Статья опубликована в рамках: LXVII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 26 декабря 2016 г.)

Наука: Культурология

Секция: Теория и история культуры

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Зайков В.С. НЕОРУССКИЙ СТИЛЬ И СОВЕТСКИЙ КОНСТРУКТИВИЗМ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ КУЛЬТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКИХ ИСТОКОВ И ХУДОЖЕСТВЕННО-ТВОРЧЕСКИХ ПРИНЦИПОВ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. LXVII междунар. науч.-практ. конф. № 12(67). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 66-73.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

НЕОРУССКИЙ СТИЛЬ И СОВЕТСКИЙ КОНСТРУКТИВИЗМ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ КУЛЬТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКИХ ИСТОКОВ И ХУДОЖЕСТВЕННО-ТВОРЧЕСКИХ ПРИНЦИПОВ

Зайков Василий Сергеевич

аспирант кафедры культурологии МПГУ,

РФ, гМосква

NEO-RUSSIAN STYLE AND SOVIET CONSTRUCTIVISM: A COMPARATIVE ANALYSIS OF CULTURAL AND SEMANTIC ORIGINS, ARTISTIC AND CREATIVE PRINCIPLES

Vasiliy Zaykov

postgraduate student, Department of Cultural Studies MPGU,

Russia, Moscow

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются неорусский стиль и советский конструктивизм с позиции взаимодействия традиции и новации, а также анализируются условия формирования и развития данных направлений и их творческий потенциал.

ABSTRACT

In the article neo-Russian style and Soviet constructivism are considered from the perspective of tradition and innovation interaction, and conditions of the formation and development of these directions and their creative potential are analyzed.

 

Ключевые слова: неорусский стиль; советский конструктивизм.

Keywords: neo-russian style; soviet constructivism.

 

Полемика между сторонниками традиционализма и новаторства является одной из характерных особенностей развития искусства и во многом положительно воздействует как на первых, так и на вторых. Творческие поиски новаторов в подобных условиях приобретают во многом более динамичный и экспериментальный характер. В то же время традиционалисты получают серьёзный импульс к совершенствованию и актуализации накопленного за столетия художественного опыта. Несомненно, развитие культурно-художественных традиций важно для самоидентификации народов и сохранения культурного наследия, но зачастую традиционалисты сталкиваются со сложностью адаптации форм и принципов художественного наследия к современности. Новаторские направления, напротив, ориентируются на универсальные нормы и модернистские процессы в современном мире, что зачастую приводит к формированию глобальных, не имеющих национальной идентичности, направлений в архитектуре, дизайне и искусстве, в следствии чего, народы утрачивают связь со своими культурно-художественными традициями.

Рассмотреть развитие традиционных и новаторских тенденций в культуре России прошлого столетия в большей мере позволяют два самобытных явления – неорусский стиль и советский конструктивизм. Неорусский стиль – направление в русском искусстве конца XIX в. – начала XX века, черпающее вдохновение в народной художественной традиции, целью деятелей которого являлось возрождение своеобразия русской культуры, а главным средствами выразительности – стилизация и интерпретация народных художественных элементов в условиях конца XIX века. Наиболее яркими представителями данного направления явились В.М. Васнецов, В.Д. Поленов, С.И. Мамонтов, Ф.О. Шехтель, В.А. Гартман и др. Советский конструктивизм – авангардное направление пролетарского искусства 1920–1940-ых годов, явившееся отражением социальных преобразований в послереволюционном обществе и предвосхищением применения новых материалов и технологий в архитектуре и искусстве. В основу художественной практики и эстетики этого новаторского направления легла категория конструкции, связывающей функциональное назначение предмета, особенности его формообразования и тектонический смысл используемых материалов. Яркие представителями советского конструктивизма – братья Веснины, М.Я. Гинзбург, И.И. Леонидов, К.С. Мельников, В.Е. Татлин, А.М. Родченко, Л.С. Попова, В.Ф. Степанова и др. Анализ художественных принципов данных явлений российской культуры и их истоков является важной составляющей для понимания места традиции и новации в искусстве современной России.

Неорусский стиль пришёл в конце XIX в. на смену русско-византийскому и русскому стилям, впоследствии объединённым В.Я. Курбатовым термином «псевдорусский стиль» [4] за их внешнее стилизаторство. Деятели неорусского стиля в отличие от своих предшественников стремились адаптировать, художественную народную традицию к реалиям конца XIX в., за что многие исследователи относят их поиски к модерну, в противовес эклектичным русско-византийскому и русскому стилям. Но, тем не менее, эти направления объединяет общая тенденция – отход от элитарного классицизма прошлого столетия и поиски творческого потенциала в народной традиции. Данная тенденция явилась общеевропейской реакцией на окончание наполеоновских войн и крах Первой Французской империи, распространявшей своё влияние на всю Западную Европу. В некоторой мере результатом отечественной войны 1812 г. стало также развитие идей славянофильства в середине XIX века, что отчётливо сказалось на культуре России, а в особенности на храмовой архитектуре, призванной сосредоточить внимание на православие, как на стержне, объединяющем немалую часть народов России. Именно в религиозной архитектуре и зарождались поиски национального стиля. На протяжении почти всего XIX века строилось большое количество храмов и соборов, подражавших своей архитектурой, как византийскому храмовому строительству, так и московскому зодчеству XVI–XVI веков, а также домонгольского периода. Интерес к наследию допетровской Руси способствовал и развитию археологии, открытия в области которой дали стимул новому витку развития национальной архитектуры.

Если первым источником неорусского стиля являются эклектические поиски национальных архитектурных направлений XIX, то вторым, несомненно, влияние на культуру России конца XIX – начала XX века общеевропейского направления – модерна, давшего неорусскому стилю способность искусной стилизации и целостность, достигавшуюся с помощью синтеза искусств. Эту тенденцию можно проследить по явному отличию построек, созданных в Абрамцеве в начале 1880-х годов по эскизам В.М. Васнецова и В.Д. Поленова, от официального русского стиля Александра III. Отличие это заключается главным образом в историко-романтической, былинной трактовке произведений древнерусского зодчества, вместо прямого воспроизведения конкретных архитектурных прототипов. Подход к творчеству деятелей Мамонтовского кружка очень точно иллюстрирован словами идеолога неорусского стиля А.В. Прахова: «Кто хочет быть народным художником, художником стихии, тот должен относиться к ней так же наивно, как она к себе относится. Все произведения народного творчества – песни, сказки, легенды – являются наилучшим выражением этого отношения» [6, с. 121].

Становление и развитие отечественного конструктивизма же происходило в совершенно других условиях: Если неорусский стиль формировался под влиянием идеологии славянофильства, основой которого являлся традиционализм, то конструктивизм зарождался как отражение в искусстве идеологии советского марксизма, имеющей интернациональный характер, что отчасти и определило конфронтацию данных направлений. Конструктивизм формировался в ходе борьбы за новые формы художественного труда и за его рационализацию, что отражало социальные преобразования в обществе и изменения в технике производства предметов. Импульсом к возникновению конструктивизма явилась потребность в формировании в послереволюционной России новых принципов организации городской и утилитарной среды, отвечающих как новому видению будущего социалистического государства, так и индустриализации общества. Идеолог конструктивизма М.И. Гинзбург выделял в качестве основных предпосылок формирования конструктивизма – нового потребителя, новые архитектурные задачи, новую психологию и вкусы.

В противовес традиционной и классической эстетике, конструктивисты ориентировались на “индустриальную эстетику”, провозглашенную итальянскими футуристами, призывавшими не скрывать инженерные конструкции и фактуру новых материалов, а напротив, использовать их как стилеобразующие элементы. Композиционные принципы советского конструктивизма, такие как лаконичность и целостность композиции, складывались в большей мере под влиянием кубизма. Следует отметить, что авангардистские направления в Европе, под влиянием которых отчасти формировался советский конструктивизм, имели по большей части деструктивный характер, в России же после октябрьской революции деятели новаторских направлений искусств получили возможность по-новому создавать окружающую городскую и утилитарную среду, что придало их творческим поискам созидательный импульс. Таким образом, конструктивисты выводили авангардное искусство послереволюционной России на новый уровень, обобщив определённые художественные особенности левых направлений живописи и вынеся их из плоскости в пространственно-предметную среду. Первым шагом от авангардной живописи к конструктивистской архитектуре и утилитарному искусству стали контррельефы В.Е. Татлина, в которых он экспериментировал не только с приёмами выразительности объёмно-пространственной композиции, но и со свойствами.

Отличительной особенностью становления советского конструктивизма также стало его формирование в условиях конфронтации с одновременно набирающим силы неоклассицизмом, имевшим в России серьёзную академическую школу и уже оттеснявшим в 10–20-ые годы XX в. национальные направления и модерн. Таким образом, новаторский стиль формировался в условиях активной полемики, что и придало эму на начальном этапе радикальный характер. В то время как на этапе формирования в 90-ых годах XIX столетия деятели неорусского стиля вступали в полемику чаще со сторонниками предшествующих им русского и русско-византийского стилей по вопросам интерпретации народных традиций допетровской Руси.

Важнейшими культурно-художественными принципами неорусского стиля являлись воссоздание живой традиции в интересах развития современной архитектурно-художественной практики, а также свобода интерпретации древнерусских форм. Но вариативность и гибкость неорусского стиля направлены в первую очередь на решение культурно-эстетических задач. Для него характерна передача народной традиции не столько в историческо-достоверном виде, сколько придание ей романтизированной, в некоторой мере, атмосферы характерной для русских сказок и былин. Таким образом, В.М. Васнецов и С.И. Мамонтов ставили своей целью не просто копирование образцов допетровского искусства и зодчества, а придание своим творениям более глубокой семантической связи с народной традицией, как они таковую понимали в конце XIX века.

Для конструктивистов традиция являлась скорее сдерживающим фактором, который необходимо было преодолеть. Главным становилось соответствие искусства и архитектуры требованиям времени. Важнейшими критериями являлись рационализм, функционализм, прагматизм, технологичность и массовость. Конструкция в первую очередь должна соответствовать выполняемой ею функции, из чего следует абсолютный приоритет прагматики перед эстетикой, что и обусловило отказ конструктивистов от декоративных элементов, и в первую очередь от орнамента, являвшегося характерной чертой и одним из важнейших элементов выразительности в неорусском стиле.

Следует отметить разницу в отношении неорусского стиля и советского конструктивизма к отечественной народной культуре. Деятели неорусского стиля идеализировали народный быт как систему, сохранившую во многом исконно русские традиции осмысления, а также организации жизненного пространства и утилитарной среды. Задача конструктивистов, напротив, сводилась к оптимизации труда и организации принципиально нового коммунистического городского быта через «воспитание конструктивного человека» [10, с. 321], чьи ценности и приоритеты в значительной мере отличались бы от общепринятых ранее.

Из вышесказанного следует и кардинальное отличие во взглядах сторонников неорусского стиля и советского конструктивизма на производственные процессы. Первые ставили своей задачей возрождение и развитие ремёсел, а также воссоздание хозяйственно-организационных форм прошлого. Вторые ориентировались на массовое фабричное производство, которое по масштабам, затратам и утилитарным характеристикам продукции несомненно выигрывало у ремесленного. Очевидно, что высокий профессионализм и ручная работа ремесленников неорусского стиля предполагали достаточно высокую стоимость производимых ими предметов, что не только делало их недоступными для большей части населения, но и формировало отношение к ним в большей степени как к предметам декоративно-прикладного искусства, отодвигая на второй план их утилитарные свойства. В то же время продукция массового производства становилась доступней и функциональней, что в большей мере соответствовало реалиям XX века. Однако массовое производство имело и ряд недостатков, таких как неэкологичность производства и однообразие товаров массового спроса и др.

В качестве ведущих направлений неорусский стиль и советский конструктивизм просуществовали довольно недолго. Неорусский стиль, в том виде, в котором он существовал, не мог отвечать индустриализации общества, массовому производству и коммунистической картине мира, оставаясь ретроспективным направлением. Конструктивизм, напротив, предлагал слишком радикальный пересмотр общественных ценностей и эстетики. Новаторские романтизм и утопизм имели значительное влияние на деятелей искусства в первое десятилетие после октябрьской революции, но затем, в условиях некоторой стабилизации общества, стали неминуемо угасать, постепенно уступая классическим художественным принципам советского неоклассицизма, а затем и соцреализма.

Несмотря на своё непродолжительное существование неорусский стиль и советский конструктивизм представляют высокий художественный и культурологический интерес, а также являются источниками художественных приёмов и вдохновения для современных художников, дизайнеров и архитекторов.

В настоящее время проблемы сохранения национальной идентичности и прогрессивного развития России в условиях XXI в. имеют чрезвычайную важность, вследствие чего можно наблюдать рост интереса к национальным традициям в искусстве. Деятели искусства всё чаще прибегают к использованию народных мотивов, источником для которых являются в основном поиски национального стиля XIX в. В большей мере подобный интерес проявляется в изобразительном искусстве и музыке, но встречаются и попытки реализовать опыт народной художественной культуры в сфере дизайна и в архитектуре. Однако результатом подобных поисков зачастую становится поверхностное стилизаторство. Возможно, выходом из данной ситуации может служить некий синтез русского национального искусства, понимаемого на более глубоком уровне, с современными тенденциями развития технологий и общества. В данном случае следует рассматривать в традиционном искусстве не его внешние характеристики, а особенности организации повседневной жизни и культурного формообразования в широком смысле. Таким образом, задачей подобных поисков может стать изучение условий формирования древнерусского искусства и выявление способа создания предметной среды, а также анализ возможности его использования в современном мире. Очевидно, что применение народной художественной традиции в качестве лишь элемента эстетической выразительности нельзя считать в должной мере жизнеспособным, поэтому современным художникам, дизайнерам, архитекторам и теоретикам искусств, заинтересованным в сохранении русского народного художественного наследия, ещё предстоит долгая и трудоёмкая работа по поиску способа развития «живой традиции».

 

Список литературы:

  1. Борисова Е.А. Архитектура в творчестве художников Абрамцевского кружка: (У истоков «нерусского стиля»). Отв. Стернин Г.Ю. Художественные процессы в русской культуре второй половины XIX века. – М.: Наука, 1984. – С. 137–182.
  2. Борисова Е.А. Русская архитектура второй половины XIX века. – М.: Наука, 1979. – 320 с.
  3. Гинзбург М.Я. Стиль и эпоха. – М., 1924. С. 64.
  4. Курбатов В. Я. О русском стиле для современных построек. Зодчий. – 1910. – № 30. – С. 311.
  5. Новицкий А. Что нужно требовать от современных зданий в русском стиле? Строитель, 1905, № 9. Стлб. 351–352.
  6. Прахов А.В. Четвёртая Передвижная выставка. Пчела. Русская иллюстрация. Еженедельный журнал искусств, литературы, политики и общественной жизни. 1875. С. 121–122.
  7. Сидорина Е. В. Русский конструктивизм: Идеи, истоки, практика. – М.: [Б. и.], 1995. – 240 с.
  8. Хан-Магомедов С.О. Архитектура советского авангарда: Книга 1: Проблемы формообразования. Мастера и течения. – М.: Стройиздат, 1996. – 709 с. constructivism.
  9. Хан-Магомедов С.О. Конструктивизм – концепция формообразования. – М.: Стройиздат, 2003. – 576 с.
  10. Чичагова О.К. Литературные манифесты: От символизма до «Октября». – М., 2001. С. 321–322.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий