Статья опубликована в рамках: II Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы психологии личности» (Россия, г. Новосибирск, 01 февраля 2010 г.)

Наука: Психология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Овчинников В. ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ ПОДРОСТКОВ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМННЫХ КОМПЬЮТЕРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ // Актуальные проблемы психологии личности: сб. ст. по матер. II междунар. науч.-практ. конф. № 2. Часть II. – Новосибирск: СибАК, 2010.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

ОСОБЕННОСТИ  СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ  АДАПТАЦИИ  ПОДРОСТКОВ  В  УСЛОВИЯХ  СОВРЕМННЫХ  КОМПЬЮТЕРНЫХ  ТЕХНОЛОГИЙ

Овчинников  В.А.

Аспирант  ЯрГУ,  г.  Ярославль

E-mail: 

 

Современный  мир  построен  на  базе  компьютерных  электронных  систем,  которые  проникли  фактически  во  все  сферы  деятельности  человека.  Данная  ситуация  с  каждым  годом  все  более  и  более  усугубляется.  Несмотря  на  то,  что  компьютер  существует  всего  около  50  лет,  а  первые  компьютерные  военные  сети  появились  только  в  середине  60-х  годов  прошлого  века,  весь  мир  уже  охвачен  военными  и  гражданскими  общедоступными  сетями  настолько,  что  жизнь  без  компьютеров  и  без  их  совместного  взаимодействия  в  данный  момент  уже  не  представляется  возможной.  Так  в  России  общее  количество  эксплуатируемых  в  стране  компьютеров  в  2008  году  достигло  40  млн.  штук,  что  на  28,2%  больше,  чем  в  2007  году  по  данным  Минэкономразвития.  Количество  персональных  компьютеров  на  сто  человек  по  итогам  2008  года  достигло  28  единиц,  что  по  сравнению  с  2002  годом  больше  в  3,1  раза  (т.е.  владельцами  компьютерных  машин  стал  каждый  четвертый).  Количество  же  пользователей  Интернета  на  сто  человек  населения  в  2008  году  составило  33  человека,  что  на  32%  больше,  чем  в  2007  году.  (ПРАЙМ-ТАСС,  г.  Москва,  от  9  февраля  2009  г.)  Безусловным  является  тот  факт,  что  интенсивное  внедрение  компьютерных  технологий  в  нашу  повседневную  жизнь  позволил  во  многом  облегчить  процесс  поиска  информации  и  коммуникации  людей  друг  с  другом,  оптимизировать  и  организовать  рабочие  и  бизнес-процессы,  а  также  расширить  сферу  мультимедийных  развлечений.  Но  при  всем  при  этом  накопленный  к  этому  времени  практический  опыт  наблюдения  активных  пользователей  компьютера  и  Интернета  позволил  многим  исследователям  сделать  вывод  о  возникновении  нового  типа  психологических  проблем  у  некоторых  из  них  -  так  называемой  психологической  зависимости  (или  аддикции  –  от  англ.  «addiction»  -  склонность  к  чему-л.,  пагубная  привычка)  от  компьютерных  технологий.  Такие  авторы  как  Young  K.  S.,  Griffiths,  Egger  O.,  Rauterberg  M.,  King  S.  A.,  Kennedy-Souza  B.  L.,  Petrie  H.  и  др.  впервые  стали  говорить  об  Интернет-аддикции  как  форме  психологической  зависимости  от  пребывания  в  сети  Интернет  и  общения  по  средством  чатов,  форумов  и  электронной  почты.  Другие  авторы  (Мунтян  П.,  Иванов  М.С.,  Шапкин  С.А.,  Шмелев  А.Г.)  указывают  на  такую  форму  психологической  зависимости  от  компьютера  как  аддикцию  от  компьютерных  игр. 

Количество  форм  и  проявлений  компьютерной  аддикции  столь  велико  и  неоднозначно,  что  некоторые  авторы  объединяют  весь  комплекс  этих  поведенческих  изменений  в  одну  общую  категорию.  Так  Дж.  Сулер  в  своей  книге  «Психология  киберпространства»  объединяет  вышеизложенные  формы  психологической  зависимости  от  компьютерных  технологий  в  понятие  кибераддикции  (от  англ.  cyberaddiction)  и  определяет  ее  как  зависимость  индивида  от  виртуальной  среды,  созданной  благодаря  компьютерным  технологиям.[5]

Формирование  и  развитие  компьютерной  среды  как  некой  формы  виртуальной  реальности  [3],  одновременно  являющейся  и  параллельной  и  взаимосвязанной  с  внешней  действительностью,  предъявляет  новые  требования  к  индивиду,  вступающему  во  взаимодействие  с  ней.  Привычные  формы  социализации  и  адаптации  искажаются  за  счет  этих  требований,  и  соответственно  индивид  предъявляет  иные  формы  поведения. 

В  наиболее  широком  плане  «адаптация  –  это  приспособление  человека  как  личности  к  существованию  в  обществе  в  соответствии  с  требованиями  этого  общества  и  с  собственными  потребностями,  мотивами  и  интересами».  [4,  с.  55]  При  этом  адаптационный  процесс  может  идти  3  путями  [4,  с.  69]:

1.  Направленность  вектора  активности  «наружу».  Адаптация  характеризуется  активным  влиянием  личности  на  среду,  ее  освоение  и  приспособление  к  себе.

2.  Направленность  вектора  активности  «внутрь».  Адаптация  связана  с  активным  изменением  личностью  себя,  с  коррекцией  собственных  социальных  установок  и  привычных  инструментальных,  поведенческих  стереотипов.

3.  В  случае  неприемлемости  для  личности  двух  рассмотренных  вариантов  адаптационный  процесс  протекает  по  типу  активного  поиска  в  социальном  пространстве  новой  среды  с  высоким  адаптивным  потенциалом  для  данной  личности,  т.е.  среды,  оцениваемой  самим  субъектом  как  обладающей  большим  адаптационным  потенциалом.

Наиболее  интенсивно  процесс  социализации  и  адаптации  протекает  в  подростковый  период,  когда  ведущим  видом  деятельности  в  соответствии  с  идеями  Д.  Б.  Эльконина  является  интимно-личностное  общение,  определяющее  формирование  новообразований,  характерных  для  будущей  зрелой  личности.  В  ситуации,  когда  подросток  испытывает  серьезные  затруднения  в  установлении  личностных  контактов  с  представителями  референтной  группы,  он  начинает  искать  иные  формы  адаптивного  поведения.  Компьютерная  среда  при  этом  становится  наиболее  привлекательной  с  точки  зрения  социальной  доступности  средой  адаптации  (97%  респондентов  в  нашем  исследовании  имели  постоянный  доступ  к  компьютеру).  Взаимодействие  с  компьютерной  средой  в  свою  очередь  обуславливает  формирование  у  подростка  нового  вида  деятельности  –  компьютеризированной  деятельности,  преобладание  которой  соответственно  может  тормозить  развитие  интимно-личностной  сферы.  При  этом  трудности  в  интимно-личностном  общении  подростка  могут  быть  связаны  с  неразвитостью  его  личностных  структур,  отражающими  в  соответствии  с  идеями  Р.  Даймонда  и  К.  Роджерса  его  социально-психологическую  адаптированность.  В  целом  эти  структуры  реализуются  в  двух  сферах: 

§внутренней  (внутриличностной),  к  которой  относятся  такие  образования  как  принятие  себя,  эмоциональный  комфорт,  психоэмоциональная  стабильность,  позитивная  Я-концепция,  развитость  восприятия  социальной  поддержки,  интернальный  локус  контроля  над  средой,  и  т.д. 

§внешней  (сфере  взаимодействия  с  социумом),  к  которой  можно  отнести  принятие  других,  межличностную  синзетивность,  эмпатию  и  аффилиацию,  относительно  низкую  чувствительность  к  отвержению,  развитые  коммуникативные  навыки  и  т.д. 

Таким  образом,  именно  слабая  сформированность  этих  структур  снижает  успешность  подростка  в  интимно-личностном  общении,  а  компьютеризированная  деятельность  при  этом  приводит  к  более  эффективной  адаптации  в  компьютерной  среде,  что  в  целом  составляет  картину  современного  кибераддикта.

К  настоящему  моменту  весь  накопленный  теоретический  материал  по  данной  проблематике  носит  в  большинстве  случаев  описательный  характер.  При  этом  многими  исследователями  данной  проблемы  остается  не  учтенным  социально-психологический  контекст  формирования  кибераддикции.  Для  восполнения  пробела  в  существующих  данных  и  проводится  данное  исследование. 

Гипотезами  нашего  исследования  мы  сформулировали  следующие:

В  период  внедрения  компьютерных  информационных  технологий  в  повседневную  реальность  современных  подростков  происходит  преобладание  их  процессов  адаптации  к  компьютерной  среде,  по  сравнению  с  процессами  социально-психологической  адаптации.  А  именно:

1.Подростки  со  сформированными  показателями  кибераддикции  обладают  более  низким  уровнем  социально-психологической  адаптированности  по  сравнению  с  подростками,  у  которых  кибераддикция  не  выражена.

2.Психологическими  условиями  преодоления  кибераддикции  у  подростков  могут  выступать  -  развитие  внутриличностных  ресурсов  социально-психологической  адаптивности  подростков  и  развитие  сферы  межличностного  взаимодействия  подростков.  Эти  условия  могут  быть  созданы  в  рамках  тренинга  социально-психологической  адаптивности  подростков.

Методики  исследования:

В  качестве  основной  методики  исследования  актуального  уровня  кибераддикции  подростков  нами  был  предложен  опросник,  основанный  на  предлагаемой  нами  структурой  кибераддикции,  в  которой  выделяется  2  уровня:  содержательный  –  представленный  компьютерной  игровой  и  Интернет  аддикцией,  и  формально-операциональным,  представленным  компьютерной  аддикцией.  Соответственно  здесь  выделяется  3  шкалы:  компьютерная  аддикция  -  КА,  компьютерная  игровая  аддикция  -  КИА,  Интернет  аддикция  -  ИА.  При  разработке  в  основу  ОКА  нами  были  положены  критерии  Интернет  аддикции  К.  Янг  и  И.  Голдберга,  а  также  компьютерной  аддикции  П.  Мунтяна,  структурированные  в  соответствии  с  5  сферами  проявления  кибераддикции:  соматической  (только  для  шкалы  КА),  эмоциональной,  когнитивной,  поведенческой  и  социально-коммуникативной.  Опросник  состоит  из  55  утверждений,  которые  испытуемый  должен  оценить  по  4  бальной  шкале  (от  0  –  «никогда»,  до  4  –  «всегда»).  Апробация  теста  проводилась  на  175  испытуемых.  В  ходе  статистического  анализа  ОКА  были  получены  результаты,  свидетельствующие  о  хорошей  внутренней  согласованности  по  α-Кронбаха  (КА  -  0,8985;  КИА  -  0,8364  и  ИА  -  0,8474),  а  также  статистически  значимая  на  1%  уровне  интеркорреляция  шкал  по  Спирмену  (КА  и  КИА  -  0,  666,  КА  и  ИА  -  0,494,  КИА  и  ИА  -  0,328).  Нами  также  был  проведен  анализ  результатов  корреляции  пунктов  опросника  с  его  шкалами  (коэффициент  корреляции  Спирмена).  Данный  опросник  является  пилотным,  требующим  дальнейшей  проработки,  но  полученные  первичные  статистические  показатели  являются  удовлетворительными,  что  позволяет  нам  использовать  этот  диагностический  инструмент  в  нашем  исследовании.  Также  мы  использовали  анкету  на  выявление  степени  использования  компьютера  подростками,  шкалу  социально-психологической  адаптированности  К.  Роджерса  и  Р.  Даймонда,  в  адаптации  А.  К.  Осницкого,  опросник  самоотношения  В.В.  Столина  и  С.Р.  Пантелеева  и  тест  коммуникативных  умений  Л.  Михельсона.

Выборка  испытуемых:  учащиеся  8-11  классов  общеобразовательных  школ  в  количестве  182  человек.

Результаты  исследования:

Первоначальная  диагностика  кибераддикции  показала,  что  у  12%  (около  24  чел.)  –  кибераддикция  выражена.  При  этом  у  0,5%  диагностировался  высокий,  патологический  уровень  (1  чел).  Для  того,  чтобы  выявить  взаимосвязь  показателей  кибераддикции  подростков  с  уровнем  развития  их  социально-психологической  адаптированности,  мы  провели  корреляционный  анализ  (коэффициент  корреляции  Спирмена)  данных  и  получили  следующие  результаты.  Для  групп  с  компьютерной  и  компьютерной  игровой  аддикциями  корреляция  со  всеми  шкалами  СПА  (за  исключением  «доминирование»)  статистически  значима  для  шкалы  «адаптированность»  и  «эскапия»  -  на  1%;  для  шкал  «приятие  себя»,  «приятие  других»,  «интернальность»  -  на  5%.  Для  группы  Интернет-аддикцией  корреляция  со  шкалами  СПА  –  статистически  не  значима,  за  исключением  шкалы  «эскапия»  (1%).  Также  нами  было  установлено,  что  мальчики  чаще,  чем  девочки  используют  такие  адддиктивные  модели  поведения  как  компьютерная  игровая  (на  1%)  и  компьютерная  (на  5  %)  аддикции.

В  целом,  подводя  итог  данному  этапу  нашего  исследования,  мы  можем  сделать  вывод  о  том,  что  в  случае  выраженности  таких  показателей  кибераддикции  как  компьютерная  и  компьютерная  игровая  аддкиции  у  подростков,  особенно  мальчиков,  можно  диагностировать  трудности  в  социально-психологической  адаптации.  В  случае  же  выраженности  Интернет-аддикции  такой  закономерности  нами  выявлено  не  было,  что  обуславливает  необходимость  проведения  более  глубоких  и  детальных  исследований  в  этом  направлении.

По  итогам  проведенного  нами  тренинга  социально-психологической  адаптивности  прослеживается  положительная  динамика  по  всем  параметрам  эффективности.  Статистически  такая  динамика  значима  для  шкал:  самоотношения,  интернальности,  приятия  других,  коммуникативной  компетентности  на  1%,  и  для  шкал  приятия  себя  и  ожидаемого  отношение  других  на  5%.  При  этом  положительная  динамика  показателей  социально-психологической  адаптированности  прослеживается  по  шкалам:  адаптированности,  приятия  других,  эмоционального  комфорта,  интернальности  на  1%,  для  шкалы  приятие  себя  на  5%,  статистически  не  значимы  для  шкал  доминирования  и  эскапии.  Динамика  показателей  кибераддикции  до  и  после  тренинга  социально-психологической  адаптивности  статистически  значима  для  шкал  компьютерной  и  компьютерной  игровой  аддикций  (5%). 

Таким  образом,  мы  можем  сделать  вывод  о  том,  что  тренинг  социально-психологической  адаптивности  был  эффективен  для  снижения  напряженности  показателей  компьютерной  и  компьютерной  игровой  аддикций.  В  случае  Интернет-аддикции  значимых  изменений  нами  зафиксировано  не  было. 

Проведенное  исследование  носит  дискуссионный  характер,  но  несмотря  на  это  уже  можно  с  уверенностью  утверждать  о  значимых  изменениях  в  структуре  социально-психологической  адаптации  современных  подростков,  чрезмерно  увлеченных  компьютерными  технологиями. 

 

Список  литературы:

1.Короленко  Ц.  П.  Аддиктивное  поведение.  Общая  характеристика  и  закономерности  развития  //  Обозр.  психиат.  и  мед.  психол.,  –1991.  –  №1.  –  С.  8–15  с.

2.Леонова  Л.  Г.,  Бочкарёва  Н.  Л.  Вопросы  профилактики  аддиктивного  поведения  в  подростковом  возрасте.  Учебно-методическое  пособие  под  ред.  Короленко  Ц.  П.  –  Новосибирск:  НМИ,  1998.  –  19  с. 

3.Носов  Н.А.  Манифест  виртуалистики.  –  М.:  Путь,  2001.  –  17  с. 

4.Психология  адаптации  личности.  Анализ.  Теория.  Практика  /  А.  А.  Реан,  А.  Р.  Кудашев,  А.  А.  Баранов.  –  СПб.:  прайм  –  Евро-знак,  2006.  –  479  с. 

5.Suler,  J.  The  basic  psychological  features  of  cyberspace  //  The  Psychology  of  Cyberspace.  2002.  URL:  http://www.rider.edu/suler/psycyber  (дата  обращения:  5.11.2009)

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий