Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXVII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 18 июня 2014 г.)

Наука: Культурология

Секция: Теория и история культуры

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Меликова К.А. ГЕРОНТОКРАТИЯ КАК ФЕНОМЕН АНТИЧНОЙ КУЛЬТУРЫ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XXXVII междунар. науч.-практ. конф. № 6(37). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ГЕРОНТОКРАТИЯ  КАК  ФЕНОМЕН  АНТИЧНОЙ  КУЛЬТУРЫ

Меликова  Каринэ  Андреевна

аспирант  Московского  государственного  гуманитарного  университета  им.  М.А.  Шолохова,  кафедра  истории,  философии,  культурологии,  РФ,  г.  Москва

E-mailbyrsik@bk.ru

 

GERONTOCRACY  AS  A  PHENOMENON  OF  CLASSICAL  CULTURE

Karine  Melikova

postgraduate  student  of  Department  of  History,  Philosophy  and  Culturology,  Sholokhov  Moscow  State  University  for  Humanities,  Russia,  Moscow

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  рассмотрены  история  зарождения  принципов  геронтократии  в  родоплеменных  сообществах  эпохи  архаики,  развитие  и  укрепление  геронтократического  общества  в  античных  цивилизациях.  Автором  проведено  исследование  и  анализ  причин  и  условий  возникновения  возрастной  иерархии.  Возрастная  иерархия,  как  основа  античной  культуры.

ABSTRACT

The  article  considers  history  of  gerontocracy  principles’  origin  in  tribal  communities  of  antiquity,  development  and  strengthening  of  gerontarchical  society  in  antique  civilizations.  Study  and  analysis  of  causes  and  conditions  of  age  hierarchy  appearance  has  been  conducted  by  the  author.  Age  hierarchy  as  a  basis  of  classical  culture. 

 

Ключевые  слова:  иерархия  отношений;  доминирование  старейшин;  система  светских  и  религиозных  культов;  семейно-клановые  принципы;  геронтократия;  герусии;  совет  Ареопага. 

Keywords:  hierarchy  of  relationships;  dominance  of  elders;  system  of  secular  and  religious  cults;  family  and  clan  principles;  gerontocracy;  Gerousias;  council  of  Aeropagus. 

 

Для  цивилизаций  древнего  мира  геронтократия  —  явление  характерное,  но  отнюдь  не  новое.  Ещё  в  эпоху  архаики  в  первобытных  племенах  существовала  жёсткая  иерархия  отношений,  сопровождавшаяся  особыми  обрядами  почитания  шамана  и  вождя,  которыми  становились,  как  правило,  старшие  по  возрасту  члены  племени.  Ритуальность  в  отношениях  между  старшими  и  младшими  способствовала  развитию  общества  с  доминированием  старейшин  и  укрепляла  их  статус.  Установленные  в  те  времена  принципы  родства  не  только  формировали  родоплеменные  отношения,  но  и  определяли  старшинство  внутри  группы.  По  принципу  старшинства  в  первобытном  племени  происходило  распределение  пищи.  Уже  тогда  при  учёте  ролевых  функций  существовала  социальная  дифференциация  —  женщины,  мужчины,  старики  и  дети  [5].  Тем  не  менее,  отношение  к  старикам  в  первобытную  эпоху  не  следует  идеализировать.  Как  только  человек  в  племени,  достигнув  старческого  возраста,  становился  нежизнеспособным,  его  тут  же  уничтожали,  но  таких  случаев  было  мало,  поскольку,  кроме  высокой  смертности,  процветал  каннибализм.  Американский  антрополог  и  этнограф  Л.Г.  Морган,  изучая  примитивные  культуры,  разделил  историю  человечества  на  три  периода  —  эпохи  дикости,  варварства  и  цивилизации.  Согласно  его  гипотезе,  только  на  среднем  этапе  периода  дикости  стариков  перестали  убивать,  что  совпало  с  началом  использования  первобытными  людьми  огня  и  употребления  в  пищу  рыбы  [6].  Однако,  с  его  мнением  можно  согласиться  лишь  отчасти,  поскольку  процесс  эволюции  проходил  неравномерно.  Случаи  поедания  стариков  были  известны  вплоть  до  эпохи  античности.  В  сочинениях  Геродота  и  Страбона  упоминаются  практики,  включающие  поедание  стариков,  у  жителей  побережья  Далмации  и  скифов-массагетов  [10]. 

С  развитием  земледелия,  скотоводства  и  ремёсел  картина  резко  меняется.  Появление  избыточного  продукта,  способствуя  увеличению  населения,  порождает  социальное  неравенство  и  тесно  связанный  с  ним  вопрос  о  привилегиях.  Создание  коллективов,  производящих  пищу,  способствовало  большей  выживаемости  людей,  и,  соответственно,  увеличению  продолжительности  их  жизни,  что  привело,  в  свою  очередь,  к  росту  количества  стариков  в  обществе  [3].  Соответственно,  появление  большой  группы  пожилых  людей,  не  занятых  тяжёлым  физическим  трудом,  было  закономерным.  Обладая  жизненным  опытом  и  знаниями,  они  имели  возможность  в  свободное  время  заниматься  совершенствованием  существующих  орудий  труда,  воспитанием  детей  и  примитивными  видами  художественного  творчества.

Наряду  с  этим  происходит  укрепление  института  старейшин  и  жрецов.  Благодаря  способности  воздействовать  на  соплеменников,  усиливается  сакрализация  их  власти.  Со  временем,  жрец  и  вождь  в  племени  —  это  одно  и  то  же  лицо,  а  в  более  поздние  времена  царь  является  одновременно  и  верховным  жрецом  в  некоторых  цивилизациях  древнего  мира.  Это  приводит  к  твёрдой  вере  в  божественность  власти.  А  во  власти  находятся  старейшие  [4]. 

Переход  к  оседло-земледельческим  культурам  общинного  типа  способствовал  формированию  принципиально  новых  взаимоотношений  между  поколениями  внутри  семьи.  Положение  старшего  в  семье  и  в  роду  становится  привилегированным,  и  это  явилось  началом  перехода  к  ранговому  обществу,  где  пожилые  люди  занимают  особое  место.  Постепенно  их  роль  заметно  усиливается.  Ритуал  почитания  старших  совершенствуется,  и  создаются  традиции,  в  основе  которых  лежат  новые  отношения  между  пожилыми  и  молодыми  людьми. 

Следует  отметить,  что  высокий  авторитет  стариков  —  типичное  явление  для  древних  военизированных  государств  со  слабо  развитым  земледелием.  Древняя  Греция  в  ранний  период  не  была  исключением.  Она  не  располагала  необходимыми  природными  ресурсами,  а  географическое  положение  её  первых  поселений  было  крайне  невыгодным.  Жаркий  климат,  трудности  с  добычей  питьевой  воды,  болотистая  местность  и  удалённость  от  моря  поначалу  не  способствовали  интенсивному  развитию  сельского  хозяйства.  К  тому  же  частые  войны  вынуждали  население  находиться  в  постоянном  напряжении.  С  постепенным  переселением  ближе  к  морю  расширялся  круг  занятий  мужской  части  поселений.  Древний  грек  вынужден  был  быть  одновременно  и  земледельцем,  и  воином,  и  рыбаком,  что  развивало  в  нём  предприимчивость  и  способность  к  вариативной  деятельности  [7]. 

Но,  в  то  же  время,  такие  условия  жизни  подразумевали  жёсткую  дисциплину  и  иерархию  отношений.  Отсюда  и  непререкаемый  авторитет  стариков,  и  женское  бесправие.

  Система  светских  и  религиозных  культов,  сложившаяся  в  эпоху  архаики,  оказывает  заметное  влияет  на  развитие  в  античных  цивилизациях  основных  принципов  геронтократии.  Когда  матриархат  сменяется  патриархальным  строем,  наряду  с  появлением  государственности,  в  обществе  происходит  смена  нравов  и  общественных  устоев.  Формируются  органы  власти,  состоящие  из  старейшин.  Именно  благодаря  им  в  древней  Греции  закладываются  этические  и  правовые  нормы,  опирающиеся  на  религиозно  -  мифологическую,  а  затем  и  на  религиозно-философскую  базу.

Древнюю  Грецию,  разделённую  на  полисы,  можно  считать  типичным  геронтократическим  государством.  Геруссия  (Gerussia)  —  высший  орган  правления  греков,  представляла  собой  совет  старейшин,  состоявший  из  людей  шестидесяти  лет  —  возраста,  который  считался  в  те  времена  преклонным.  Даже  само  слово  γέρων  в  переводе  с  древнегреческого  означает  «старец».  Социально-политическая  роль  представителей  Геруссии  была  огромна.  Вместе  с  народным  собранием  (эклексия),  главным  органом  управления  в  Элладе  и  Спарте,  геронты  решали  важнейшие  государственные  вопросы.  При  этом  Герусия  была  абсолютно  независима  и  имела  право  отменить  любое  решение  народного  собрания  в  случае  несогласия  с  ним.  Помимо  народного  собрания  и  Геруссии,  в  античных  греческих  полисах  функционировал  Совет  Ареопага,  в  число  обязанностей  которого  входили  охрана  патриархальных  устоев  и  контроль  за  состоянием  нравов  [7].

Власть  «старейших»  осуществлялась  не  только  в  виде  их  участия  в  органах  государственного  управления.  Социальное  устройство  древнегреческих  царств  —  полисов  строилось  на  семейно-клановых  принципах,  способствовавших  развитию  оседлого  земледелия  ещё  с  догомеровского  периода.  Семья  —  основа  общественного  уклада  античной  Греции,  представляла  собой  патриархальную  ячейку,  в  которой  под  власть  старшего  —  главы  дома  попадали  жена  и  дети,  а  также  слуги,  рабы  и  всё  имущество.  Отец  —  патриарх  являлся  владельцем,  опекуном  и  заступником  семьи,  её  представителем  в  органах  власти  и  в  суде.  Будучи  одновременно  и  главным  жрецом  в  доме,  и  блюстителем  древних  традиций,  он  играл  главную  роль  в  воспитании  детей,  особенно,  сыновей,  имея  абсолютную  власть  над  ними. 

  Кроме  почтения  и  повиновения,  которые  должен  был  исполнять  хороший  сын,  можно  было  бы  перечислить  массу  других  его  обязанностей  по  отношению  к  родителям,  но  главное,  что  он  должен  был  сделать,  это  содержать  в  старости  и  нужде  своих  родителей,  а  также  других  престарелых  родственников  —  деда,  бабку,  прадеда  и  прабабку.  К  тому  же,  на  старшем  сыне  и  наследнике,  кроме  похорон  стариков,  лежала  обязанность  следить  за  их  могилами,  воздавая  должные  почести  в  соответствии  с  религиозными  предписаниями.  Невыполнение  этих  норм  считалось  оскорблением  предков  и  могло  повлечь  самое  суровое  наказание,  вплоть  до  смертной  казни  [1]. 

Весьма  интересным  было  положение  стариков  в  Спарте.  Отдавая  обязанности  правления  зрелым  мужам,  совет  старейшин  имел  неограниченную  власть  и  контролировал  дела  практически  в  любой  сфере  —  политической,  судебной,  финансовой,  военной.  Но  самой  главной  обязанностью  стариков  считалось  воспитание  подрастающего  поколения.  Как  только  младенец  мужского  пола  появлялся  на  свет,  его  судьба  напрямую  зависела  от  решения  комиссии,  куда  входили  самые  глубокие  старики  в  роду.  Именно  они,  пока  дети  росли,  занимались  их  физической  подготовкой  и  образованием.  Отбирая  себе  наиболее  достойных  юношей,  члены  совета  становились  их  наставниками.  В  Древней  Греции  всегда  можно  было  отличить  спартанского  юношу  по  молчаливости  и  строгости  манер  —  в  присутствии  старших  он  не  смел  даже  поднять  глаз  и,  будучи  нем  как  рыба,  прятал  руки  под  плащом.  Все  старики,  встречающиеся  на  улице,  пользовались  почтением,  наравне  с  родным  отцом.  Они  могли  сделать  замечание  или  наказать,  имея  на  это  полное  право.  Женщин  в  Спарте  воспитывали  наравне  с  мужчинами.  Будучи  по  природе  жёсткими,  мужественными  и  патриотичными,  они  пользовались  не  меньшим  влиянием  в  семье,  а  уважение  к  матери  было  таким  же,  как  и  к  отцу  [1]. 

Специфика  общественного  устройства  в  Римской  империи  мало  чем  отличалась  от  Древней  Греции.  После  распада  родоплеменных  отношений  в  Риме  основной  социального  уклада  становится  семья  —  фамилия.  Отец  семейства  —  pater  familias,  являлся  хозяином  и  собственником  своих  домочадцев,  а  также  верховным  жрецом  семейного  культа  предков.  Семьи  объединялись  в  общины  в  пределах  рода,  а  несколько  общин,  объединённых  по  территориальному  признаку  —  в  трибы. 

Структура  управления  состояла  из  лиц  пожилого  возраста.  Наряду  с  народным  собранием,  римский  сенат,  будучи  высшим  органом  власти,  представлял  собой  совет  старейшин.  Более  того,  само  его  название  произошло  от  латинского  слова  senex  —  старик.  Начиная  с  эпохи  принципата  (с  1  в.  д.н.  э.),  основной  формой  законодательства  становятся  сенатусконсульты  (senatus  consulta,  множественное  число,  —  сформулированное  общее  мнение  сената,  имеющее  обязательный  характер).  Это  означает  негласную  и  неограниченную  власть  членов  сената,  поскольку  его  рекомендации  и  советы  (censet,  videtur,  placet)  после  оглашения  эдикта  преторов  уже  считались  неоформленными  законами,  что  свидетельствует  об  огромном  влиянии  пожилых  людей  на  государственные  дела.  Формально  не  имея  законодательной  инициативы,  сенатусконсульты  должны  были  лишь  оглашать  волю  императора.  На  самом  деле,  не  считаться  с  ними  было  невозможно,  ибо  никакая  абсолютная  власть  не  смогла  бы  просуществовать  долго,  не  имея  поддержку  сената  и  армии  [8].

Таким  образом,  власть  геронтов  начиналась  снизу,  в  семье,  и  доходила  до  органов  управления,  пронизывая  всю  структуру  античного  общества.  Их  статус  был  непомерно  высок,  а  социальное  положение  закреплялось  римским  правом,  то  есть  законодательно.  Обладая  безграничной  властью  над  семьёй,  её  глава  мог  лишить  жизни,  продать  в  рабство  или  оставить  без  наследства  любого  члена  своей  семьи,  несмотря  даже  на  его  высокую  должность  и  заслуги  перед  государством.  Сын  становился  полноправным  главой  семейства  только  после  смерти  своего  отца.  При  этом  вся  судебная  система  защищала  интересы  старейшего  члена  семьи.  Даже  государственные  органы  не  имели  права  влиять  на  внутрисемейные  отношения,  оспаривая  решение  главы  фамилии.  Более  того,  существовал  закон,  запрещающий  проникновение  на  территорию  домовладельца,  даже  если  там  происходило  убийство  домочадцев.  Тяжёлая  болезнь,  безумие  или  просто  несостоятельность  не  являлись  для  отца  семейства  причиной  лишения  его  статуса  Сын  же  или  дочь  могли  освободиться  от  отцовской  опеки  только  в  случае,  если  она  становилась  весталкой,  он  —  жрецом  или  консулом.  Сам  отец  мог  добровольно  освободить  детей  путём  emancipatio  (эманципации),  но  при  этом  он  имел  право  на  половину  их  имущества  [8]. 

В  отличие  от  Рима,  Древняя  Греция  почти  не  оставила  письменных  памятников  о  законах,  большинство  обрывочных  сведений  о  них  учёные  вынуждены  черпать  из  сохранившихся  надписей,  юридических  речей,  касающихся  наследства  (Исей,  Демосфен,  Лисий,  Эсхин,  Исократ),  сочинений  философов  и  поэтов  [1].  Связано  это  с  тем,  что  в  Греции  история  и  мифология  в  синтезе  создали  базис  для  развития  философии,  а  уже  философия  способствовала  созданию  законов.  И  потому,  традиции  и  общественный  уклад  греков  отражает  не  право,  как  у  римлян,  а  литература  и  мифология. 

Среди  литературных  памятников  сохранилось  немало  свидетельств  геронтократического  правления  и  особой  роли  пожилых  людей  в  обществе.  Олимпийский  период  в  древнегреческой  мифологии  является  наглядным  свидетельством  «главенства  отцов»  и  перехода  к  патриархату.  Сам  Зевс  —  глава  Олимпа,  будучи  отцом  многих  богов  и  героев,  олицетворяет  верховную  власть.  Став  символом  государственности,  он  считается  основателем  моральных  устоев  и  тесно  связанных  с  ними  первых  законодательных  норм.

Древние  литературные  источники  изобилуют  персонажами  пожилого  возраста,  которые  учат  молодое  поколение  и  передают  ему  свой  опыт.  В  античной  Греции  наглядным  примером  этого  может  служить  образ  мудрого  и  просвещённого  старца,  который  неизменно  фигурирует  в  древнегреческой  мифологии  и  литературе.  Нестор  в  «Илиаде»  у  Гомера,  будучи  опечаленным  ссорой  между  Ахиллом  и  Агамемноном,  пытается  вразумить  обоих.  Противопоставляя  своему  времени  глубокую  старину,  он  даёт  советы  молодым  людям,  напоминая  им:  «Вы,  меж  данаями  первые  в  сонмах  и  первые  в  битвах!  Но,  покоритесь,  могучие!  Оба  меня  вы  моложе…  Будьте  и  вы  послушны:  слушать  советы  полезно…»  [2].  Образ  гомеровского  Нестора  —  это  символ  мудрого  наставничества,  опирающегося  на  опыт  предков.  Не  менее  интересны  в  этом  отношении  пьесы  древнегреческих  драматургов.  В  пьесе  «Эвмениды»,  которая  входит  в  трилогию  Эсхила,  участь  Ореста,  совершившего  двойное  убийство,  оправдывают  боги  и  суд  афинских  старейшин.  Сам  Орест  при  этом  произносит:  «Мы  старимся,  и  время  очищает  всё!».  Интерпретировать  саму  пьесу  можно  по-разному,  но  абсолютно  очевидно  одно  —  только  старейшие  могут  судить  и  выносить  решения,  самой  же  старости  прощается  всё.  Именно  эта  мысль  сквозным  лейтмотивом  проходит  в  сюжете,  и  её  доносит  до  зрителя  автор.  Таковы  были  нравы  древних  афинян.  Даже  сама  Афина,  дочь  Зевса,  отвечая  старой  Эринии,  богине  мщения,  говорит  такие  слова:  «Твой  гнев  терплю  покорно  —  ты  старейшая.  Мудрей  меня  во  многом  ты,  поистине»  [9].

  Всё  изложенное  позволяет  сделать  достаточно  обоснованные  выводы  о  том,  что  в  античных  цивилизациях,  даже  на  микроуровне  семьи,  доминировал  принцип  подчинения  младшего  старшему,  а  в  государственных  органах  преобладали  люди  преклонного  возраста.  Это,  несомненно,  оказало  серьёзное  влияние  не  только  на  социальный  уклад  своей  эпохи,  но  и  на  художественное  творчество  того  времени.  Стариков  в  полной  мере  можно  считать  носителями  античной  культуры,  подтверждение  чего  служит  литература  и  мифология.  Исследования  письменных  памятников  свидетельствуют  о  том,  что  в  античных  обществах  ритуальность,  отпочковавшаяся  от  мифологии  и  магии,  являлась  неотъемлемой  частью  культуры  и  быта.  Исполняя  в  ритуальном  спектакле  первую  роль,  старики  являлись  проводниками  воли  богов,  посредниками  между  Олимпом  и  людьми.  Поскольку  в  античном  мире  не  могло  быть  существования  вне  мифа,  то  создав  ритуально-мифологизированную  иррациональную  действительность,  древние  греки  и  римляне  не  могли  обойтись  в  ней  без  своего  идейного  стержня  —  без  старейших  представителей  родов  и  семей,  которые  являлись  главными  исполнителями  законов,  порождённых  мифами  и  главными  мифотворцами  одновременно.  Вся  законодательная  система  античности,  где  каждый  поступок  совершался  волею  богов  или  во  славу  богов,  была  основана  на  принципе  строго  соблюдения  старшинства  и  служила,  прежде  всего,  пожилым  гражданам. 

 

Список  литературы:

  1. Гиро  П.,  Частная  и  общественная  жизнь  греков  /  Пер.  с  франц.  Н.И.  Лихаревой,  Петроград,  Издание  т-ва  О.Н.  Поповой,  1915,  —  660  с.
  2. Гомер.  Илиада  /Пер.  с  древнегреч.  Н.  Гнедича,  М.:  Правда,  1984,  —  С.  23.
  3. Ламберт  Д..  Доисторический  человек.  Кембриджский  путеводитель,Л.:  Недра,  1991,  —  С.  155,  —  С.  198—203.
  4. Фрезер  Дж.Дж.,  Золотая  ветвь.  Исследование  магии  и  религии/Перевод  М.К.  Рыклина,  М.:  Политиздат,  1980,  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.psyoffice.ru/2749-9-freze01-index.html,  04.05.2014.
  5. Морган  Л.Г  Древнее  общество.  Исследование  линий  человеческого    прогресса  от  дикости  через  варварство  к  цивилизации.    Л.:  Издательство  народов  севера,  1935,  —  С.  9,  15.
  6. Холостова  Е.И.  Социальная  работа  с  пожилыми  людьми,    М:ИТК  «Дашков  и  К°»,  2003,  —  С.  23. 
  7. Хачатурян  В.  История  мировых  цивилизаций  с  древнейших  времен    до  конца  XX  века,  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/hach_istmir/03.php,  04.05.2014  г. 
  8. Римское  частное  право.  Под  ред.  Новицкого  И.Б.,  Перетерского  И.С.  М.:  Юриспруденция,  2005.  —  448  с. 
  9. Эсхил,  Орестея,  книга  3//  пер.  В.  Иванов,  М:  Наука,  1989.
  10. Каневский  Л.Д.  Каннибализм,  М.КРОН-ПРЕСС,1998,  —  85  с.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий