Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXIX Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 20 августа 2014 г.)

Наука: Культурология

Секция: Теория и история культуры

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Чердакова О.И. УРАГАМИ ГЁКУДО (1745—1820) — ЯПОНСКИЙ ХУДОЖНИК НАПРАВЛЕНИЯ «БУНДЗИНГА». СЕРИЯ ПЕЙЗАЖЕЙ ИЗ АЛЬБОМА «ДЫМ И ТУМАН» // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XXXIX междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

УРАГАМИ  ГЁКУДО  (1745—1820)  —  ЯПОНСКИЙ  ХУДОЖНИК  НАПРАВЛЕНИЯ  «БУНДЗИНГА».  СЕРИЯ  ПЕЙЗАЖЕЙ  ИЗ  АЛЬБОМА  «ДЫМ  И  ТУМАН»

Чердакова  Ольга  Игоревна

фспирант,  Санкт-Петербургский  государственный  академический  институт  живописи,  скульптуры  и  архитектуры  им.  И.  Е.  Репина,  РФ,  г.  Санкт-Петербург

E-mail: 

 

URAGAMI  GYOKUDŌ  (1745—1820)  —  JAPANESE  PAINTER  OF  BUNJINGA.  SERIES  OF  LANDSCAPES  «SMOKE  AND  HAZE»

Cherdakova  Olga

postgraduate  student,  The  Russian  Academy  of  Arts,  The  Repin  Art  Institute,  Russia,  St.  Petersburg

 

АННОТАЦИЯ

Урагами  Гёкудо  (1745—1820)  является  одной  из  ключевых  фигур  направления  «бундзинга».  Он  создал  уникальный  стиль,  соединяющий  идеалы  китайского  направления  «вэньжэньхуа»  и  японского  традиционного  искусства.  Автор  анализирует  серию  композиций  альбома  «Дым  и  туман»  (Энкатё).  В  статье  раскрывается  история  создания,  технические  приёмы  и  семантика  произведений. 

ABSTRACT

Uragami  Gyokudō  (1745—1820)  is  one  of  the  most  important  figures  in  the  Japanese  art  of  bunjinga.  He  created  unique  style  connecting  ideals  of  Chinese  art  wenrenhua  with  Japanese  traditional  art.  Author  analyses  series  of  landscapes  «Smoke  and  haze».  In  this  article  is  examined  the  painting’s  creation  background,  techniques  and  semantic  patterns  are  described. 

 

Ключевые  слова:  Урагами  Гёкудо;  серия  пейзажей;  японская  живопись;  стиль  «бундзинга»»;  «эрудиты».

Keywords:  Uragami  Gyokudō;  Japanese  painting;  style  of  bunjinga;  literati.

 

Японский  художник,  музыкант  и  поэт  Урагами  Гёкудо  принадлежит  к  направлению  «бундзинга»  (с  яп.  —  «бун»  —  литература,  «дзин»  —  человек,  люди,  «га»  —  картина,  рисунок),  которое  сформировалось  в  середине  периода  Эдо  в  Японии  под  влиянием  китайской  живописи  «вэньжэньхуа».  Зарубежные  авторы  обозначают  это  направление  как  «literati»  («литераторы»),  или  «эрудиты»  [3,  p.  10].  Вдохновленные  китайской  культурой,  художники  «бундзинга»  особенно  ценили  живопись  династий  Юань,  Мин  и  Цин,  при  этом  отрицая  японские  академические  стили  Кано  и  Тоса  с  их  крупномасштабными  композициями  и  виртуозной  техникой,  и  ценили,  прежде  всего,  экспромт,  наитие,  сиюминутное  настроение  художника  [1,  c.  7].

Творчество  Урагами  Гёкудо  имело  огромное  значение  для  формирования  художественных  взглядов  мастеров  XIX  века  и  занимает  едва  ли  не  центральное  место  среди  художников  «бундзинга».  Опираясь  на  наследие  художников  «бундзинга»  предыдущего  поколения  (Икэ  но  Тайга,  Ёса  Бусон),  он  искал  собственные  средства  выразительности. 

«Альбом  дыма  и  тумана»,  или  «Энкатё»  (えんがちょ)  —  один  из  наиболее  интересных  и  важных  этапов  творчества  Урагами  Гёкудо,  в  котором  раскрывается  величие  природы  посредством  экспрессии.  В  этом  альбоме,  созданном  в  1810—1811  гг.,  творческая  свобода  достигает  наивысшего  развития.  Альбом  состоит  из  двенадцати  листов,  следующих  согласно  порядку  смены  времен  года.

С  помощью  смещения  некоторых  композиционных  элементов  от  центра  композиции  и  использования  активных,  почти  грубых  мазков  Гёкудо  добивается  драматичности  и  экспрессии. 

Первый  лист  «Стелящиеся  облака  и  туман»  погружает  в  мир,  полный  динамики  (рис.  1).

 

Рисунок  1.  Урагами  Гёкудо  (1745—1820).  Энкатё:  Альбом  дыма  и  тумана.  Лист  №  1.  Стелящиеся  облака  и  туман.  Тушь,  акварель,  бумага.  28,5  x  23.  Коллекция  Умэдзава,  Япония

 

Крыша  беседки  в  левом  нижнем  углу  так  наклонена,  что,  кажется,  первый  же  порыв  ветра  заставит  её  соскользнуть.  Пространство  в  середине  композиции,  которое  следует  воспринимать  как  туман,  кажется  «островком  покоя»  среди  бесконечного,  кружащегося  движения  природных  стихий.  Сгибающиеся  деревья  являются  диагональным  акцентом,  который  усилен  с  помощью  сухой  кисти  короткими  тире-образными  штрихами  серой  и  чёрной  туши.  Горные  массивы  проработаны  влажными  серыми,  слегка  размытыми,  горизонтальными  штрихами,  а  черные  полукруглые  штрихи,  нанесённые  сверху,  придают  им  фактурность.  Несколько  вертикальных  точечных  мазков  красной  охры  венчают  вершину  горы.  Эти  штрихи  нанесены  легко  и  непосредственно,  так  что  поверхность  картины  оказывается  почти  прозрачной;  каждое  движение  кисти  четко  определено.  Деревья  написаны  вытянутыми  вертикальными  и  несколькими  изогнутыми  штрихами,  а  листва  изображена  с  помощью  точечных  или  расположенных  горизонтально  косых  мазков.  Крупным  курсивным  стилем  (sosho)  исполнена  подпись;  элементы  официального  стиля  ( kaisho)  придает  картине  некоторое  ощущение  стабильности,  уравновешенности.

В  пятом  листе  альбома  «Чтение  Книги  Перемен  у  горного  потока»  (И  Цзин)  природа  спокойна  и  гармонична  (рис.  2).  Гёкудо  изобразил  в  свободной  манере  деревья  и  поверхность  земли  влажными  и  сухими,  темными  и  светлыми  штрихами,  ближе  к  центру  композиции  —  появляются  наиболее  насыщенные  оттенки  туши.  С  помощью  нескольких  линий  обозначены  горы,  точечными  и  косыми  штрихами  написана  растительность  вдоль  внешнего  края  горных  вершин.  У  подножия  горы  виднеется  беседка,  исполненная  такими  светлыми  и  сухими  тонами  желтой  охры,  что  почти  невидима.  Гёкудо  достиг  идеала  искусства  «бундзинга»  —  каждое  движение  кисти  полностью  раскрывает  динамику  жизни  [4,  p.  59].

 

Рисунок  2.  Урагами  Гёкудо  (1745—1820).  Лист  №  5.  Чтение  книги  перемен  у  горного  потока.  1810—1811  гг.  Тушь,  акварель,  бумага.  28,5  x  23.  Коллекция  Умэдзава,  Япония

 

На  шестом  листе  «Глубокое  уединенное  ущелье»  едва  уловима  тонкая  грань  между  абстракцией  и  конкретным  изображением  (рис.  3).  В  центральной  верхней  части  композиции  очертания  размыты,  пропадает  конкретика  [2,  p.  110].  Создается  впечатление,  что  в  порыве  вдохновения  Гёкудо  неистово  наносил  один  за  другим  изогнутые  мазки,  точки  и  штрихи.  Эти  линейные  ритмы,  смешанные  друг  с  другом,  создают  особенную  динамику.  Лишь  в  нижней  центральной  части  есть  «пустота»,  «интервал»,  своеобразная  «пауза»  в  общей  динамике  пространства  над  фигуркой  ученого  на  мосту.  Этот  мотив  встречается  на  шести  из  двенадцати  листах  альбома.

 

Рисунок  3.  Урагами  Гёкудо  (1745—1820).  Лист  №  6.  Глубокое  уединенное  ущелье.  1810—1811  гг.  Тушь,  акварель,  бумага.  28,5  x  23.  Коллекция  Умэдзава,  Япония

 

Восьмой  лист  «Зеленые  горы,  алые  леса»  (рис.  4)  наполнен  ощущением  осенней  меланхолии  [2,  p.  110].  Техника  исполнения  более  сдержанная,  чем  на  остальных  листах,  появляется  некоторая  размытость  изображения.  За  счёт  растирания  охры  и  туши  перед  нанесением  —  достигается  эффект  глубины,  а  не  за  счет  неуемной  энергии,  динамичной  техники,  которой  сквозят  остальные  листы  из  альбома  «Энкатё».  Две  фигуры  направляются  к  хижине,  скрывающейся  за  переплетением  деревьев.  Посредством  «паузы»,  «пустоты»  в  композиции  изображен  туман.  С  помощью  легких  штрихов  обозначены  очертания  крыши  хижины,  беседки,  воды,  моста  и  неба.  Деревья  наклоняются  в  разные  стороны  и  словно  цепляются  ветками  за  пространство  вокруг  себя.  Горные  массивы  написаны  плавными  и  легкими  линиями.  Цвет  уже  не  просто  заполняет  пространство  между  контурами,  а  приобретает  уже  самостоятельное  значение.  Применение  красной  охры,  как  и  в  этом  альбомном  листе,  в  изображении  хижин,  будет  характерно  для  зрелого  творчества  Гёкудо  [2,  p.  110].

 

Рисунок  4.  Урагами  Гёкудо  (1745—1820).  Альбом  дыма  и  тумана.  Лист  №  8.  Зеленые  горы,  багряные  леса.  1810—1811  гг.  Тушь,  акварель,  бумага.  28,5  x  23.  Коллекция  Умэдзава,  Япония

 

Десятый  лист  «Где  лодочник?»  один  из  наиболее  экспрессивных  в  этой  серии  (рис.  5).  Самая  высокая  из  гор  устремляется  за  пределы  композиции,  контуры  и  внутренние  линии  изгибаются  и  вьются  в  неистовом  порыве.  Фигурка  ученого  на  мосту  смещена  почти  за  пределы  картины,  и  кажется,  он  сгорбился  от  сильного  ветра.  Одно  маленькое  дерево  склоняется  к  нему,  а  остальные,  высокие,  устремляются  в  разные  стороны.  Нетрудно  представить,  как  Гёкудо,  свободно  работает  кистью,  добавляя  несколько  изогнутых  штрихов  и  точечных  мазков  одним  жестом,  скорее  ощущая  ритм  творения,  нежели  заботясь  о  конечном  результате.  Су  Ши,  китайский  теоретик  и  художник  направления  «вэньжэньхуа»  пишет  о  творении  каллиграфа,  которое  течет,  как  горный  поток,  то  устремляясь  вперед,  то  кружась  в  водовороте.  По-видимому,  и  Гёкудо  полностью  погружался  в  творческий  процесс,  действуя  за  пределами  осознанного  выбора  в  живописи  —  техника  исполнения  кажется  совершенно  абстрактной,  и  в  то  же  время  живой,  наполненной  духовной  энергией.  Несмотря  на  то,  что  эта  композиция  не  отличается  высоким  техническим  мастерством,  она  очень  важна,  так  как  демонстрирует  чувство  свободы,  которое  художник  достиг  только  после  многих  лет  тренировки  и  самосовершенствования  [2,  p.  113].

 

Рисунок  5.  Урагами  Гёкудо  (1745—1820).  Альбом  дыма  и  тумана.  Лист  №  10.  Где  (паромщик)  лодочник?  1810—1811  гг.  Тушь,  акварель,  бумага.  28,5  x  23.  Коллекция  Умэдзава,  Япония

 

В  двенадцатом  листе  альбома  «Энкатё»  —  «Снег,  надвигающийся  на  ущелье»  Гёкудо  прибегнул  к  традиционному  приему  изображения  снега  с  использованием  «пустого»  пространства  бумаги  с  серой  заливкой  неба  (рис.  6).  Метод  штрихов  позволяет  добиться  более  разнообразной  и  активной  фактуры,  чем  на  других  снежных  пейзажах.  Над  фигурой  ученого  на  мосту  склоняется  маленькое  дерево.  Поверхность  большой  горы  выстроена  с  помощью  ряда  полукругов,  в  традиционной  технике  «драконьего  узора»,  поэтому  создается  ощущение,  что  гора  словно  двигается  в  глубину,  изгибаясь,  как  спина  дракона.  Гёкудо  наносит  мазки  в  свободной  манере,  которые  не  только  подчеркивают,  но  одновременно  затуманивают  очертания.  В  левой  части  композиции  деревья  имеют  одинаковую  форму,  но  за  счет  использования  горизонтальных,  вертикальных,  коротких  и  длинных  мазков  появляется  индивидуальность  и  динамичный  ритм,  появляется  ощущение  ветра.

 

Рисунок  6.  Урагами  Гёкудо  (1745—1820).  Лист  №  12.  Снег,  надвигающийся  на  ущелье.  1810—1811  гг.  Тушь,  бумага.  28,5  x  23.  Коллекция  Умэдзава,  Япония

 

«Энкатё»  (えんがちょ)  является  наиболее  индивидуалистичным  из  всех  альбомов  «бундзинга».  Созданный  в  конце  «периода  скитаний»  (когда  художник  часто  переезжал),  он  полностью  передает  эту  свободу  и  необузданную  силу  кисти  Гёкудо.  Несмотря  на  то,  что  все  листы  альбома  используют  повторяющиеся  мотивы  —  фигура  ученого  на  мосту,  склонившееся  дерево,  гора,  выступающая  за  пределы  композиции  —  динамика  мазков  придает  им  бесконечное  разнообразие,  вариативность  и  свежесть.

Общая  композиция  только  иногда  претерпевает  некоторые  изменения,  но,  в  основном  на  ней  основана  целостность  альбома.  Мазки  становятся  свободными  и  естественными.  В  этих  альбомных  листах  Гёкудо  поверхность  кажется  прозрачной,  и  не  происходит  смешения  и  размытия  форм.  Он  усовершенствовал  технику  «Ми»  (в  которой  мазки  иногда  сливались),  используя  светлые  и  сухие  горизонтальные  штрихи,  создающие  эффект  большей  прозрачности.  Ветви  деревьев  демонстрируют  мастерство  мазка,  они  наполнены  динамикой  и  жизнью.  Цвет  оживает  в  разнообразных  оттенках  серого  и  черного.  Ритм  по-прежнему  остается  главной  силой  живописи  Гёкудо,  и  его  работы  становятся  все  более  и  более  динамичными  [2,  p.  116].

Альбомные  листы  «Энкатё»  реже  сопровождаются  стихами  —  возможно,  автор  чувствует,  что  его  мастерство  живописца  превзошло  выразительную  силу  слов.  Семнадцать  лет  странствий  позволили  ему  в  полной  мере  ощутить  поэзию  и  мощь  гор  и  рек  родной  земли,  и  теперь  они  свободно  «вытекали»  из  его  кисти.  С  этих  пор  именно  живопись  была  его  главным  средством  самовыражения  [2,  p.  116].

Можно  сказать,  что  альбом  «Дым  и  туман»  стал  новым  этапом  в  формировании  стиля  «бундзинга»  I  половины  XIX  века.  Гёкудо  приоткрыл  «завесу»  полной  свободы  творчества,  независимо  от  ориентации  на  творчество  китайских  художников  «вэньжэньхуа»,  когда  каждое  движение  кисти  подвластно  художнику,  его  настроению  и  состоянию  духа.  В  этом  альбоме  эта  свобода  раскрывается  наиболее  ярко. 

 

Список  литературы:

1.Японская  гравюра  и  живопись.  Серия  Мастера  и  шедевры.  Сост.  Савельева  А.В.  СПб.:  ООО  СЗКЭО  Кристалл.  М.:  Оникс,  2007.  —  318  с.

2.Addiss  S.  Tall  Mountains  and  Flowing  Waters.  The  Arts  of  Uragami  Gyokudo.  Honolulu:  University  of  Hawaii  Press,  1987.  —  208  p.

3.Berry  P.,  Morioka  M.  Literati  Modern:  Bunjinga  from  Late  Edo  to  Twentieth-Century  Japan,  Honolulu  Academy  of  Arts,  2009.  —  367  p.

4.Kubo  M.  Uragami  Gyokudo  den.  Japanese  Edition.  Tokyo:  Shinchosha,  1996.  —  318  p. 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий