Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: III Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 12 сентября 2011 г.)

Наука: Филология

Секция: Теория языка

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Полищук Т.И. ИЗУЧЕНИЕ КОНЦЕПТА ГЛУПОСТЬ ПО ДАННЫМ АССОЦИАТИВНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. III междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2011.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ИЗУЧЕНИЕ КОНЦЕПТА ГЛУПОСТЬ ПО ДАННЫМ АССОЦИАТИВНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА

Полищук Татьян Ивановна

преподаватель, КГУ им К.Э. Циолковского, г. Калуга

Одной из актуальных проблем современной теоретической лингвистики является изучение и категоризация тезауруса индивида как языковой личности. Ю.Д. Апресян отмечает в этой связи: «Язык, как известно, в высокой степени антропоцентричен. Громадная часть его словаря посвящена человеку — его внутреннему миру, восприятию внешнего мира, физической и интеллектуальной деятельности, его целям, отношениям с другими людьми, общению с ними, оценкам событий, положений и обстоятельств» [1, с. 37].

В связи с необычайной сложностью проблемы изучения абстрактных концептов и неосознанностью — или неполной осознанностью — принятых в социуме поведенческих установок, а также амбивалентностью соответствующих концептуальных структур, особую актуальность приобретает проблема выбора такого метода исследования, который позволил бы эксплицировать все многообразие содержания, стоящего за их языковыми обозначениями. Предположение о возможности проведения таких исследований психолингвистическими методами высказывается в трудах У. Эко, с точки зрения которого «все проблемы коннотаций — это сфера психолингвистики, и вовсе не потому, что коннотации могут быть сведены к психологическим событиям и не поддаются структурированию через оппозиции, но, напротив, для того чтобы выявить эти коннотативные оппозиции, требуется опыт психолингвистики...» [7, с. 428].

Представляется, что методом, позволяющим получить психологически релевантные результаты, является ассоциативный эксперимент. Ассоциация, по мнению Р.М. Фрумкиной, представляет собой «связь между некими объектами или явлениями, основанная на нашем личном субъективном опыте» [6, с. 261]. Этот опыт, как правило, совпадает с нашим культурным опытом, однако всегда является также сугубо личным, связанным с прошлым опытом отдельного человека. На этот факт указывает С.Д. Кацнельсон, отмечая, что «ближайшее значение слова народно, между тем дальнейшее, у каждого различное по качеству и количеству элементов — лично» [3, с. 24]. Совокупность семантических слабых и сильных связей данного слова с другими создает, таким образом, вокруг него определенную ассоциативную сеть. Ассоциативный эксперимент, по мнению А.Р. Лурии, «может быть существенным шагом к детеминистическому анализу динамики смысловых полей» [4, с. 66].

Одним из преимуществ ассоциативного эксперимента является работа с категориями в процессе их употребления, что позволяет выявить некоторые неосознаваемые компоненты исследуемых категорий. Ассоциативная техника отражает как когнитивные структуры, стоящие за языковыми значениями, так и индивидуальные особенности испытуемых, их личностные смыслы. В результате, ассоциативный эксперимент позволяет выявить тот образ мира, который складывается у субъекта в результате его взаимодействия с внешним миром.

При восприятии слова-стимула происходит активация соответствующей единицы ментального лексикона говорящего, связанной как с другими единицами лексикона, так и со стоящими за ними концептуальными структурами. Поскольку элементы концептуального уровня находят свое отображение в связях ментального лексикона, ассоциативные связи между словами детерминированы всей познавательной деятельностью человека. Таким образом, анализ полученных реакций делает возможной как реконструкцию строения и содержательных характеристик анализируемого концепта, так и экспликацию его амбивалентности.

Как представляется, использование метода ассоциативного эксперимента поможет избежать опасности истолкования определенного концепта сугубо сквозь призму личного опыта исследователя, поскольку снабжает его материалом, полученным от различных носителей данного языка и культуры, материалом, которому необходимо найти объяснение. Поэтому замечание Е.Л. Березович о «важности учета социолингвистических характеристик языкового материала, привлекаемого к концептуальному анализу» [2, с. 160] является абсолютно справедливым.

С целью описания концепта глупость в языковом сознании современного человека и определения его лексических вербализаторов нами был выполнен свободный ассоциативный эксперимент (АЭ). Данные АЭ, в котором приняли участие 50 носителей современного русского языка, принадлежащих к различным социальным и возрастным группам, включают 165 ассоциативных интерпретаций.

Результаты исследования показывают, что реакции отличаются разнообразными грамматическими признаками: 60,8% — имена существительные, 29,6% — прилагательные, 6% — наречия, 3,6% — глаголы.

Ассоциации, полученные на слово-стимул «глупость», были распределены по следующим семантическим группам:

1.  Ассоциации, связанные с чувствами, эмоциями, настроениями (всего 20): потрясающая (4), смешной (3), стыд (3), смех (2), страшная (2), обидно (2), это неприятно (1), противная (1), всегда приятно (1), ревность (1).

2. Ассоциации, связанные с причиной возникновения отрицательной оценки (всего 24): нелепая (4), бестолковая (3), непростительная (3), слабость (3), бездумно (2), мешает (2), напрасно (2), проблема (2), надоела (1), промах (1).

3.   Ассоциации, связанные с отрицательной оценкой (всего 62): дурак (11), тупость (10), ошибка (5), дурость (4), безграмотность (3), недалекость (3), абсурд (2), бред (2), глупый (2), нелепость (2), ошибка (2), безумие (1), бессмыслица (1), болван (1), вранье (1), лень (1), маразм (1), не в масть (1), неловкость (1), непонятливость (1), порок (1), порочность (1), притворство (1), пустоголовый (1), тупой (1), чушь (1), это нехорошо (1).

4.  Ассоциации, связанные с количественным выражением данного качества (всего 17): большая (9), огромная (4), несусветная (2), величайшая (2).

5. Ассоциации, связанные с социальными отношениями (всего 15): человеческая (5), народная (4), двоечник (2), учитель (2), героиня фильма (1), люди (1).

6.  Временные и пространственные ассоциации (всего 5): непроходимая (2), постоянная (2), везде (1).

7.  Ассоциации, связанные с физиолого-соматическим проявлением глупости (всего 4): голова (2), слепая (2).

8.  Ассоциации, связанные с психофизическим проявлением глупости (всего 1): забытая (1).

9.  Возрастные ассоциации (всего 4): юность (2), детей (1), мальчик (1).

10. Природные ассоциации (всего 5): сморозить (3), дождь (2).

11. Ассоциации, связанные с прецедентными текстами различного происхождения (7): Иван-дурак (3), Венедиктова (1), король (1), гном (1), аниме (1).

Амбивалентность данного концепта проявляется в экспликации субмоделей учитель, образование, шалость. Кроме того, об амбивалентности данного концепта свидетельствуют реакции, выражающие различные оценочные характеристики: всегда приятно, не порок, смешной, потрясающая — а также эксплицированные связи с другими концептами, зачастую находящимися друг с другом в оппозитивных отношениях: мудрость, умный, ум, знания, учеба и др.

Метафорические образы холода (сморозить (3)), пустоты (пустота (2)) и темноты (слепая (2)) являются по данным респондентов неотъемлемой образной составляющей концепта «глупость». Цветовые и осязательные ассоциации подчеркивают отрицательное отношение к объекту оценки, т. к. черный цвет, холод ассоциируется в обыденном сознании с чем-то неприятным.

Таким образом, глупость представляет собой отрицательное, часто эмоциональное, отношение неприязни, отвращения к кому-либо, чему-либо. Взаимосвязанными с ней являются такие понятия как тупость, дурость, недалекость, безграмотность. Иногда глупость может переходить в безумие, бред, поэтому можно говорить, что этой категории присуща интенсивность.

На основе анализа данного материала были выделены следующие дифференциальные признаки концепта «глупость»: отрицательное отношение, отрицательная оценка, субъективность, причинность, образность.

Рассмотрим структуру концепта глупость в терминах ядра и периферии. За основу исследования возьмем теорию структуры концепта, предложенную З.Д. Поповой и И.А. Стерниным. К ядру будут относиться прототипические слои с наибольшей чувственно-наглядной конкретностью, первичные наиболее яркие образы. Этот образ представляет собой единицу универсального предметного кода. Вокруг ядра группируются так называемые базовые слои. Более абстрактные признаки составляют периферию концепта. На периферии находится «интерпретационное поле концепта», которое состоит из слабо структурированных предикаций, отражающих интерпретацию отдельных концептуальных признаков и их сочетаний в виде утверждений, установок сознания, вытекающих в данной культуре из менталитета разных людей [5, с. 60].

В содержании ассоциативного поля стимула глупость когнитивный признак отрицательная оценка (тупость, дурость, безумие, недалекость, безграмотность, порок, дурак) является ядерным (37,5%). Базовый слой концепта глупость представлен такими когнитивными признаками как: отрицательные чувства, эмоции, вызванные данным качеством (12,1%): потрясающая, смешной, стыд, смех, страшная, обидно, это неприятно; причины возникновения отрицательной оценки (14,5%): нелепая, бестолковая, непростительная, слабость, бездумно, мешает, напрасно, проблема, надоела. Ближняя периферия концепта глупость представлена следующим образом: глупость — это качество, имеющее количественную характеристику (большая, огромная, несусветная) — 10,3%, у глупости есть определенные носители (человеческая, народная, двоечник, учитель, героиня фильма, люди) — 9%.

Дальняя периферия анализируемых концептов представлена единичными признаками.

Свободный ассоциативный эксперимент служит практическим подтверждением «послойного» строения концепта и может являться достаточно эффективным методом исследования структуры различных концептов в когнитивной лингвистике.

Таким образом, ассоциативные реакции позволяют эксплицировать особенности вербализации концептов в разных языках, а также выявить амбивалентность соответствующих концептов при соблюдении принципа психологической релевантности.

 

 

Список литературы:

  1. Апресян Ю.Д. Образ человека по данным языка: Попытка системного описания // Вопросы языкознания. — 1995. — №1. — С. 37-68.
  2. Березович Е.Л. Язык и традиционная культура: Этнолингвистические исследования — М.: Индрик, 2007. — 600 с.
  3. Канцельсон С.Д. Содержание слова, значение и обозначение — М.: Наука, 1965. — 109 с.
  4. Лурия А.Р. Язык и сознание — М.: МГУ, 1998. — 336 с.
  5. Попова З.Д., Стернин И.А. Очерки по когнитивной лингвистике: Монография. — 3-е изд., стереотип. — Воронеж: Истоки, 2003. — 320 с.
  6. Фрумкина Р.М. Психолингвистика: учебник для студентов высших учебных заведений — М.: Academia, 2006. — 320 с.
  7. Эко У. Отсутствующая структура. Введение в семиологию — Спб.: Symposium, 2006. — 540 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом