Статья опубликована в рамках: XLIII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 17 декабря 2014 г.)

Наука: Искусствоведение

Секция: Изобразительное и декоративно- прикладное искусство и архитектура

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Демешко Е.М. НИКОЛЬСК-УССУРИЙСКИЕ СТРАНИЦЫ В ТВОРЧЕСТВЕ ЧЕШСКОГО СКУЛЬПТОРА ФРАНТИШЕКА ВИНКЛЕРА // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XLIII междунар. науч.-практ. конф. № 12(43). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

НИКОЛЬСК-УССУРИЙСКИЕ  СТРАНИЦЫ  В  ТВОРЧЕСТВЕ  ЧЕШСКОГО  СКУЛЬПТОРА  ФРАНТИШЕКА  ВИНКЛЕРА

Демешко  Евгений  Михайлович

магистрант  Школы  педагогики  ДВФУ,  РФ,  г.  Уссурийск

преподаватель  географии  МБОУ-гимназии  №  133,  РФ,  г.  Уссурийск

Зам.  Председателя  Уссурийского  общества  краеведов,  РФ,  г.  Уссурийск

E-mail:  moran.85@mail.ru

 

NIKOLSK-USSURIISK  PAGES  IN  CREATIVITY  OF  CZECH  SCULPTOR  FRANTIŠEK  WINKLER

Demeshko  Eugene

master  of  the  School  of  Pedagogy  FEFU,  Russia,  Ussuriysk

Geography  teacher  of  gymnasium  №  133,  Russia,  Ussuriysk

Vice-chairman  of  the  Ussuri  society  ethnographers,  Russia,  Ussuriysk

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  рассматривается  период  работы  чешского  скульптора  Франтишека  Винклера  в  городе  Никольск-Уссурийском.  Проведен  сравнительный  анализ  лепного  декора  с  подобными  работами  скульптора  в  Омске  и  Владивостоке.  В  частности,  рассмотрена  символика  изображаемых  элементов,  техника  выполнения  и  характер  растительного  орнамента,  декоративных  элементов  барокко. 

ABSTRACT

The  article  deals  with  the  period  of  the  Czech  sculptor  František  Winkler  in  Nikolsk-Ussuriisk.  A  comparative  analysis  of  stucco  decoration  with  similar  works  of  the  sculptor  in  Omsk  and  Vladivostok  was  carried  out.  In  particular,  we  consider  the  symbolism  of  the  depicted  elements,  performance  technique  and  the  nature  of  floral  ornament,  decorative  elements  of  Baroque.

 

Ключевые  слова:  Винклер;  скульптура;  лепнина;  Омск;  Владивосток;  Никольск-Уссурийский;  клуб  им.  А.К  Чумака.

Keywords:  Winkler;  sculpture;  stucco;  Omsk;  Vladivostok;  Nikolsk-Ussuriisk;  the  club  named  after  Andrei  Chumak.

 

«Жизнь…  без  искусства  —  варварство!»

А.В.  Луначарский.

 

Франтишек  (Владимир  Францевич)  Винклер  (1884,  Пршеров,  Чехия  —  1956,  Харбин,  Китай)  знаменитый  чешский  скульптор-монументалист.  После  Первой  мировой  войны  попал  в  плен  и  был  отправлен  в  г.  Омск.  Известен  многими  работами  в  Омске,  Владивостоке  и  Харбине.  Благодаря  искусствоведам,  историкам  его  биография  и  труды  изучены  и  изучаются  в  вышеперечисленных  городах.  По  воспоминаниям  сыновей  знаменитого  скульптора  Винклера,  один  период  он  работал  в  Никольск-Уссурийском,  в  клубе  им.  А.К.  Чумака.

Согласно  изданию  «Памятники  истории  и  культуры  Приморского  края:  Материалы  к  Своду»  здание  Железнодорожного  собрания  построено  в  1909—1910  гг.  Архитектором  и  производителем  работ  стал  начальник  службы  пути  Уссурийской  железной  дороги  Владимир  Антонович  Плансон  [3].

Несложно  установить,  как  выглядел  культурный  центр  железнодорожной  слободки.  Это  четко  видно  по  планировке  и  декору  фасадов.  Во  время  реконструкции  здания  в  2013—14  гг.  «перестройки»  и  «достройки»  четко  отделялись  по  фактуре,  размерам  и  цвету  кирпича.  Сегодня,  за  исключением  западного  фасада,  формы  крыши  и  пристроек  к  объему  зрительного  зала,  облик  здания  сохранил  «плансоновские»  очертания.  Как  и  у  железнодорожного  вокзала  (еще  одно  творение  этого  архитектора  в  нашем  городе)  внешний  декор  весьма  сдержан.  Двухэтажный  объем  «Г»-образного  здания  расчленен  межэтажной  тягой.  Полулучковые  окна  первого  этажа  и  прямоугольные  второго  выделяются  замковыми  камнями.  Над  главным  входом  окна  имеют  бриллиантовые  замковые  камни.  Главный  вход  акцентирован  лопатками  и  балконом  на  столбах.  Сохранилась  оригинальная  обрешетка  балкона.  Над  главным  объемом  массивный  геометрический  карниз  разрывается  глухим  парапетом  с  горизонтально  заоваленными  люкарнами.  По  периметру  парапета  установлены  вазоны. 

Согласно  Паспорту  на  памятник  истории  и  культуры,  в  начале  1925  г.  Учкпрофсож  обратился  в  профком  Уссурийской  железной  дороги  (Дорпрофсож)  с  предложением  о  реконструкции  клуба,  так  как  «клуб  стал  слишком  тесен,  чтоб  в  нем  могла  удовлетворить  культурные  потребности  вся  наша  членская  масса.  В  клубе  при  постановке  спектаклей,  живых  газет,  при  торжественных  заседаниях  всегда  получается  давка,  мало  места,  что  бы  развернуть  культурную  работу»  [2].

Впечатляет  энтузиазм  железнодорожников  (рабочих  мастерских,  локомотивного  и  вагонного  депо),  которые  успели  до  зимы  возвести  фундамент  под  новые  помещения.  В  этот  период  кирпичные  заводы  города  не  функционировали.  Строительный  материал  был  заготовлен  из  разобранных  трех  сараев  (500  тыс.  кирпичей).  Фундамент  был  возведен  перед  самой  зимой.  За  зиму  заготовлено  еще  800  тыс.  кирпичей. 

С  27  апреля  1926  г.  возобновилась  народная  стройка.  На  строительстве  работала  одна  бригада  каменщиков.  Остальную,  менее  квалифицированную  работу,  выполняли  добровольцы-железнодорожники.  Руководили  строительством  председатель  Григорий  Павлович  Артюшин  и  инженер-строитель  Терлецкий  (инициалы  не  установлены)  [2].

Над  объемом,  вытянутым  вдоль  проспекта,  был  добавлен  третий  этаж,  скрытый  за  высоким  парапетом.  Дополнительными  помещениями  прирос  объем,  со  стороны  западного  фасада. 

Возвращаясь  к  воспоминаниям  потомков  скульптора  Винклера,  необходимо  определить  хронологию  его  работ  и  места  жительства.  Согласно  исследованию  краеведов,  в  1926  г.  Винклер  работал  во  Владивостоке  над  монументальной  композицией  «Пролетарий,  разбивающий  цепи  на  земном  шаре»  и  барельефами  В.И.  Ленина  и  К.  Маркса  на  здании  Дворца  труда.  Огромная  скульптура  была  видна  еще  издали  от  портовых  причалов  бухты  Золотой  Рог  [1].  Нетрудно  представить  и  оценить  масштаб  работ.  Отсюда  можно  предположить,  что  скульптор  работал  над  заказом  железнодорожников  в  1926  г.  во  Владивостоке,  либо  периодически  выезжал  в  Никольск-Уссурийский.  Очевидно,  что  к  монтажу  лепного  декора  приступили  только  по  окончании  строительства  зала  и  сцены  —  конец  лета  —  осень  1926  г.  Кто  пригласил  Винклера  в  Никольск-Уссурийский,  есть  ли  документы,  подтверждающие  сроки  работы,  —  до  сих  пор  это  открытые  вопросы.

Открытие  нового  клуба  состоялось  6  ноября  1926  г.  На  первом  заседании,  по  случаю  открытия,  общим  голосованием  решено  было  присвоить  учреждению  имя  одного  из  руководителей  Уссурийского  фронта  против  интервентов  Андрея  Кондратьевича  Чумака.  Об  этом  говорила  и  надпись  на  аттике  западного  фасада  «Рабочий  клуб  им.  тов.  Чумака.  1925—1926». 

Вновь  открытый  теперь  уже  рабочий  клуб  им.  А.К.  Чумака  производил  впечатление  настоящего  дворца  культуры.  Внутреннее  убранство  впечатляло  сложной  геометрией  карнизов  и  капителей  массивных  столбов  в  фойе.  Поля  стен  и  столбов  усложнились  ширинками  с  многопрофильными  рамами.  Любой  входящий  в  вестибюль  клуба  не  мог  не  восхититься  высокими  потолками,  украшенными  розетками  с  люстрами,  коваными  узорами  решеток  балкона,  балясинами  парадных  лестниц,  канелированными  пилястрами  с  ионическими  капителями.  Фойе  и  вестибюль  соединились  арочными  проемами,  вдоль  стен  протянулись  многопрофильные  панельные  тяги.  Позже,  в  1970-е  гг.,  знаменитый  современникам  скульптор  В.Г.  Ненаживин  украсит  ширинки  стен  вестибюля  резными  панно  из  кедра  (ныне  утрачены). 

Неподдельный  восторг  вызывал  и  обновленный  зал.  По  аналогии  с  окнами  над  верхней  сценой  лондонского  театра  «Глобус»,  имевших  вытянутую  арочную  форму,  по  краям  портала  новой  сцены  расположились  лжеокна,  которые  работники  клуба  назвали  «шекспировские».  Зрительный  зал  вырос  на  целый  этаж,  добавился  ярус  балконов.  Значительно  увеличилась  сцена.  Еще  одно  изменение  коснулось  отделки.  Взращенное  на  новых  идейных  соображениях  молодое  советское  общество  еще  не  отказалось  от  помпезности  зданий.  Балконы,  консоли  и  портал  сцены  украшала  декоративная  лепнина.  Разница  украшательства  в  новой  архитектурной  эпохе  заключалась  лишь  в  выборе  символики.

Скудные  архивы  того  времени  сохранили  только  документы  о  штате  клубных  работников.  Установить  пофамильно  всех,  кто  принимал  участие  в  народной  стройке,  представляет  серьезную  задачу.  Долгое  время  оставался  неизвестным  и  автор  лепного  декора.  Украшая  зрительный  зал,  скульптор  Винклер  с  классической  художественной  школой,  совместил  европейское  представление  красоты  с  молодым  советским. 

К  большому  сожалению,  время,  новые  ценности,  халатность  и  равнодушие  приводят  не  только  к  бесславным  последствиям  и  человеческим  трагедиям.  Они  ведут  к  утрате  и  образцов  творчества  —  наследия  культуры  целых  поколений.  В  начале  2000-х  гг.  несколько  пожаров,  обвалившаяся  крыша  и  суровые  погодные  условия  привели  к  тому,  что  часть  творений  Винклера  не  поддавалась  восстановлению.  Поэтому  пришлось  воссоздавать  облик  здания  и  лепнины  по  сохранившимся  фото. 

В  самом  начале  исследования  у  автора  статьи,  искусствоведа  В.П.  Касьянова  (Омск),  академика  архитектуры  В.А.  Обертаса  (Владивосток)  и  краеведов  Владивостока  возник  вопрос,  —  а  Винклер  ли?  И  только  сопоставление  хронологии  работ,  сравнительный  анализ  техники  и  мотивов  лепного  декора  позволяет  утверждать,  —  да,  несомненно,  это  идеи  и  рука  знаменитого  художника. 

Сравнивая  фотографии  лепнины  зрительного  зала  клуба  железнодорожников  после  пожара  с  декором  омских  зданий  (Театр  драмы  и  Управление  железной  дороги),  приходим  к  выводу  об  определенном  сходстве  мотивов  пластики,  выполненных  в  стиле  классицизма.  Как  правило,  это  растительный  орнамент  в  виде  гирлянды  —  сплетенных  между  собой  листьев,  цветов,  стеблей,  плодов,  иногда  с  лентами. 

На  фасадах  Омского  театра  (тумбы  балюстрады  парапетов,  консоли  лоджии)  видны  украшения  из  гирлянд  в  виде  веток  голубики  и  лавра.  Но,  очевидно,  богатство  флоры  Приморья  больше  впечатлило  скульптора.  Это  отразилось  в  оформлении  консолей  и  лицевых  сторон  балконов  зрительного  зала  клуба  им.  Чумака.  Гирлянды  представлены  в  виде  увитых  лентами  дубовых  ветвей.  Они  напоминают  аналогичный  лепной  декор  Парижского  пантеона  —  четкая  детализация  листвы  дуба  с  прожилками  и  гроздья  желудей.  Фантазия  художника  позволила  даже  изобразить  среди  целых  плодов  пустые  «чашечки»,  что  говорит  о  наблюдательности  и  незаштампованности  в  работе,  стремлению  к  максимальной  передаче  образов  живого  материала. 

Классический  мотив  прослеживается  и  в  оформлении  консолей  балконов,  лицевая  сторона  которых  оформлена  канелюрами.  Тыльные  выступы  несущих  балок  балконов  бельэтажа  и  первого  яруса  украшены  стеблевым  узлом  аканта  с  листом.  По  его  бокам  изгибаются  стебли  и  цветы.  Лепнина  в  этом  случае  служит  связующим  элементом  консоли  и  телом  балки,  скрывает  геометрию  конструкций.

Примечательно  использование  скульптором  изображения  раковин.  В  эмблематике  эпохи  Ренессанса  закрытая  раковина  (обращенная  тыльной  стороной  к  зрителю  —  макушкой)  была  символом  надежной  защиты  сокровищ.  В  наше  время  она  выражает  затворничество  и  «самокопание»  человека,  добровольно  отгородившегося  от  внешнего  мира.  В  омских  работах  Винклер  прибегает  к  изображению  закрытых  раковин  (здание  Русско-Азиатского  банка),  редко  —  открытых  (театр  драмы).  Спондилюсы  (ушки  раковины)  в  омских  зданиях  обычно  закрыты  листьями  аканта  или  маскароном. 

Изображение  раскрытой  ракушки  (внутренней  стороной)  —  напротив,  —  открывало  зрителю  богатство.  Здесь  можно  обратиться  в  качестве  примера  к  знаменитой  работе  Сандро  Боттичелли  «Рождение  Венеры».  В  никольск-уссурийской  лепнине  (переход  консолей  балконов  первого  яруса  к  плоскости  стены)  раковины  изображены  как  раз  с  внутренней  стороны.  Спондилюсы  изгибаются  и  переходят  в  ионические  волюты  —  своеобразный  художественный  прием  скульптора.  Анатомическая  подробность  исполнения  радиальных  ребер,  годичных  колец,  «ушек»-волют  наряду  с  формой  раковин  дают  неопровержимые  доказательства  —  это  изображение  именно  раковин  гребешка,  распространенного  в  водах  Дальневосточных  морей.

Здесь  уместно  вспомнить,  что  раковина  в  символике  ренессанса  —  аналог  алхимического  тигля  —  символ  «очищения».  Раковину  можно  увидеть  среди  атрибутов  в  изображениях  апостола  Иакова  —  покровителя  паломников,  совершающих  хождение  морским  путем.  В  Чехии  есть  несколько  костелов  в  честь  апостола.  В  том  числе  и  самый  большой  и  роскошный  из  пражских  храмов  костёл  Святого  Якуба.  Своим  барочным  великолепием,  окутанный  множеством  легенд  и  хранящий  многовековую  историю  страны,  он  не  мог  не  врезаться  в  память  художника  Винклера.  Не  вызывает  сомнение  и  то,  что  атрибутика  святого  Иакова  Винклеру-католику  была  хорошо  знакома.  Дни  поминовения  апостола  в  православной  церкви  —  13  мая,  в  католической  —  25  июля.  Может  быть,  именно  в  этот  период  скульптор  и  работал  в  никольск-уссурийском  клубе.

Почему  вдруг  раковина  гребешка,  да  еще  и  на  территории  Никольск-Уссурийска  —  далеко  не  прибрежного  города?  Какое  богатство  раскрывал  скульптор?  На  этот  счет  есть  только  предположения. 

Винклер  все  еще  надеялся  вернуться  в  Чехию.  Чем  не  паломничество  к  своей  Святой  земле?  А  здесь,  на  другом  конце  материка,  вдали  от  дома,  возможно,  ему  вспоминались  семья,  первый  сын  Святопулк,  «Злата  Прага»,  друзья…  Здесь,  среди  еще  голых  стен  клуба,  художник  изображал  раскрытые  раковины,  -  раскрывал  свое  творчество  уссурийскому  зрителю  уже  как  зрелый  мастер.  Получая  в  это  время  заказы  «сверху»  на  скупую,  «рубленую»  красоту  советского  символизма,  но  томимый  духовной  жаждой,  Винклер  попытался  изобразить  в  далеком  городке  линии  ренессанса  и  барокко  в  виде  раковин  моллюска.

Через  два  года  вместо  родной  Чехии  он  окажется  в  Харбине.

Вернемся  к  его  работам.  Отдельного  внимания  заслуживает  оформление  нижней  части  консолей  балкона  бельэтажа.  Четкая  проработка  растительного  орнамента  не  вызывает  сомнений  —  это  изображение  шишки  хмеля,  накрытой  тремя  листьями.  Вероятно,  обилие  лианы  хмеля  на  приморской  земле  напомнило  скульптору  о  родине,  которая  славится  своими  традициями  пивоварения.  Производство  этого  напитка  имелось  и  в  Никольск-Уссурийском  пивоваренном  заводе  Вержбовского,  продукция  которого  наверняка  не  осталось  без  внимания  и  оценки  чешского  скульптора.

Оформлению  консолей  вторил  лепниной  декор  внешней  поверхности  балконов.  По  периметру  шел  привычный  узор  из  гирлянд,  на  этот  раз  из  ветвей  лавра.  Аналог  этого  декора,  но  «ботанически»  несколько  беднее,  находим  на  омском  здании  театра  в  прямоугольных  сандриках  окон  первого  этажа.  Еще  одна  отличительная  черта  —  «омские»  гирлянды  увиты  лентами,  а  в  «уссурийских»  —  ленты  дополнены  виньетками. 

Между  гирляндами  располагались  картуши  в  виде  овальных  полурамок,  акцентированных  сверху  листьями  аканта.  Внутреннее  поле  картуша  заполнялось  изображением  овального  щита  с  ионической  рамкой  и  звездой.

Массивность  балконов  и  геометрия  зрительного  зала  компенсировалась  слепой  аркатурой  полей  стен.  Поле  стен  внутри  ложных  арок  углублялось.  Расчлененная  консолями,  в  дополнении  с  широкой  профильной  рамкой  и  низкими  импостами,  аркатура  образовывала  подобие  порталов.  Бронзированная  лепнина  концентрировала  взгляд  зрителя  и  устремляла  его  вверх  по  канелированным  поверхностям.  Это  было  удачное  решение  для  лучшего  восприятия  прямоугольной  геометрии  зала.  В  пролетах  крайних  к  сцене  арок  располагались  выходы  из  зала.

Поднимая  взор  к  высокому  потолку  зала  клуба,  можно  заметить  одну  особенность,  аналог  которой  находим  в  зале  Советов  Управления  Омской  железной  дороги  —  закругление  углов.  Благодаря  скругленным  углам,  создавалось  впечатление  свода,  усиливался  эффект  высоты  зала.  Подобные  завершения  потолка  редко  встречались  в  зданиях  Сибири  и  Дальнего  Востока.  Центральная  часть  имела  прямоугольный,  вытянутый  вдоль  линии  зала  кессон,  усиливающий  акустику  помещения.  По  периметру  кессона  —  профилированная  массивная  рама,  по  углам  которой  и  в  центре  имеются  розетки  для  люстр.  До  80-х  гг.  прошлого  века  центральная  люстра  имела  ручной  подъемник  и  состояла  из  шарообразных  светильников  и  в  целом  напоминала  гроздь  винограда.  Примечательно  то,  что  подобное  решение  потолка  имелось  и  в  административных  кабинетах  второго  этажа. 

Связующим  и  центральным  элементом  лепного  декора  зрительного  зала  является  панно,  украшающее  портал  сцены.  Большая  заслуга  подрядчиков,  производивших  ремонт  здания  клуба  в  2013—14  гг.,  в  том,  что  удалось  спасти  этот  элемент  —  единственный  сегодня  сохранившийся  образец  творчества  Винклера  в  нашем  городе.  И  здесь,  в  сочетании  античности,  барокко  и  советской  пластики,  несомненно,  читается  рука  мастера.  Все  панно  перенасыщено  мелкими  деталями  и  наполнено  символикой. 

В  сюжете  этого  лепного  декора  центральное  место  занимает  картуш  в  виде  заоваленного  щита,  по  бокам  которого  двумя  лентообразными  отгибами  зажаты  факелы  с  канелированными  держателями.  Наличие  изображение  факелов,  атрибута  Олимпийских  игр,  символично  и  для  культурного  учреждения,  так  как  является  символом  творческого  прорыва.  Верхняя  часть  щита  в  центре  также  акцентирована  отгибом,  обращенным  к  зрителю  и  украшенным  листом  аканта.  Изгибаясь  к  щиту  и  устремляясь  вверх,  пламя  факелов  вторит  сложной  форме  листа  растения  —  греко-римского  знака  триумфа  и  преодоления  жизненных  испытаний. 

Из-за  щита  выступают  стяги  на  древках.  Изгибы  полотнищ  симметрично  нисходят  в  стороны  от  щита.  Над  щитом,  выходя  на  многопрофильное  обрамления  кромки  портала,  изображение  транспаранта.  По  плоскости  полотнищ  стягов  нанесена  барельефная  надпись  —  высказывание  советского  государственного  деятеля,  писателя,  критика,  искусствоведа  А.В.  Луначарского  «Жизнь  без  труда  —  воровство,  без  искусства  —  варварство».  Центральный  транспарант  имеет  надпись  «Пролетарии  всех  стран  соединяйтесь!»  —  высказывание  К.  Маркса  и  Ф.  Энгельса,  ставшее  знаменитым  коммунистическим  лозунгом.

За  полотнищами  стягов  на  фоне  лавровых  ветвей  расположены  символы  труда.  Справа  от  картуша  —  перекрестие  молота  и  серпа,  дополненных  снопом  колосьев.  Слева  —  топор  и  якорь.

Дополнительной  лепкой  обзавелся  в  1926  г.  фасад  здания.  Над  главным  входом  была  установлена  фигура  в  виде  лиры,  за  которой  помещалось  перекрестие  серпа  и  молота.  В  нижней  части  этой  композиции  располагалась  звезда.  Наличие  этого  советского  символа  исключает  авторство  Плансона,  возможно,  это  тоже  работа  Ф.  Винклера. 

Сравнивая  работы  В.А.  Плансона  в  Уссурийске  и  Владивостоке,  можно  заметить  сходство  в  оформлении  аттиков  и  парапетов  зданий.  Кроме  обрешётки  они  содержат  тумбы,  иногда  с  канелированными  плоскостями.  Декор  зданий,  над  которыми  трудился  Винклер,  имеет  свои  отличительные  черты:  парапеты  и  аттики  имеют  оформление  в  виде  вазонов.  Омский  театр  и  уссурийский  клуб  имеет  сходство  этого  декоративного  элемента  —  он  представлен  в  форме  урн  и  ваз.  Это  дает  основание  предполагать,  что  автором  уличного  декора  клуба  им.  Чумака  тоже  является  Ф.  Винклер.

Как  писал  Ф.М.  Достоевский,  настоящее  искусство  «всегда  современно,  насущно-полезно».  Возможно,  современное  и  насущно-полезное  творчество  и  помогло  Винклеру.  Он  сумел  выжить  в  тяжелейшее  время  в  чужой  стране.  Его  работы  —  это  уникальный  образец  переломного  момента  в  искусстве,  смена  европейских  классических  канонов  на  зарождающееся  искусство  молодого  советского  государства. 

 

Список  литературы:

  1. Андреева  М.И.,  Гаврилова  Н.А..  Франтишек  Винклер  —  художник-монументалист.  След  в  истории  Владивостока//  Гуманитарные  исследования  в  Восточной  Сибири  и  на  Дальнем  Востоке.  —  2013.  —  №  2.  [Электронный  ресурс]  —Режим  доступа.  —  URL:  http://cyberleninka.ru/article/n/frantishek-vinkler-hudozhnik-monumentalist-sled-v-istorii-vladivostoka  (дата  обращения  13.11.2014).
  2. Историческая  справка//Паспорт  на  памятник  истории  и  культуры  «Рабочий  клуб  им.  А.К.  Чумака».  Департамент  культуры  Приморского  края.  Сост.  Анча  Д.А.,  от  16.07.2012  г.
  3. Памятники  истории  и  культуры  Приморского  края:  Материалы  к  Своду/  АН  СССР;  ДВО,  Ин-т  истории,  археологии  и  этнографии  народов  ДВ;  Примор.  краев.  отд-ние  Всерос.  о-ва  охраны  памятников  истории  и  культуры;  под  общ.  А.И.  Крушанова.  Владивосток:  Внешторгиздат,  1991(1994).  —  268  с.:  ил.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий