Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: LXI Международной научно-практической конференции «Современная психология и педагогика: проблемы и решения» (Россия, г. Новосибирск, 15 августа 2022 г.)

Наука: Психология

Секция: Социальная психология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Шилова Е.В. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОВЕДЕНИЯ ЛИЦ, НАХОДЯЩИХСЯ НА ИЗОЛЯЦИИ И САМОИЗОЛЯЦИИ В СВЯЗИ С COVID-19: ОБЗОР СОВРЕМЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ // Современная психология и педагогика: проблемы и решения: сб. ст. по матер. LXI междунар. науч.-практ. конф. № 8(59). – Новосибирск: СибАК, 2022. – С. 67-71.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОВЕДЕНИЯ ЛИЦ, НАХОДЯЩИХСЯ НА ИЗОЛЯЦИИ И САМОИЗОЛЯЦИИ В СВЯЗИ С COVID-19: ОБЗОР СОВРЕМЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Шилова Елена Вячеславовна

аспирант, Российский государственный социальный университет

 РФ, г. Москва

PSYCHOLOGICAL CHARACTERISTICS OF COVID-19 ISOLATED AND SELF-ISOLATED BEHAVIOR: A REVIEW OF CURRENT RESEARCH

 

Elena Shilova

graduate student, Russian State University of Social Sciences)

Russia, Moscow

 

АННОТАЦИЯ

В 2020 г. Современный мир потрясла вспышка глобального инфекционного заболевания COVID-19, которая внесла серьезные коррективы в повседневную жизнь общества. Боязнь заболеть, последствия перенесения инфекции, правительственные меры по борьбе с распространением пандемии привели к изменению поведения населения.

ABSTRACT

In 2020 the modern world has been shaken by the outbreak of the global infectious disease COVID-19, which has made major adjustments in the daily life of society. Fear of falling ill, the impact of the infection, and governmental measures to control the spread of the pandemic have led to changes in public behaviour.

 

Ключевые слова: COVID-19, пандемия, инфекционные заболевания, конспирологические теории, копинг-стратегия.

Keywords: COVID-19, pandemic, communicable diseases, conspiracy theories, coping strategies.

 

Вот уже второй год мир сотрясает глобальная пандемия COVID-19, первая в истории нового века. Несмотря на высокий уровень развития технологий и медицины человечество оказалось не готово к подобному инфекционному заболеванию. Правительственные меры по борьбе с распространением болезни кардинально изменили жизнь всех слоев населения.

В январе 2020 года Всемирная организация здравоохранения объявила вспышку эпидемии, связанной с SARS-CoV-2, чрезвычайной ситуацией в области здравоохранения международного значения, а 11 марта 2020 года охарактеризовала принявшее мировой масштаб распространение болезни как пандемию.

По данным правительства Российской Федерации всего с начала 2020 г в стране выявлено 9 031 851 случаев заболевания из них  7 754 764 человека выздоровело. По состоянию на 13 ноября 2021 г это 39 256 новых заболевших за сутки.

В качестве мер по предотвращению распространения COVID-19 в стране были введены режим чрезвычайной ситуации, самоизоляция, локдаун, переход на удаленный режим работы большинством работодателей, вакцинация и т. д. Все это не могло не отразиться на поведении населения.

Проведенные в течение 2020–2021 гг. исследования позволили выявить разнообразные социально-демографические и индивидуально-психологические факторы, благоприятствующие появлению у человека конспирологических убеждений, касающихся пандемии (Мягков, Кубрак, Латынов, Мундриевская, 2021).

В ряде работ показано, что у молодых людей сильнее выражена вера в конспирологические теории (Freeman D., Waite E., Rosebrock L., 2020). Вместе с тем сообщается и о противоположных результатах: большем интересе пожилых к таким теориям (Mulukom, 2020). Что касается пола, то и здесь нет полной ясности в отношении его роли в приобщении к кон-спирологическим теориям: по данным одних исследований в такие теории чаще верят женщины а по данным других - мужчины (Alper, 2020; Cassese, 2020).

Перейдем к рассмотрению индивидуально-психологических характеристик, способствующих формированию у людей конспирологических убеждений, связанных с СОУГО-19. Наличие подобных убеждений часто сочеталось с переживанием тревоги, неопределенности, чувством беспомощности (Biddlestone, Green, Douglas, 2020). Находясь в негативном эмоциональном состоянии, человек оказывается особенно восприимчив к альтернативным объяснениям происходящего.

Вера в конспирологические теории - один из способов, при помощи которого люди пытаются справиться с ситуацией неопределенности, вызванной пандемией. Столкнувшись с такой ситуацией, они стараются сформировать собственное понимание случившегося и отношение к нему. Хотя конспирологическая теория и отличается от общепринятой версии событий, однако человеку, в нее верящему, она дает ответы на многие вопросы, позволяет вернуть контроль над ситуацией, создает основу для прогноза будущих событий (Prooijen, Douglas, 2017).

В то время исследователи отмечают попытки населения бороться с тревожностью путем цифровизации своих страхов и преображения их в интернет-контент. Мусийчук М.В. Мусийчук С.В.В в результате контент-анализа выявили использование таких приемов остроумия, как: абсурд, парадокс, ирония, метафора, намек, смешение стилей, сравнение порождающие копинг-стратегии на основе юмора. Тематика проблем, порожденных пандемией и нашедших отражение в копинг-стратегиях пользователей сети: ограничения и штрафы в период самоизоляции, средства индивидуальной защиты, бессистемность протекания заболевания, разработка вакцины и др. Креативность представлена в различных формах: по количеству участников — индивидуальная и коллективная; по форме художественной реализации замысла — креализованные тексты (на известные художественные фильмы и мультфильмы; прототипические ситуации, музыкальные произведения (классические оркестровые и аллюзии на песни); каламбурные анекдоты.

Следует также учесть, что нарушение привычного ритма жизни, невозможность контактировать с семьёй и ближайшим окружением, материальные ограничения являются объективными факторами, оказывающими отрицательное влияние на состояние человека, изолированного от общества. Наряду с ними есть и субъективные факторы, в частности отсутствие возможности для уединения и ожидание негативных событий.

В начале апреля 2020 г. девять общественных организаций, осуществляющих работу с жертвами домашнего насилия, обратились к правительству РФ и главам регионов с просьбой принять безотлагательные меры по предупреждению роста количества случаев домашнего насилия в условиях самоизоляции и карантина.

При этом вынужденная длительная изоляция в условиях малой группы способна вызвать эмоциональный дискомфорт и стать причиной агрессии. Причиной этого является отсутствие привычного количества и динамики социального взаимодействия. Эксперимент «Марс-500» по имитации полета продолжительностью 520 дней, проводившийся в СССР, показал, что в ходе первого эксперимента (1967 г.) участники исследования начали чувствовать раздражение в отношении других членов экипажа уже на третьей неделе (Плетнер, 2016).

Эмоциональное напряжение, возникающее внутри малых групп, изолированных от привычной социальной среды, получившее название «полярная болезнь», или «экспедиционное бешенство», возникает в результате того, что члены сообщества имеют возможность контактировать только друг с другом. Агрессия в таких случаях представляет особую опасность, так как члены небольшого сообщества, зная слабые стороны каждого из участников, способны причинить значительный психологический вред. В ситуации изоляции неудачная шутка или косой взгляд резко выводят человека из состояния равновесия и провоцируют акт агрессии. Другими словами, степень близости и взаимной любви людей прямо пропорциональна уровню вреда, который они могут нанести друг другу в случае конфликта. Замкнутое пространство квартиры, отсутствие необходимости ездить на работу, невозможность посещать спортивные залы, гулять в парках, создают условия для увеличения количества случаев домашнего насилия.

Данная ситуация усугубляется ещё тем, что нахождение в условиях самоизоляции из-за угрозы распространения коронавирусной инфекции способствует возникновению таких состояний, как депрессия, стресс, раздражительность, гнев и тревога. При этом наблюдаются сниженный фон настроения и эмоциональное истощение. Это подтверждает мысль о том, что необходимость вынужденного пребывания в замкнутом пространстве с родными людьми представляет серьёзное испытание для психики даже здорового человека.

Распространение депрессивных состояний в условиях самоизоляции - ещё одна из серьёзных проблем, ведущих к росту злоупотребления алкоголем. Именно к такому заключению пришли китайские исследователи, из чего можно сделать вывод о необходимости последующей психологический помощи нуждающимся лицам, а также введения ограничительных мер по продаже алкоголя.

Длительное нахождение в условиях карантина и самоизоляции во многом является неприятным опытом для людей, вынужденных его соблюдать. Потеря свободы, опасения в отношении собственного состояния здоровья и здоровья своих близких, а также скука, в совокупности являются причиной изменений привычного поведения населения.

 

Список литературы:

  1. Алехин А.Н., Данилова Ю.Ю., Щелкова О.Ю., Особенности психологических реакций в ситуации эпидемической угрозы, транслируемой сми // Психология человека в образовании. 2020. №4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-psihol reaktsiy-v-situatsii-epidemich (дата обращения: 11.11.2021).
  2. Кононов А.Н. Тревога о будущем в условиях пандемии коронавирусной инфекции: исследование методом контент-анализа // Вестник МГОУ. Серия: Психологические науки. 2020. №3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/trevoga-o-buduschem-v-usloviyah-pan (дата обращения: 11.11.2021).
  3. Коронавирус: вакцина и происхождение вируса. М., 2021. URL: https://www.levada.ru/2021/03/01/koronavirus-vaktsina-i-proishozhdenie-virusa/ (дата обращения: 11.11.2021).
  4. Мусийчук М.В., Мусийчук С.В. Когнитивные механизмы юмора как копинг-стратегии в Internet в период пандемии COVID-19 и самоизоляции // Медицинская психология в России. – 2021. – T. 13, № 3. – C. 1.
  5. Мягков М.Г, Кубрак Т.А., Латынов В.В., Мундриевская Ю.О. Пандемия covid-19 и конспирологические убеждения: психологические предпосылки, последствия, возможности коррекции // Вестн. Том. Гос. Ун-та. 2021. №467. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/pandemiya-covid-19-i-konspirologicheskie-ubezhdeniya-psihologicheskie-predposylki-posledstviya-vozmozhnosti-korrektsii (дата обращения: 13.11.2021).
  6. Нестик Т.А., Дейнека О.С., Максименко А.А. Социально-психологические предпосылки веры в конспирологические теории происхождения COVID-19 и вовлеченность в сетевые коммуникации // Социальная психология и общество. 2020. Т. 11, № 4. C. 87-104.
  7. Плетнер К. Марс. Репетиция полета // Воздушно-космическая сфера. 2016. № 1 (86). С. 58-65.
  8. Alper S., Bayrak F., Yilmaz O. Psychological Correlates of COVID-19 Conspiracy Beliefs and Preventive Measures: Evidence from Turkey // Current Psychology. 2020. URL: https://link.springer.com/article/10.1007/s12144-020-00903-0 (дата обращения: 1.11.2021).
  9. Biddlestone M., Green R., Douglas K. Cultural orientation, power, belief in conspiracy theories, and intentions to reduce the spread of COVID-19 // British Journal of Social Psychology. 2020. Vol. 59, № 3. P. 663-673.
  10. Cassese E.C., Farhart C.E., Miller J.M. Gender differences in COVID-19 conspiracy theory beliefs // Politics & Gender. 2020. Vol. 16, № 4. P. 1009-1018.
  11. Freeman D., Waite E., Rosebrock L., Petit A., Causier C., East A., Jenner L., Teale A.-L., Carr L., Mulhall S. Coronavirus conspiracy beliefs, mistrust, and compliance with government guidelines in England // Psychological Medicine. 2020. Vol. 50. P. 1-30.
  12. Prooijen J.-W., Douglas K.M. Conspiracy theories as part of history : The role of societal crisis situations // Memory studies. 2017. Vol. 10, № 3. P. 323-333.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом