Статья опубликована в рамках: LIV Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 16 ноября 2015 г.)

Наука: Филология

Секция: Теория литературы. Текстология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Гетманская Е.В., Шевченко О.А. ЧИТАТЕЛЬ КАК КАТЕГОРИЯ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. LIV междунар. науч.-практ. конф. № 11(54). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ЧИТАТЕЛЬ  КАК  КАТЕГОРИЯ  ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ

Гетманская  Елена  Валентиновна

д-р  пед.  наук,  профессор 
Московского  педагогического  государственного  университета,  кафедра  методики  преподавания  литературы, 
РФ,  г.  Москва

E-mailGetmel@mail.ru

Шевченко  Оксана  Алексеевна

магистрант 
Московского  педагогического  государственного  университета,  кафедра  методики  преподавания  литературы, 
РФ,  г.  Москва

E-mail: 

 

THE  READER  AS  A  CATEGORY  OF  LITERARY  CRITICISM

Getmanskaya  Elena

doctor  of  pedagogical  Sciences,  Professor 
of  Moscow  state  pedagogical  University,  Department  of  methodology  of  teaching  literature, 
Russia,  Moscow

Shevchenko  Oksana

graduate  student 
of  the  Moscow  state  pedagogical  University,  Department  of  methodology  of  teaching  literature, 
Russia,  Moscow

 

АННОТАЦИЯ

Современная  ситуация  с  чтением  обусловливает  интерес  к  фигуре  читателя  не  только  как  к  предмету  литературоведческой  рефлексии,  но  и  как  к  объекту  исследования  литературной  критики,  истории  литературы,  социологии,  психологии,  педагогики  и  методики  преподавания  русского  языка  и  литературы.  Исследование  читателя  становится  предметом  литературоведения  при  условии,  если  предметом  изучения  становятся  не  только  сами  читатели  и  их  мировоззрение,  степень  подготовленности,  вкусы,  а  и  смысл  произведения;  литературоведческие  основания  изучения  читателя  позволяют  уяснить  заключенные  в  тексте  возможности  его  потенциального  восприятия.

ABSTRACT

The  current  situation  with  reading  leads  to  the  interest  in  the  figure  of  the  reader  not  only  as  to  the  subject  of  literary  reflection,  but  as  the  research  object  of  literary  criticism,  literature  history,  sociology,  psychology,  pedagogy  and  methodology  of  teaching  Russian  language  and  literature.  Researching  the  reader  becomes  the  subject  of  literary  studies,  provided  that  the  object  of  study  becomes  not  only  readers  and  their  worldview,  degree  of  preparedness,  the  tastes,  but  also  the  meaning  of  the  work;  literary  foundations  of  the  studying  the  reader  allow  to  understand  the  potential  possibility  of  the  text  perception  enclosed  in  it.

 

Ключевые  слова:  читатель;  внетекстовый  субъект  восприятия;  авторское  сознание;  субъект  эстетической  деятельности.

Keyword:  reader;  the  extra-textual  subject  of  perception;  author's  consciousness;  the  subject  of  aesthetic  activity.

 

Читатель  как  исследовательская  проблема  обретает  все  большее  значение  в  современной  литературно-теоретической  мысли.  Причина  такого  внимания  к  категории  «читатель»  обусловлена,  прежде  всего,  тем,  что  в  современном  мире  наблюдается  кризис  современного  читателя.  В  2006  году  в  России  была  принята  Национальная  программа  поддержки  и  развития  чтения,  в  которой  прямо  сказано:  «Возрастающий  дефицит  конструктивных  идей  и  знаний  в  российском  обществе  (на  фоне  нарастания  других  острых  общесистемных  проблем)  усиливается  резким  снижением  у  населения  интереса  к  чтению.  Современная  ситуация  с  чтением  в  России  характеризуется  как  системный  кризис  читательской  культуры.  Страна  подошла  к  критическому  пределу  пренебрежения  чтением»  [7].  Современные  исследователи  подчёркивают,  что  подобная  ситуация  с  чтением  обусловливает  интерес  к  фигуре  читателя  не  только  как  к  предмету  теоретико-литературоведческой  и  эстетической  рефлексии,  но  и  как  к  объекту  интереса  литературной  критики,  истории  литературы,  социологии,  психологии,  педагогики  и  смежных  гуманитарных  дисциплин  [См.:  6,  с.  294].  Читатель  как  проблема  поэтики  приобретает  новые  аспекты  рассмотрения  и  в  связи  с  нарастающей  визуализацией  получения  информации.  Как  подчёркивает  Е.В.  Гетманская  «с  помощью  СМИ  и  компьютера  мы  создали  подростка,  носителя  визуальной,  мозаично-клиповой  культуры,  не  способного  долго  сосредоточиться  на  одном  источнике,  требующего  постоянной  смены  декораций,  картинок,  как  в  мультфильмах  или  компьютерных  играх.  Процесс  нарастающей  визуализации  получения  информации  –  объективная  реальность,  остановить  его  мы  не  в  силах»  [3,  с.  150].  По  мнению  Л.В.  Чернец,  литературоведческие  причины  изучения  реального  читателя  возникают,  если  изучение  отношения  публики  к  произведению  позволит  уяснить  заключенные  в  тексте  возможности  его  потенциального  восприятия,  внутренние  готовности  произведения  к  воздействию  на  читателя  [См.:  11,  с.  13].

В  литературоведении  сформирован  взгляд  на  произведение  как  на  коммуникативное  событие  (общение  автора,  героя  и  читателя).  Это  приводит  к  дифференциации  в  поэтике  сути  имплицитного  и  эксплицитного  читателя.  Так,  с  одной  стороны,  возникает  представление  о  читателе  как  сотворце  эстетического  события,  носителе  «формирующей  активности»  (М.М.  Бахтин).  Смысл  художественного  произведения  перестает  восприниматься  как  готовый,  скорее,  он  видится  как  потенциал,  который  необходимо  реализовать  в  акте  восприятия:  «смысл  художественный  актуализируется  читательским  сознанием  как  взаимодополнительный  по  отношению  к  авторскому  сознанию,  манифестированному  в  тексте»  [10,  с.  238].  По  мнению  учёного,  всякий  смысл  интерсубъективен,  он  «требует  множественности  сознаний»,  «актуализироваться  он  может,  лишь  соприкоснувшись  с  другим  (чужим)  смыслом,  хотя  бы  с  вопросом  во  внутренней  речи  понимающего»  [10,  с.  238].  Осознана  и  сложность  коммуникативной  организации  произведения,  наличие  нескольких  уровней  и  нескольких  пар  отправителей  /  получателей;  возникает  термин  «эксплицитный  читатель»  для  обозначения  адресата  субъекта  речи.  Вместе  с  тем  проблема  читателя  изучена  в  недостаточной  степени.  Если  сравнивать  степень  изученности  участников  коммуникативного  события,  то  следует  признать,  что  и  автор,  и  герой  исследованы  на  данный  момент  значительно  полнее.  В  словарях,  учебной  и  специальной  литературе  закреплена  терминология:  автор-творец  сопоставлен  с  автором  биографическим,  образом  автора  и  различными  субъектами  речи.  Н.Д.  Тамарченко  справедливо  замечает,  что  «при  всех  принципиальных  различиях  между  двумя  основными  значениями  термина  (автор  как  реальное  лицо  и  автор  как  субъект  эстетической  деятельности)  они  часто  не  различаются,  поскольку  необходимость  объяснить  произведение  и  его  смысл  рассматривается  как  повод  для  поисков  источников  того  и  другого  в  психологии  и  биографии  его  создателя»  [9,  с.  23].

Терминология  категории  «читатель»  в  современном  литературоведении  достаточно  широка:  используются  такие  определения,  как  реальный  читатель,  адресат,  гипотетический  читатель  (М.  Науман),  образ  аудитории  (Ю.М.  Лотман),  нададресат,  слушатель,  созерцатель,  читатель  (М.М.  Бахтин).  Особую  популярность  получил  термин  «воображаемый  читатель»,  введенный  в  практику  А.А.  Белецким.  В  западном  литературоведении  фиксируются  такие  понятия,  как  абстрактный  читатель  (В.  Шмид),  образцовый  читатель  (У.  Эко),  архичитатель  (М.  Риффатер),  имплицитный  читатель  (В.  Изер),  информированный  читатель  (С.  Фиш),  воображаемый  читатель  (Э.  Вулф).  Исследователь  темы  «читатель  как  проблема  поэтики»  Н.А.  Кафидова  выделяет  следующую  типологию  читателей:  1)  реальный  читатель  (участник  литературного  процесса;  эмпирически  реальный  человек);  2)  воображаемый  читатель  (идеальный  адресат,  существующий  в  сознании  биографического  автора);  3)  эксплицитный  читатель  (одна  из  разновидностей  внутреннего  адресата,  явный  или  подразумеваемый  собеседник,  к  которому  обращена  речь  повествователя);  4)  имплицитный  читатель  (предполагаемый  всей  структурой  произведения  как  целостно  воспринимающий  ее  субъект)  [См.:  4,  с.  98].

Н.Д.  Тамарченко  в  учебнике  по  теории  литературы  не  только  определяет  позицию  воспринимающего  субъекта  по  отношению  к  двум  аспектам  произведения  (тексту  и  миру  героя),  но  и  обращает  специальное  внимание  на  само  понятие  «читатель».  Ученый  выделяет  два  полярных  значения  этого  термина:  читатель  исторически-реальный,  конкретный  читатель,  внетекстовый  субъект  восприятия  и  «образ  читателя,  то  есть  определенный  персонаж,  созданный  автором  и  существующий  внутри  произведения»  [2,  с.  174].  Особенно  важным,  по  мнению  исследователя,  для  поэтики  оказывается  третье  значение,  связывающее  эти  полюса:  «Читатель  также  субъект  сотворческой  деятельности,  “запрограммированный”  автором»  [2,  с.  174].  Этот  аспект  фиксируется  специальным  термином  «имплицитный  читатель»  (в  отличие  от  «эксплицитного»).  В  рамках  этого  третьего  подхода  ученый  выделяет  три  возможные  трактовки  имплицитного  читателя.  Вне  сферы  интереса  ученого  оказывается,  таким  образом,  только  фигура  читателя  воображаемого,  все  остальные  осознаны  и  точно  определены. 

Читатель  в  современной  поэтике  осознается  и  как  потенциал  восприятия,  как  принцип,  организующий  это  восприятие  [См.:  4,  5,  8].  В  современном  литературоведении  подчёркивается  пристальное  внимание  ко  всему,  что  способно  воздействовать  на  читателя.  В  качестве  направляющих  процесса  восприятия  читателя  указываются:  говорящее  название,  эпиграф,  специальные  авторские  примечания,  вступление,  первая  фраза,  место  и  время  действия  [См.:  8,  с.  28].  Также  важно  непосредственное  обращение  к  читателю,  предвосхищение  читательских  ожиданий,  реакций,  воспроизведение  и  изображение  слова  читателя  [См.:  5,  с.  29].  Отмечаются  также  жанровое  обозначение,  эпиграфы,  первый  абзац,  «темные»  места  в  тексте,  предполагающие  сотворчество  читателя.  Предметом  пристального  внимания  читателя  определены  места  многозначности,  главное  из  которых  не  словесная  иносказательность,  а  предметный  мир  произведения  [См.:  11,  с.  155]. 

Таким  образом,  в  литературоведении  признаётся,  что  от  читателя  конкретного  произведения  могут  требоваться  различные  компетенции,  навыки  чтения.  В  статье  приводится  и  аргументируется  терминологическое  расширение  категории  «читатель».  Приведённые  в  статье  литературоведческие  оценки  проясняют  функцию  и  позицию  читателя,  взгляд  на  него  как  на  «внутритекстовый  феномен»  и  инструмент  литературоведческого  анализа.  В  то  же  время,  теоретико-литературные  подходы  к  категории  «читатель»,  изложенные  в  статье,  коррелируют  со  значимыми  изменениями  в  функции  чтения  в  современном  обществе.

 

Список  литературы:

  1. Белецкий  А.И.  Изучение  истории  читателя  //  В  мастерской  художника  слова.  М.,  1989.  –  С.  110–131.
  2. Бройтман  С.Н.,  Тамарченко  Н.Д.,  Тюпа  В.И.  Теория  литературы.  Учеб.  пособие:  В  2  т.  М.:  Академия,  –  2004.  –  Т.  1.  –  321  с.
  3. Гетманская  Е.В.  Познавательная  деятельность  учащихся:  работа  с  биографическим  текстом  //  На  путях  к  новой  школе.  –  2010.  –  №  1.  –  С.  150–152.
  4. Кафидова  Н.А.  Читатель  как  проблема  поэтики  //  Вестник  РГГУ  2010.  №  11  (54).  Серия  Филологические  науки.  –  С.  97–109.
  5. Кривонос  В.Ш.  Автор,  герой  и  читатель  в  прозе  А.А.  Бестужева-Марлинского  //  Slavia  Orientalis,  1994.  –  P.  20–35.
  6. Лавлинский  С.П.  Читатель  //  Поэтика:  словарь  актуальных  терминов  и  понятий  /  Науч.  ред.  Н.Д.  Тамарченко.  М.:  Изд-во  Кулагиной;  Intrada,  2008.  –  494  с.
  7. Национальная  программа  поддержки  и  развития  чтения.  [Электронный  ресурс].  Режим  доступа.  –  URL:  http://www.library.ru/1/act/doc.php?o_sec=130&o_doc=1122  (дата  обращения:  02.11.2015).
  8. Прозоров  В.В.  Читатель  и  литературный  процесс.  Саратов:  Изд-во  Сарат.  ун-та,  1965.  –  С.  28–41.
  9. Тамарченко  Н.Д.  Автор  //  Поэтика:  словарь  актуальных  терминов  и  понятий.  Науч.  ред.  Н.Д.  Тамарченко.  М.:  Изд-во  Кулагиной;  Intrada,  2008.  –  С.  23.
  10. Тюпа  В.И.  Смысл  художественный  //  Поэтика:  словарь  актуальных  терминов  и  понятий  /  Науч.  ред.  Н.Д.  Тамарченко.  М.:  Изд-во  Кулагиной;  Intrada,  2008.  –  238  с.
  11. Чернец  Л.В.  «Как  слово  наше  отзовется...»  Судьбы  литературных  произведений.  М.,  1995.  –  299  с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий