Статья опубликована в рамках: XLI Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 15 октября 2014 г.)

Наука: Филология

Секция: Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Перовская Т.И. ТОЛКОВАНИЕ ЭМОЦИИ «СТРАХ» В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЛЕКСИКОГРАФИИ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XLI междунар. науч.-практ. конф. № 10(41). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ТОЛКОВАНИЕ  ЭМОЦИИ  «СТРАХ»  В  ОТЕЧЕСТВЕННОЙ  ЛЕКСИКОГРАФИИ

Перовская  Татьяна  Ивановна

старший  преподаватель,  Уральский  федеральный  университет  имени  первого  Президента  России  Б.Н.  ЕльцинаРФгЕкатеринбург

E-mail:  tat.perow@yandex.ru

 

INTERPRETATION  OF  THE  EMOTION  “FEAR”  IN  DOMESTIC  LEXICOGRAPHY

Tatiana  Petrovskaya

senior  lecturer,  Ural  Federal  University  named  after  the  first  President  of  Russia  B.N.  YeltsinRussiaEkaterinburg

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  исследуется  семантически  мотивированное  объяснение  эмотивной  лексемы  «страх»  в  русских  толковых  словарях  на  основе  двух  лингвистических  подходов:  смыслового,  метафорического  (коннотативного).

ABSTRACT

The  article  examines  semantically  motivated  explanation  of  emotive  lexeme  “fear”  in  Russian  explanatory  dictionaries  on  the  basis  of  two  linguistic  approaches:  semantic  and  metaphorical  (connotative). 

 

Ключевые  слова:  эмоция;  эмотив;  смысловой,  метафорический,  коннотативный  подход;  коннотативный  компонент;  денотация;  эмотивные  смыслы;  семная  структура  слова.

Keywords:  emotion;  emotiv;  semantic,  metaphorical,  connotative  approach;  connotative  component;  denotation;  emotive  senses;  component  word  structure. 

 

Внутренний  мир  человека  всегда  интересовал  ученых:  психологов,  философов,  социологов,  лингвистов,  так  как  эмоции  и  переживания  представляют  собой  непосредственную  форму  выражения  чувств,  настроений,  являются  одним  из  регуляторов  жизни  человека.  В  последнее  время  отмечается  широкое  использование  эмоций  в  устной  и  письменной  речи.  Данный  факт  объясняется  общим  эмоциональным  настроем  человека,  который  перестал  бояться  свободно,  открыто  проявлять  свои  чувства  и  ощущения  в  обществе.  «Теоретически  каждая  значащая  единица  в  тексте  может  стать  носителем  эмоционального  заряда»  [4,  с.  136]. 

На  протяжении  многих  лет  научная  литература  рассматривала  эмоции  в  качестве  многогранных  реакций,  способных  направлять  мысли  и  поступки  человека.  Предметом  лингвистических  исследований  последнего  времени  становится  языковая  и  речевая  характеристика  эмоций,  письменное  и  устное  оформление,  выражение.  «Как  известно,  сами  эмоции  недоступны  прямому  наблюдению.  В  этом  отношении  они  подобны  другим  внутренним  состояниям,  например,  ментальным.  Однако  в  отличие  от  ментальных  состояний,  которые  достаточно  легко  вербализуются  самим  субъектом,  эмоции  очень  непросто  перевести  в  слова»  [1,  с.  454].

В  современной  лингвистике  сложились  два  подхода  к  описанию  эмоций,  которые  «условно  можно  назвать  смысловым  и  метафорическим»  [1,  с.  454].  Смысловой  подход  сводится  к  следующему:  «Найти  такие  семантические  представления  эмоций,  которые  позволили  бы  дать  принципиальное  (семантически  мотивированное)  объяснение  «симптоматической»  лексики»  [1,  с.  455].  Метафорический  подход  заключается  в  «описании  эмоции  через  метафоры,  в  которых  эти  эмоции  концептуализируются  в  языке»  [1,  с.  455]. 

В  основу  нашего  исследования  положен  анализ  эмотивной  семантики  слова  «страх»,  проведенный  на  материале  дефиниций  русских  толковых  словарей  XIX,  XX,  XXI  вв. 

Некоторые  исследователи  сходятся  на  мнении,  что  концептуализация  эмоций  осуществляется  на  языковом  уровне.  Знания  о  той  или  иной  эмоции  осуществляются  с  помощью  процесса  лексикализации.  Под  этим  процессом  понимается  приобретение  словом  специфических  семантических  признаков.  Эмоции  интуитивно  переносятся  с  предмета  на  представление  о  нем,  а  далее  на  слово  и  его  семантику.

«Язык  располагает  арсеналом  средств,  призванных  обозначать  и  выражать  эмоции:  соответствующая  лексика,  фразеологизированные  синтаксические  конструкции,  особая  интонация,  порядок  слов»  [2,  с.  3]. 

Выяснить  природу  эмотивной  семантики  слова  «страх»,  ее  исторические  корни  помогает  этимологический  словарь  М.  Фасмера.  Автор  словаря  указывает  на  четыре  основные  версии  происхождения  данного  слова. 

Первая  версия  происхождения  слова  «страх»: 

Страх,-  род.п.  -а,  укр.  страх,  р.п.-у,  др.-русск.  страхъ,  ст.-слав.  страхъ,  блг.  страх,  сербохорв  .страх,  р.п.  страха,  словенstrah,  род.п.  strahastrahu,  чеш.  sthrach,  слвц.  strach,  польск.  starch.  (Употребление  исходной  лексической  единицы  М.  Фасмер  отмечает  в  восточно-славянских,  чешских  и  балтийских  языках.  —  Т.П.)  ||  Это  слово  с  первоначальным  знач.  «оцепенение»  сближается  с  лит.  (литовским)  stregtistregiu  «оцепенеть,  превратиться  в  лед»,  лтш.  (латышское)  stregele  «сосулька»  [11,  с.  772]. 

Как  видим,  автор  номинирует  данное  слово  как  определенное  физическое  состояние  человека,  связанное  с  ощущением  озноба,  холода,  с  ярко  выраженной  реакцией  на  страх:  «оцепенеть,  превратиться  в  лед,  сосульку»  (стать  неподвижным,  застывшим). 

Вторая  версия  происхождения  слова  «страх»:

М.  Фасмер  сравнивает  слово  страх  с  лат.  strages  «опустошение,  поражение,  повержение  на  землю»  [11,  с.  772].  Номинируется  наименование  конкретной  неблагоприятной  ситуации:  отглагольные  существительные  «опустошение,  поражение,  повержение  на  землю»  помогают  умственно  представить  ситуацию  физического  состояния  человека,  связанного  с  ощущением  явного  поражения.

Третья  версия  происхождения  слова:  лтш.  (латышское)  struostit  «угрожать,  строго  предупреждать»  [11,  с.  772].  В  данном  случае  описывается  определенный  речевой  поступок,  «кого-то  страшить,  запугивать»,  сочетаемость  слов  указывает  на  угрозу,  предназначенную  человеку. 

Четвертая  версия  происхождения  слова:  treso-  лтш.,  «трясу»  (отсюда  трястись  от  страха)  [11,  с.  772].  М.  Фасмер  указывает  на  определенную  физиологическую  реакцию  человека,  полученную  от  воздействия  страха.

Таким  образом,  для  раскрытия  внутренних  психических  состояний  человека  привлекаются  глаголы  и  отглагольные  существительные:  <цепенеть>  от  страха,  <страх>  поражения,  <страшить>,  запугивать  кого-то,  <трястись  >от  страха.  Глаголы:  цепенеть,  страшить,  поражать,  трястись  прямо  участвуют  в  изображении  эмоции  «страх»,  являются  симптоматическими  выражениями,  характеризующими  проявление  неподконтрольных  субъекту  физиологических  реакций  страха,  что  может  наблюдаться  непосредственно.  «Страх»  воспринимается  как  кошмар,  от  которого  можно  испугаться,  застыть,  трястись.  В  [11]  представлена  высокая  степень  концентрации  ощущения  страха. 

Генетические  связи  эмотивной  семантики  слова  «страх»  с  балто-славяно-чешским  вариантами  свидетельствуют  о  распространенности  и  функционировании  этой  единицы  в  близкородственных  языках:  straxъ-страшить,  страшу,  укр.  страшити,  др.-русск.  страшити,  ст.-слав.  страшити,  болг.  страша  «пугаю»,  сербохорв.  страшити,  страшим,  словен.  strasitistrasim,  чеш.  strasiti,  слвц.  strasit,  польск.  straszyc,  в.-луж  trasic.  Эмотивная  семантика  слова  «страх»  в  древних  языках  являлась  весьма  актуальной.  Страх  древнего  человека  ассоциировался  с  образами  тайного,  непостижимого,  недоступного  пониманию.  Отсюда  большой  интерес  человека  к  ощущениям  и  физиологическим  реакциям,  связанным  с  проявлением  страха.

Слово  «страх»  со  временем  претерпело  большие  изменения  в  лексическом  значении.  В  современном  русском  языке  слово  «страх»  (по  данным  толковых  словарей)  обозначает  высокую  концентрацию  данного  чувства,  предельную  симптоматику  болезненного  состояния.  «Возможности  семантического  развития  слова  заложены  в  его  исходной  семантической  структуре,  и  система  производных  значений  есть  следствие  импликаций  исходного  значения»  [7,  с.  24].

Обратимся  к  дефинициям  толковых  словарей  XIX,  XX,  XXI  вв.  Лексикографические  материалы  предоставили  обширную  лингвистическую  и  общекультурную  информацию,  новые  смыслы  понимания  эмотивной  семантики  слова  «страх».  Объем  дефиниций  эмотивной  лексемы  «страх»  меняется  в  зависимости  от  типа  словаря,  степени  изученности  слова.  Авторы  толковых  словарей  при  составлении  дефиниций  стремятся  найти  наиболее  оптимальные  и  доступные  для  восприятия  читателя  способы  словарного  представления  данной  эмоции.

Во  всех  толковых  словарях,  просмотренных  нами,  слово  «страх»  выступает  как  знаковая  единица,  которая  выражает  определенное  содержание.  Его  лексическое  значение  дает  возможность  выполнять  номинативную  функцию.  Вся  информация,  все  содержание,  смысловое  значение  эмотива  определяется  особенностью  организации  сем,  входящих  в  его  структуру.  «Внутри  лексического  значения  слова  эмотивная  сема  всегда  противопоставляется  другим  семам,  образуя  тем  самым  внутрисемемную  парадигму.  Они  могут  быть  вершинными,  актуальными,  слабыми,  виртуальными.  Таков  инвентарь  эмотивных  сем,  входящих  в  семантическую  структуру  различных  эмотивов»  [12,  с.  20].  Таким  образом,  предметом  мышления  становятся  все  сущностные,  смысловые  признаки  исследуемого  эмотива  «страх».

Смысловой  подход  в  представлении  эмотива  «страх».

Обратимся  к  определению  эмотивного  смысла  в  семной  структуре  слова  «страх»  [6,  с.  731].

Страхъ,  м.  страсть,  боязнь,  робость,  сильное  опасение,  тревожное  состояние  души  от  испуга,  от  грозящего  или  воображаемого  действия.  Страх  обуяет  и  растеряешься.  Со  страху,  со  страстей  поджилки  дрожат,  ноги  подкосились. 

Как  мы  заметили,  в  формировании  лексического  значения  эмотива  «страх»  участвуют  и  внутриязыковые  факторы,  то  есть  связи  и  отношения,  которые  существуют  между  словами  в  системе  языка.  В.  Даль  показывает  прежде  всего  парадигматические  отношения  (место  слова  «страх»  в  синонимическом  ряду:  страсть,  боязнь,  робость  и  т.  д.)  и  синтагматические  отношения  (особенности  сочетаемости  слова:  Страх  обуяет  и  растеряешься.  Со  страху,  со  страстей  поджилки  дрожат,  ноги  подкосились). 

Обратимся  к  определению  эмотивного  смысла  в  семной  структуре  слова  «страх»  [10,  с.  550]. 

1.  Страх,  а  (у)  –  состояние  крайней  тревоги  и  беспокойства  от  испуга,  от  грозящей  или  ожидаемой  опасности,  боязни,  ужас.  Чувство  страха.  Панический  страх.  В  смертельном  страхе.  Страх  перед  неизвестностью.  Дрожать  от  страха.  Натерпеться  страху.  Она  мертва  со  страху. 

2.  Только  во  мн.  Представления,  события  или  предметы,  пугающие  чем-нибудь,  вызывающие  чувство  боязни,  ужаса,  опасения.  Всякие  страхи  лезут  в  голову.  Ночные  страхи  прошли 

Парадигматические  отношения  иллюстрируются  синонимами:  тревога,  беспокойство,  испуг,  опасность.  Синтагматические  отношения  характеризуются  узкой  сочетаемостью  эмотива  «страх»:  панический  страх,  в  смертельном  страхе,  страх  перед  неизвестностью.  Лексическое  значение  слова  могут  формировать  грамматические  характеристики.  Д.Н.  Ушаков  уточняет:  данное  слово  может  употребляться  во  множественном  числе:  Всякие  страхи  лезут  в  голову.  Ночные  страхи  прошли.

Обратимся  к  определению  эмотивного  смысла  в  семной  структуре  слова  «страх»  [9,  с.  630].

Страх,  -а  (-у),  м.  1.  Очень  сильный  испуг,  сильная  боязнь.  Задрожать  от  страха.  Нагнать  страху  (испугать;  разг.)  Со  страху.  Держать  кого-нибудь  в  страхе  (в  полном  повиновении  и  постоянной  боязни)

2.  мн.  События,  предметы,  вызывающие  чувство  боязни,  ужаса.  Рассказывать  о  всяких  страхах.  Насмотреться  страхов. 

С.И.  Ожегов  в  содержание  понятия  «страх»  вводит  иерархически  организованную  структуру:  менее  общие  признаки  подчиняются  более  общим  признакам,  конкретизируют  их:  Очень  сильный  испуг  переходит  в  очень  сильную  боязнь.  Рассматривает  синтагматические  отношения:  Со  страху.  Держать  кого-нибудь  в  страхе.  В  парадигматических  отношениях  определяет  место  слова  «страх»  в  синонимическом  ряду:  испуг,  боязнь,  ужас.

Обратимся  к  определению  эмотивного  смысла  в  семной  структуре  слова  «страх»  [8,  с.  731].

Страх  -(а)-(у);  м.  1.  Состояние  сильной  тревоги,  беспокойства,  душевного  смятения  перед  какой-либо  опасностьюбедой  и  т.  п.;  боязнь.  Страх  наказания.  Страх  смерти.  Дрожать  от  страха.  Наводить  страх  на  кого-либо.  Натерпеться  страху.  Пятиться  в  страхе  назадСтрах  потерять  работу.  Страх  за  любимую.  Страх  перед  экзаменами.  Страх  находит,  нападает  на  кого-либо.  Страх  забирает  кого-либо.  Панический  страх.  Животный  страх.

2.  обычнмн.  Страхи-ов  (разг.)  То,  что  вызывает  боязнь,  тревогу,  оцепенение.  Наговорить  страхов  про  кого-,  что-либо.  В  фильме  всякие  страхи,  не  хочу  видеть  эти  страхи. 

С.А.  Кузнецов  сформировал  свой,  отличный  от  других  чувственно-наглядный  образ  эмоции.  Страх  может  быть  состоянием  сильной  тревоги,  беспокойства,  душевного  смятения  перед  опасностью,  бедой.  Связь  чувственно-наглядного  образа  и  понятия  о  нем  обусловлена  эмпирическим  компонентом.  На  лексическое  значение  указывают  словосочетания:  сильная  тревога,  беспокойство,  душевное  смятение.  Дополнить  лексическое  значение  помогают  смысловые  потенции  слова  «страх».  Оно  проявляет  себя  в  широкой  сочетаемости:  Страх  наказания.  Страх  смерти.  Наводить  страх  на  кого-нибудь.  Натерпеться  страху.  Пятиться  в  страхе  назад.  Страх  потерять  работу.  Страх  за  любимую  и  т.  д.  Таким  образом,  С.А.  Кузнецов  создает  эффект  образного  представления  эмоции.

Обратимся  к  определению  эмотивного  смысла  в  семной  структуре  слова  «страх»  [13,  с.  248]:

Страх,  -а  (-у)  1.  Ощущение  незащищенности,  близкой  опасности.  Непреодолимый  страх,  страх  смерти,  дрожать  от  страха. 

2.  Чувство  опасения.  Боязнь  возможного  неблагополучия.  Постоянный  страх  за  детей.  Страх  перед  будущим,  перед  неизвестностью. 

3.  Страх,  а-  (-у).  м.  мн.  События,  явления,  вызывающие  чувство  боязни,  ужаса  (разг.)  Рассказывать  о  всяких  страхах.  Насмотреться,  наслушаться  страхов. 

Н.Ю.  Шведова  раскрывает  смысловые  возможности  слова  «страх»,  включая  обширную  характеристику  понятия:  Ощущение  незащищенности,  близкой  опасностиЧувство  опасения.  Боязнь  возможного  неблагополучия.  Включает  элементы  бытового  описания:  события,  явления,  вызывающие  чувство  боязни,  ужаса:  Рассказывать  о  всяких  страхах.  Насмотреться,  наслушаться  страхов.  Лексикографическая  дефиниция  слова  «страх»  довольно  развернутая.  Широко  используются  примеры  синтагматической  сочетаемости  слова:  непреодолимый  страх,  страх  смерти,  постоянный  страх  за  детей,  страх  перед  будущим,  перед  неизвестностью,  рассказывать  о  всяких  страхах,  насмотреться,  наслушаться  страхов.

Обратимся  к  определению  эмотивного  смысла  в  семной  структуре  слова  «страх»  [3,  с.  194]: 

Страх,  -а  (-у),  м.  Состояние  очень  сильного  испуга,  сильной  тревоги,  беспокойства,  душевного  смятения  перед  какой-либо  опасностью,  бедой  и  т.п.;  син.  боязнь,  ужас,  трепет,  разг.  жуть,  страсть.  Все  время,  покуда  тело  бабушки  стоит  в  доме,  я  испытываю  тяжелое  чувство  страха  смерти. 

Л.Г.  Бабенко  учитывает  широкий  объем  понятия  «страх»,  потому  содержание  понятия  довольно  насыщенное.  Ученый  включает  большой  круг  признаков:  состояние  очень  сильного  испуга,  сильной  тревоги,  беспокойства,  душевного  смятения  перед  опасностью,  бедой.  Приводит  синонимы  к  слову  «страх»:  боязнь,  ужас,  трепет,  жутьстрасть.  Формирует  представления  читателя  о  данной  эмоции,  употребляя  существительные,  которые  абстрагируются,  передаются  как  самодостаточные  сущности. 

Таким  образом,  эмотивные  смыслы  самые  важные  и  самые  основные.  Они  показывают  логико-предметную  часть  значения  эмотива  «страх»  как  отвлеченного,  абстрактного  понятия,  раскрывают  внутреннее  состояние  человека,  его  чувства.  Формируют  понятия  о  реально  существующих  связях  и  отношениях.  Эмотивные  смыслы  в  семной  структуре  слова  «страх»  могут  трактоваться,  как  мы  уже  заметили  из  просмотренных  дефиниций,  многими  словами  синонимического  ряда:  беда,  бедствие,  беспокойство,  боязнь,  испуг,  напряжение,  опасность,  опасение,  острастка,  оцепенение,  повиновение,  покорность,  послушание,  робость,  страсть,  смятение,  тревога,  угроза,  ужас.  Эмотивные  смыслы  содержат  не  различные  эмоции,  а  степени  проявления  одной  эмоции  «страх»,  которая  переходит  из  одного  состояния  в  другое  в  зависимости  от  восприятия  и  переживания  человека:  ощущение  незащищенности,  ощущение  близкой  опасности,  чувство  опасения,  боязнь  возможного  неблагополучияужас  [13,  с.  248]. 

Абстрактный,  эмотивный  смысл  понятия  «страх»  раскрывается  посредством  отвлеченных  признаков:  незащищенность,  опасность,  опасение,  неблагополучие,  боязнь.  Как  видим,  эмотивные  семы  в  синонимическом  ряду  отличаются  смысловыми  нюансами,  лексической  сочетаемостью  и  дают  возможность  автору  из  нескольких,  очень  близких  по  смыслу  слов  выбирать  самое  нужное  для  передачи  состояния,  чувства  страха.

Семная  структура  слова  со  временем  претерпела  большие  изменения,  стала  обозначать  большую  степень  опасности:  дрожать  от  страха,  пятиться  в  страхе  назад,  натерпеться  страху,  держать  в  страхе.

Эмотивные  смыслы  сблизились  благодаря  общему  содержанию,  имеющемуся  в  них.  Составители  толковых  словарей  рассматривают  эмотив  «страх»  как  негативное  состояние  человека: 

Страх  —  тревожное  состояние  души  от  испуга  [6,  с.  336]. 

Страх  —  состояние  крайней  тревоги  и  беспокойства  от  испуга,  от  грозящей  или  ожидаемой  опасности  [10,  с.  550].

Страх  —  состояние  сильной  тревоги,  беспокойства,  душевного  смятения  перед  какой-либо  опасностью,  бедой  [13,  с.  248]. 

Страх  —  состояние  очень  сильного  испуга,  сильной  тревоги,  беспокойства,  душевного  смятения  перед  какой-либо  опасностью,  бедой  [8,  с.  731].

Метафорический  (коннотативный)  подход  в  представлении  эмотива  «страх». 

В  содержание  лексического  значения  входят  коннотативные  элементы.  Это  дополнительная  информация  в  отношении  понятия.  Она  связана  с  характеристикой  речевой  ситуации,  актом  общения.  В  коннотативный  компонент  лексического  значения  авторы  толковых  словарей  включают  три  важных  элемента:  эмоционально-оценочный,  экспрессивный,  стилистический.  Под  эмоционально-оценочным  элементом  коннотации  авторы  понимают  выражение  словом  эмоции,  ее  оценки:  панический  страх,  смертельный  страх  [10,  с.  550];  всякие  страхи  [9,  с.  630];  навязчивый  страх  [8,  с.  731];  непреодолимый  страх,  постоянный  страх  [13,  с.  248].  Эмоционально-оценочный  элемент  коннотации,  как  мы  видим,  называет  негативные  эмоции.  Негативная  оценка  появляется  из  того  ощущения,  которое  испытывает  человек.  Второй  экспрессивный  компонент  лексического  значения  слова  «страх»  предполагает  наличие  сем,  передающих  усиление  признаков,  входящих  в  предметно-понятийный  компонент  значения:  «страх»  —  крайняя  тревога,  крайнее  беспокойство,  грозящая  опасность  [10,  с.  550];  страх  —  сильное  опасение,  тревожное  состояние  [6,  с.  336];  страх  —  сильная  боязнь,  сильный  испуг  [9,  с.  630];  страх  —  близкая  опасность  [13,  с.  248];  страх  —  сильная  тревога,  беспокойство  [3,  с.  194].  В  толкованиях  эмотива  «страх»  с  экспрессивным  компонентом  значения  присутствуют  слова-интенсификаторы:  крайний,  грозящий,  сильный,  близкий.  Они  используются  для  передачи  большей  выразительности  и  яркости  эмоции  «страх».  Помимо  лексического  способа  выражения  экспрессивного  значения  эмоции,  существуют  и  другие  способы  ее  выражения,  например,  с  помощью  уменьшительно-ласкательных  суффиксов:  Страшненько,  страшнехонько  мне  в  суд  идти  [6,  с.  336].  Третий  коннотативный  компонент  лексического  значения  стилистический.  Он  указывает  на  сферу  употребления  данного  слова,  ограниченную  по  функциональному  —  высокому,  среднему,  низкому  —  стилю  употребления.  К  ним  относятся  книжные,  разговорные,  просторечные  и  т.  п.  слова.  Стилистическая  и  эмоционально-экспрессивная  информация  слова  «страх»  передается  с  помощью  помет,  отражающих  функционально-стилистическую  и  эмоционально-оценочную  характеристику  слова.  Стилистически  маркированное  слово  с  пометой  разг.  указывает  на  то,  что  оно  активно  употребляется  в  разговорной  речи: 

Страх,  нар.  ужасно,  страшно,  весьма,  очень  (разг.)  Страх  сколько  много,  без  числа,  несметно,  тьма,  пропасть;  Страх,  что  народу  было!  (эмоциональное  состояние  удивления).  Страх  не  люблю  бури!  (эмоциональное  состояние  негодования)  [6,  с.  336].

Страх  —  нар.  (разг-фам.)  Очень,  чрезвычайно,  сильно.  Я  страх  люблю  таких  молодых  людей!  (Н.  Гоголь).  И  не  понравилась  теперь  она  мне,  ну,  просто,  страх  как!  (М.  Горький)  [10,  с.  550].

Страх  —  нар.  (прост.)  Очень,  чрезвычайно.  Страх  люблю  купаться!  [9,  с.  630]. 

Страх  —  (разг.)  в  знач.  нар.  1.  Очень,  чрезвычайно,  крайне.  Она  страх  любит  петь.  Ребенок  страх  любит  сладкоеСтрах  хочется  спать.  2Очень  много,  очень  сильно.  Страх  сколько  съел,  выпил.  Страх,  сколько  грибов!  В  функции  сказ.  Очень,  чрезвычайно,  крайне.  Он  ее  любит  страх.  Она  ревнива  страх  [8,  с.  731].

Страх  —  испытать  чувство  страха:  (разг).  Бежать  в  страхе.  Страх  обуял  кого-нибудь.  Сердце  зашлось  от  страха.  Отпрянуть  в  страхе.  Нагнать  страху  [13,  с.  248]. 

Исходя  из  дефиниций  словарей,  эмоция  не  выражается  прямо,  она  всегда  уподобляется  чему-то,  потому  авторы  толковых  словарей  считают  наиболее  эффективным  средством  лингвистическое  описание  эмоций  через  метафоры,  в  которых  эмоция  получает  реализацию  в  языке.  Страх  на  тараканьих  ножках  бродитПод  страхом  ноги  хрупки  [6,  с.  336].Страх  обуял  кого-нибудь  [9,  с.  630].  Страх  находит.  Страх  забирает  [8,  с.  731].

Физиологически  ощутимая  сила  страха  рождает  в  человеческом  сознании  образ  некоего  враждебного,  зловещего  существа,  который  давит,  пугает,  преследует  человека.  Сам  человек  становится  его  пассивной  жертвой.  Коннотация  злодейства  передает  реальные  масштабы  опасности,  заключенные  в  следующих  фразеологических  оборотах:  У  страха  глаза  велики  (ничего  не  видят  от  страха).  Под  страхом  смерти  (реальная  угроза).  Держать  в  страхе  (властвовать)  [6,  с.  336].  На  свой  страх  и  риск  (на  свою  ответственность)  [8,  с.  731].  Не  за  страх,  а  за  совесть  (вполне  добросовестно)  [9,  с.  731].  Рыцарь  без  страха  и  упрека  (о  безупречном  человеке).  Страх  страхов  (боязнь  навязчивого  страха)  [13,  с.  248].

Толкование  эмотива  «страх»  осуществляется  составителями  словарей  посредством  пословиц  и  поговорок:  Кто  на  море  не  бывал,  тот  и  горя  не  видал.  На  всякую  беду  страха  не  напасешься.  Всякий  страх  в  доме  хорош  [6,  с.  336].  По  православным  меркам,  истинный  христианин  должен  бояться  адских  мук,  смертельного  греха,  потому  должен  жить  в  повиновении  и  полной  покорности.  В  ком  есть  страх.  в  том  есть  и  Бог.  Иная  вера  со  страхом,  иная  с  любовью.  Страх  Божий  [6,  с.  336]. 

Таким  образом,  коннотативный  компонент  лексического  значения  эмоции  является  зависимым  от  номинативного  значения,  от  денотации:  он  всего  лишь  дополняет,  интерпретирует  логико-предметную  семантику  слова.  «Компоненты  коннотации  не  включаются  в  предметно-логическую  часть  значения,  так  как  они  в  меньшей  степени  отражают  реальную  действительность,  а  в  большей  степени  «привязаны  к  психике  говорящего»  [5,  с.  135].

Словарные  дефиниции  русских  толковых  словарей  предоставили  нам  обширную  лингвистическую  и  общекультурную  информацию  о  слове  «страх».  Поначалу  эмотив  «страх»  выступал  как  слово  с  нейтральным  значением.  Со  временем  он  стал  объемной  единицей  с  мельчайшими  смыслами,  включающими  семантические  и  коннотативные  признаки,  дополняющие  друг  друга  интенсивностью  и  глубиной  переживания. 

 

Список  литературы:

  1. Апресян  Ю.Д.  Избранные  труды.  Т.  II.  Интегральное  описание  языка  и  системная  лексикография.  М.:  Школа  «Языки  русской  культуры»,  1995.  —  767  с.
  2. Бабенко  Л.Г.  Лексические  средства  обозначения  эмоций  в  русском  языке.  Свердловск:  Изд-во  Урал.  ун-та,  1989.  —  184  с.
  3. Бабенко  Л.Г.  Большой  толковый  словарь  русских  существительных.  Идеографическое  описание.  Синонимы.  Антонимы.  М.:  АСТ  ПРЕСС  КНИГА,  2005.  —  864  с. 
  4. Вандриес  Ж.  Язык.  М.,  1937.  —  С.  136. 
  5. Говердовский  В.И.  История  понятия  коннотация  //  Филологические  науки.  1979.  №  1. 
  6. Даль  В.  Толковый  словарь  живого  великорусского  языка.  Т.  IV.  СПб.:  Издательство  Вольф  М.  О.,  1882.  —  683  с.
  7. Дронова  Л.П.  Синхрония  и  диахрония:  отложенная  встреча  //  Вестник  Томского  университета.  —  2009.  —  №  3(7).  —  С.  22—26. 
  8. Кузнецов  С.А.  Большой  толковый  словарь  русского  языка.  СПб.:  Норинт,  1998.  —  1536  с.
  9. Ожегов  С.И.  Словарь  русского  языка.  М.:  Русский  язык,  1988.  —  747  с.
  10. Ушаков  Д.Н.  Толковый  словарь  русского  языка.  Т.  IV.  М.:  Издательство  Национальных  словарей,  1940.  —  1552  с.
  11. Фасмер  М.  Этимологический  словарь  русского  языка.  Т.  III.  М.:  Прогресс,  1971.  —  827  с. 
  12. Шаховский  В.И.  Типы  значений  эмотивной  лексики  //  Вопросы  языкознания.  —  1994.  —  №  1.  —  С.  20—25.
  13. Шведова  Н.Ю.  Русский  семантический  словарь.  М.:  Азбуковник,  2003.  —  630  с.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий