Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: LV Международной научно-практической конференции «Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки» (Россия, г. Новосибирск, 07 февраля 2022 г.)

Наука: Культурология

Секция: Теория и история культуры

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Клычева Е.Г. ПОВСЕДНЕВНАЯ КУЛЬТУРА ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ В КОНТЕКСТЕ ЛАНДШАФТОВЕДЧЕСКОГО ПОДХОДА И ИСТОРИЧЕСКОГО МЕТОДА НА ПРИМЕРЕ ОБРАЗЦОВЫХ ХОЗЯЙСТВ ЮГА ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА // Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки: сб. ст. по матер. LV междунар. науч.-практ. конф. № 2(47). – Новосибирск: СибАК, 2022. – С. 32-42.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПОВСЕДНЕВНАЯ КУЛЬТУРА ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ В КОНТЕКСТЕ ЛАНДШАФТОВЕДЧЕСКОГО ПОДХОДА И ИСТОРИЧЕСКОГО МЕТОДА НА ПРИМЕРЕ ОБРАЗЦОВЫХ ХОЗЯЙСТВ ЮГА ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

Клычева Елена Геннадьевна

учитель истории и обществознания, МКОУ вечерняя (сменная) ОШ с. Тополево Хабаровского муниципального района Хабаровского края,

РФ г. Хабаровск

АННОТАЦИЯ

В статье рассматривается формирование аграрного культурного ландшафта некоторых районов юга Дальнего Востока конца ХIХ – начала ХХ вв. На примере представителей дворянского сословия показана рациональная деятельность в освоении дальневосточных земель, способствовавшая не только сохранению природных ландшафтов, но и их преображению, и формированию культуры землепользования, которая нашла свое продолжение в хозяйствах современных дальневосточников.

ABSTRACT

The article considers the formation of the agrarian cultural landscape of some areas of the south of the Far East of the late XIX - early XX centuries. On the example of representatives of the nobility, rational activity in the development of the Far Eastern lands is shown, which contributed not only to the preservation of natural landscapes, but also to their transformation, and the formation of a culture of land use, which found its continuation in the farms of modern Far Easterners.

 

Ключевые слова: культурный ландшафт; образцовые хозяйства; повседневная культура землепользования; дворяне; историческая преемственность; Дальний Восток.

Keywords: cultural landscape; model farms; everyday culture of land use; nobles; historical continuity; the Far East.

 

Одним из факторов историко-культурного развития любой территории является географический ландшафт. «Ландшафт всегда был основой человеческого существования – той материальной основой, по которой человек передвигался, которая его питала, в буквальном смысле служила ему опорой... Ландшафт составлял повседневный фон зрительных ощущений человека, ту среду, с которой он соотносил результаты собственной созидательной деятельности…» [5, с. 5].

Результатом целенаправленного изменения человеком природы стали культурные ландшафты. Культурный ландшафт представляет собой природно-социокультурный территориальный комплекс. Его структура включает сообщество людей, природную среду их обитания, хозяйственную деятельность, способствующую в том числе формированию поселений, языковую систему и духовную культуру [12].

Культурные ландшафты обогатили природную среду элементами материальной культуры и землепользования предыдущих поколений, которые сохранились до наших дней. По В.Л. Каганскому они являются закономерным сочетанием в пространстве элементов природы и культуры.

В культурном ландшафте живут все люди. Представление о культурном ландшафте дает возможность и основание понять, «прочесть» пространство нашей обыденности на определенном фоне, поместить его в концептуальные рамки и увидеть смысловой контекст [11].

О взаимодействии и взаимовлиянии культуры и окружающей среды, этноса и ландшафта писали в своих трудах Л.Н. Гумилёв, В.И. Вернадский, Л.И. Мечников, Д.С. Лихачев, Ю.А. Веденин, С.Н. Иконникова С.Н., В.Л. Каганский и др.

Современные исследователи выделяют несколько типов культурных ландшафтов: на основе сочетания исторической деятельности и исторических функций, определивших специфические социокультурные особенности ландшафта или же только по функциональным принципам. К первому типу относятся ландшафты: сельский, селитебный, сакральный, рекреационный, промысловый, исторический индустриальный, заповедный, мемориальный. Ко второму типу культурных ландшафтов относятся чётко выраженные группы, соотносимые со следующими типами культурного ландшафта: усадебным, дворцово-парковым, монастырским, горнозаводским, ландшафтами полей сражений, архаичными сельскими, городскими, историко-археологическими [15].

Большую часть культурных ландшафтов составляют сельские (аграрные). Среди официально признанных их преобладающее большинство — 55%. [15]. К сельскохозяйственным ландшафтам относятся поля, пашни, пастбища, луга, огороды и сады.

Культурный сельский ландшафт формировался в процессе повседневной жизнедеятельности людей. По своей сути он не является однородным. Как отмечает М.Е. Кулешова, сельские ландшафты могут сочетаться, например, с селитебными ландшафтами и могут включать небольшие города, монастырские или иные сакральные территории, археологические места, садово-парковые комплексы [15]. Но прежде всего к селитебным ландшафтам необходимо отнести села, деревни, хутора, усадьбы – сельские населенные пункты, основанные вблизи обрабатываемых земель. Сельские ландшафты могут сочетаться также с рекреационными ландшафтами, которые стали местами отдыха различных слоев населения. Сельский (аграрный) ландшафт можно назвать первичным по отношению к остальным культурным ландшафтам.

Характерной чертой сельского ландшафта является сочетание разнообразных материальных и духовных культур, разных социальных групп и этносов. Все остальные виды культурных ландшафтов имеют вторичное происхождение. Живя на земле, осваивая новые пространства, человек, прежде всего, работал и преобразовывал землю, вкладывая в нее свою душу. Неслучайно, первичное понятие культуры в латинском языке означало «возделывание почвы» (cultura) от термина colere, означающим: населять, культивировать, возделывать, ухаживать, почитать, покровительствовать.

Особая роль в культурном пространстве, как среде повседневной жизни людей, принадлежит регионам. «Именно в регионах определяются наиболее оптимальные подходы к социальному и культурному проектированию среды, органично связанные с традициями и исторической памятью» [10, с. 35].

Своеобразие культурных пространств как региональных феноменов исторически формировалось по компенсаторному принципу, в ходе адаптации общенациональной культурной традиции к местным условиям жизнедеятельности и повседневного быта. Это обеспечивало неразрывную связь региональной и общенациональной культур [19].

Одной из важнейших функций культурного ландшафта является его особая роль в трансляции исторической памяти Земли. С одной стороны, значительная часть исторической памяти исчезает и оказывается невостребованной обществом, с другой, общество стремится сохранить свою историческую память и даже расширить ее объемы и содержание [4].

В данной работе осуществлен сравнительный анализ культурного аграрного ландшафта южной части Дальнего Востока второй половины ХIХ – начала ХХ вв. и современного периода – 20-х гг. ХХI в. Знание истории культурного ландшафта наших предков представляет огромную ценность, так как дает возможность трансляции многих, в том числе и забытых, видов деятельности.

Начало формирования общего культурного аграрного ландшафта Дальнего Востока приходится на вторую половину ХIХ – начало ХХ вв. и связано с освоением региона. Решая геополитические задачи в Приамурье и Приморье во второй половине ХIХ в., правительство принимает ряд законов, которые благоприятствовали переселению людей из западных регионов и освоению новых земель. В апреле 1861 г. российское правительство определило «Правила для поселения русских и инородцев в Амурской и Приморской областях». Оба региона объявлялись правительством открытыми для освоения не только для крестьян, не имеющих земли, но и предприимчивых людей всех сословий. Данные «Правила» повлияли на формирование культурного ландшафта Дальневосточного края.

Для понимания степени культурного землепользования разных районов данного региона необходимо обратиться к географическому ландшафту.

«Дальний Восток занимает более одной трети России и включает в себя три края – Камчатский, Приморский и Хабаровский, три области – Амурскую, Магаданскую и Сахалинскую, Чукотский автономный округ и Еврейскую автономную область. Из-за своей удаленности от Европейской части России, его часто называют «краем света». Регион удалён от главных экономических районов России, расположенных в европейской части. Причем тяжелейшие природные условия наблюдаются на большей части территории (арктический, субарктический, умеренный резко континентальный и умеренный муссонный климат, вечная мерзлота, низкие температуры, сильные ветры), повышенная сейсмичность и наличие действующих вулканов. Дальневосточный север располагается за полярным кругом, поэтому снежные покровы здесь полностью не исчезают даже летом» [13].

Большая часть Дальнего Востока (около 75% территории) занята плоскогорьями и невысокими нагорьями (до 1000-2000 м.). На Тихоокеанском побережье преобладают молодые горы, плоскогорья, горные цепи и хребты. Самые крупные горные образования – хребты Сихотэ-Алинь, Буренский, Верхоянский, Становой, Джугджурский, Корякский, а также Чукотское и Алданское нагорья. Почти гористый ландшафт, постепенно понижается к Тихому океану. Равнины и низменности занимают лишь сравнительно небольшие площади (около 25% территории), в основном по речным долинам [7]. Для земледелия природой была отведена обширная равнина между реками Зеей и Буреей, а также широкая полоса вдоль берегов Амура, а в Приморье низменности при реках, озерах, бухтах. Климат мягче, чем во внутренних районах континента, отличается повышенной влажностью, увеличивающейся к океану. Множество горных рек с быстрым течением нередко смывало почву с горных склонов, а по весне затопляло берега. Наиболее благоприятными природными условиями выделяется Зейско-Бурейская равнина в Амурской области и Приханкайская низменность в Приморском крае, почвы которых богаты гумусом. [16]. Результатом повседневной работы, на дальневосточной земле стали созданные людьми хозяйства. В зависимости от экономических возможностей, личных потребностей, уровня образования, знаний и опыта, национальных особенностей, а также личной внутренней мотивации, уровень этих  хозяйств был различный. Проанализируем образцовые хозяйства различных районов юга Дальнего Востока.

Образцовыми хозяйствами в среде частных собственников стали хозяйства дальневосточных дворян. Это самая немногочисленная группа землепользователей, которая встала на путь модернизации собственной экономики и культуры края. Новизна полученных ими результатов в масштабах Дальневосточного региона имела и имеет культурную ценность и значимость.

Наиболее известными представителями дальневосточного дворянства, основателями образцовых хозяйств были польские дворяне: Михаил Иванович Янковский и Петр Александрович Биршерт. Оба были участниками национально-освободительного восстания в Польше 1863 г., лишены прав и состояния, высланы на каторгу в Сибирь. После освобождения им было запрещено возвращаться на Родину. Поселившись на Дальнем Востоке, они надеялись обрести здесь вторую родину. В отличие от представителей своего сословия, проживавших в западных регионах России и имеющих родовитые имения, налаженное хозяйство и быт, дальневосточные дворяне были «пионерами» на дальневосточной земле наравне с крестьянством. Для них ведение хозяйства было повседневным занятием. Это был их источник дохода. Образованные, более рациональные, чем крестьяне, они понимали, что шаблон европейской России в земледелии, здесь не срабатывает. Необходимо было изучать и приспосабливаться к особенностям дальневосточного края. Следует также отметить, что земли, на которых были созданы хозяйства, покупались польскими дворянами на лично заработанные, на золотых приисках Дальнего Востока, деньги.

Особые климатические условия побережья Японского моря, с их почти постоянными морскими туманами, охлаждающими летний зной, отсутствие «гнуса» еще в середине 70-х гг. обратили на себя внимание польского дворянина - Михаила Ивановича Янковского. Присмотревшись поближе к прибрежной полосе Южно-Уссурийского края, он остановился на полуострове «Сидими» [6]. Он расположенном в западной части залива Петра Великого, отделяя залив Славянский от мелководной лагуны Лебяжьей и бухты Нарва (Сидими) [22]. Находясь в 20-ти верстах южнее устья р. Мангугая, полуостров соединялся с материком болотистым перешейком [6]. Рельеф полуострова площадью 2700 десятин в основном, горный. Берега преимущественно обрывистые, скалистые; на северо-западе - равнинные и частично заболоченные. Здесь в 1879 г. М.И. Янковский приобрел 321 десятину земли и ещё 7375 десятин взял в аренду, в дальнейшем выкупив в собственность [6]. На полуострове Сидими,  он закладывает свое имение, где построил большой двухэтажный дом, похожий на крепость: с узкими решётчатыми окнами, с высокими бойницами. Внутри был колодец, где хранился провиант на случай осады хунхузами. Весь дом был выдержан в старом стиле: полутёмная гостиная, по стенам — картины рыцарских поединков, батальные сцены, кругом висели рога животных [22]. О высокой культуре созданного хозяйства говорят и устроенная территория усадьбы и постройки Сидими. «Здесь были мощеные дороги с ночным освещением, к морю вела аллея кряжистых дубов и маньчжурского ореха, а охранные башни вокруг хозяйства  и оленника были соединены телефонной связью. На ближайшей к своему дому горе, М.И Янковский построил обсерваторию - подобие научно-исследовательской станции, где впервые составил подробную климатическую карту всего района» [18].

Особенности географического ландшафта данной местности повлияли в дальнейшем на направление хозяйства землевладельца. Землю для обработки он сдавал в аренду корейцам, а вся деятельность направлена на развитие главной отрасли хозяйства - скотоводство. Этому благоприятствует географическое положение и физические свойства купленного и арендуемого участков, представляющих хорошие и вполне изолированные от других поселений и дорог пастбища и обширные луга для покосов» [14]

В Сидими Михаил Иванович Янковский основал один из первых конных заводов в Приморском крае. Первоначально главная цель завода состояла в том, чтобы совершенствовать местные низкорослые породы приливом благородной крови от привозных породистых жеребцов. Но изучив потребности рынка, Янковский выяснил, необходимость улучшения породы не только для городских упряжек, но и в специализированных направлениях, прежде всего для нужд армии, которой были необходимы: тяжелые лошади для полевой артиллерии, лошади для офицеров, крепкие и выносливые для стрелковых и линейных батарей [8]. В итоге он выводит особую породу, которая была великолепно приспособлена к условиям Дальнего Востока — лошадь Янковского. Достижения Янковского в коннозаводстве получили широкое одобрение. Его завод продавал по 75-100 лошадей в год. Их можно было отличить по клейму с буквой «Я» — первой буквой в фамилии Михаила Ивановича [17].

Новаторством в культуре землепользования в Сидими стал и опыт приручения и разведения маралов, как домашних животных.

М.И. Янковский основал на полуострове первую в Приморской области оленеводческую ферму. Она сыграла большую роль в сохранении популяции пятнистых оленей в Приморском крае, которая хищнически истреблялась китайцами и корейцами ради пантов. Им также был разработан специальный станок для среза пантов, который используется в настоящее время «Опыт приручения и разведения маралов, как домашних животных в Сидими, представлял собой новшество и в научном отношении, и в смысле возникновения нового вида животноводства, который со временем мог дать не только значительный заработок населению, но и доход казне» [23, с. 17].

Особое место в имении Сидими занимала плантация культивированного дальневосточного женьшеня. М. Янковский оказался первым человеком и на Дальнем Востоке, и в России, который выращивал женьшень в промышленных масштабах. В начале ХХ века (1910 г.) Янковский поручил специалисту-женьшеневоду Су-ни-ина, представителю фирмы «Тун-зюй-хо», создать на полуострове Сидими плантацию площадью более 1 га и сам принял в этом активное участие [9]. Записки семьи Янковских, касающиеся выращивания женьшеня на его плантации в Сидими, сохранились и имеют огромную культурную и практическую значимость.

Михаил Иванович Янковский умер в 1912 г. оставив своим потомкам показательное хозяйство. В своем завещании Янковский написал «Все мое имущество должно остаться не разделенным и служить по мере возможности на пользу приютившего меня в молодости краю, в котором родились мои дети и внуки» [18]. Деятельность М.И. Янковского заслуженно оценена потомками и государством. В честь Янковского были названы полуостров и гора в Хасанском районе Приморского края, а также улица во Владивостоке. На памятнике М.И. Янковскому в с. Безверхово высечены слова: «Он был дворянином в Польше, каторжником в Сибири, нашел приют и славу в Уссурийском крае. Содеянное им - пример будущим хозяевам земли» [20].  

Направления сельскохозяйственной и культурной деятельности хозяйства Янковского стало примером для ряда современных фермеров. Так, агроном Алексей Флоря из с. Лазо Приморского края возрождает культивирование женьшеня в своем регионе. Побывав в Южной Корее, он был удивлен и одновременно восхищен масштабами выращивания и использования женьшеня. Изучив историю выращивания женьшеня на территории Приморья, Алексей взялся за возрождение выращивания женьшеня в Лазовском районе [1].

Пантовое оленеводство, также нашло отражения в современных хозяйствах Дальнего Востока. Забытое в постперестроечное время, оно активизировалось в современной земледельческой культуре, так, разведением пятнистых оленей занимаются в хозяйствах с. Рубиновка Пограничного района Приморского края. Как и 150 лет назад думы фермеров не только о собственной прибыли, но и о развитии и процветании дальневосточного края. Ведь продукция, выращенная ими, должна идти не толь на экспорт, но и быть востребованной в России [21].

В свою очередь, Петр Александрович Биршерт - единственный представитель дворянского сословия в Амурской области в конце ХIХ – начале ХХ в. в. Он был не только акционером и представителем золотопромышленных компаний, но и крупным землевладельцем. После его смерти в 1908 г. к жене, Евгении Павловне, перешло 860,3 десятин земли.

 В 80-х годах ХIХ века в 40 км. севернее города Благовещенска, по правую сторону от реки Зея, П.А. Биршерт основал заимку и назвал ее Евгеньино, в честь супруги Евгении. Саму заимку в 500 дес. Петр Александрович называл имением. Одна часть земель была отведена под пашни. Другая – была местом отдыха его семьи, близких и друзей. Это были особенные, девственные места. Урочище заполняло пространство между правым берегом реки и грядой с неравномерными высотами, крутыми склонами и ручейками в ущельях, небольшими озерами в пойме, дающие начало реке Безымянке. Благодаря особенностям рельефа, микроклимата, мозаичности ландшафтов, богатству флоры это место получило название «Амурская Швейцария». Собственник охранял свои земли и сохранял их девственную природу. Места эти имели рекреационное использование с конца XIX века.

Кроме жилых и хозяйственных построек в имении Биршерта была мельница, где молотили собранное с полей хозяйства зерно. Никогда Петр Александрович не отказывал в помощи и местным крестьянам, которые за небольшую плату могли пользоваться услугами его мельницы.  В Амурской области он первый ввел у себя жатвенную машину. По его примеру и опыту работы жатвенные машины стали вводить у себя частные собственники молокане, а затем крестьянство и казачество, убедившиеся в пользе и выгоде земледельческих машин [3]. В 1899 году на Амурско-Приморской выставке  он награждён бронзовой медалью Министерства земледелия за модель стога, удобоприменимого при смётывании сена [2].

Сегодня на земле, где находилось имение П.А. Биршерта, устроен ботанический сад Амурского научного центра ДВО РАН. Рядом располагается турбаза Урочище "Мухинка". Это живописная местность, которая расположена на правом берегу Зеи, считается природным памятником Амурской области. Некогда открытый польским дворянином уголок природы, сегодня любимое место отдыха благовещенцев. А одна из падей, где находится турбаза, носит имя Петра Александровича Биршерта. Земли между  реками Зеей и Буреей, а также широкая полоса вдоль берегов Амура, осваиваемые земледельцами, в том числе и П.А Биршертом используются в Амурской области под сельсхозяйственную деятельность.

Приведенные примеры успешных хозяйств, основанных более 150 лет назад в различных районах юга Дальнего Востока, нашли свое продолжение и в хозяйствах современных дальневосточников.

Несомненно, что деятельность подобного рода первопроходцев в освоении дальневосточных земель способствовала не только сохранению природных ландшафтов, но и их преображению, и формированию культуры землепользования, совершенствованию его принципов и методов в дальневосточном регионе России.

 

 Список литературы:

  1. Агроном из села Лазо [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://priderussia.ru/horosheedelo/agronom-primorskogo-aleksei-florya-vozrozhdaet-viraschivanie-zhenshenya-svoem-regione
  2. Благовещенцы. 1858-1920-е гг. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://old.museumamur.org/bibliography
  3. Ваксмут Н.С. Земледельческие машины в Южно-Уссурийском крае/ Н.С Ваксмут // «Приамурские Ведомости». – 1899. – № 278. – С.11
  4. Веденин Ю.А. География наследия. Территориальные подходы к изучению и сохранению наследия. М.: Новый Хронограф, 2018.472с.
  5.  Горбатенко С. Петергофская дорога // СПбГБУ «Музей «Нарвская застава»». – СПб.: Историческая иллюстрация, 2013. – 528 с
  6. Государственный архив Хабаровского края. Съезд сельских хозяев на Амуро-Приморской выставке 1899г. Л.14
  7. Дальний Восток России [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://web-atlas.ru/index.php/east-asia/662-far-east
  8.  Домбровский Я. Частновладельческие хозяйства в Амурской и Приморской об ластях / Я. Домбровский // Приамурские ведомости. – 1897. – № 166. – С 16
  9. История культивирования женьшеня [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.fegi.ru/PRIMORYE/BIOLOGY/jen23.htm.
  10. Иконникова С.Н. История культурологических теорий. 2-е изд. СПб.: Питер, 2005. – 473
  11. Каганский В.Л. Культурный ландшафт: основные концепции в российской географии // Обсерватория культуры. 2009. № 1. С. 62–70
  12.  Калуцков В.Н. Ландшафтная концепция в культурной географии дис. д-ра географ. наук. –  Москва; 2009. – 295 с.
  13. Клычева Е.Г. Природно-географические основания культуры землепользования в России на примере Дальневосточного региона. Исторический аспект. (Материалы VII Всероссийской (ХV региональной) с международным участием конференции историков-аграрников среднего Поволжья (г. Йошкар-Ола, 2018 г.) С 180-186
  14.  Крюков Н.А Очерк Сельского хозяйства в Приморской области С.-Петербург 1893г. 157с
  15.  Кулешова М.Е. Систематика культурных ландшафтов [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://web.archive.org/web/20091016103445/http://heritage.unesco.ru/index.php?id=102&L=9]
  16. Липинская В.А. Историко-экологические особенности традиционной культуры русского населения Сибири и Дальнего Востока // Россия и АТР.2003.№ 4 (42). С. 83–101
  17. Михаил Янковский: польский дворянин, сибирский каторжник, освоитель Уссурийского края [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://primamedia.ru/news/530310/
  18. Михалков Н.С. Дальневосточный исход. Янковские – Коре Сарам [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://koryo-saram.ru/dalnevostochnyj-ishod-yankovskie/
  19. Мурзин А.В. Российское культурное пространство в региональном измерении [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://kartaslov.ru/книги/Андрей_Мурзин_Российское_культурное_пространство_в_региональном_измерении
  20. Памятник Михаилу Ивановичу Янковскому в Безверхово [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://aleks070565.livejournal.com/6237744.html
  21. Пантовое оленеводство в Приморье [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://vesti-yamal.ru/ru/vesti_arktiki/pochemu_rossiyskiy_biznes_ne_toropitsya_skupat_pantyi_a_inostrannyie_farmatsevtyi_byutsya_za_unikalnyiy_tovar151454
  22. Полуостров-Янковского [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://shamora.info/Полуостров-Янковского/
  23. Смирнов Е. Частновладельческие хозяйства в Приморской области/ Е. Смирнов // «Приамурские Ведомости». – 1902. – № 457. – С.17
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом