Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: XXVII Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 29 апреля 2013 г.)

Наука: Психология

Секция: Психология развития и акмеология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Лемещенко М.Ю. САМОРЕГУЛЯЦИЯ ЛИЧНОСТИ СПЕЦИАЛИСТА КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. XXVII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

САМОРЕГУЛЯЦИЯ  ЛИЧНОСТИ  СПЕЦИАЛИСТА  КАК  ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ  ПРОБЛЕМА

Лемещенко  Марина  Юрьевна

соискатель  кафедры  социальной  психологии  ТГУ  им.  Г.Р.  Державина,  г.  Тамбов

E-maillemechenko71@mail.ru

 

В  научной  литературе  понятие  «саморегуляция»  встречается  часто  и  изобилует  многозначностью  и  большим  количеством  трактовок.  Обычно,  под  саморегуляцией  понимается  процесс,  обеспечивающий  стабильность  системы,  ее  относительную  устойчивость  и  равновесие,  а  так  же  целенаправленное  изменение  индивидом  механизмов  различных  психофизиологических  функций,  касающихся  формирования  особых  средств  контроля  за  деятельностью  [6,  C.  707].  Саморегуляция  также  —  поддержание  устойчивости  психики,  как  целостной  системы  по  отношению  к  деструктивным  внешним  воздействиям  и  подчинение  содержания  и  структуры  деятельности,  принятым  личностью  целям. 

Общий  потенциал  саморегуляции  складывается  из  содержательно-смысловой  устойчивости  личности  и  ее  деятельностных  возможностей,  которые  ограничиваются  сверхзначимыми  для  данной  личности  воздействиями  социальной  и  предметной  действительности,  приводящими  к  отказу  от  ранее  принятой  цели  и  мобилизации  для  реализации  вновь  принятой  цели.  Словами  А.Г.  Асмолова,  психология  саморегуляции  отражает  проблему  «изменяющейся  личности  в  изменяющемся  мире»  [4,  c.  282].

В  отечественной  психологической  науке  представления  о  саморегуляции  развивались  постепенно.  Первоначально  они  выражали  идею  о  единстве  сознания  и  деятельности,  в  том  смысле,  что  человек  как  субъект  полностью  реализовывается  в  активной  деятельности,  а  процесс  познания  окружающего  мира  регулируется  исключительно  сознанием.  Такие  представления  складывались  во  второй  половине  ХХ  века  в  контексте  информационного  подхода  с  одной  стороны  и  деятельностного  —  с  другой.  В  результате  этого  стали  изучаться  две  стороны  единого  процесса  психической  активности  человека  и  два  специфических  способа  его  существования  —  активности  и  ее  регуляции,  что  и  послужило  методологической  предпосылкой  независимого  выделения  процессов  активности  и  регуляции  этой  активности,  причем  на  каждом  из  уровней  организации  психики.  Структурный  подход  предполагал  структурно-функциональные  модели  регуляции,  деятельностный  же  опирался  на  анализ  именно  деятельности. 

Наиболее  полно  структурно-функциональную  модель  осознанной  регуляции  описал  О.А.  Конопкин  и  на  ее  основе  разработал  концепцию  осознанного  саморегулирования  произвольной  активности  человека  при  достижении  поставленных  целей  в  различных  видах  деятельности,  которая  базировалась  на  субъектной  целостности  человеческой  личности  и  целенаправленной  активности,  имеющей  определенный  личностный  смысл  по  отношению  к  которому  человек  выступал  как  инициатор  и  даже  творец.  По  Конопкину,  осознающий  свои  состояния  и  свои  задачи  человек,  является  субъектом  собственной  деятельности,  то  есть  именно  он  осуществляет  выбор  условий,  соответствующих  очередной  задаче,  с  помощью  звена  программы  действий  подбирает  способы  преобразования  исходной  ситуации,  а  затем  оценивает  полученные  результаты  и  решает,  нужно  ли  вносить  какие-либо  изменения  в  свои  действия  [8,  c.  132].

Социально-психологические  исследования  закономерностей  и  механизмов  саморегуляции  поведения  личности  в  рамках  деятельностного  подхода  проводились  М.  Бобневой,  Е.  Шороховой,  В.  Ядовым  и  другими.  По  их  мнению,  саморегуляция  —  это  системно-организованный  процесс  внутренней  психической  активности  человека  по  построению,  поддержанию  и  управлению  разными  видами  и  формами  произвольной  активности,  непосредственно  направленной  на  достижение  поставленных  человеком  целей.  Согласно  В.П.  Бояринцеву,  саморегуляцию  возможно  определять  как  механизм  обеспечения  внутренней  психической  активности  человека  различными  средствами,  где  активность  и  саморегуляция  выступают  двумя  взаимодополняющими  сторонами  —  активность  выражает  изменчивость  и  движение,  а  саморегуляция  обеспечивает  устойчивость  и  стабильность  этой  активности  [5,  c.  12—40]. 

Значительный  вклад  в  разработку  проблемы  личностной  саморегуляции  внес  Н.И.  Ярушкин,  подробно  описавший  ее  психологические  закономерности.  Согласно  его  концепции,  социальное  поведение  личности  регулируется  процессами  саморегуляции  и  самоорганизации,  отражающими  объектно-субъектные  отношения  личности  со  своей  микро  и  макросредой,  где  саморегуляция  обеспечивает  социально-психологическую  адаптацию  личности,  а  самоорганизация  —  ее  относительную  автономность,  независимость  и  самореализацию.  Интегральным  же  и  системообразующим  психологическим  механизмом  регуляции  социального  поведения  личности  выступает  ее  направленность  на  саморегуляцию  и  самоорганизацию,  детерминируемых  особенностями  взаимодействия  разноуровневых  личностных  структур.  Процесс  регулирования,  таким  образом,  раскрывается  как  сравнение  регулируемой  величины  с  заданным  значением,  и  в  случае  отклонения  от  заданного  значения  на  объект  регулирования  возможно  воздействие,  восстанавливающее  регулируемую  величину.  Это  означает,  что  процесс  регулирования  обязательно  предполагает  наличие  минимум  двух  компонентов  —  регулируемого  объекта  и  регулирующей  системы,  то  есть  просто  регулятора,  который  способен  либо  органически  встраивается  в  сам  процесс,  либо  быть  относительно  самостоятельным.  В  первом  случае  упорядоченность  объекта  достигается  самопроизвольно,  посредством  саморегулирования,  во  втором  случае  упорядоченность  выступает  как  результат  внешних  воздействий,  то  есть  регулирования,  включающего  третий  неотъемлемым  компонент  процесса  саморегуляции,  а  именно  способ  и  средство  ее  осуществления.

Проблеме  развития  саморегуляции  уделяли  внимание  Л.С.  Выготский,  А.Н.  Леонтьев,  С.Л.  Рубинштейн  [11,  c.  219—234],  детально  описавшие  сущность  и  роль  сознательной  активности  субъекта  в  саморегулируемой  деятельности.  Обращение  к  волевой  саморегуляции  встречается  в  работах  К.А.  Абульхановой-Славской  [1],  Л.И.  Анцыферовой,  Н.В.  Немовой  и  других. 

Современные  исследования  личностных  аспектов  саморегуляции  базируются,  в  основном,  на  концепции  стиля  саморегуляции  личности.  В.И.  Морасанова  одна  из  первых  четко  сформировала  гипотезу  о  том,  что  личностные  особенности  влияют  на  деятельность  через  сложившиеся  индивидуальные  способы  саморегуляции  активности.  Вслед  за  Конопкиным,  саморегуляцию  она  понимала,  как  осознанный  процесс  внутренней  психической  активности  человека  по  построению,  поддержанию  и  управлению  различными  видами  и  формами  произвольной  активности,  непосредственно  реализующей  достижение  поставленных  целей.  По  ее  мнению,  только  в  индивидуальных  особенностях  саморегулирования  отражается  то,  как  человек  планирует  и  программирует  достижение  цели,  учитывает  значимые  условия  окружающей  действительности,  оценивает  собственную  активность,  стремясь  получить  субъективно  приемлемые  результаты  [9,  c.  118—127].

Развитие  субъектно-деятельностного  подхода  к  исследованию  психики  человека,  выдвинуло  на  первый  план  проблему  психологических  механизмов  саморегуляции  —  важнейшего  системного  субъектного  качества.  В  связи  с  этим,  перед  исследователями  встал  вопрос  личностных  детерминант,  как  своеобразных  модуляторов  индивидуальной  активности  субъекта  в  процессе  достижения  произвольно  выбранных  целей  поведения.  Активность  субъекта,  с  этих  позиций,  опосредовалась  целостной  системой  индивидуальной  регуляции,  которая  могла  являться  проводником,  связывающим  и  интегрирующим  динамические  и  содержательные  аспекты  личности,  осознанные  и  бессознательные  ее  структуры. 

Вообще  стоит  отметить,  что  проблема  личностной  саморегуляции  для  психологи  в  целом,  является  относительно  новой  и  недостаточно  изученной.  Чаще  всего,  она  связывается  со  становлением  субъектности  как  особого  качества  формирующейся  личности.  Исследования  саморегуляции  вообще,  основываются  на  представлении  о  человеке  как  действительном  субъекте  своей  произвольной  активности,  где  понятие  «субъект»  употребляется  в  его  исходном,  наиболее  распространенном  в  отечественной  психологии  значении,  акцентирующем  активное,  преобразующе-творческое  начало,  реализуемое  человеком  в  деятельности.  В  этой  связи  важно  отметить,  что  в  категории  «субъекта»,  разработанной  C.JI.  Рубинштейном,  К.А.  Абульхановой-Славской,  A.B.  Брушлинским  и  др.,  выделяются  такие  существенные  для  рассматриваемой  проблемы  качества,  как  самостоятельность,  внутренняя  детерминация,  регуляция  деятельности.  Конкретно  личностная  саморегуляция,  определяется  множеством  разнообразных  факторов,  в  том  числе  окружающей  действительностью,  культурно-историческим  обустройством  общества  и  даже,  национальной,  религиозной  и  профессиональной  принадлежностью.  В  таком  ракурсе  проблема  личностной  саморегуляции  серьезно  сближается  с  проблемой  психологической  готовности  субъекта  к  деятельности,  то  есть  способностью  осуществлять  анализ  и  оценку  имеющихся  условий,  определять  наиболее  вероятные  способы  действия,  предвидеть  мотивационные,  волевые  и  интеллектуальные  усилия.  Расходятся  же  они  в  том,  что  процесс  личностной  саморегуляции  —  это  более  высокий  самодетерминизирующийся  уровень  психической  активности  человека,  основным  проявлением  которого  являются  действия,  направленные  на  преобразования  отношений  самого  человека  к  различным  видам  деятельности,  к  другим  людям  и  самому  себе.

Личностная  саморегуляция,  как  самостоятельная  единица  психической  активности  человека,  описывалась  и  зарубежными  психологами,  в  частности  американским  ученым  канадского  происхождения  Альбертом  Бандурой  в  рамках  реципрокного  детерминизма  социально-когнитивной  теории.  По  его  мнению,  выделяются  две  группы  взаимовлияющих  факторов  саморегуляции  —  внешние  и  внутренние,  и  человек  имеет  возможность  некоторым  образом  влиять  на  внешние  факторы,  а  так  же  следить  за  собственным  поведением  и  оценивать  его  в  свете  близких  и  отдаленных  целей.  В  качестве  внешних  факторов  саморегуляции  Бандура  выделяет  некие  стандарты,  по  которым  мы  оцениваем  свое  поведение.  Такие  стандарты  формируются  не  только  внешними  силами,  но  и  явлениями  окружающей  среды,  взаимодействующими  со  свойствами  личности.  Кроме  того,  внешними  факторами  саморегуляции  являются  подкрепления,  которые  не  всегда  являются  достаточным,  почти  каждый  из  нас  нуждается  в  стимулах,  происходящих  из  внешней  среды,  более  сильных,  чем  самоудовлетворение.  Их  Бандура  рассматривает  как  подкрепления  со  стороны  общества,  чаще  всего  это  материальная  поддержка,  одобрения  или  поощрения  окружающих.  Еще  человеку  необходимы  маленькие  вознаграждения,  которые  он  делает  себе  сам,  после  достижения  промежуточных  целей.  Однако,  по  мнению  Бандуры,  если  человек  вознаграждает  себя  за  неадекватные  действия,  то  обратной  стороной  медали  становятся  штрафные  санкции  непосредственно  от  окружающей  среды.  Поэтому,  когда  то,  что  мы  делаем,  не  соответствует  нашим  собственным  внутренним  стандартам,  мы  стараемся  воздерживаться  от  самовознаграждений.  Внутренние  или  личностные  факторы  саморегуляции  Бандура  связывает  с  тремя  необходимыми  условиями:  самонаблюдением,  процессом  вынесения  суждений  и  активной  реакцией  на  себя.  В  его  понимании  они  являются  важнейшими  характеристиками  человеческой  личности,  активно  влияющими  на  поведение. 

В  настоящее  время  проблема  саморегуляции  личности  находится  в  центре  внимания  психологической  науки,  накопившей  достаточный  объем  знаний  при  ее  изучении.  Правомерно,  что  личностную  саморегуляцию  изучают  как  специфическую  активность  субъекта,  направленную  на  преобразование  своего  состояния,  то  есть  как  действие  и  включают  его  в  структуру  деятельности,  ориентированую  на  восстановление  сил  организма  и  активизацию  работоспособности,  а  так  же  как  преобразовательскую  деятельность,  в  которой  объектом  является  организация  функций  самого  субъекта.  Таким  образом,  в  широком  смысле,  понятие  «психологическая  саморегуляция  личности»  определяет  высший  уровень  регуляции  поведенческой  активности  биологических  систем,  отражающих  качественную  специфику  реализующих  ее  психических  средств  отражения  и  моделирования  действительности  для  самого  себя,  своей  активности  и  деятельности,  своих  поступков  и  их  оснований.

Несколько  обособленно  в  отечественной  психологической  науке  выступает  понятие  «саморегуляция  личности  специалиста»  в  отличие  от  понятий  «саморегуляция»  и  «саморегуляция  личности».  Понимается  оно  довольно  единообразно,  чаще  всего  в  русле  акмеологического  знания,  выступая  основанием  для  рассмотрения  профессионала  во  всем  многообразии  его  взаимосвязей  с  миром  и  в  качестве  обязательного  условия  активности  субъекта  деятельности,  ищущего,  создающего  и  успешно  самореализовывающегося.  Подобная  трактовка,  в  контексте  субъектно-деятельностного  подхода,  представленного  Б.Г.  Ананьевым,  воплощает  парадигму  акмеологии  об  общем  понимании  субъекта,  дающем  личности  ориентацию  на  идеал,  но  при  условии,  что  конкретное  понимание  оптимизирует  механизмы  реального  достижения  оптимума  в  профессии  и  в  жизни  в  целом  посредством  реализации  принципов  саморегуляции  и  самоорганизации,  присущих  этому  субъекту.  Категория  субъекта  здесь,  раскрывает  смысложизненные  и  побудительные  качества  личности  —  направленность  на  профессиональные  достижения  и  вершины  мастерства,  стремление  к  достижению  поставленной  цели,  инициативу,  и  вместе  с  тем  способствует  активизации  аутопсихологических  личностные  ресурсов  и  резервов,  выступающих  в  качестве  комплексного  регулятивного  механизма  деятельности.  Такие  ресурсы  и  резервы  гарантируют  личности  сохранение  определенного  уровня  и  качества  деятельности  на  протяжении  определенного  времени,  а  сам  процесс  их  реализации  проходит  как  профессионально-личностное  развитие,  результатом  чего  является  достижение  акме,  причем,  не  случайно  и  стихийно,  а  последовательно  и  разумно,  прокладывая  пути  к  полноценной  самореализации  как  в  профессии  и  в  жизни  в  целом.

По  словам  Деркача,  говоря  о  саморегуляции  личности  специалиста,  мы  предполагаем,  что  в  первую  очередь  говорим  о  человеке,  как  о  реальном  носителе  человеческих  ценностей,  опыта  и  знаний  в  совокупности  с  его  движением  к  цели  оптимизации  профессиональной  деятельности,  одновременно  подразумевая  процесс  содействия  этому  движению  посредством  активизации  собственно  личностных  потенциалов  человека.  В  тоже  время,  отталкиваясь  от  психических,  природных,  социальных  и  личностных  условий  его  функционирования,  четко  осознаем  практическую  направленность  факторов  достижения  профессиональной  компетентности,  сопряженной  с  мощной  мотивационной  заряженностью  на  осуществление  именно  данной  деятельности  и  на  достижение  в  ней  уникального,  неординарного,  высокого  результата  [7,  c.  93—112].  Таким  образом,  саморегуляция  личности  специалиста  —  акмеологическое  понятие,  отражающее  комплекс  взаимосвязанных  условий,  в  которых  личность  сознательно  изменяется,  стремясь  к  дальнейшему  развитию  и  совершенствованию,  проецируя  собственное  оптимальное  функционирование  на  профессию  и  окружающую  действительность.

В  настоящее  время,  знания  о  саморегуляции  личности  специалиста  дополняются  и  расширяются,  но  опираясь  на  вышесказанное  отметим,  что  сейчас  они  характеризуется  некоторой  противоречивостью  взглядов  и  неоднозначностью  трактовок,  что  позволяет  говорить  о  необходимости  продолжения  исследовательской  работы,  в  этом  направлении  и  ориентации  ее  на  особенности  личности  специалиста  в  определенный  промежуток  времени  и  в  контексте  психологической  готовности  к  дальнейшей  успешной  профессиональной  деятельности.

 

Список  литературы:

  1. Абульханова-Славская  К.А.  Стратегия  жизни  Текст.  /  К.А.  Абульха-нова-Славская.  М.:  Мысль,  1991.  —  297  с.
  2. Ананьев  Б.Г.  Избранные  психологические  труды  Текст.  В  2  т.  Т.  1  /  Б.Г.  Ананьев.  М.,  1980.  —  372  с.
  3. Анохин  П.К.  Биология  и  нейрофизиология  условного  рефлекса  Текст.  /  П.К.  Анохин.  М.,  1968.  —  547  с.
  4. Асмолов  А.Г.  Психология  личности:  Учебник.  М,  1990.  —  367  с.
  5. Бояринцев  В.П.  Структурно-функциональный  анализ  динамических  проявлений  саморегуляции  поведения  человека  //  Психология  активности  и  саморегуляции  поведения  и  деятельности  человека.  Свердловск,  1989.  —  40  с.
  6. Головин  С.Ю.  Словарь  психолога  —  практика  Минск  Харвест,  2001.  —  975  с.
  7. Деркач  А.А.,  Зазыкин  В.Г.  Акмеология  СПб.:  Питер,  2003.  —  256  с.
  8. Конопкин  O.A.  Психологические  механизмы  регуляции  деятельности  Текст.  /  O.A.  Конопкин.  М.,  1980.  —  265  с.
  9. Моросанова  В.И.  Стилевая  саморегуляция  поведения  человека  Текст.  /  В.И.  Моросанова,  Е.М.  Коноз  //  Вопросы  психологии,  2000.  —  №  2.  —  С.  118—127.
  10. Никифоров  Г.С.  Самоконтроль  человека.  Л.,  1989.  —  191  с.
  11. Рубинштейн  С.Л.  Проблема  способностей  и  вопросы  психологической  теории  Текст.  /  С.Л.  Рубинштейн  //  Проблемы  общей  психологии.  М.,  1976.  —  С.  219—234.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом