Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XI Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 14 мая 2012 г.)

Наука: Филология

Секция: Теория языка

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Морозов Е.А. К ВОПРОСУ О СТАТУСЕ РЕЧЕВОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ В СПОРТЕ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XI междунар. науч.-практ. конф. Часть I. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

К ВОПРОСУ О СТАТУСЕ РЕЧЕВОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ В СПОРТЕ

Морозов Евгений Александрович

канд. филол. наук, доцент МаГУ, г. Магнитогорск

E-mail: buddenbroki@mail.ru

 

Проблема толерантности — одна из наиболее актуальных и сложных в современной науке. Сегодня ее исследуют наряду с проблемами глобализации, мультикультурализма, ментальности и т. д.

Значительное увеличение количества исследований в данной области в конце XX — начале XXI века связано как с участившимися актами насилия, терроризма, обострившимися межрелигиозными и межэтническими противоречиями, проникновением проявлений нетер­пимости в школу, так и с размытостью норм в современной культуре.

Лидеры мировых государств постоянно подчеркивают важность толерантного отношения друг к другу. При этом рассматривается, как правило, этническая составляющая толерантности. Еще в 2006 году, будучи президентом россии, в. В. Путин в ходе встречи с представи­телями «молодежной восьмерки» говорил, что «толерантность лежит в основе российской государственности, поскольку россия на всем протяжении своей тысячелетней истории вкладывалось как многонациональное и многоконфессиональное государство, что без решения этого вопроса, без толерантного отношения людей друг к другу, невозможно было бы решить ни одной другой проблемы» [6].

Европа в отличие от россии исторически шла по другому пути развития общества «пустив» в середине 20 века «на некоторое время» на свою территорию представителей иных культур как рабочую силу и неся, тем самым, идеи мультикультурализма, европейцы столкнулись с тем, что национальные языки государств до сих пор не стали родным для приезжающих. Целые кварталы европейских столиц населяют мигранты из азии и африки, так и не изучая государственный язык «новой родины». Британский премьер Дэвид Кэмерон вслед за бундесканцлером германии Ангелой Меркель признали провал в Европе пятидесятилетней миграционной политики мульти культур­ного общества. Так, к примеру, приглашая на работу в германию сотни тысяч дешевых турецких рабочих, западногерманские политики 60-х, конечно, не подозревали, что придет время, когда в школах дети, говорящие на чистом немецком, станут изгоями (район Нойкёльн г. Берлин). И не удивительно, что турецкий язык — второй по распространенности язык германии.

Понятие «толерантности» становится популярным и даже модным. Стремясь к уточнению понятия, многие авторы используют весьма неоднозначные или даже метафорические описания. Но от частого употребления смысл понятия «толерантность» становится все менее конкретным, а контекст его употребления позволяет толковать его слишком широко. Когда говорят о гуманизации общества, форми­ровании у человека гражданской ответственности и правового само­сознания, духовности и культуры, инициативности, самостоя­тельности, то почти всегда поднимают тему «толерантности», подразу­мевая при этом терпимость к иному образу жизни, поведению, обычаям, чувствам, мнениям, идеям, верованиям и т. д. При этом пользуясь словом «толерантность» не как научным термином, а для фиксации определенных аспектов реальности. Поскольку, определе­ний толерантности дано множество, рассмотрим кратко происхож­дение самого термина и его основную трактовку.

Во многих культурах понятие «толерантность» является своеоб­разным синонимом «терпимости»: лат. tolerantia, англ. tolerance, нем. Toleranz, фр. tolérance. Кроме того, большинство словарей XX века указывают прямое толкование толерантности как терпимости. Словари XX века зачастую связывают «толерантность» с понятием «терпи­мость», определяя ее как снисходительность к кому- или чему-либо, обозначает готовность предоставить другому человеку возмож­ность осуществить свободу мысли и действия. В XIX в. глагол «терпеть» насчитывал множество лексем и выражал различные значе­ния: выносить, страдать, крепиться, стоять не изнемогая, выжидать чего-то, допускать, послаблять, не спешить, не гнать и т. д. [5, c. 4]. Словарь В. И. Даля трактует «терпимость» как способность что-либо терпеть только по милосердию или снисхождению [2]. Словарь Брок­гауза и Ефрона сводит толерантность в основном к веротерпимости [4].

Формирование понятие «русской» и «иной» толерантности формировалось на протяжении длительного времени и постепенно приобретало и накапливало все более разносторонние значения, чтобы во всей полноте соответствовать современности. Блестящий обзор становления и эволюции терминов «толерантности» и «терпимости» в гуманитарных науках провел М. А. Семашко [7].

Наиболее точное, всеохватывающее определение на современном этапе понятие «толерантность» приобрело в «Декларации принципов толерантности» генеральной конференции ЮНЕСКО от 16 ноября 1995 года, толерантность означает «уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуаль­ности» [3].

Рассмотрев материал, посвященный проблемам толерантности, мы заключаем, что пафос данных работ сводится к использованию понятия «толерантности» как категории социологии, политики, этнологии, этики, исторической и философской наук. При этом лингвистическая составляющая термина остается нераскрытой и, несмотря на его очевид­ную лингвистическую значимость, не приобрело пока достойного стату­са в лингвистике. Роль ученых-лингвистов остается невостребованной.

«Толерантность» сегодня очень часто используется не только в вышеназванных науках, но и в повседневной бытовой речи (порой, совершенно неоправданно), когда, к примеру, пытаются оскорбительно сравнивать представителей разных национальностей («лица кавказской национальности», «чурки», «хачики», «хохлы», «жиды», «фрицы», «негры»). Или в отношениях между людьми, когда на передний план выходит гендерный аспект. При этом трудно проявлять толерантность, в том числе и «речевую», в отношении бомжа, гадящего в подъезде, пья­ного дебошира, нарушающего общественный порядок, или людей, бро­сающих мусор на мостовую или нарушающих очередь в общественных заведениях. Б. Я. Шарифуллин подчеркивал, что подобная «бытовая толерантность — это естественная рефлексия одной языковой личности по отношению к другой: если тебя вербально оскорбили или «послали по матушке», ни о какой толерантности речи быть не может, поскольку речевая агрессия со стороны адресанта в данной коммуникативной ситуации очевидна. Ты либо вступаешь в ответное инвективное и чаще всего также обсценное общение, либо от вербального взаимодействия переходишь сразу к физическому» [8, c. 118—121].

Речевая толерантность людей, увы, снижена, на передний план выступают стилистические неграмотные формулировки. Зачастую, это используется в силу нежелания, а иногда от неумения переводить на нормальный «человеческий» язык. Вышеуказанные примеры недопус­тимы, это ли не проявление нетолерантного отношения в языке. И все же нам приходится сталкиваться с явлением языковой (речевой, вербальной) инвективности. Проблема лингвистической инвективы и инвективности уже рассматривалась — с разных сторон — в целом ряде исследований (Голев Н. Д., Капленко В. Н., Коровушкин В. П., Шарифуллин Б. Я., Гоменюк А. А. и др.). Инвективность как языковая категория отражает и воплащает естественную функцию языка как реализацию его общей экспрессивной функции, тесно связанной с коммуникативной и когнтивной функциями. «Инвективная функция языка является одной из его естественных функций, которая неразрыв­но связана с возможностью (и жизненной необходимостью) творчес­кого использования слова [1, c. 44—49]. Исполнение этой функции для носителя языка так же естественно, как и выполнение коммуника­тивной и прочих функций.

Рассмотрение проблем толерантности нашло отражение и в различных сферах жизни человека. Сегодня, говоря о спорте, мы констатируем, что этот вид деятельности является плодотворной поч­вой для межкультурных обменов, укрепления взаимопонимания между народами, служит школой демократии. Благодаря широкому освеще­нию событий спортивной жизни в средствах массовой информации, спорт может оказывать колоссальное влияние на широкие слои общественности, пропагандируя идеалы коллективизма, солидарности, взаимопонимания и взаимоуважения. События последних лет доказы­вают, что проблемы, связанные с толерантностью, нетерпимостью к «иному», постоянно вмешиваются в данную область.

Сегодня спорт — та сфера, которая всегда являлась благотворной почвой для укрепления контактов между людьми, говорящими на раз­ных языках, исповедующими разные религии; почвой для достижения взаимопонимания между представителями разных наций и культур. Именно здесь необходимо выстроить модель эффективной толерант­ной межкультурной коммуникации. Вероятность конфликтного поведения значительно снижается, если представители разных национальностей, политических взглядов или противоборствующих сторон стараются понять точку зрения и логику своих оппонентов в такой важнейшей сфере, как спорт. В последнее время именно спортивные мероприятия являются ареной столкновения на межэтни­ческой и межнациональной почве, будучи тем местом, где необходим поиск неконфликтных моделей общения. Именно на стадионах при помощи оскорбительных баннеров или «кричалок» выясняются отношения между болельщиками противоборствующих команд (болельщики футбольных клубов «Спартака» и «ЦСКА», «Кубани» и «Краснодара» (Россия), Интера и Ювентуса (Италия), «Челси» и Ливерпуля» (Англия)) или между игроками и болельщиками с вынесением клубам последующих крупных денежных штрафов (случаи против Роберто Карлоса, Самира Насри и т.д.). После одного из матчей «Спартака и «ЦСКА» дисциплинарным комитетом Российс­кого футбольного союза было вынесено постановление с формулиров­кой «За оскорбление болельщиками игроков ПФК ЦСКА по расовой принадлежности оштрафовать ФК «Спартак» на 100 тысяч рублей».

С нашей точки зрения, воспитание языковой толерантности снизит накал этнического неприятия. Поэтому вопросы, как в спорте сочетаются культурное многообразие через представителей иных культур и интеркультурные компетенции, выраженные в способности понимать и принимать ярко выраженные социокультурные различия, формирование модели коммуникативной толерантности, благодаря которой можно влиять на поведенческую толерантность, делают нашу работу в свете лингвокультурологических проблем вполне актуальной.

Еще одним доказательством того, что спорт способствует развитию этнической толерантности, является возможность спортсме­нов разных национальностей примирить этносы внутри одной нации и возвысить статус своего народа, своей страны на мировой арене. Заслуги отдельных выдающихся спортсменов и спортивных команд становятся не только знаменательными событиями в жизни их стран и регионов, но и делают их, в определенной степени, знаковыми фигурами в судьбе народов и этнических групп. Такие спортсмены при жизни становятся символами национальной гордости своих народов, кумирами целых поколений зрителей и болельщиков.

Так за футбольную сборную Германии выступает Месут Озиль, игрок, имеющий турецкие корни. Именно спорт помог чиновникам Северной и Южной Кореи возобновить диалог и найти другие каналы для коммуникации. Эти страны объединили своих атлетов в совмест­ную команду на летних Олимпийских играх 2000 году. Игроками сборной России по мини-футболу являются бразильцы Густаво, Сири­ло и Пула. Джон Ро́берт (Джей Ар) Хо́лден — первый в истории чернокожий баскетболист сборной России по баскетболу, выступав­ший за сборную России на чемпионате Европы 2005 и 2007 годов и Олимпийских играх 2008 года. 20 октября 2003 года Президентом России Владимиром Путиным был подписан Указ о приёме в граж­данство Российской Федерации Джона Холдена как лица, обладаю­щего профессией либо квалификацией, представляющи­ми интерес для Российской Федерации. При этом ценз оседлости был снижен до одного года. 16 сентября 2007 года Дж. Холден забросил решающие два очка в финальном матче чемпионата Европы 2007 года в корзину сборной Испании, принеся России титул чемпиона Европы-2007. После этого события Дж. Холдену присвоили звание Заслужен­ного мастера спорта России.

Вопросы, связанные с проявлением неприятия, интолерантности и даже расизма в области спорта, широко обсуждаются мировой общественностью. В свете событий, когда в ближайшее время Россия станет ареной проведений крупнейших мировых спортивных меро­приятий (Чемпионат мира по хоккею среди молодежных команд 2013 г. (г. Уфа), Всемирная летняя универсиада 2013 г. (г. Казань), Зимние олимпийские игры 2014 г. (г. Сочи), Чемпионат мира по футболу 2018 г.), акцент решения вышеобозначенных проблем сме­щается и на нашу страну. И роль лингвистов в решении проблем толерантности становится едва ли не ведущей.

 

Список литературы:

  1. Голев Н. Д. Юридический аспект языка в лингвистическом освещении // Юрислингвистика-1. Барнаул, 1999. С. 44—49.
  2. Даль. В. Терпеть // Толковый словарь русского языка, 1998.
  3. Декларация принципов толерантности. Прин. рез. 5.61 генеральной конференции ЮНЕСКО от 16 ноября 1995 года. [электронный ресурс] Режим доступа. — URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/toleranc.shtml (дата обращения: 8.05.2012)
  4. Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона/ В современной орфографии. Спб.: Издательское общество «Ф.А. Брокгауз — И. А. Ефрон», 1907—1909. [электронный ресурс] Режим доступа. — URL: http://slovari.yandex.ru/~книги/ Брокгауз и Ефрона/~Т/35/ (дата обращения: 8.05.2012)
  5. Погодина А. А. Толерантность: термин, позиция, смысл, программа. [электронный ресурс] Режим доступа. — URL: http://his.1september.ru/2002/11/2.htm (дата обращения: 8.05.2012)
  6. Путин В. В. Толерантность для России имеет особое значение. [электронный ресурс] Режим доступа. — URL: http://www.gazetaprotestant.ru (дата обращения: 8.05.2012)
  7. M. A. Семашко. Развитие термина «толерантность» в гуманитарных науках // Электронный научно-педагогический журнал, 2007. [электронный ресурс] Режим доступа. — URL: http://www.emissia.org/offline/2007/1204.htm (дата обращения: 8.05.2012)
  8. Шарифуллин Б. Я. Речевое общение: специализированный вестник. Вып. 8—9 (16—17). Красноярск, 2006. С. 118—121.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом