Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XVII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 12 ноября 2012 г.)

Наука: Филология

Секция: Теория литературы. Текстология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Андриевская Г.П. ЯЗЫК ОПИСАНИЯ МУЗЫКАЛЬНОГО ТЕКСТА: СТИЛИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XVII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

ЯЗЫК ОПИСАНИЯ МУЗЫКАЛЬНОГО ТЕКСТА: СТИЛИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Андриевская Галина Петровна

ассистент кафедры «Музыкальное образование»

Белгородский государственный институт искусств и культуры,

г. Белгород

E-mail: noob45_91@mail.ru

 

Самой проблемной сферой жизни современного общества является культура, поэтому очевидной становится необходимость солидарного осмысления происходящих в ней процессов, что и обес­печивает широкий общественный диалог, развернутый в средствах массовой информации. Одним из важнейших направлений, оформив­шимся как специфическая сфера деятельности современных масс-медиа, является музыкальная критика, обращенная к широкой аудитории и нацеленная на формирование её эстетического сознания, эстетически выверенного взгляда на искусство. Понятно, что критик должен чувствовать не только сам текст произведения, замысел автора, но и прислушиваться к аудитории, учитывать её потребности при формулировании тех или иных суждений, поскольку реальную действенную силу получают только те аналитико-критические мысли, которые опираются на глубокое понимание как произведения, так и особенностей аудитории, которой предназначено слово критика. «Среди объектов внимания музыкально критической журналистики ―новая музыка во всем спектре стилей и техник, современное исполнительство, современные музыкально-сценические искусства, театрально-концертная практика, массовая музыкальная культура ―все, что «бурлит и пенится» вокруг» [2, с. 3]

Современное российское общество, на наш взгляд, постепенно становится все более чувствительным к вопросам музыкальной культуры. Музыка ―«исключительно сложный феномен, обнаружи­вающий себя в разных аспектах ―эстетическом, психологическом, этнокультурном, социальном, педагогическом. Музыка как особый источник душевной гармонии позволяет человеку ощутить себя в ритме жизни с присущей ей полифонией осмыслений и чувств» [7, с. 164], поэтому чрезвычайно важно, что в обществе постепенно формируется необходимая концептуально-эмоциональная среда, способствующая социальному продвижению эстетически и нравственно выверенных смыслов, репрезентированных языком музыкальной критики.

В настоящее время в России значительно расширяется общий объём специализированных периодических изданий, посвященных музыке, таких как «Музыкальная жизнь», «Музыка и время», «Старинная музыка», «Музыкальное просвещение», «Музыкальная академия», «Голос и речь» и др.

Кроме того, многие газеты и журналы, в том числе регио­нальные («Смена», «Белгородские известия», «Белгородская правда»), в той или иной степени систематичности публикуют не только информацию о важнейших событиях музыкальной жизни, но и рецензии на концерты с разбором произведений и их исполнения. Здесь, конечно, прежде всего следует назвать издания, посвященные культурной проблематике, в частности «Литературная газета» и газета «Культура», которые рассказывают о важнейших культурных событиях как в России, так и за ее рубежами. Авторами публикаций являются профессиональные критики, обладающие широким музы­кальным и общекультурным кругозором, а также образованные, думающие люди, неравнодушные к истории и культуре России, к практике текущей жизни.

Для общероссийских и региональных масс-медиа важным направлением становится репрезентация и осмысление музыкальной жизни как Москвы и Санкт-Петербурга, так и российской «провинции», где работают зачастую неизвестные широкой аудитории, однако по-настоящему преданные своему делу музыканты. Включение музыкального текста в поле активного общественного сознания обеспечивается особым языком описания, отражающим ключевые параметры как вида искусства и самого произведения, так и социально-исторического периода с присущей ему идеологией. Язык описания музыкального текста, по определению А.В. Полонского, «представляет собой критическое, идеологически ориентированное художественно-аналитическое комментирование, выстраивающееся на системе понятий, эпитетов, сравнений и метафор, нацеленных на раскрытие авторского замысла, на анализ семантического пространства музыкального текста и включение его в культурно-исторические контексты социального бытия» [6, c. 134].

Язык описания музыкального текста как уникальный самобыт­ный феномен русской культуры начинает постепенно обретать особенные черты вместе с формированием в России полнокровной музыкальной жизни, в период «великих путешествий», знакомства с музыкальной культурой Европы и открывания «полифонической сентиментальности» [5, с. 277].

Огромнейшее влияние на формирование языка описания музыкального текста оказала прежде всего музыкально-критическая деятельность В.Ф. Одоевского, по праву называемого исследователями «первым настоящим русским музыковедом». Его оценка музыкальных произведений выстраивалась на требовании высокой содержатель­ности, глубины и силы выражения, а язык его критики, отличавшийся глубокой аналитической мыслью, ясностью, живостью и образностью, был богат как понятиями, так и сравнениями и метафорами. B.Ф. Одоевский видел связь музыки с философией, говорил, что объяснение музыки через поэзию или живопись не приводят к ее истинному пониманию: «Ни живописью, ни поэзией вы не выра­зите музыки; она неопределенна, потому что есть выражение души в степени ее дальнейшей глубины» [13, с. 183].

Важнейшей вехой в становлении языка описания музыкального текста становятся музыкальные рецензии А.Н. Серова, сотрудничав­шего с такими известными изданиями, как «Современник», «Библиотека для чтения», «Пантеон», заведовавшего музыкальным отделом в «Музыкально-театральном вестнике», журнале «Искусство» и издававшего газету «Музыка и театр». Его критические статьи всегда пользовались популярностью, поскольку А.Н. Серов в своих работах не только рассматривал широкий круг актуальных проблем зарубежной и отечественной музыки, но и выступал как пропагандист музыкального творчества. Его оценка, зачастую полемическая, всегда была точной, аргументированной и чувствительной к национально-культурным традициям в искусстве. В его критических работах, как и в работах В.В. Стасова, больше всего ценившего в искусстве его национальную самобытность, присутствуют фразеология и мета­форы родного дома.

Начало XX в. стало для русской музыкальной критики временем больших перемен и напряжённой разработки нового языка, который не мог остаться в стороне от происходивших в стране перемен и от новых идейно-эстетических направлений. Появление новаторских произведений А.Н. Скрябина, И.Ф. Стравинского, С.С. Прокофьева сопровождались бурными спорами и требовало иной аргументации и образности. Востребованными становятся политическая фразеология и метафорика («бороться за лучшее будущее», «левацкий сумбур», «черты «мейерхольдовщины» в умноженном виде», «клянется именем социалистического реализма»), а также метафоры движения («тормоз творчества»).

Огромный вклад в разработку критической мысли внес композитор, музыковед и музыкальный критик Б.В. Асафьев. В основе большинства его высказываний лежит требование глубокой связи музыкального творчества с жизнью, с запросами широкой массовой аудитории, что с особой силой прозвучало в его статьях «Кризис личного творчества» и «Композиторы, поспешите!» (1924), вызвавших живые отклики в музыкальной печати. Его работы «Задачи и методы современной критики», «О музыке XX века», «Современное русское музыкознание и его исторические задачи», «Кризис музыки» и др. открывают перспективы для дальнейшего развития музыкальной критики, ее способа осмысления произведения и говорения о нем.

Современная музыкальная критика отличается разнообразием жанров,интересом к разным аспектам музыкальной культуры. Ее особое качество ―полистилистика ―формируется благодаря работам как критиков и исследователей-специалистов музыкально-исторической и музыкально-теоретической направленности, так и публи­цистическим выступлениям музыкальных и общественных деятелей, благодаря освещению вопросов музыкального образования и педа­гогики, биографическим очеркам об исполнителях и композиторах, многообразию тем и форм высказывания современной музы­кальной критики.

В язык критики, чувствительного к «высокой», иногда даже «слащавой» (А.В. Полонский) образности («чувства героя подобны цветам, которые лишь по ночам раскрывают лепестки, и тогда цветет сердце героя») врываются жесткие «слова улицы», эмоционально заявляя свое мировоззрении и свою оценочность («Слушателя с первой же минуты ошарашивает в опере нарочито нестройный, сумбурный поток звуков. Обрывки мелодии, зачатки музыкальной фразы тонут, вырываются, снова исчезают в грохоте, скрежете и визге. Следить за этой «музыкой» трудно, запомнить ее невозможно»; «Это музыка, умышленно сделанная «шиворот-навыворот», так, чтобы ничего не напоминало классическую оперную музыку, ничего не было общего с симфоническими звучаниями, с простой, общедоступной музыкальной речью»).

Современный язык описания музыкального текста обретает и такую способность, как интертекстуальность, открытость другим текстам. Интертекстуальность как условие и способ существования текста в семиотической культурной среде применительно к компози­ционному процессу отдельного художника обретает значение методологии. Формами реализации метода выступают цитирование, аллюзия и стилизация, анаграммирование, переложение (инструмен­товка и переинструментовка) чужой музыки и создание редакций собственных произведений как проявление внутренней интер-текстуальности.

Таким образом, язык описания музыкального текста, несомненно, имеет свои особенности и традиции, ориентированные не только на формирование музыкально-философской концепции, но и на воспи­тание вкуса, эстетического сознания слушателя, и обнаруживает при этом особенности «языкового вкуса» эпохи и ее ментальности.

 

Список литературы:

  1. Асафьев Б.В. Избр.труды в 5 тт. М.: АН СССР. Т. 1: 1952. ― 400 с; Т. 2: 1954. ― 384 с; Т. 4: 1955. ― 440 с; Т. 5: 1957. ― 388 с.
  2. Курышева Т. Музыкальная журналистика и музыкальная критика. ― М.: ВЛАДОС-ПРЕСС, 2007. ― 294 с.
  3. Одоевский В.Ф. Музыкально-литературное наследие. ― М., 1956. ― 729 с.
  4. Одоевский В.Ф. Русские эстетические трактаты I трети XIX в. ― Т. 2. ― М., 1981.
  5. Перси У. «Не пой, красавица, при мне: Культурная территория русского романтизма / Уго Перси; [Пер. с итал. Яны Токаревой и Уго Перси; Под общ. ред.А. Полонского]. М.: Аграф, 2003. ― 336 с.
  6. Полонский А.В. Современность и ее текстовые парадигмы. ― Рукопись. ― 2012. ― 186 с.
  7. Полонский А.В., Зарицкий В.Д. Духовая музыка в общественной повестке дня специализированных российских СМИ: заметки на полях журнала «Оркестр». ― Издательско-полиграфический комплекс НИУ БелГУ, с. 164.
  8. Серов А. Статьи о музыке. ― Вып. 4. ― М., 1988.
  9. Стасов В.В. Тормозы нового русского искусства // Стасов В.В. Избранные статьи. ― М., 1977.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Уважаемые коллеги, издательство СибАК с 30 марта по 5 апреля работает в обычном режиме