  свое  воспоминание  -  правильное  оно  или  ошибочное.  Приказчик  перебирает  различные  фамилии  и  сличает  их  с  тем,  что  на  самом  деле  хранится  в  его  памяти. 

Но  это  значит,  что  мозг  заведомо  помнит  то,  что  с  таким  трудом  вспоминается  и  всегда  имеет  полный  доступ  к  этой  записи  в  памяти.

Т.е.  человек  (головной  мозг)  никогда  ничего  не  забывает,  а  воспоминание  -  это  процесс  перевода  информации  из  глубин  памяти  на  уровень  сознания.

Исключение  сознания  из  этого  процесса  делает  нашу  память  феноменальной. 

Например,  в  литературе  описан  случай,  когда  неграмотная  немка  во  время  болезни  в  горячке  стала  говорить  на  древнегреческом,  древнееврейском  и  латинском  языках. 

Оказалось,  что  до  9  лет  она  жила  в  доме  пастора,  который  любил  ходить  по  коридору,  читая  вслух  тексты  своих  любимых  древних  авторов.  После  выздоровления  женщина  не  смогла  вспомнить  ни  одного  слова  из  того,  что  она  бормотала  в  бреду  [2,  стр.  279].

Среди  умственно  отсталых  людей,  у  которых  очевидно  снижены  функции  сознания,  часто  встречаются  лица  с  феноменальной  памятью  или  способностью  к  феноменальному  счету. 

Проявление  феноменальной  памяти  свойственно  и  нецивилизованным  народам,  лишенным  письменности.  Известный  французский  философ  Анри  Бергсон  приводит  такой  пример:  "Один  миссионер  после  длинной  проповеди  дикарям  Африки  наблюдал,  как  один  из  слушателей  дословно  повторил  его  проповедь  с  такими  же  жестами  от  начала  до  конца"  [3,  стр.  257].

Вывод:  сознание  существенно  ограничивает  нашу  память.  Из-за  сознания  нам  кажется,  что  мы  не  помним  то,  что  на  самом  деле  помним.

1.2.  Сознание  ограничивает  наш  диапазон  восприятия  окружающего  мира.

Многочисленные  эксперименты  психологов  показали,  что  человек  реагирует  на  информацию,  которую  не  осознает.

В  опытах  Н.Ю.Алексеенко  было  показано,  что  человек  реагирует  на  звуковые  сигналы,  которые  на  6дБ  ниже  порога.  Т.е.  звук  настолько  слабый,  что  человек  его  не  осознает.  Он  не  может  сказать,  что  хоть  что-то  слышит.  Но,  тем  не  менее,  и  на  такой  слабый  звук  он  реагирует,  это  четко  зафиксировали  приборы  [1]. 

Д.Сомек  и  Дж.Уайлдинг  провели  следующий  эксперимент:  они  подавали  испытуемым  на  один  глаз  изображение  лица  с  нейтральным  выражением,  а  на  второй  глаз  подавали  слова,  обозначающие  эмоции.  Но  слова  подавались  заведомо  с  такой  скоростью,  что  их  невозможно  было  прочитать,  т.е.  на  уровне  ниже  порога  осознавания.  И,  тем  не  менее,  оказалось,  что  предъявленные  слова  оказывали  сильное  влияние  на  эмоциональную  оценку  лица  -  испытуемые  приписывали  этому  лицу  ту  эмоциональное  состояние,  которое  соответствовало  словам  [2,  стр.273]. 

Р.Мак-Клири  и  Р.Лазарус  предъявляли  испытуемым  несколько  произвольных  и  бессмысленных  сочетаний  5  букв,  причем  каждый  показ  этих  сочетаний  сопровождали  слабым  ударом  тока.  Постепенно  у  испытуемых  выработался  условный  рефлекс  -  предъявление  этих  сочетаний  букв  приводило  к  изменению  кожно-гальванической  реакции. 

Далее  исследователи  стали  предъявлять  на  экране  эти  сочетания  букв  с  такой  скоростью,  которая  намного  превышала  скорость  узнавания. 

Испытуемые  ничего  не  могли  сказать  о  том,  какие  изображения,  слова  или  буквы  им  показывались,  но  их  кожа  по-прежнему  реагировала  изменением  своего  электрического  потенциала  именно  в  те  моменты,  когда  предъявлялись  те  сочетания  букв,  на  которые  был  выработан  условный  рефлекс. 

Ученые  сделали  вывод:  хоть  человек  и  считает,  что  он  ничего  не  видит  и  не  узнаёт,  на  самом  деле  он  видит  и  узнаёт,  просто  эта  информация  попадает  в  мозг,  минуя  сознание,  и  хранится  в  мозгу  так  и  не  осознанной.  [2,  стр.273]

Человек  способен  реагировать  на  информацию,  предъявленную  со  скоростью,  намного  превосходящую  его  сознательные  возможности.

Похожие  эксперименты  провел  Б.Либе  с  соавторами  в  1970-ых  годах,  только  вместо  слов  на  экране  он  предъявлял  звуковые  стимулы.  Оказалось,  что  человек  реагирует  на  звук,  который  был  на  15-25%  ниже  порогового  значения.  Испытуемый  был  уверен,  что  ничего  не  слышит,  а  на  самом  деле  он  слышал,  и  его  кожная  реакция  четко  отражала  этот  факт  [6].

Вывод:  сознание  существенно  ограничивает  диапазон  восприятия,  поэтому  нам  кажется,  что  мы  не  воспринимаем  поступающие  сигналы  (не  слышим,  не  видим,  не  чувствуем)  хотя  на  самом  деле  мы  их  воспринимаем.

1.3.  Сознание  мешает  решать  задачи.

Как  сообщает  журнале  Nature  Neuroscience  (апрель,  2008г)  нейробиологи  под  руководством  Джона-Дилана  Гайнеса  (John-Dylan  Haynes)  из  Института  мозга  имени  Макса  Планка  в  Лейпциге  обнаружили,  что  решение  человека  становится  осознанным  только  через  10  секунд  после  того,  как  оно  принято  на  уровне  подсознания.

Такой  вывод  был  сделан  из  эксперимента,  в  котором  приняли  участие  14  добровольцев.  Ученые  измеряли  активность  в  коре  головного  мозга  (frontopolar  cortex)  испытуемых  и  одновременно  просили  их  нажимать  на  правую  кнопку  правой  рукой  или  левую  кнопку  левой  рукой  тогда,  когда  они  этого  захотят.  Известно,  что  намерения  двигать  правой  или  левой  рукой  соответствуют  различным  сигналам  в  мозге,  что  давало  ученым  возможность  узнавать,  каким  будет  решение,  и  определять  точный  момент  его  принятия. 

При  этом  испытуемым  показывали  буквы  на  экране  с  интервалом  в  полсекунды,  и  они  должны  были  запомнить  ту  из  них,  которая  была  на  экране  в  момент  принятия  решения.

Оказалось,  что  испытуемые  выбирали  букву,  появляющуюся  через  несколько  секунд  после  того,  как  решение  было  зарегистрировано  в  мозге.  То  есть  сознательным  решение  становилось  уже  после  того,  как  было  принято  на  уровне  подсознания  и  интервал  этого  "осознания"  составлял  до  10  секунд.

Т.е.  мозг  уже  решился  на  действие,  но  еще  целых  10  секунд  человек  не  знал  о  том,  что  решение  уже  есть  (не  осознавал  этого  решения).

Похожие  результаты  были  получены  и  в  России,  где  были  проведены  эксперименты  с  начинающими  шахматистами.  Шахматистам  предлагалось  решать  шахматные  задачи  вслух,  т.е.  проговаривая  все  приходящие  в  голову  мысли.  Изменение  электрокожного  потенциала,  которое  возникает  при  радостном  эмоциональном  переживании,  связанном  с  уже  найденным  (хотя  еще  неосознанным)  решением,  возникало  за  4-12  секунд  до  того  момента,  как  испытуемые  называл  верное  решение.  Т.е.  человек  на  уровне  подсознания  намного  быстрее  находит  решение  задач,  но  осознается  это  решение  (т.е.  попадает  на  уровень  сознания)  только  спустя  некоторое  время  [7,  стр.  203-209].

Вывод:  головной  мозг  работает  и  решает  задачи  намного  быстрее,  чем  сознание.  Сознание  осознает,  что  решение  уже  найдено  только  спустя  некоторое  время.

1.4.  Сознание  мешает  мозгу  управлять  телом.

Интересные  результаты  наблюдаются  в  тех  случаях,  когда  испытуемые  вводятся  в  состояние  глубокого  гипноза  -  состояния,  когда  объем  сознания  резко  сужается.  В  этом  случае  люди  демонстрируют  существенное  увеличение  различных  возможностей  организма.

В  состоянии  гипноза  люди  могут  вспомнить  нечто  давно  забытое.  При  внушении  им  детского  возраста  они  начинают  вести  себя,  как  в  детстве:  говорить  с  такими  же  интонациями,  писать  детским  подчерком  и  делать  детские  ошибки. 

При  внушении  возраста  новорожденности  у  испытуемых  появляются  плавающие  несинхронные  движения  глазных  яблок  (который  ни  один  взрослый  не  способен  имитировать),  сосательный  и  хватательный  рефлексы,  рефлекс  Бабинского  (который  рассматривается,  как  психофизиологический  показатель,  характерный  исключительно  для  младенческого  возраста)  и  даже  электрическая  активность  мозга,  соответствующая  детской  [5,  стр.31].

Если  человеку  внушить  тот  возраст,  когда  он  болел  тем  или  иным  заболеванием,  то  испытуемый  начинает  действительно  показывать  все  симптомы  болезни. 

Описан  случай,  когда  взрослому  здоровому  человеку  внушили  возраст,  в  котором,  по  его  словам  у  него  наблюдались  эпилептические  припадки.  Исследование  мозга  (ЭЭГ)  в  момент  гипноза  действительно  показало  признаки  эпилепсии,  хотя  в  нормальном  состоянии  таких  признаков  не  было.  [2,  стр.278] 

В  состоянии  лунатизма  человек  может  проявить  чудеса  ловкости,  на  которые  не  способен  в  нормальном  состоянии  сознания.

Вывод:  головной  мозг  позволяет  человеку  широко  управлять  своим  организмом  -  вызывать  и  убирать  симптомы  заболеваний,  полностью  управлять  всеми  мышцами  тела  и  даже  управлять  электрофизиологическими  характеристиками  собственного  мозга.  Но  как  только  в  работу  вмешивается  сознание,  человек  теряет  такую  возможность. 

Общий  вывод,  который  позволяют  сделать  все  подобные  факты,  таков:  возможности  мозга  намного  превосходят  возможности  сознания. 

2.  Является  ли  сознание  логическим  механизмом?

Сознание  обычно  приравнивают  к  интеллекту  и  связывают  с  сообразительностью,  изобретательностью,  уменьем  предвидеть  будущие  события,  со  способностью  человека  логически  мыслить,  понимать  причины  и  следствия  событий,  с  умением  мыслить  абстрактно.

Разум  и  логика  считается  неотделимым  свойством  человеческого  сознания,  ведь,  в  конце  концов,  не  даром  человека  называют  Homo  Sapiens  -  человек  разумный.

Разум  и  абстрактная  логика,  способность  на  основании  анализа  причин  и  следствий  заглянуть  в  будущее  представляются  нам  единственным  наглядным  доказательством  того,  что  мы  отличаемся  от  животных. 

Именно  благодаря  разуму  и  логике,  уверены  мы,  наши  далекие  предки  смогли  выжить  в  бурном  царстве  диких  животных,  победить  жару  и  холод,  и  в  итоге  построить  цивилизацию. 

В  связи  с  этим  некоторые  ученые,  например,  знаменитый  этнограф  и  историк  Эдуард  Тайлор  полагали,  что  мышление  первобытного  дикаря  ничем,  по  сути,  не  отличается  от  мышления  современного  человека,  человек  каменного  века  был  так  же  логичен,  как  и  мы. 

Но  так  ли  это?

В  1930-ых  годах  выдающийся  советский  психолог  Александр  Романович  Лурия  решил  проверить  связь  между  наличием  сознания  и  умением  логически  мыслить.  Для  этого  он  направился  в  глухие  кишлаки  Узбекистана.

Место  выбора  исследований  он  объяснил  так:  "…в  течение  многих  веков  народные  массы  оставались  неграмотными  и  большей  частью  изолированными  от  этой  высокой  культуры.  Они  жили  главным  образом  в  деревнях,  полностью  зависели  от  богатых  землевладельцев  и  всемогущих  феодалов.  Их  основным  занятием  было  хлопководство."  [4]

Лурия  рассуждал  так:  древние  люди  не  знали  цивилизации,  поэтому  для  того,  чтобы  понять,  как  они  рассуждали,  можно  изучить  неграмотных  крестьян  из  самых  отдаленных  от  цивилизации  мест  и  выяснить,  насколько  они  обладают  логикой  и  разумом.

Результаты  этих  исследований  были  поразительны.  Вот  что  обнаружил  А.Р.Лурия.

2.1.  Абстрактное  мышление  не  является  естественным  свойством  сознания.

Свои  исследования  А.Р.Лурия  начал  с  проверки  умения  неграмотных  людей  абстрактно  мыслить,  задавая  им  вопросы  из  серии  "убери  лишнее"  (т.е.  задачи  на  умение  выбрать  у  нескольких  предметов  объединительный  признак  и  выделить  эти  предметы  в  группу).

Например,  любой  образованный  человек  увидит  геометрическую  общность  между  окружностью  и  недорисованной  окружностью  с  "выкушенным"  кусочком  дуги,  потому  что  обе  эти  картинки  объединяются  абстрактным  геометрическим  понятием  "окружность". 

Узбеки  этого  не  видели.  "Что  же  общего  между  ними,  если  вот  это  –  монета,  а  это  –  неполная  луна?"  –  недоумевали  они.

В  их  головах  не  было  такой  простой  абстракции,  как  цвет.  Показывая  на  цветные  мотки  шерсти,  они  говорили:  этот  –  как  весенняя  трава,  а  этот  –  как  небо,  а  тот  –  как  кровь. 

Решить  задачу  по  цветовой  классификации  шерстяных  мотков  они  не  могли.  Как  можно  сложить  вместе  три  зеленых  мотка  разных  оттенков,  если  один  –  "весенняя  трава",  другой  –  "молодой  горошек",  а  третий  –  "тутовые  листья  зимой".  Можно  ли  горох  сравнить  с  травой,  если  горох  люди  кушают,  а  траву  едят  только  бараны?

Вот  как  описывает  Лурия  один  из  эпизодов  этого  исследования. 

"Рахмату,  неграмотному  крестьянину  тридцати  одного  года  из  отдаленного  района,  показали  рисунок  молотка,  пилы,  полена  и  топора.  «Какие  предметы  похожи?  И  что  лишнее?»  —  спросили  его.  «Они  все  похожи,  —  сказал  он.  —  Я  думаю,  что  все  они  нужны.  Смотрите,  если  Вам  нужно  разрубить  что-нибудь,  Вам  нужен  топор.  Так  что  все  они  нужны». 

-  Какие  из  этих  предметов  можно  назвать  одним  словом? 

-  Как  это?  Если  мы  назовем  все  три  вещи  "топор"  —  это  будет  неверно. 

-  Но  один  человек  выбрал  три  предмета  —  молоток,  пилу  и  топор  и  сказал,  что  они  схожи. 

-  Пила,  молоток  и  топор  все  должны  работать  вместе,  но  полено  тоже  должно  быть  вместе  с  ними!

-  Как  ты  думаешь,  почему  он  выбрал  эти  три  вещи,  а  не  полено? 

-  Может  быть  у  него  много  дров,  но  если  он  останется  без  дров,  он  ничего  не  сможет  делать. 

-  Правильно,  но  ведь  молоток,  пила  и  топор  —  орудия. 

-  Да,  но  даже  если  у  нас  есть  орудия,  все  же  нам  нужно  и  дерево.  Иначе  мы  ничего  не  сможем  построить".

Далее  Лурия  предлагает  крестьянину  решить  следующую  задачу.  На  рисунке  стакан,  бутылка,  сковородка  и  очки.  Что  лишнее? 

–  Эти  три  подходят,  –  говорит  крестьянин,  –  но  я  не  знаю,  зачем  ты  сюда  положил  очки.  Нет,  пожалуй,  они  тоже  подходят!  Если  человек  плохо  видит,  ему  приходится  надевать  очки,  чтобы  пообедать.

–  Но  один  человек  сказал  мне,  что  одна  из  этих  вещей  не  подходит  к  группе,  –  пытается  Лурия  озадачить  крестьянина.  Что  же  тот  отвечает?

–  Может  быть,  это  у  него  в  роду  –  думать  таким  образом.  А  я  скажу,  что  все  они  подходят.  В  стакане  нельзя  варить  пищу  –  в  него  можно  наливать  что‑нибудь.  Для  готовки  нужна  сковорода,  а  чтобы  лучше  видеть  –  нужны  очки.  Нам  нужны  все  эти  четыре  вещи  –  вот  почему  их  положили  вместе.

Лурия  делает  следующий  вывод:

"Когда  мы  пытались  предложить  испытуемым  другой  способ  классификации  предметов,  основанный  на  абстрактных  принципах,  они  обычно  отвергали  его  на  том  основании,  что  такой  подход  не  отражает  присущие  предметам  связи  и  что  человек,  занимающийся  подобной  группировкой,  просто  "глуп".  Лишь  в  редких  случаях  они  признавали  возможность  применения  такого  способа  классификации,  но  тогда  они  действовали  очень  неохотно,  уверенные,  что  подобная  группировка  не  имеет  большого  значения.  Имеющей  важное  значение  была  для  них  лишь  классификация,  основанная  на  практическом  опыте".

2.2.  Логическое  мышление  не  является  естественным  свойством  сознания.

От  тестов  на  абстрактное  мышление  Лурия  перешел  к  тестам  на  логическое  мышление.

Он  задавал  два  утверждения  и  просил  на  их  основе  сделать  вывод.

Например:

1)  Драгоценные  металлы  не  ржавеют.

2)  Золото  –  драгоценный  металл.

Вопрос:  ржавеет  ли  золото?  (Правильный  ответ,  конечно,  понятен:  золото  не  ржавеет.)

Этот  вывод,  как  отмечает  Лурия,  настолько  прост,  что  "многие  психологи  были  склонны  рассматривать  подобное  логическое  заключение  как  основное  свойство  человеческого  сознания"  [4]. 

Лурия  своими  экспериментами  блестяще  опроверг  это  заблуждение  психологов  того  времени.

Оказалось,  что  просто  добиться  повторения  неграмотными  узбеками  условия  задачи  -  уже  само  по  себе  непосильная  задача  -  в  их  мозг  эти  два  предложения  никак  не  помещались,  ибо,  по  их  мнению,  никак  не  были  связаны  друг  с  другом. 

Вот  робкие  попытки  разных  жителей  кишлаков  повторить  условие  задачи  про  золото:

"Драгоценные  металлы  ржавеют  или  нет?  Золото  ржавеет  или  нет?"

"Драгоценные  металлы  ржавеют.  Драгоценное  золото  ржавеет.  Ржавеет  ли  драгоценное  золото  или  нет?  Ржавеют  ли  драгоценные  металлы  или  нет?"

"Это  все  –  драгоценное.  Золото  –  тоже  драгоценное.  Ржавеет  оно  или  нет?"

Ясно,  что  если  человек  не  в  силах  даже  повторить  задачу,  спрашивать  у  него  ответ  бессмысленно. 

Тогда  Лурия  попытался  привести  подобные  же  задачи,  но  попроще,  связывая  их  с  повседневной  жизнью  крестьян-хлопководов: 

1)  Хлопок  растет  там,  где  жарко  и  сухо.

2)  В  Англии  холодно  и  сыро.

Вопрос:  может  в  Англии  расти  хлопок  или  нет? 

"Испытуемые,  живущие  в  наиболее  отсталых  районах,  –  пишет  Лурия,  –  даже  отказывались  делать  какие‑либо  выводы.  Они  заявляли,  что  никогда  не  бывали  в  этом  незнакомом  месте  и  не  знают,  растет  там  хлопок  или  нет".

Привожу  запротоколированный  диалог  между  психологом  и  испытуемым:

"–  …  может  в  Англии  расти  хлопок  или  нет?

–  Я  не  знаю.

–  Подумай  об  этом.

–  Я  был  только  в  Кашгаре.  Ничего  больше  я  не  знаю.

–  Но  на  основании  того,  что  я  сказал,  может  ли  хлопок  там  расти?

–  Если  земля  хорошая,  хлопок  будет  там  расти,  но  если  там  сыро  и  земля  плохая,  он  расти  не  будет.  Если  там  похоже  на  Кашгар,  он  там  тоже  будет  расти.  Конечно,  если  почва  там  рыхлая,  он  тоже  будет  там  расти.

–  Еще  раз.  Ты  знаешь,  хлопок  растет  там,  где  жарко  и  сухо.  Но  в  Англии  холодно  и  сыро.  Может  там  расти  хлопок?

–  Если  там  холодно,  он  не  будет  расти.  Если  почва  хорошая  и  рыхлая  –  будет.

–  Но  на  какую  мысль  наводят  мои  слова?

–  Знаешь,  мы  –  мусульмане,  мы  –  кашгарцы.  Мы  никогда  нигде  не  бывали  и  не  знаем,  жарко  там  или  холодно"  [4].

И  так  далее...

Вот  еще  один  вопрос,  который  Лурия  задавал  узбекам:

1)  На  Дальнем  Севере,  где  снег,  все  медведи  белые.

2)  Новая  Земля  –  на  Дальнем  Севере.

Вопрос:  какого  цвета  там  медведи?

Вот  варианты  ответов,  даваемые  жителями  удаленных  кишлаков:

"Я  никогда  не  был  на  севере  и  никогда  не  видел  медведей".

"Если  вы  хотите,  чтобы  вам  ответили  на  этот  вопрос,  спросите  людей,  которые  там  побывали  и  видели  их".

"Разные  бывают  медведи.  Если  родился  красным,  таким  он  и  останется".

Все  попытки  заставить  их  мыслить  логично  не  заканчивались  ничем.  Но  все  эти  тесты  легко  проходили  те  узбеки,  которые  учились  в  школе  и  получили  начальное  образование.

Из  этих  экспериментов  можно  сделать  вывод  о  том,  что  абстрактная  логика,  умение  рассуждать  и  делать  выводы,  видеть  причину  и  следствие,  уменье  предвидеть  будущие  события,  умение  мыслить  логически  -  не  являются  непременным  свойством  человеческого  сознания. 

Это  значит,  что  сознание  не  может  быть  логическим  механизмом,  созданным  для  решения  головоломок.

Разумность  и  умение  абстрактно  мыслить  -  это,  видимо,  сравнительно  молодое  и  далеко  не  основное  свойство  сознание,  всего  лишь  побочный  эффект  каких-то  других  свойств  сознания,  являющийся  результатом  длительного  научения. 

Если  сознание,  как  оказалось,  вовсе  не  подразумевает  умения  абстрактно  мыслить  и  рассуждать,  то  какие  именно  свойства  сознания  стоит  признать  основными? 

Для  чего  сознание  появилось  в  ходе  эволюции,  и  какие  задачи  оно  решало? 

За  счет  чего  сознание  не  обладающего  абстрактной  логикой  и  разумом  древнего  человека  помогло  ему  выжить  в  дикой  природе  и  в  итоге  её  покорить? 

Иными  словами,  все  эти  вопросы  сводятся  к  одному  -  а  что  же  такое  сознание?

Ответ  на  эти  вопросы  еще  только  предстоит  дать.

 

Список  литературы:

1.Алексеенко  Н.Ю.  Бинауральное  взаимодействие  при  подпороговых  и  пороговых  звуковых  раздражениях.  /  Н.Ю.  Алексеенко  //  Механизмы  слуха.  –  М.  –  1967.  –  С.  174  –  181.

2.Аллахвердов  В.М.  Сознание  как  парадокс  /  В.М.  Аллахвердов.  –  СПб:  Издательство  ДНК,  2000  –  528  с.

3.Бергсон  А.  Материя  и  память.  /  А.  Бергсон.  //  Собр.  соч.  в  4-х  т.  –  М.  –1993.  –Т.  1.  –  247  с.

4.Лурия  А.Р.  Этапы  пройденного  пути:  Научная  автобиография.  /  А.Р.  Лурия.  –М.:  Изд-во  Моск.  ун-та.  –  1982.  –  С.  47  –  69.

5.Овчинникова  О.В.  Гипноз  в  экспериментальном  исследовании  личности./  О.В.  Овчинникова,  Е.Н.  Насиновская,  Н.Г.Иткин.  –  М.:  МГУ.  –  1989.  –  232  с.

6. Рутман  Э.М.  Возможности  применения  усредненных  вызванных  потенциалов  в  психофизике.  /  Э.М.  Рутман.  //  Проблемы  психофизики.  –  М.  –  1974.  –  С.  94–98.

7.  Тихомиров  О.  К.  Структура  мыслительной  деятельности  человека.  /  О.К.  Тихомиров.  –  М.  –  1969.  –  304  с.  

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий