Статья опубликована в рамках: II Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 27 июня 2011 г.)

Наука: Культурология

Секция: Теория и история культуры

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Наймарк Е.А. СИМВОЛЫ ВРЕМЕНИ МИРОВЫХ СТИХИЙ В ФЕЙЕРВЕРКАХ 1740–1750-Х ГОДОВ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. II междунар. науч.-практ. конф. № 2. – Новосибирск: СибАК, 2011.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

СИМВОЛЫ ВРЕМЕНИ МИРОВЫХ СТИХИЙ В ФЕЙЕРВЕРКАХ 1740–1750-Х ГОДОВ

Наймарк Елена Александровна

ассистент кафедры Менеджмента таможенного и страхового сервиса Санкт-Петербургского государственного университета сервиса и экономики, г. Санкт-Петербург

 

В период царствования Петра Великого символика стихий, времени уступала героическим сюжетам мифологической античности. Анна Иоанновна в середине царствования поощряла новую манеру росписи фейерверочных картин—появляются иконологические изображения панорам природы, стихийных сил мира [6]. Идеи о возможностях самодержца конструировать время, картину мира воплотились в фейерверках 1740–1750-х годов.

В период царствования в России Иоанна Антоновича и правления Анны Леопольдовны были показаны два больших коронационных фейерверка. Основными ценностями, продемонстрированными их зрителям, являлись спокойствие империи и постоянство власти. В поздравлении в честь восприятия престола «основательницей» стабильности страны объявлялась Анна Леопольдовна — продолжательница политики Анны Иоанновны [7, с. 418-419]. Д.Д. Зелов обоснованно отметил, что основным достижением Анны Леопольдовны, осуществленным под предводительством Б.Х. Миниха, провозглашалось свержение политического режима Э. Бирона [2, с. 235]— что стало одним из важнейших условий развития России в 1730 – 1740–е гг. [4]. Однако государственная деятельность Б.Х. Миниха являлась главной причиной кризиса власти после смерти Анны Иоанновны, и оценивалась авторами инвенций негативно.

В коронационном фейерверке 1741 г. прославлялись традиционные идеи - преемственность власти, продолжение Иоанном Антоновичем политики Петра Великого. Самодержавие провозглашалось незыблемым, потому что оно обуславливалось «старой ревностью и возобновленной должности и древней верностью» российских подданных [8, с. 8].

В новогоднем фейерверке 1741 г. в честь коронации Иоанна Антоновича провозглашалась преемственность в царствованиях:

Всегда нечто новое,

А однако ж

Нет ничего нового под солнцем.

Чтоб дух великаго Петра

Во внуке Анны равен зрился,

Как славы перьях при Анне рос,

Чрез Анну б вящее возносился! [8, с. 8]

Традиционные идеи законной передачи власти изменятся в царствование Елизаветы Петровны. Несмотря на образ Астреи, императрица не считала себя законной преемницей предшествующей ей императрицы. Она называла своим прямым предшественником лишь Петра Великого. Таким образом, преемственность ветви Милославских, провозглашение которой являлось целью Анны Иоанновны, отрицалась.

В фейерверке 25 апреля 1742 г. провозглашалось: «Meam nihi redo coronam» или «свою себе налагаю корону» [3, с. 188].. Этой этикетной формулировкой доказывалось исключительное право дочери Петра короноваться по своему желанию. Отметим некоторые особенности и отличия этих групп «зрелищ». В фейерверке впервые показаны часы и годы — символы «управления временем», «конструирования социальной памяти». Фейерверки как мистерии, мистификации подтверждали постепенно формировавшиеся представления горожан о сверхъестественных возможностях власти управлять временем.

Распространение эмблем с изображениями воды и ветров свидетельствовало о символах гармонии мировых стихий: Земли, Огня, Воды и Воздуха. Фейерверки стали новой орнаментальной культурой торжеств в России, рисованием Огнем по небу, то есть по воздуху

Таким образом, происходила десакрализация  монархической власти в России, о которой уже говорилось. Первый фейерверк на коронование императрицы подтверждал ее наследственное право на престол. Таким образом, также соблюдалась традиция коронаций Петра Второго, Анны Иоанновны, Иоанна Антоновича. Коронование Елизаветы Петровны имело символическую особенность. В коронационных фейерверках, как уже отмечалось, было принято утверждать законность власти монарха и объяснять историческую ситуацию, во время которой царь вошел на престол. Это необходимость вызывалась противоречивостью «эпохи дворцовых переворотов». В церемониях восшествия на престол традиционно объяснялись, как Елизавета Петровна сразила дерзновенных политических противников «добротою», но также впервые описывалось, что она долго свое «имя таила», которое народная «любовь открыла». Красноречиво обращение к императрице: «Отеческой земли любовь коль долго по ТЕБЕ вздыхала» [2, с. 406]. Эти слова были призваны доказать неправильность и незаконность царствования Анны Иоанновны, которую сразу перестали прославлять в фейерверках. В эмблематике фейерверков в царствование Елизаветы Петровны выразилась важная общественно-политическая идея этого исторического периода—противопоставление дочери Петра Великого Анне Иоанновне. Негативная оценка предыдущего исторического периода — традиция, которая особенно крепко укоренилась в Российском государстве со времени Петра Великого, в 1740–1760-е гг. получила яркое выражение в одах и фейерверках.

Возможно, самым красивым из созданных «театрумов» являлось новогоднее «зрелище» 1755 года. Перед Зимним дворцом Елизаветы Петровны был показан один из самых сложных и масштабных фейерверков ее царствования. Об этом свидетельствует изображающая его  гравюра, сохранившаяся в Отделе Западноевропейского изобразительного искусства в Государственном Эрмитаже [8]. Вероятнее всего, ее автор П. Мартынов обращался за материальным обеспечением этой иллюминации в артиллерийское ведомство. Профессиональную помощь ему могли оказать в Гравировальной палате Академии наук, так как артиллерийские служащие там нередко консультировались по проектированию фейерверков. Театр фейерверка состоял из трех огромных планов. На первом изображались три колесницы. Левую колесницу возглавляла Астрея [8] — богиня правосудия, символ легитимности и преемственности власти. Второй упряжкой из четырех коней управляла Елизавета Петровна в образе богини охоты Дианы, окруженная всадниками, обходящими ее по кругу (вероятно, дань моде на карусели) [8]. На третьей декорации изображена Елизавета Петровна (в образе Астреи), сидящая в упряжке из лебедей. Эти картины являлись памятниками изобразительного искусства эпохи барокко. На втором плане были показаны фонтаны и декоративные вазы, а также размещен вензель императрицы. Примечательно, что Елизавета Петровна по европейскому обычаю, перенесенному в Россию Петром Великим, называлась Елизаветой I. В центре театра, на последнем плане был показан монумент, окруженный колонами, перед которым благоговейно стояла императрица. Необычной декорацией являлось изображение Елизаветы Петровны на небе, - там, где обычно изображался треугольник, символизировавший Бога.

В этом новогоднем фейерверке воплотились основные принципы построения трехуровневых фейерверочных проектов. Прямые струи, взлетавшие к небу (эта декорация существовала на практике, а не только на одной гравюре, так как она повторялась во многих изображениях), композиционно связывали настоящие небеса с верхним уровнем фейерверка и олицетворяли основной архетип — Воздух, небо. На втором плане изображались мифологические сюжеты, как на Олимпе. Земля в облаках и окруженная ветрами —важнейший семантический символ-аллегория. На ней в показе 1755 года изображались реальные и гиперболизированные символы — императрица на колесницах (колеса — символика цикличности времени), правительница над эмблемой с изображением года, то есть свидетельство того, что царицы, подобно «королям-чудотворцам», могут совершать сверхъестественные геройства, властвовать над ходом времени, событий. До конца царствования Елизаветы Петровны эти выразительные символы стали традиционными.

Семантика эмблем прошла сложную эволюцию от традиционных батальных зрелищ начала XVIII века — символов победоносности России до многоплановых изображений 1750-х гг. Храмов, у подножий которых летели колесницы, кружили карусели — знаки стремительности и цикличности главнейшего архетипа — Времени. Примечательно, что если в царствование Иоанна Антоновича и Анны Леопольдовны провозглашалось, что во времени «под солнцем ничего нового произойти не может», то в 1750-е гг. монарх ставился выше по могуществу важнейших стихий мира.

 

Список литературы:

  1. Всеподданейшее поздравление для восшествия на всероссийский престол ея величества (…) Елизаветы Петровны (…) 18 декабря 1741 года всеподданнейшее представление от ИМПЕРАТОРСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК. /Примечания на Санкт- Петербургские ведомости. СПб., 1741.
  2. Зелов Д.Д. Официальные светские праздники как явление русской культуры конца XVII–первой половины XVIII  века (история триумфов и фейерверков от Петра Великого до его дочери Елизаветы). М., 2002. Едиториал УРСС. 303 с.
  3. Изображение и изъяснение фейерверка и иллуминации, (…) совершившегося 25 апреля 1742 года (…) державнейшия великия и непобедимыя государыни Елизаветы Петровны. СПб., 1742.
  4. Курукин, И.В. Бирон. М., 2006.
  5. Отдел западноевропейского изобразительного искусства Государственного Эрмитажа (ОЗИИ ГЭ). № 74623, Л. 23.
  6. Погосян Е.А. Петр I — архитектор российской истории. СПб.: «Искусство – СПб». 2001. 424 с.
  7. Примечания к Ведомостям на 1741 год в Санкт- Петербурге. СПб., 1741.
  8. Примечания на Санкт- Петербургские ведомости. СПб., 1740. 
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий