Статья опубликована в рамках: XXXV Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 16 апреля 2014 г.)

Наука: Искусствоведение

Секция: Техническая эстетика и дизайн

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Марьясова М.К. ИНТЕРАКТИВ В ДИЗАЙНЕ ГРАФИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ О РЕГИОНЕ (РОССИЯ, ВЕЛИКОБРИТАНИЯ), 2004—2014 ГГ. // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XXXV междунар. науч.-практ. конф. № 4(35). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ИНТЕРАКТИВ  В  ДИЗАЙНЕ  ГРАФИЧЕСКОЙ  ИНФОРМАЦИИ  О  РЕГИОНЕ  (РОССИЯ,  ВЕЛИКОБРИТАНИЯ),  2004—2014  ГГ.

Марьясова  Мария  Константиновна

специалист  по  учебно-методической  работе,  Новосибирской  Государственной  Архитектурно-Художественной  Академии,  РФ,  г.  Новосибирск

E-mail: 

 

INTERACTIVITY  IN  DESIGN  OF  GRAPHIC  INFORMATION  ABOUT  THE  REGION  (RUSSIA,  GREAT  BRITAIN),  2004—2014  YY.

Maryasova  Mariya

specialist  in  teaching  methods,  Novosibirsk  State  Academy  of  Architecture  and  Arts,  Russia  Novosibirsk

 

АННОТАЦИЯ

Показаны  структура  и  роль  графического  сообщения  в  официальной  информации  о  регионе,  посредством  построения  комплексной  схемы  коммуникационного  процесса  между  источником  информации  и  его  гетерогенной  аудиторией.  Схема  основана  не  только  на  подходах  классиков  мировой  коммуникативистики,  но  и  на  логическом  синтезе  специфики  процесса,  исходя  из  восприятия  свойств  среды  и  канала.

Проводятся  параллели  между  оформлением  контуров  региона  в  Сибири  (Россия)  и  действиями  британских  лейбористов  (1997—2010),  во  время  осуществления  деволюционных  преобразований.

ABSTRACT

We  describe  the  structure  and  the  role  of  the  graphic  message  in  official  information  about  the  region,  building  the  complex  scheme  of  the  communicational  process  between  the  source  of  information  and  it's  heterogeneous  audience.  That  scheme  is  based  not  only  on  classics  of  the  world  Communicational  science,  but  on  logical  synthesis  of  some  specific  features,  accordingly  with  media  and  channel.

We  draw  a  parallel  between  the  process  of  regional  shaping  in  Siberia  (Russia)  with  the  actions  of  the  British  Labour  governance  (1997—2010),  while  making  actions  on  devolution  process.

 

Ключевые  слова :  интерактив;  дизайн;  графическая  информация;  регион;  коммуникация;  деволюция.

Keywords :  interactivity;  design;  graphic  information;  region;  communication;  devolution.

 

«Тихой»  революцией  современности  стало  сокращение  роли  традиционных  бумажных  носителей  информации  и  распространение  в  обиходе  информации  электронной.  Как  показывает  практика,  электронные  носители  дешевле,  их  можно  быстрее  распространить,  а  электронную  информацию  проще  хранить,  т.  к.  она  банально  более  компактна.  «Горячими»,  т.  е.  облегчающими  горизонтальную  коммуникацию,  названы  современные  электро-информационные  средства  в  работах  канадского  социолога  М.  Маклюэна  [7,  8].

Электронная  информация,  как  правило,  часто  ротируется.  Eё  задача  —  оставаясь  максимально  массово  понятной  (следует  учитывать  действие  таких  свойств  как  публичность,  возможности  быстрого  распространения  и  повторных  обращений),  быть  адресной  по  отношению  к  искомым  контактным  сегментам  аудитории.  Например,  если  информация  размещена  на  сайте,  адресованном  пенсионерам,  то  это  не  значит,  что  её  не  могут  прочитать  молодые  люди,  и  наоборот.

Для  нашей  страны  межведомственная  и  публичная  электронная  коммуникация  —  уже  не  экзотическое,  но  всё  ещё  новшество  в  политической  жизни.  В  результате  реализации  ФЦП  «Электронная  Россия»  (2002—2010  гг.)  работа  с  электронной  информацией  стала  необходимостью  для  государственных  служащих.  Приобретает  актуальность  такое  направление  как  информационный  дизайн,  применительно  к  среде  Интернет  и  публичным  документам.  Автором  данного  исследования  сделано  несколько  тематических  публикаций  [2,  3,  4].

Воздействие  и  плоды  реализации  данной  программы  —  предмет  исследований  многих  уважаемых  специалистов  в  сфере  государственной  информационной  политики.  Приведём  лишь  несколько  фамилий:  И.Ю.  Алексеева,  Г.Т.  Артамонов,  Н.В.  Борисова,  Е.Л.  Вартанова,  В.И.  Василенко,  Л.А.  Василенко,  Т.В.  Ершова,  Б.В.  Кристальный,  А.Е.  Крупнова,  И.Н.  Курносова,  И.С.  Мелюхина,  Б.В.  Наумова,  Г.Л.  Смолян,  О.В.  Сюнтюренко,  Ю.В.  Травкина,  Ю.Е.  Хохлова,  Д.С.  Черешкина,  А.В.  Чугунова,  М.Г.  Дмитриева,  Е.В.  Карасёва,  Е.В.  Петрова  —  в  работах  этих  авторов  политическая  интернет-коммуникация  уже  выступает  как  предмет  специализированного  изучения.

Политическая  коммуникации  региона   представляет  собой  обмен  сообщениями  (в  т.  ч.  комплексными:  состоящими  из  формы,  содержания  и  кода)  между  элементами  социальной  системы,  связанными  политическими  отношениями  (в  т.  ч.  регионального  уровня).  Поэтому  схематично  представить  акт  коммуникации,  как  направленной  подачи  сообщения  гетерогенной  (т.  е.  разнородной)  аудитории,  мы  можем  воспользоваться  схемой,  изображённой  на  рис.  1.

 

Рисунок  1.  Структура  сообщения  и  последовательность  в  процессе  коммуникации

 

Схема  составлена  на  основании  синтеза  определений  коммуникации  Г.  Ласуэлла,  Х.  Шпеера  [15,  р.  261—297]  и  М.  Маклюэна  [8],  при  учёте  фактора  разнородности  реципиентов  и  коммуникативных  возможностей  среды  Интернет.

Её  базовый  элемент  —  комплексное  сообщение  (М)  (например,  текст,  снабжённый  графикой  и  звуком),  состоящее  из  формы  (Ф),  содержания  (С)  и  кода  (К).  Эти  части  взаимосвязаны:  при  условии  неправильного  восприятия  одной  из  составляющей,  смысл  сообщения  теряется.  В  роли  (Ф)  могут  выступать  стиль  текста,  фотографии.  (С):  основная  мысль,  которая  выражается  посредством  сообщения.  (К):  характерный  лексикон,  графический  элемент.  Г.Г.  Почепцов  отмечает,  что  сообщение  рождается  на  стыке  информационного  и  символического  пространств  [11,  с.  182.),  являясь  их  проводником  в  массовое  сознание.  Политический  символ  —  знак  или  знаковообразный  элемент  (предмет,  слово,  образ,  действие).  Он  наделяет  «политические  феномены  (материальные  предметы,  партии,  события  и  т.  п.)  определёнными  значениями  и  смыслами,  способствуя  политической  коммуникации  между  субъектами  политики  (людьми,  организациями,  государствами)»  [5,  с.  482].

В  основе  описания  процесса  передачи  сообщения  лежит  схема,  предложенная  Г.  Ласуэллом.  Но  она  устарела  и  требует  внесения  ряда  важных  элементов,  поскольку  в  нашей  статье  речь  о  развитии  коммуникации,  более  похожей  на  диалог,  нежели  на  пропаганду.  Во-первых,  произведён  учёт  информационного  шума  и  возникающей  в  результате  него,  информационной  перегрузки  (information  overload)  [14,  p.  298—343].  Подразумевается  «определённое  состояние  получателя  информации  в  таком  объёме,  что  реципиент  уже  не  может  воспринять  её  значение»  [15,  p.  276].  Информационный  шум  способен  исказить  смысл,  поскольку  реципиент  воспринимает  сообщение,  отчасти  руководствуясь  увиденным  ранее.  Во-вторых,  ввиду  специфики  канала  и  поведения  пользователя  в  процессе  ознакомления  с  информацией  в  Интернете,  первичное  восприятие  сообщения  происходит  как  совокупности  кратких  текстовых  и  графических  посланий:  наиболее  выразительных  тестовых  фрагментов,  фона  страницы,  графических  элементов  [10].  В  связи  с  этим,  важна  роль  наличия  текстового  и  графического  (К),  различимого  при  первичном  восприятии  источника  информации.  В  роли  подобного  (К)  могут  выступать  цвета  [1],  характерные  элементы  дизайна,  стилистика  заголовков.  Х.  Шпеер  вводит  понятие  «эзотерической  коммуникации»  («esoteric  communication»):  “каждая  группа…  будь  то  возрастная,  гендерная,  профессиональная  или  тайное  сообщество  использует  особый  словарь,  но  так  же  и  невидимое  (завуалированное)  значение,  скрытое  от  тех,  кто  вне,  и  доступное  тем,  кто  внутри  сообщества,  вопреки  использованию  общего  эзотерического  словаря»  [15,  p.  276].  Например,  эзотерическая  коммуникация  в  виде  символов,  имеющих  культурно-исторический  подтекст  и  понятных  лишь  членам  локального,  либо  культурно  просвещённого  сообщества,  размещается  на  сайтах  регионов,  где  есть  традиция  компактного  проживания  какого-либо  этноса  или  группы  этносов.  В  Сибири  это  может  быть,  например,  использование  солярных  символов,  традиционных  для  народов  Севера.  Орнаментальное  изображение  рек  Алтая  (Бии  и  Катуни)  с  их  притоками,  символ  Родины,  крепости  и  вечности  родного  дома  —  дом;  волнистые  линии  под  треножником  —  очагом  —  Алтын-Келя  (символ  Телецкого  озера),  белый  грифон  Кан  Кереде.

Большую  роль  играет  и  использование  региональной  топонимики.  Это  способствует  сохранению  не  только  исторического  наследия,  но  и  формирует  восприятие  региона  как  целостности,  в  условиях  многообразия  населяющих  его  культур.

Как  правило,  именно  гербы  и  флаги  являются  источником  символов  для  эзотерической  коммуникации.  Поскольку  территориально-административное  деление  неоднократно  менялось  за  время  своего  существования  в  Сибири,  после  смены  режимов  в  90-е  годы,  мы  стали  свидетелями  и  возврата  к  дореволюционному  виду  локальной  геральдики,  как  верности  самобытности  и  свидетельству  местной  политической  традиции.  В  2013  г.  автором  статьи  была  выполнена  полиграфическая  работа,  связанная  с  массовым  использованием  графической  информации  гербов  и  флагов  некоторых  сибирских  городов  (Музей  ЗСТП  (Новосибирск)).  Ввиду  отсутствия  и  труднодоступности  «исходников»,  часть  информации  пришлось  брать  по  сети  Интернет.  При  работе  с  файлами  обозначили  себя  следующие  проблемы:

·     низкое  разрешение  изображений  и  расхождения  в  цветовой  информации  (оттенки  цвета);

·     большинство  изображений  растровые,  опять-таки  в  низком  разрешении.  Это  ведёт  к  тому,  что,  даже  при  незначительном  увеличении,  трудно  избежать  пикселизации  картинки.

Вариант  решения  —  использование  официальных  геральдических  цветов  и  векторных  форматов.  К  сожалению,  в  некоторых  случаях  затруднён,  поскольку  изображения  на  гербах  и  флагах  используются  оцифрованные  с  рисунка,  т.  е.  растровые,  не  прошедшие  упрощение  средствами  векторной  графики.

Символы,  как  элементы,  образующие  структуру  политического  пространства  рассматриваются  в  работе  Д.А.  Мисюрова  [10].  Комплекс  символов  складывается  в  код.  К  примеру,  герб  республики  Алтая  (образованный  в  т.  ч.  из  эзотерических  символов),  основные  цвета  герба,  повторяемые  на  сайте  являются  составляющими  кода.  А.А.  Бергер  приводит  определение  кодов,  как  «высоко  комплексных  ассоциаций,  знакомых  членам  данного  общества  и  культурного  сообщества.  Эти  коды,  или  секретные  структуры,  находятся  в  людском  сознании,  они  влияют  на  то,  каким  образом  люди  интерпретируют  знаки,  символы,  с  которыми  они  встречаются  в  медиа  и  повседневной  жизни»  [13,  p.  26].

Применительно  к  политической  коммуникации,  поскольку  речь  идёт  об  обмене  сообщениями  между  элементами  социальной  системы,  связанными  политическими  отношениями,  следует  учитывать,  что  для  достижения  сознания  адресата  структура  сообщения  должна  включать  в  себя  некий  набор  характеристик,  соотносящихся  с  ценностями  адресной  социальной  группы  (или  групп).  Британские  лейбористы,  находясь  у  власти  в  1997―2010  гг.,  проводили  преобразования,  нацеленные  на  децентрализацию  части  властных  полномочий  Британского  правительства  и  законодательных  (в  области  культуры,  ставки  подоходного  налога  и  социальной  политики)  Британского  парламента,  при  условии  сохранения  унитарного  государства,  т.  н.  деволюционный  процесс.  Партийные  идеологи  удачно  использовали  унифицированные  символы  современности,  как  социальные  (семья  со  средним,  но  постоянным  достатком,  благоустроенное  жильё,  комфортные  условия  работы),  так  и  фотографии  оригинальных  архитектурных  сооружений.  К  примеру,  был  построен  т.  н.  Купол  тысячилетия  —  сложная  конструкция  из  стали  и  напряжённой  ткани.  Авторство  проекта  принадлежит  британскому  архитектору  Ричарду  Роджерсу  (один  из  создателей  стиля  "хай-тек").  В  настоящее  время  купол  вошёл  в  состав  развлекательного  центра,  выполнив  и  функции  стадиона  для  Олимпийских  игр  2005  г.  Фотографии  оригинальных  архитектурных  сооружений  пополняют  контент  региональных  сайтов,  как  свидетельство  обновления  не  только  традиционного  английского  стиля,  но  и  модернизации  государства  в  целом.  К  примеру,  здание  Холирудского  дворца  было  проектом  архитектора  Уильяма  Брюса,  ставшего  одним  из  основателем  шотландского  палладианства  и  умершего  в  1710  г.  Возможно,  фамилия  архитектора  и  наводила  на  мысли  о  Роберте  Брюсе  (одном  из  величайших  шотландских  монархов,  активно  воевавших  за  независимость  от  Англии,  основателе  местной  династии  Брюсов),  но  в  1707  г.,  в  соответствии  с  Унией,  вопрос  о  шотландском  самоуправлении  надолго  утратил  свою  актуальность.  Выразительность  образ  регионального  парламента  обрёл  в  конце  90-х  гг.  XX  века,  но  делегатов  народной  воли  разместили  не  в  старинном  дворце,  а  в  новом,  специально  спроектированном  архитектором  из  Каталонии.  Энрик  Миральес  Мойа  создал  сооружении  в  стиле  деконструктивизма.  Здание  имеет  формы,  близкие  к  природным,  ландшафтным  и  поражает  воздушностью  конструкций.

У  футуристичных  проектов  «новых  лейбористов»  несомненно  нашлось  большое  число  критиков.  В  то  же  время,  при  помощи  них  центральная  власть  пыталась  решить  целый  комплекс  задач.  В  частности,  визуально  соединить  британскую  и  современную  европейскую  системы  законотворчества,  лишив  британскую  общественность  (в  т.  ч.  и  мировую)  ощущения  «окаменелой»  традиционности  и  неспособности  к  модернизациям  устоев  британской  политической  системы.

В  публикации  информации  имеет  смысл  ориентироваться  на  её  адекватность  жизненным  устоям  адресной  социальной  группы.  К  примеру,  важно  соответствие  человеческих  образов,  антропологическим  характеристикам  потребителей  информационного  продукта.  От  графической  информации  в  Интернете  ожидаемы,  прежде  всего,  компактность  и  однозначность.  Основные  её  виды  —  это  фотографии  ключевых  лиц,  массовок,  делегаций,  предметов  культуры  и  архитектурных  памятников.  Для  них  логично  учитывать  некоторые  особенности.  Например,  осложнено  использование  пёстрого  фона  или  высокодетализированных  изображений.  По  мере  увеличения  детализации,  контраст  изображения  понижается.  Следовательно,  посетители  веб-сайтов  могут  обращать  на  них  меньше  внимания.  В  исследовании  Перниче-Нильсена  приводится  факт,  что  пользователи  чаще  обращают  внимание  на  изображение,  когда  позёр:  улыбается,  смотрит  в  объектив  камеры,  проявляет  непосредственность  и  естественность,  а  изображение  предполагает  простоту  интерпретации  и  образность  [10,  с.  220—256].

Коммуникативная  функция  интернет-представительств  реализуется  не  только  при  помощи  интернет-приёмных,  но  и  опосредованно,  в  виде  общественной  реакции  на  официальную  информацию  регионального  значения.  Живое,  оперативное  обсуждение  проблемы  на  форуме,  в  комментариях  к  новостям  является  ценным  источником  мнений  представителей  заинтересованной  общественности  по  поводу  того  или  иного  события.  Региональным  властям  важно  не  только  быть  понятными  универсально,  но  и  видеть  реакцию  контактного  сегмента  аудитории,  что,  возможно,  облегчит  процесс  выработки  решений  и  корректировки  нововведений,  а  также  поможет  отслеживать  ход  исполнения  реформы  или  текущие  действия.  Региональные  общественные  группы  —  это  ценный  источник  мнений.  Но  портрет  частного  потребителя  информационных  услуг  —  всегда  комбинация  культурных  (культура,  субкультура,  и  т.  д.);  социальных  (референтные  группы,  семья,  роли  и  статусы);  психологических  (мотивация,  восприятие,  усвоение,  убеждения  и  отношения);  личностных  (возраст  и  этап  жизненного  цикла  семьи,  род  занятий,  экономическое  положение,  образ  жизни,  тип  личности  и  представления  о  самом  себе)  факторов  [6,  с.  147].  Поскольку,  речь  ещё  и  об  информации,  локализованной  по  смыслу,  средства  создания  визуальных  ассоциаций  могут  использоваться  для  формирования  устойчивого  «чувства  лояльности»  [12,  с.  56].  И  вовсе  необязательно,  что  эти  символичные  образы  должны  быть  футуристичными.

 

Список  литературы:

1.Базыма  Б.А.  Цвет  и  психика  [Электронный  ресурс]  /  Б.А.  Базыма  //  "ПСИ-ФАКТОР".  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://psyfactor.org/lib/colorpsy.htm,  (дата  обращения:  16.04.2014).

2.Дёмина  М.К.  Английский  вопрос  в  ракурсе  деволюции  //  История  и  социология  государства:  Сб.  научных  трудов  /  Под  редакцией  А.П.  Деревянко.  Новосибирск:  НГУ,  2003.  —  С.  227—243.

3.Дёмина  М.К.  Образ  модернизируемого  государства  в  документах  правительства  Великобритании  (1997—2003  гг.)  //  Вестник  Новосибирского  Государственного  Университета.  Серия:  История,  филология.  Том  5,  Выпуск  1.  История,  2006.  —  С.  101—108.

4.Дёмина  М.К.  Опыты  создания  инфо-коммуникативных  пространств  российских  регионов  на  примере  интернет-представительств  зоны  СФО  //  Вопросы  гуманитарных  наук.  —  2006,  —  №  6.  —  С.  526—533.

5.Категории  политической  науки:  учебное  пособие  /  Под  ред.  А.М.  Торкунова.  М.:  Московский  государственный  институт  международных  отношений  (Университет);  «Российская  политическая  энциклопедия»  (РОССПЕН),  2002.  —  655  с.

6.Котлер  Ф.  Основы  маркетинга  /  Пер.  С  англ.  В.Б.  Боброва/  Общ.  ред.  Е.М.  Пеньковой.  СПб.:  АО  «КОРУНА»,  АОЗТ  «ЛИТЕРА  ПЛЮС»,  1994.  —  698  с.

7.Маклюэн  Г.М.  Понимание  медиа:  внешние  расширения  человека  :  пер  с  англ.  В.Г.  Николаева  /  М.  Маклюэн.  М.;  Жуковский:  "КАНОН-пресс-Ц",  "Кучково  поле",  2003.  —  462  с.

8.Маклюэн  М.  Галактика  Гуттенберга:  становление  человека  печатающего  [Текст]  /  М.  Маклюэн.  М.:  Академ.  Проект:  Фонд  Мир,  2005.  —  495  с.

9.Мисюров  Д.А.  Политика  и  символы.  М.,  1999.  —  124  с.

10.Нильсен  Я.,  Перниче  К.  Веб-дизайн:  анализ  удобства  использования  веб-сайтов  по  движению  глаз.  М.:  ООО  «И.Д.  Вильямс»,  2010.  —  480  c.:  ил.

11.Почепцов  Г.Г.  Коммуникативные  технологии  XX  века  /  Почепцов  Г.Г.  М.:  Рефл-бук;  Киев:  Ваклер,  2000.  —  352  с.

12.Сиссорс  Дж.  Рекламное  медиа-планирование  /  Дж.З.  Сиссорс,  Р.Б.  Бэрон .  «Питер»,  2004.  —  416  с.:  ил.

13.Berger  A.A.  Media  analysis  techniques  [Текст]  :  3rd  edition  /  Ed.  by  A.A.  Berger.  SAGE,  2005.  —  244  p.

14.Schramm  W.  Effects  of  mass  media  in  an  information  era  //  Propaganda  and  communication  in  world  history  /  Ed.  by  Laswell  H.D.  Honolulu:  Univ.  press  of  Hawaii  for  The  East  West  center.  —  P.  298—343.

15.Spier  Н.  The  communication  of  hidden  meaning  //  Propaganda  and  communication  in  world  history  /  Ed.  by  Laswell  H.D.  Honolulu:  Univ.  press  of  Hawaii  for  The  East  West  center.  —  P.  261—297.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий