Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: I Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 03 мая 2011 г.)

Наука: Филология

Секция: Лингвистика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Марченко Н.Г. ЯЗЫКОВЫЕ ДЕВИАЦИИ В ЭЛЕКТРОННОМ РЕЧЕВОМ ЖАНРЕ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. I междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2011.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ЯЗЫКОВЫЕ ДЕВИАЦИИ В ЭЛЕКТРОННОМ РЕЧЕВОМ ЖАНРЕ

Марченко Наталья Геннадьевна

аспирант кафедры русского языка и теории языка ПИ ЮФУ,

г. Ростов-на-Дону

Научный руководитель Марченко Лариса Валентиновна

к. фил. н., доц. кафедры русского языка и теории языка ПИ ЮФУ,

г. Ростов-на-Дону

В начале ХХI века происходит смещение русского языка в Интернет, а именно, в сферу неформального письменного общения с помощью электронных средств. Новая среда, приблизившая письменную речь по функциям, задачам и стилю к разговорной, продемонстрировала такие особенности функционирования языка, которых ранее не было и которые вне этой среды проявиться не могли. Это, прежде всего, искажение графического и орфографического облика слов, ошибки в употреблении знаков препинания, намеренное отступление от лексических и грамматических норм. Все эти явления получили общее название - языковые девиации. Вопросы языковой девиации активно разрабатываются современными лингвистами. Так, исследователь Т.Б. Радбиль замечает, что «в любом развитом национальном языке заложен значительный потенциал не только для реализации его системных закономерностей, но и для порождения разного рода отклонений от языковых норм и правил, которые не ведут к деструкции системы, а, напротив, являются выражением ее креативного и адаптивного потенциала» [1].

Аномальные языковые явления в Интернет-коммуникации проявляются с разной степенью интенсивности в зависимости от жанра общения пользователя сети. Поэтому для изучения особенностей нарушений языковых норм необходимо определиться с понятием «речевые жанры в сети». В связи с высоким темпом обновления Интернет-пространства дать исчерпывающее описание жанровой природы весьма проблематично, так как в нем регулярно появляются новые жанры и исчезают некоторые прежние. Однако, опираясь на классификации традиционных («бумажных») жанров, представляется возможным выделить следующие жанровые разновидности Интернета:

  • общеинформационные жанры или жанры новостей (lenta.ru, nrnews.ru, newsribbon.ru ).
  • научно-образовательные и специальные информационные жанров (incampus.ru, kon-ferenc.ru, vsekonkursy.ru ).
  • художественно-литературные жанры (litprom.ru, snezhny.com). К художественно-литературным жанрам примыкает часть развлекательных жанров (reet.by.ru, e-joke.ru, prikol.online.ua)
  • жанры, оформляющие неспециальное, непрофессиональное общение (общение в ICQ, IRC, социальных сетях, чатах).

Таким образом, по мнению некоторых исследователей, есть все основания считать электронные речевые жанры вторичными, перенесенными из непосредственно-речевого общение в коммуникацию дистантно-опосредованную.

Однако, нельзя не отметить, что Интернет- среда воспроизводит не только готовые жанровые формы, но и продуцирует новые, гибридные формы, выступающие как коммуникативно-речевые новации [2]. Именно они локализуются исключительно в среде Интернет и порождаются возможностями и техническими средствами интерактивного взаимодействия в сети. Это такие исконно сетевые жанры, сформированные под влиянием условий Интернет-общения, как форумы, чаты, online конференции, блоги и «живые дневники», социальные сети и т.п.

Именно эти жанры выступают в роли определенной «питательной среды» не только для возникновения разного рода аномалий и девиаций, но и для их активной апроприации в качестве вполне рационально осмысляемой номинативной или экспрессивной языковой единицы.

Специфика употребления языка в электронных жанрах Интернет-общения, порождающая тотальную языковую девиантность, заключается в антиномии между формой репрезентации информации, свойственной письменному типу речи, и условиями коммуникации, которые реализуют речевую ситуацию, типичную именно для устного типа речи: спонтанность, необработанность, предполагаемое наличие непосредственного адресата.

К аномалиям первого класса относятся единицы речевого этикета («сетикета») на чатах, форумах и в online конференциях, ряд общепринятых сокращений и нарочитых нарушений орфографического характера. Причем в нарушениях орфографии можно выделить два типа девиаций: девиации намеренные и девиации, связанные с неграмотностью пишушего. Безусловно, второй тип девиации лежит вне поля научного исследования, так как он не представляет интереса с точки зрения анализа собственно языковых отклонений в компьютерно- опосредованной коммуникации. Тогда как девиации намеренные (интенционные) прдставляют собой или особый «субкод» (например, «язык паддонков», который принципиально ориентирован на «фонетический» принцип орфографии как на отказ от самой идеи «грамотного письма) или контекстно зависимые аномалии. Такие единицы или модели фиксируются на фоне «нормального» языкового окружения. Появление этих элементов всегда контекстно обусловлено, характеризуется установкой на «обыгрывание», что и отличает их от явлений ненормативного употребления языковых средств, связанного с недостаточной грамотностью коммуниканта. Более того, интенционные девиации представляются коммуникативно оправданными, так как характеризуются вполне рационализируемыми коммуникативными установками говорящего и слушателя. Это прежде всего экономия времени: сокращение оч. вместо очень, имитация разговорной речи: чес гря – вместо честно говоря, сёня – вместо сегодня, установка на неформальность, неофициальность общения: конфа – вместо конференция, экспрессивность: напряг, догонялово и другие экспрессивные жаргонизмы, а также нарочитое отталкивание от существующих норм и правил употребления языка.

Различие между аномалиями как элементами «субкода» и контекстно зависимыми аномалиями можно показать на примере единиц, которые могут выступать в качестве принадлежности и к первому, и ко второму типу.

Например, грамматический окказионализм *нравить←нравиться в коммуникативной среде форумов и конференций может выступать как простая субституция нормативного нравиться и не иметь никаких семантических или функциональных отличий от последнего: А мне многое нравить [=нравится]; … но все-таки это фото мне нравить даже очень . Такая элиминация семантически не нагруженного -ся является своего рода «нормой» для «языка сети».

Но эта же единица часто присутствует в дискурсе как осознанная языковая игра на нормативной модели переходность → возвратность с перестройкой семантики (прошу не смеять меня, решил вас улыбнуть)

Именно такие осознанные отклонения от нормы, на наш взгляд, активизируют номинативный и экспрессивный потенциал языка, определяют важные тенденции его развития.

Так, в «языке сети», помимо трансформаций моделей залога и переходности у глагола, можно видеть активизацию конструкций с последовательной элиминацией лица.

Также крайне активна, например, тенденция образования действительных причастий будущего времени (прочитающий внимательно эту статью поймет многое; считаю, что курящий по праздникам = со временем закурящий и без них)

Согласно указанной выше теории аномальности, многие признаваемые аномальными явления располагают определенным потенциалом рациональной осмысляемости, семантической или экспрессивно-стилистической нагруженности и прагматической интерпретируемости. У причастий будущего времени такой потенциал весьма высок, поскольку они заполняют определенную лакуну в языковой системе.

Языковые девиации в русском языке Интернета с точки зрения теории языковой аномальности похожие тенденции аналогического упрощения грамматических показателей действуют и в сфере имен.

Особенно активны случаи аномального образования форм рода существительного. Чаще всего они имеют очевидную семантическую и стилистическую оправданность (вот мой новый мыш, маленький мух).

Все рассмотренные случаи весьма примечательны, так как они отнюдь не являются отражением недостаточной языковой компетенции носителей языка и размывания нормы в силу общего упадка речевой культуры грамотности (хотя и примеры последнего тоже встречаются часто). Именно к ним как нельзя лучше подходит емкое словесное обозначение, предложенное Ю.Д. Апресяном – «языковые аномалии как точки роста новых явлений».

Согласно развиваемой теории аномальности, похоже, что самой системой языка в каком-то смысле предусмотрены не только модели реализации ее системных закономерностей, но и модели порождения аномалий разного типа (т.е. в области языковой аномальности тоже есть своя системность). При этом практически любой аномалии может быть приписан рационально интерпретируемый смысл, что вытекает из сформулированного нами принципа идиом атичности рецепции аномалий. Поэтому значительная часть языковых аномалий в среде Интернет-коммуникации, будучи системообразующим фактором, раздвигает границы ее возможностей.

Стоит также отметить, что для настоящего времени характерна унификация речевой практики. Тому есть серьезные социальные причины - распространение образования и возросшая роль средств массовой информации. На этом общем фоне и протекает процесс нормализации.

Особенно заметны такие тенденции: сближение норм письменной и устной речи, а также книжных и разговорных стилей при сохранении их принципиальной дифференцированности; рост вариантности языковых средств в пределах нормы; дифференцированность нормы применительно к разным речевым ситуациям; ослабление нормы в сторону ее демократизации.

В целом проблема языковой аномальности в аспекте виртуального жанроведения представляется актуальной как для развития теории языковой нормы, так и для разработки вопросов теории речевых жанров, что открывает новые направления в развитии лингвистики.

 

Список литературы:

  1. Радбиль Т.Б. «Языковые аномалии в художественном тексте» [электронный ресурс] – Режим доступа. - URL: http://www.dissercat.com/content/yazykovye-anomalii-v-khudozhestvennom-tekste

2.Усачева О.Ю. К вопросу о жанровых характеристиках русскоязычного Интернет-дискурса// Славянские языки и современные средства массовой коммуникации. 2009.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий