Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXVII Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 17 февраля 2014 г.)

Наука: Психология

Секция: Клиническая психология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Тапалова О.Б., Нигай Н.А., Нуралиев Б.Ж. [и др.] ИССЛЕДОВАНИЕ ЛИЧНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ И МОТИВАЦИОННОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ АДДИКТИВНОЙ ЛИЧНОСТИ // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. XXXVII междунар. науч.-практ. конф. № 2(37). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

ИССЛЕДОВАНИЕ  ЛИЧНОСТНЫХ  ОСОБЕННОСТЕЙ  И  МОТИВАЦИОННОЙ  НАПРАВЛЕННОСТИ  АДДИКТИВНОЙ  ЛИЧНОСТИ

Тапалова  Ольга  Бисеновна

канд.  биол.  наук,  доцент,  докторант  факультета  психологии  Киевского  национального  университета  им.  Т.  Шевченко,  Украина,  г.  Киев

E-mail: 

Нигай  Николай  Анатольевич

заместитель  директора  по  научной  и  клинической  работе  ГУ  “Республиканский  научно-практический  центр  психиатрии,  психотерапии  и  наркологии”  (“РНПЦППиН”),  Республика  Казахстан,  г.  Алматы

Нуралиев  Бахытжан  Жетесович

канд.  мед.наук,  доцент,  заведующий  отделением  экзогенных  психических

расстройств,  пароксизмальных  и  кризисных  состояний,  ОЭПРПКС,

РНПЦППиН”,  Республика  Казахстан,  г.  Алматы

Шайхысламова  Эльмира  Болатовна

психолог,  ОЭПРПКС,  “РНПЦППиН”,  Республика  Казахстан,  г.  Алматы

E-mail: 

 

STUDY  OF  PERSONAL  FEATURES  AND  MOTIVATIONAL  ORIENTATION  OF  ADDICTIVE  INDIVIDUALS

Tapalova  Olga  Bisenovna

candidate  of  Biological  sciences,  associate  professor,  doctoral  of  the  psychology  department  of  T.  Shevchenko  National  University,Ukraine  Kyiv

Nigai  Nicholai  Anatoliyevich

deputy  director  of  Scientific  and  Clinical  affairs  of  the  "National  Scientific  and  Practical  Centre  of  Psychiatry,  Psychotherapy  and  Addiction»,  (“NSPCPPA”),  Republic  of  Kazakhstan,  Almaty

Nuraliyev  Bahytzhan  Zhetesovich

candidate  of  Medical  sciences,  associate  professor,  head  of  the  exogenous  mental  disorders,  paroxysmal  and  crisis  conditions  department  (EMDPCCD)  of  the  (“NSPCPPA”),  Republic  of  Kazakhstan,  Almaty

Shaykhislamova  Elmira  Bolatovna

psychologist,  EMDPCCD,  “NSPCPPA”,  Republic  of  Kazakhstan,  Almaty

 

АННОТАЦИЯ

В  настоящее  время  наблюдается  рост  числа  молодых  индивидов  с  признаками  аддиктивного  поведения,  что  вызывает  большую  тревогу  в  условиях  различных  учреждений  системы  образования  и  здравоохранения. 

В  настоящей  статье  доказывается  необходимость  тщательного  изучения  данной  проблемы  и  приводятся  результаты  исследования  по  изучению  индивидуальных  личностных  особенностей  и  мотивационной  направленности  аддиктивной  личности.

ABSTRACT

Currently,  number  of  young  people  with  signs  of  addictive  behaviour  is  increased;  this  causes  great  concern  in  terms  of  various  education  and  health  institutions.  This  paper  shows  the  need  for  careful  study  of  the  problem  and  gives  the  results  of  the  study  of  individual  personal  features  and  motivational  orientation  of  addictive  personality.

 

Ключевые  слова:  аддиктивное  поведение;  индивидуальные  личностные  особенности;  мотивационная  направленность;  тест  Большая  пятерка;  диагностика  мотивационной  структуры  личности.

Keywords:  addictive  behaviour;  individual  personal  features;  motivational  orientation;  Big  Five  test;  diagnostics  of  motivational  structure  of  the  personality.

 

Аддиктивное  поведение  —  это  особое  поведение  людей,  которое  характеризуется  социальными  условиями  самого  развития  и  психологическими  особенностями  человека  [14].  Общей  характеристикой  человека  с  признаками  аддиктивного  поведения  является  искусственное  изменение  своего  психического  состояния  и  стремления  выхода  из  реальности.  Индивиды  с  признаками  аддикций  обладают  сниженной  стрессоустойчивостью,  нежеланием  бороться  с  жизненными  сложностями.  У  людей  с  признаками  аддикции  полностью  отсутствует  терпение  и  толерантность,  они  желают  быстрого  удовлетворения  своего  желания.  Понятие  «аддиктивное  поведение»  распространяется  на  определенную  группу  людей,  у  которых  преобладает  стремление  ухода  от  действительности  [15].  Обычно  индивиды  с  признаками  аддикции  —  это  люди  с  очень  низким  уровнем  потенциальной  адаптации.  Защищаясь  от  постоянной  фрустрации,  они  пытаются  прибегнуть  к  аддиктивному  поведению,  чаще  всего  это  пристрастие  и  пагубная  привычка  к  алкоголю  и  наркотическим  веществам  [4;  10].  Индивиды  с  признаками  аддикций  близки  к  невротическим  состояниям  [11].

Сегодня  в  учреждениях  системы  образования  и  здравоохранения  бьют  тревогу,  связанную  с  увеличением  числа  молодых  лиц  с  пристрастиями  к  наркотикам  и  алкоголю  [9].  Молодежный  наркотизм  уже  стал  реальной  проблемой  национальной  безопасности  [4;  5;  7;  6;  8].

Актуальность  нашего  исследования  заключается  в  социальной  значимости  вышеуказанной  проблемы  и  доказывает  необходимость  изучения  аддиктивной  личностной  ориентации  и  ее  психологических  особенностей. 

Мотивационная  ориентация  личности  с  признаками  аддиктивного  поведения  в  некоторых  выражениях  схожа  с  компульсивными  формами  поведения.  Мотивационная  диспозиция  в  зависимости  от  возраста  индивида  с  признаками  аддикции  выражает  уровень  аддиктивной  зависимости  [1;  13].

Целью  нашего  исследования  явилось  изучение  индивидуальных  личностных  особенностей  и  мотивационной  направленности  личности  с  признаками  аддикции. 

Экспериментальная  база  и  методы  исследования.  Выборка  состояла  из  студентов  Казахского  национального  педагогического  университета  имени  Абая  (КазНПУ)  и  Казахской  Академии  Труда  и  Социальных  отношений  (КазАТиСО)  г.  Алматы,  представляющих  контрольную  группу,  а  также  пациентов  Республиканского  научно-практического  центра  психиатрии,  психотерапии  и  наркологии  МЗ  РК  (РНПЦППиН),  представивших  экспериментальную  группу.  На  основном  этапе  выборка  для  контрольной  группы  включала  30  испытуемых  (21  юношей  и  9  девушек;  средний  возраст  21  год).  Выборка  для  экспериментальной  группы  насчитывала  30  человек  с  признаками  аддикции  (все  мужского  пола;  средний  возраст  25  лет).  В  выборку  контрольной  группы  были  включены  студенты  естественнонаучных  и  гуманитарных  факультетов,  опрос  осуществлялся  на  добровольных  началах  в  групповой  форме.  Экспериментальная  группа  респондентов  с  признаками  аддикции  состояла  из  людей  различных  специальностей. 

В  проведенном  исследовании  были  использованы  следующие  методики:  1)  методика  диагностики  личностных  факторов  темперамента  и  характера  (5PFQ);  2)  тест  Большая  пятерка  (BigFive);  3)  пятифакторный  личностный  опросник  (P.  MakKpae,  П.  Коста)  [2;  3];  4)  методика  «Диагностика  мотивационной  структуры  личности»,  автор  В.Э.  Мильман  [12]. 

Личностный  опросник  Р.  Mак-Рэя  и  П.  Коста  NEO-PI-R  относится  к  самым  распространенным  [3].  Авторы  теста  Большая  пятерка  создали  диагностический  инструмент,  дающий  быструю  оценку  общей  структуры  личности.  Авторы  опросника  убеждены,  что  выделенных  5  личностных  факторов  темперамента  и  характера  (нейротизм,  экстраверсия,  открытость  опыту,  сотрудничество,  добросовестность)  достаточно  для  объективного  описания  психологического  портрета  —  модели  личности  [3]. 

Респондентам  вначале  эксперимента  объяснялась  инструкция,  согласно  которой  тестируемые  должны  были  прочитать  парные  высказывания  и  определить,  какое  из  двух  альтернативных  высказываний  им  больше  всего  подходит.  На  основе  анализа  факторов  было  составлено  определенное  представление  об  индивидуальных  личностных  особенностях  испытуемых. 

В  результате  обработки  данных,  полученных  с  помощью  методики  «Большая  пятерка  качеств  личности»,  в  основной  серии  исследования  мы  получили  следующее:  степень  выраженности  экстраверсии  /  интроверсии  у  представителей  контрольной  группы  испытуемых  была  представлена  более  высокими  баллами,  чем  в  экспериментальной  группе  (52,6/49,1).  A  это  значит,  что  у  представителей  контрольной  группы  преобладают  такие  качества,  как  дружелюбие,  стремление  к  коммуникации,  уверенность  в  свои  силы,  ощущение  потребности  общения  с  людьми,  оптимистичность,  быстрее  извлекают  информацию  из  памяти.  Представители  группы  с  признаками  аддикции,  судя  по  показателям,  были  более  сдержанны,  неактивны  и  замкнуты,  у  них  отсутствовала  уверенность  в  отношении  правильности  своего  поведения,  они  также  были  невнимательны  к  событиям  вокруг  них,  имели  сниженное  настроение.  По  качеству  личности  привязанность/обособленность  представители  контрольной  группы  показали  наибольший  по  баллам  результат  (60,9/47,8)  по  сравнению  с  экспериментальной  группой.  Это  свидетельствует,  что  представители  первой  группы  выражают  высокую  активность  к  сотрудничеству,  дружбе,  к  уважению,  согласию,  позитивное  отношение  к  людям,  терпимо  относятся  к  недостаткам  людей,  не  любят  конкуренции.  В  то  время  как  у  индивидов  с  признаками  аддикции  более  выражены  обособленные  тенденции.  A  это  значит,  они  выражают  нежелание  прислушиваться  к  чужому  мнению,  хотят  полагаться  только  на  свое  мнение,  враждебно  настроены,  выражают  желание  быть  независимым  и  самостоятельным,  холодное  отношение  к  людям,  их  больше  волнуют  только  собственные  интересы.  Полученные  результаты  представлены  в  таблице  1,  где  указаны  средние  показатели  критериев  контрольной  и  экспериментальной  групп.

Таблица  1.

Средние  показатели  личностных  факторов  контрольной  и  экспериментальной  групп

Качества  личности

Критерии  (средние  показатели)

Значения  критерия  Стьюдента,  v=156

Контрольная  группа

 

Группа  с  признаками  аддикции

Средний

Балл

Стандартное  отклонение

Средний  балл

Стандартное  отклонение

I.  Экстраверсия

Интроверсия

52,6

5,9

49,1

5,7

 

II.  Привязанность  обособленность

60,9

5,5

47,8

5,3

 

III.  Самоконтроль  —  импульсивность

68,5

6,3

42,3

4,7

3,45

IV.  Эмоциональная  устойчивость  —  эмоциональная  неустойчивость

45,7

4,7

58,7

 

3,7

2,91

V.  Экспрессивность  —  практичность

50,7

5,6

52,3

4,8

2,09

 

 

По  исследованию  третьего  качества  личности  самоконтроль/  импульсивность.  Респонденты  показали  следующие  результаты  (68,5/42,3).  Как  видно  из  полученных  данных,  респонденты  контрольной  группы  имеют  такие  личностные  особенности,  как  волевая  регуляция  поведения,  добросовестность,  пунктуальность,  точность  и  аккуратность  в  делах,  умение  выстраивать  алгоритм  действий,  последовательны  в  своих  действиях,  любят  порядок  и  комфорт.  Индивиды  с  признаками  аддикций  показали  такие  индивидуальные  особенности  личности,  как  непоследовательность,  низкий  уровень  самоконтроля,  низкий  уровень  волевых  качеств,  поиск  «легкой  жизни»,  беспечность,  склонность  к  необдуманным  поступкам.  Исследование  качества  личности  «эмоциональная  устойчивость/эмоциональная  неустойчивость»  дала  следующие  результаты  (45,7/58,7).  Интерпретация  полученных  данных  позволяет  констатировать  у  представителей  экспериментальной  группы  следующие  качественные  характеристики:  высокий  уровень  эмоциональной  устойчивости  характерен  для  лиц,  неспособных  контролировать  свои  эмоции  и  импульсивные  влечения.  Поведение  таких  индивидов  проявляется  как  отсутствие  чувства  ответственности,  уход  от  реальности,  таким  лицам  очень  сложно  справляться  с  жизненными  ситуациями.  Для  них  характерна  мотивация  избегания  неудач.  Тогда  как  низкие  значения  по  фактору  эмоциональной  неустойчивости  характерны  людям  уверенным,  самодостаточным,  спокойным,  не  поверженным  спадам  настроения,  которые  не  желают  расстраиваться  по  пустякам.  Исследование  пятого  фактора  «экспрессивность/практичность»  в  нашем  эксперименте  дала  следующие  результаты  (50,7/52,3).  Респонденты  группы  с  признаками  аддикций  проявили  характерные  черты  высокой  экспрессивности,  что  означает  легкое  отношение  к  жизни,  жизнь  воспринимается  как  игра,  удовлетворение  любопытства,  интерес  к  различным  сторонам  жизни.  Такие  лица  зачастую  не  отличают  вымысел  от  реальности,  дают  волю  чувствам,  не  прислушиваются  к  здравому  смыслу.  В  то  же  время  имеют  развитый  эстетический  и  художественный  вкус.  Интересно,  что  по  пятому  признаку  представители  контрольной  группы  показали  выраженную  черту  практичности  с  хорошей  адаптацией  в  жизни.  Судя  по  ответам  студентов,  они  озабочены  материальными  проблемами,  хотят  упорно  работать,  чтобы  воплотить  свои  планы  в  жизнь.  Стремятся  к  постоянству  и  надежности  в  жизни,  несентиментальны,  их  трудно  вывести  из  равновесия. 

На  втором  этапе  исследований  был  проведен  ряд  экспериментов  с  применением  методики  «Диагностика  мотивационной  структуры  личности»  В.Э.  Мильмана  [12].  Данная  методика  используется  для  определения  некоторых  устойчивых  тенденций  личности.  К  ним  относятся  общая  активность,  общение,  социальный  статус,  комфорт.  Методика  В.Э.  Мильмана  помогла  нам  определить  мотивационный  и  эмоциональный  профили  личности.  A  также,  анализируя  ответы  испытуемых,  мы  вывели  рабочую  и  общежитейскую  мотивационную  направленности  личности.  Согласно  инструкции  методики,  мы  предлагали  тестируемым  14  утверждений,  касающихся  жизненных  устремлений  и  некоторых  сторон  образа  жизни  человека.  Испытуемые  должны  были  высказать  свое  отношение  к  ним  по  каждому  из  8  вариантов  ответов,  утвердительное  или  отрицательное. 

По  результатам  исследования  мотивационной  структуры  личности  мы  получили  данные,  которые  характеризуют  рабочую  и  общежитейскую  направленность  личности.  Полученные  результаты  в  сравнении  между  контрольной  (КГ)  и  экспериментальной  (ЭГ)  группами  представлены  в  таблице  2. 

Таблица  2. 

Средние  показатели  в  группах  по  общежитейской  и  рабочей  мотивационной  направленности  личности

Шкала

КГ  (n-30)

ЭГ  (n-30

U

P

М±m

σ

М±m

σ

1.  Поддержание  жизнеобеспечения

8,53±0,23

1,78

7,38±0,27

1,69

777

0,003

2.  Комфорт

5,77±0,26

2,00

4,90±0,45

2,84

949,5

0,075

3.  Социальный  статус

7,92±0,32

2,46

7,23±0,29

1,86

888,5

0,026

4.  Общение

6,10±0,32

2,47

5,20±0,36

2,29

969,5

0,102

5.Общая  активность

4,02±0,20

1,58

3,43±0,25

1,55

907,5

0,034

6.Творческая  активность

8,33±0,24

1,86

5,65±0,33

2,11

385

0,000

7.Социальная  полезность

2,97±0,22

1,72

2,33±0,22

1,37

957

0,080

 

 

Общежитейская  мотивационная  направленность  складывается  из  четырех  показателей  с  1—4.  Мотивационный  профиль  контрольной  группы  по  шкале  «поддержание  жизнеобеспечения»  имеет  более  высокие  оценки,  чем  у  экспериментальной  группы  (8,53/7,38).  Полученное  соотношение  выражает  различное  отношение  к  материальным  благам  и  к  здоровью.  Отношение  к  работе,  например,  у  студентов  —  это  необходимое  достижение,  тогда  как  для  индивида  с  признаками  аддикции  —  вынужденная  необходимость.  Выяснилось,  что  лица  с  признаками  аддикции  находят  затруднение  с  занятиями  в  свободное  от  работы  время,  что  свидетельствует  о  низком  уровне  побуждений.  Анализ  полученных  результатов  по  шкале  «комфорт»  —  5,77/4,90.  Испытуемые  контрольной  группы  высказались  в  пользу  недопущения  конфликтов,  стремления  обеспечить  себя  спокойными  условиями.  Студенты  желают  активного  отдыха  и  развлечений,  работать  в  хорошем  дружном  коллективе.  Испытуемые  экспериментальной  группы,  судя  по  полученным  ответам,  избегали  активного  отдыха,  стремились  к  уединению.  Результаты  по  третьей  шкале  «социальный  статус»  были  получены  следующие:  респонденты  контрольной  группы  считают,  что  необходимо  много  работать,  чтобы  получить  свое  место  под  солнцем,  стремятся  к  здоровому  карьеризму,  выражали  желание  пользоваться  авторитетом  и  уважением  окружающих.  Респонденты  экспериментальной  группы  не  стремились  к  завязыванию  новых  связей  и  знакомств,  авторитет  и  вес  на  работе  для  них  ничего  не  значил,  в  коллективе  желали  держаться  особняком.  По  четвертой  шкале  «общение»  (6,10/5,20)  испытуемые  контрольной  группы  показали  высокий  уровень  коммуникаций,  желание  иметь  много  друзей,  выражали  оптимистическое  отношение  к  жизни,  желали  иметь  хорошую  семью,  тогда  как  у  респондентов  экспериментальной  группы  обнаруживается  нежелание  прилагать  в  этом  отношении  особые  усилия,  семейные  традиции  мало  что  значили  для  них. 

Рабочая  мотивационная  направленность  складывается  из  трех  показателей:  шкалы  5—6.  Данные  по  пятому  признаку  «общая  активность»  (4,02/3,43)  свидетельствуют  о  важности  создавать  и  делать  добро  —  это  характерно  для  обеих  групп.  Отличие  обнаружились  только  в  отношении  мотивации  получения  знаний,  обучения  и  получения  материальных  благ,  студенты  в  этом  вопросе  были  более  прагматичны.  Лица  с  признаками  аддикции  проявляют  низкие  показатели,  что  свидетельствует  о  нежелании  стремиться  к  хорошей  работе,  должности,  нет  желания  проявлять  свои  способности.  Данные,  полученные  по  шестой  шкале  «творческая  активность»  (8,33/5,65)  выражают  следующие  тенденции:  стремление  изобрести  новое,  постоянно  совершенствоваться,  иметь  работу  творческого  характера,  стремиться  к  высоким  успехам  и  достижениям.  Все  эти  тенденции  больше  выражены  у  представителей  контрольной  группы.  У  группы  с  признаками  аддикции  этот  параметр  недостаточно  удовлетворен  и  не  реализован.  Показатели  по  шестой  шкале  «социальная  полезность»  (2,97/2,33)  не  наблюдается  большого  расхождения,  это  означает,  что  представители  обеих  групп  стремятся  делать  добро,  даже  если  оно  дорого  обходится,  желают  заниматься  работой,  которая  принесет  всем  пользу.  Незначительно  расхождение  в  ответе  на  вопрос  о  чувстве  своей  полезности,  на  данный  вопрос  индивиды  с  признаками  аддикции  затруднялись  ответить.  Также  необходимо  отметить,  что  испытуемые  двух  групп  желали  приобрести  уважение,  призвание  и  благодарность  других  людей. 

Таким  образом,  сравнивая  полученные  результаты,  можно  сказать,  что  общежитейская  сфера  играет  ведущую  роль  в  формировании  поддерживающей  мотивационной  направленности,  а  рабочая  —  в  развивающей  мотивационной  направленности.  Изучение  мотивационной  направленности  важно  с  точки  зрения  выявления  потенциальной  возможности  развития  личности.  Исследование  мотивационной  направленности  и  личностных  особенностей  лиц  с  признаками  аддиктивного  поведения  выявило  нарастающее  снижение  мотивационной  направленности.  Для  личности  с  аддиктивным  поведением  характерно  присутствие  изменений  зависимой  личности  на  личностном,  эмоциональном  и  поведенческом  уровнях. 

 

Список  литературы:

1.Бородина  Н.А.  Психологическая  причинность  аддиктивного  поведения  личности.  Автреф.  канд.  психол.  наук  /  Бородина  Н.А.  Новосибирск,  2006.  —  20  с.

2.Бурлачук  Л.Ф.,  Морозов  С.М.  Словарь-справочник  по  психодиагностике.  СПб.:  Питер  Ком,  1999.  —  528  с.

3.Бурлачук  Л.Ф..  Королев  Д.К.  Адаптация  опросника  для  диагностики  пяти  факторов  личности  //  Вопросы  психологии.  —  2000.  —  №  1.  —  С.  8—11.

4.Гирич  Я.П.  Мотивационная  структура  личности  "потенциального  нарко  и  токсикомана"  /  Я.П.  Гирич  //  Наркомании  и  токсикомании  у  несовершеннолетних  и  молодежи:  Сб.  Научно-методических  материалов.  Новосибирск,  1995.  —  С.  29—30.

5.Драган  Г.Н.  Наркомания  среди  несовершеннолетних  в  России:  ситуация,  тенденции,  противодействие  //Вопросы  наркологии.  —  1997.  —  №  2.  —  С.  76—84.

6.Дресвянников  В.Л.  Об  особенностях  аддитивных  мотиваций  у  психически  больных  с  алкогольной  аддикцией  /  В.Л.  Дресвянников  //  Актуальные  проблемы  современной  психиатрии  и  психотерапии.  Вопросы  наркологии.  —  1996.  —  №  1.  —  С.  10—16.

7.Короленко  Ц.П.,  Дмитриева  Н.В.  Психосоциальная  аддиктология.  Новосибирск:  Олсиб,  2001.  —  251  с.

8.Красильников  Г.Т.  Феноменологические  и  мотивационные  аспекты  аддитивного  поведения  при  алкогольных  аддикциях  /  Г.Т.  Красильников,  С.И.  Кулеш,  К.В.  Ли  //  Современные  проблемы  биологической  психиатрии  и  наркологии.  Материалы  Всероссийской  конференции  с  международным  участием.  Томск:  Изд-во  МГП  Раско,  2003.  —  С.  131—135.

9.Кошкина  Е.А.,  Тарасова  Г.В.,  Гаврилова  А.П.  Многофакторный  анализ  заболеваемости  наркоманиями  и  токсикоманиями  в  России  //  Вопросы  наркологии.  —  1997.  —  №  2.  —  С.  84—94.

10.Леонова  Л.Г.,  Бочкарёва  Н.Л.  Вопросы  профилактики  аддиктивного  поведения  в  подростковом  возрасте.  Учебно-методическое  пособие.  Новосибирск,  1998.  —  125  с.

11.Лисняк  М.А.  Синдром  зависимости  от  никотина  как  аддиктивное  поведение,  его  клиника,  профилактика  и  психогигиена.  Автореф.  …  канд.  мед.  наук  /  Лисняк  М.  А.  Новосибирск,  1997.  —  20  с. 

12.Мильман  В.Э.  Метод  изучения  мотивационной  сферы  личности  /  Практикум  по  психодиагностике.  Психодиагностика  мотивации  и  саморегуляции.  М.,  1990.  —  С.  23—43.

13.Brehm  Y.W.  A  theory  of  psychological  reactance  /  Y.W.  Brehm.  NevYork:  Akademic  Press,  1966.  —  420  p.

14.Fumham  A.  Personality  and  teaming  style:  a  study  of  three  instruments  /  A.  Fumham  //  Personality  Indiv.  Differ.  —  1992.  —  Vol.  13.  —  P.  429—438.

15.Segal  B.  The  study  of  addictive  behavior  in  Alaska  and  Siberia  /  B.  Segal,  C.  Korolenko  //  8th  International  Congress  on  Circumpolar  health.  Yukon,  1990.  —  P.  23—26.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий