Статья опубликована в рамках: II Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы психологии личности» (Россия, г. Новосибирск, 01 февраля 2010 г.)

Наука: Психология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Комарова А. ГЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ИЗУЧЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ ЛЖИ И ОБРАЗА ЛЖИВОГО ЧЕЛОВЕКА // Актуальные проблемы психологии личности: сб. ст. по матер. II междунар. науч.-практ. конф. № 2. Часть I. – Новосибирск: СибАК, 2010.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

ГЕНДЕРНЫЕ  ОСОБЕННОСТИ  ИЗУЧЕНИЯ  ПРОБЛЕМЫ  ЛЖИ  И  ОБРАЗА  ЛЖИВОГО  ЧЕЛОВЕКА

Комарова  А.В.

К.пс.н.,  доцент  ПГУПС,  г.  Санкт-Петербург

E-mailalex_komarova@mail.ru

 

В  общественном  сознании  сложились  противоречивые  отношения  к  соотношению  лживости  и  честности  у  представителей  разных  полов.  Так,  Ф.М.  Достоевский  писал:  «В  нашей  женщине  все  более  и  более  замечается  искренность,  настойчивость,  серьезность  и  честь,  искание  правды  и  жертва,  да  и  всегда  в  русской  женщине  все  это  было  выше,  чем  у  мужчин.  Это  несомненно,  несмотря  на  все  даже  теперешние  уклонения.  Женщина  меньше  лжет,  многие  даже  совсем  не  лгут,  а  мужчин  почти  нет  нелгущих…»  [2,  с.148].  А  известнейший  мыслитель  Н.А.  Бердяев  придерживался  иной  точки  зрения:  «…Женщина  лживее  мужчин,  ложь  есть  самозащита,  выработанная  историческим  бесправием  женщин  со  времен  победы  патриархата  над  матриархатом»  [1]. 

Одним  из  первых  психологических  исследований,  указывающим  на  гендерные  различия  лжи  и  обмана,  было  исследование  В.  Штерна  (1904).  Им  было  установлено  различие  между  мальчиками  и  девочками  при  развитии  у  них  правильности  и  точности  в  высказываниях  в  период  от  7  до  14  лет.  До  10  лет  у  девочек  слабо  развивается  правильность  и  точность  в  высказываниях,  а  с  10  лет  развивается  быстро  и  хорошо.  У  мальчиков  до  10  лет  точность  и  верность  в  высказываниях  растет  очень  сильно,  а  затем  слабо.  Также  было  отмечено,  что  девочки  в  своих  рассказах  предпочитают  «личные»,  а  мальчики  «внеличные»  категории,  а  точность  высказываний  о  цветах  у  девочек  ниже,  чем  у  мальчиков.  В.  Штерн  объяснил,  что  предпочтение  личного  перед  внеличным  является  следствием  заторможенности  развития  девочек,  отсутствием  критичности.  В.В.  Зеньковский,  анализируя  результаты  исследования  В.  Штерна,  указывает  на  более  глубокие  особенности  в  духовной  жизни  девочек  [3].

Современные  психологические  исследованиями  Б.  Де  Пауло  и  ее  коллег  (1996),  представленные  О.  Фраем,  установили,  что  мужчинам  и  женщинам  свойственны  различные  типы  лжи.  Мужчины  чаще  прибегают  к  самоориентированной  лжи,  женщины  –  ко  лжи  ориентированной  на  других,  особенно  при  общении  с  другими  женщинами.

Ими  было  установлено  также,  что  женщины,  по  сравнению  с  мужчинами,  выражают  больше  позитивных  чувств,  находят  и  преувеличивают  достоинства  человека  или  результат  его  труда  в  ситуации,  способной  затронуть  чувства  собеседника,  доставить  ему  неприятность  [9].  В  результате,  как  женщины,  так  и  мужчины  более  положительно  отзываются  о  разговорах  с  женщинами,  чем  с  мужчинами  (DePaulo,  1993).

К.  Саарни  (Saarni,  1984)  продемонстрировал  факт,  что  женщины  используют  ложь,  ориентированную  на  других  уже  в  раннем  детстве  [8].

Исследования  Б.  Де  Пауло,  О  Фрайя  и  других    установили,  что  мужчины  и  женщины  ведут  себя  по  –  разному,  когда  лгут.  Женщины  чувствуют  себя  более  дискомфортно,  чем  мужчины.  Они  сильнее  переживают  чувство  вины,  тревоги,  страха,  чем  мужчины.  В  ситуации,  когда  они  были  обмануты,  как  отмечают  сами  женщины,  они  были  более  озлобленными,  чем  мужчины.  А  также  ложь  оказала  более  негативное  воздействие  на  взаимоотношение  с  лжецом  для  женщин,  чем  для  мужчин.  Они  чаще  вспоминали  о  таких  случаях  [9].

Так  В.В.  Знаков  (1993)  отмечает,  что  у  женщин  первоисточником  лжи  может  выступать  «маленькая  неправда»,  обеспечивающая  естественную  потребность  наилучшим  образом  представить  себя  в  глазах  собеседника.  Затем  в  результате  срабатывания  защитных  механизмов,  переходит  в  привычку,  когда  сознательный  обман  и  даже  ложь  становятся  компонентом  нравственного  сознания  личности  [6,  с.75].  У  мужчин  ложь  чаще  бывает  ситуативной,  они,  по  мнению  В.В.  Знакова,  точнее  могут  описать  ситуации,  в  которых  лгут  и  отчетливее  осознают,  с  какой  целью  это  делают,  следовательно,  критичнее  женщин  относятся  к  собственной  честности,  что  может  приводить  к  занижению  самооценки  [6,  с.76]. 

Исследования  В.В.  Знакова  (1997)  направлены  также  на  выявление  половых  различий  в  понимании  лжи  и  обмана.  Женщины,  как  показывает  его  исследование,  считают  более  вредной  в  общении  ложь,  а  мужчины  –  обман.  «Описывая  сущность  обмана,  мужчины  обычно  дают  оценку  суждений,  не  соответствующих  объективной  реальности  ведущих  к  реальным  материальным  потерям.  Женщины  подчеркивают,  что  в  общении  наиболее  сильное  эмоциональное  впечатление  вызывает  не  искажение  фактов,  а  ложь,  с  целью  сокрытия  или  представления  в  неверном  свете  подлинных  мыслей  и  чувств»  [5].

Мужчины,  как  показало  исследование  В.В.  Знакова,  рационально  осмысливают  различия  лжи,  неправды  и  обмана,  принимают  решение  об  их  допустимости  в  зависимости  от  конкретной  ситуации.  «Основанное  на  знании  понимание  как  бы  защищает  их  от  необходимости  не  только  повторного  осмысления,  но  и  сильных  эмоциональных  переживаний  в  тех  случаях,  когда  они  решились  на  ложь  или  обман»  [7,  с.204-205].  Для  женщин  при  определении  сущности  неправды,  лжи  и  обмана,  как  пишет  В.В.  Знаков,  является  не  объективность  достоверного  знания,  а  вера  в  правильность  понимания  проблемы.  «У  испытуемых  женской  части  выборки  внутренняя  детерминация  искажения  истины  как  нравственного  или  аморального  поступка  обусловлена,  прежде  всего,  ценностными  переживаниями».  В.В.  Знаков  делает  вывод,  что  женщины  понимают  обсуждаемые  феномены  так  или  иначе  не  по  тому,  что  попали  в  конкретную  ситуацию  морального  выбора,  а  потому,  что  эгоцентрическое  или  добродетельное  понимание  лжи  соответствует  ее  нравственным  переживаниям  и  психологическим  особенностям  личности  [7].

Рассматривая  макиавеллизм  и  феномен  вранья,  В.В.  Знаков  (1999)  указывает,  что  женщины  приписывают  честности  более  высокий  ранг  в  субъективной  иерархии  ценностей,  чем  мужчины.  «Однако  если  уж  они  лгут,  то  в  отличие  от  мужчин,  предпочитают  не  эгоцентрическую,  инструментальную  ложь,  а  добродетельную  «ложь  во  спасение».  У  женщин,  в  среднем,  показатели  макиавеллизма  ниже  чем,  у  мужчин,  соответственно,  они  понимают  вранье  в  межличностном  общении,  основываясь  на  необходимости  поддержки  и  психологической  близости  с  партнером,  а  мужчины  с  позиции  сохранения  компетентности  и  возможности  управления  ходом  развития  коммуникативного  процесса»  [4]. 

Эти  данные  согласуются  с  данными  зарубежных  исследований,  которые  показывают,  что  мужчин  в  общении  отличает  ориентация  на  себя,  доминирование  и  контроль  над  партнерами,  а  женщин  –  ориентация  других,  заинтересованность  в  собеседники  и  желание  быть  с  ним.

Также  В.В.  Знаков  отмечает,  что  в  медицинской  практике  в  ситуации,  когда  больному  необходимо  сообщить  неблагоприятный  диагноз,  врачи  -  женщины  с  большей  вероятностью  соглашаются,  что  правда  должна  быть  сказана,  и  не  склонны  соглашаться  с  ложью.

П.И.  Юнацкевич  и  В.А.  Кулганов  (1999)  рассматривают  различия  мужской  и  женской  лжи  в  браке  и  близких  отношениях.  Они  отмечают,  что  женщины  лгут  чаще,  а  мужчины  систематически.  «Когда  женщина  обманывает  мужа,  она  действует  обдуманно.  Мужчины  обманывают  из  глупости,  соблазна,  импульсивности»  [11,  с.26].    Также  указывают,  что  мужчины  и  женщины  часто  лгут  в  семейных  отношениях  из-за  нежелания  обострять  сложную  семейную  ситуацию,  из-за  дефицита  уверенности  в  себе  и  общественного  признания,  страх  потери  партнера.

Результаты  эмпирического  исследования  лживости  у  студентов  в  женской  и  мужской  выборке,  полученные  И.А.  Церковной  (2005),  свидетельствуют  о  том,  что  у  женщин  лживое  отрицание  и  демонстрация  активности,  эмоций,  независимости  –  социально  ориентированы.  «Мужчины  проявляют  лживость  в  высказываниях  собственного  мнения,  при  демонстрации  положительных  и  отрицательных  эмоций,  что  позволяет  им  избегать  зависимости,  неудачи,  сохранить  самооценку»  [10,  с.14]. 

И.А.  Церковной  также  выявлено,  что  в  мужской  выборке,  в  отличие  от  женской,  наблюдается  одновременно  лживое  отрицание  субъектного  и  социально  значимого  результата,  происходящее  на  «фоне  неудачной  лживой  попытки  скрыть  свою  некомпетентность,  представить  себя  в  лучшем  свете»        [10,  с.15].  Женщины  лживо  отрицают  эгоцентрическую  мотивацию,  зависимость  от  других  людей  или  внешних  обстоятельств,  пассивность,  необязательность,  а  также  скрывают  личную  заинтересованность  в  достижении  социально  значимого  результата.

Данным  исследователем  делается  вывод,  что  у  женщин  лживость  более  дифференцирована,  чем  у  мужчин.  Мужская  ложь  более  существенна  в  субъектности,  женская    -  при  достижении  общественно  значимого  результата.

Нами  было  проведено  исследование  (А.В.  Комарова,  В.Л.  Ситников,  2006  -  2008),  направленное  на  выявление  гендерной  специфики  образов  лживого  человека  в  сознании  учащихся  разного  возраста.  В  исследовании  приняли  участие  учащиеся  средних  общеобразовательных  школ  и  вузов  Санкт-Петербурга  и  Ленинградской  области:  учащиеся  2-4  класса  (143  человека,  из  них:  73  девочки  и  70  мальчиков);  учащиеся  7-9  класса  (309  человек,  из  них:  155  девочек  и  154  мальчика)  и  студенты  1-4  курса  дневного  отделения  психологических  и  педагогических  специальностей  (122  человека,  из  них:  64  девушки  и  58  юношей).

Для  изучения  образов  лживого  в  сознании  школьников  и  студентов  была  использована  методика  В.Л.Ситникова  «СОЧ(И)  –  структура  образа  человека  (иерархическая)».

На  основе  выполненного  анализа  образов  лживого  человека  в  сознании  учащихся  разного  возраста  дифференцированных  по  гендерному  признаку  было  выявлено,  что  мальчики  младшего  школьного  возраста  описывают  лживого  человека  конкретно,  в  реальных  социальных  ситуациях.  Мальчики,  учащиеся  в  средней  школе  и  юноши  –  студенты  выражают  к  лживому  человеку  больше  личностное  отношение,  характеризуя  вне  конкретных  социальных  ситуаций.  У  мальчиков,  учащихся  в  средней  школе,  отражение  лжеца  ограничивается  выражением  эмоционально  –  личностного  отношения,  а  у  юношей  –  студентов  кроме  эмоционально  личностного  отношения  оно  носит  осознанный  и  осмысленный  характер.

Девочки  младшего  школьного  возраста  склонны  наделять  лжеца  внешними  признаками  и  социальными  качествами,  направленными  во  вне.    Старшие  девочки  и  девушки  выражают  к  лжецу  эмоционально-личностное  отношение,  наделяют  его  более  сложными  по  содержанию  личностными  качествами.  Образ  лживого  человека,  сложившийся  у  девочек,  учащихся  в  средней  школе,  практически  не  отличается  от  образа  студенток,  у  которых  он  становится  менее  эмоционально  окрашенным  и  больше  отражает  особенности  поведения  личности  (уровень  достоверности  99%).

Мальчики  младшего  школьного  возраста  чаще  наделяют  лживого  человека  интеллектуальными,  деятельностными  характеристиками,  а  девочки  телесными,  волевыми,  конвенциональными  (уровень  достоверности  99%).  Образ  лживого  человека  у  мальчиков  эгоцентричен  и  отражает  характеристики  значимые,  прежде  всего,  для  него  самого,  а  девочки  в  аналогичных  образах  отражают,  как  правило,  социально  значимые  человеческие  качества.

Мальчики,  и  девочки,  учащиеся  в  средней  школе,  различают  оба  образа  (лживого  и  правдивого  человека)  по  волевым  характеристикам,  но  у  девочек  этими  качествами  больше  наделен  правдивый  человек,  а  у  мальчиков  –  лживый.  Интеллектуальными  качествами  в  восприятии  подростков  обоего  пола  наделен  больше  правдивый  человек. 

Лживый  человек  у  мальчиков  наделяется  большим  количеством  поведенческих  характеристик,  чем  правдивый  человек,  а  у  девочек  наоборот.  Большим  социальным  интеллектом  характеризуется  образ  лживого  человека  по  сравнению  с  образом  правдивого  человека  у  девочек,  а  у  мальчиков  наоборот  (все  различия  на  уровне  достоверности  99%).  Такое  наделение  образов  характеристиками,  связано  с  тем,  что  мальчики  больше  ориентируются  на  самих  себя,  на  желаемые  для  себя  качества,  а  девочки  на  самопрезентацию.

Структуры  лживого  человека  в  сознании  юношей  и  девушек  –  студентов  отражают  гендерные  стереотипы,  девушки  наделяют  образ  большей  эмоциональностью,  а  юношей  -  активностью.  Достоверных  различий  по  гендерному  признаку  в  образах  лживого  человека  выявлено  не  было.

 

Список  литературы:

1.Бердяев  Н.А.  Самопознание.  /  Н.А.  Бердяев.  –  М.:  Книга,  1991.  –  446  с.

2.Достоевский,  Ф.М.  Нечто  о  вранье  /  Ф.М.  Достоевский  //  Собр.  Соч.:  в  15  т.  –  СПб.:  Наука,  1994.  –  Т.12.

3.Зеньковский  В.В.  Психология  детства.  /  В.В.  Зеньковский.  –  Екатеринбург:  Деловая  книга,  1995.  –  346  с.

4.Знаков  В.В.  Макиавеллизм  и  феномен  вранья.  /  В.В.  Знаков  //  Вопросы  психологии.  –  1999.  -  №6.  –  С.  59-69.

5.Знаков  В.В.  Половые  различия  в  понимании  неправды,  лжи  и  обмана.                                              /  В.В.  Знаков  //  Психологический  журнал,  1997.  –  Том  18.  –  №1.  –  С.  38-49.

6.Знаков  В.В.  Правда  и  ложь  в  сознании  русского  народа  и  современной  психологии  понимания.  /  В.В.  Знаков.  –  М.:  Институт  психологии  РАН,  1993.  –  116  с.

7.Знаков  В.В.  Психология  понимания  правды.  /  В.В.  Знаков.  -  СПб.:  Алетейя,  1999.  –  287  c.

8.Исследуем  ложь:  Теории,  практика  обнаружения:  [Пер.  с  англ.]  /  Под  ред.  Майкла  Льюиса,  Кэролин  Саарни.  –  СПб.:  прайм-ЕВРОЗНАК,  2004.  –  282  с.

9.Фрай  О.  Детекция  лжи  и  обмана.  /  О.  Фрай.  –  СПб.:  Прайм-ЕВРОЗНАК,  2005.-  320  с.

10.Церковная  И.А.  Многомерно-функциональное  исследование  лживости  как  индивидуально-психологической  особенности  личности.  /И.А.  Церковная.    Автореф.  дис.  на  соиск.  учен.  степ.  канд.  психол.  наук.  –  Екатеринбург,  2005.  –  20с.

11.Юнацкевич  П.И.,  Кулганов,  В.А.  Психология  обмана.  Учебное  пособие  для  честного  человека.  /  П.И.  Юнацкевич,  В.А.  Кулганов.  –  СПб.:  Атон,  1999.  –  320  с.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий