Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: XXI Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 31 октября 2012 г.)

Наука: Психология

Секция: Психология семьи

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Яцина Е.Ф. О РЕСОЦИАЛИЗАЦИИ В КОНТЕКСТЕ ТРАНСФОРМАЦИИ СЕМЬИ // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. XXI междунар. науч.-практ. конф. Часть II. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

О РЕСОЦИАЛИЗАЦИИ В КОНТЕКСТЕ ТРАНСФОРМАЦИИ СЕМЬИ

Яцина Елена Федоровна

канд. пед. наук, доцент кафедры психологии Ужгородского национального университета, г. Ужгород, Украина

Е-mail: yacuna-lena@rambler.ru

 

Постановка проблемы. На современном этапе социального развития в институтах семьи, брака, родительства происходят существенные трансформации, которые приводят к изменениям социальной ситуации развития личности, отличительными чертами которой является отказ от принятых норм, традиций, отсутствие единых ценностных установок (В. Дружинин, В. Лисовский, Л. Шнейдер, В. Ядов и др.). Как результат, личность переосмысливает ценностные ориентации и установки в соответствии с индивидуаль­ными особенностями развития. Такой процесс в современной теории и социальной практике изучается с помощью понятия «ресоциализация».

Существуют разные интерпретации понятия «ресоциализация» и форм ее практической реализации. Как междисциплинарный, термин используется и в социологии, и в социальной психологии, и в социальной педагогике, и в юридической практике. В научных работах, прикладных публикациях находим дискурсы соотношений «ресоциализации» к содержанию понятий социализация», «десоциали­зация», «пересоциализация» [6, с. 17]. Использование термина в широком (усвоение личностью новых ролей, ценностей, знаний на каждом этапе жизни) и узком социальном контексте (ресоциализация людей с нарко— и алкозависимостью, осужденных) влияет на смысловое наполнение термина и зачастую имеет отличия в интерпретации понятия. Изучая результаты теоретических поисков особенностей использования данного понятия в гуманитарных дисциплинах, предметом научного интереса стали особенности интерпретации и практического применения его в социальной психологии в контексте трансформации брачно-семейных отношений.

Результаты теоретического анализа проблемы. Социологи рассматривают ресоциализацию как одну из сторон взрослого этапа социализации [5, с. 112]. Вебер выделяет два типа ресоциализации: желательную и принудительную. В контексте интересуемой нас проблемы первый тип распространяется на выбор мужчины и женщины вступать или не вступать в брачные отношения, т. е. выбирать форму совместного проживания между традиционной и альтернативной. В психологии впервые использовали термин «ресоциализация» американские социальные психологи А. Кеннеди и Д. Кербер для обозначения процесса «вторичного» вхождения индивида в социальную среду из-за определенных «упущений» социализации (ресоциализация освобожденных с мест заключения и мигрантов). Сегодня в психологии он интерпретируется достаточно широко — как сознательное изменение поведения человека в ситуации очевидного социального неуспеха. В связи с этим возникает вопрос о предпосылках возникновения ресоциализации как результата упущений социализации.

Современный процесс социализации учеными характеризуется как амбивалентный. П. Бергер считает, что в условиях модернизации происходит разрушение господства традиции и духа коллективности, индивид становится более самостоятельным, хотя эта самостоятель­ность одновременно воспринимается и как освобождение, и как нагрузка. Как результат, системным качеством современного периода становится «неопределенность и вариативность будущего» [1, с. 254—255]. Социолог Н. Смелзер констатирует, что всякая культура выбирает лишь определенные образцы поведения среди многообразия возможных, тем самым, ограничивая социали­зацию [5, с. 112].Это может быть объяснением того, почему в основе выбора традиционной модели семьи и брака индивид руководствуется биологическими особенностями человека и культурными особенности общества, в котором эта личность живет. Очевидно, что стереотипы в распространении функционально-ролевых практик в традиционной семье подкреплены теорией полового диморфизма и гендерным распределением ролей мужа\жены и отца\матери.

Как отмечает Л. Орбан-Лембрик, стабильностьнестабильность развития общества и индивидуальные особенности развития людей создают разнообразные линии социального поведения и варианты их жизненного пути [4]. Жизненный путь, по С. Рубинштейну, не только движение человека вперед, но и наверх, к высшим, более высоким формам, к лучшим проявлениям человеческой сущности [7, с. 70—75]. Жизненный путь состоит из жизненных циклов, содержание которых наполняется включением индивида в процессы социализации (приобретение социального опыта как важ­ного фактора развития человека) и ресоциализации, под которой понимают повторную социализацию, происходящую на протяжении всей жизни индивида. Таким образом, ресоциализация осуществляется путем изменения установок индивида, целей, норм и ценностей жизни вместо тех, которые либо недостаточно усвоены, либо устарели.Она отличается от традиционной модели тем, что не дает готовых моделей, сценариев жизни, но обеспечивает возможность поиска себя как личности.

В рамках культурно-исторического подхода институты семьи, супружества и родительства рассматриваются как социально обусловленный феномен, который меняется на протяжении истории. Т. е. семья вовсе не является раз и навсегда застывшей конструкций, она, как и общество, находится под влиянием ускоряющейся исторической и социокультурной динамики.С позиций теории идентичности ресоциализация предполагает обретение новой социальной идентичности или закрепление достигнутой ранее в новых социальных условиях реконструкции реальности. Таким образом, основанием для ресоциализации является настоящее, в котором новые социальные условия предполагают усвоение индивидом новых ценностей и ролей, что и происходит на практике при выборе разных форм брачно-семейных отношений. Из этого следует, что ресоциализация — это сложный динамичный процесс, который предполагает гармонизацию отношений между партнерами в соответствии со своей индивидуальностью.

К. Роджерс, анализируя семейные истории, озвучил как одну из проблем брачных отношений ту, что состоит в переживании человеком процесса интроэкции социальных норм и ценностей без проверки их на собственном опыте. Современные женщины избавляется от интроэктивных представлений о том, что женщина зависима от мужчины. Они меняют общепринятые правила о том, какими могут быть практики отношений между мужчиной и женщиной. Их модель строится на самопознании, полной свободе развития и личностного роста рядом или отдельно от мужчины. Новые формы отношений мужчины и женщины стали реалиями современ­ности: неполная семья, материнская семья, екстерриториальный брак, формальный брак, бездетный брак, конкубинат. Вариативность форм объясняется и тем, что в сознании человека отношение к семье зависит не столько от принятых и регламентированных социальных норм, сколько от осознания личной идентичности. Например, неординарным явлением считают гомосексуальные семьи. Рассел (Russell, 1978), Ш. Берн считают, что существующий стереотип непринятия таких форм отношений мешает самореализации мужчин андрогенного типа в семейной сфере, при этом андрогенные отцы более активно занимаются своими детьми, поддерживают их, они более терпеливы, эмпатийны [2, 196—237]. Очевидно, что традиционные мужские роли финансовых добытчиков уже не ценятся так высоко, как раньше, а вместо или в дополнение к этой роли появляются новые типы мужчин, которые принимают активное участие в партнерских родах, ухаживают за детьми, становятся партнерами в отношениях с неродными детьми при повторном браке или совместном проживании с женщиной, у которой есть ребенок/дети.

Ресоциализацией можно объяснить и процесс разрыва одних брачных отношений и поиск новых форм партнерства, связанный с поиском в них нового личностного смысла. Система личностных смыслов динамична по своей структуре: смысловые отношения, выраженные в личностных ценностях, имеют свойство меняться из-за социальных, экономических перемен в обществе. Поэтому изменения системы жизненных ценностей в обществе и гуманистические психологические ценности самореализации и свободы самовыражения обусловливают динамические процессы в семье — они связаны с увеличением внимания к индивидуальным психическим особен­ностям каждого члена в организации совместной жизни. В процессе реализации новых ролей (супружеской, родительской) происходит дальнейшее развитие смысловой сферы личности. В контексте изучаемой нами проблемы система личностных смыслов (переосмыс­ливается) ресоциализируется и включается в новые формы брачно-семейных отношений. Процесс ресоциализации способствует более глубокому пониманию функциональности институтов семьи и брака как такой, которая помогает в развитии. И даже, когда в семье мужчина и женщина не планируют иметь детей, или не имеют их в силу разных причин, но помогают друг другу реализоваться, состояться как личность, мы говорим о высокофункциональной семье.

Выводы. Ресоциализация в контексте трансформации семейных отношений рассматривается нами как переосмысление и изменение ранее принятых ценностей и моделей поведения личности в отноше­нии принятия традиционной модели брачно-семейных отношений с дальнейшим усвоением новых ценностей, которые отличаются от предыдущих в силу кардинальных изменений в социально-экономических отношениях, для построения альтернативных форм отношений между партнерами. Процесс ресоциализации связан с изменениями мировоззрения личности, поэтому его можно считать осознанным принятием ценностных установок, моделей поведения, созвучных индивидуальным представлениям человека, которые отвечают реалиям сегодняшней жизни, в основе которых индивидуальный критерий, в частности конгруэнтность с внутренним миром, который определяет уникальность взаимодействия личности с социальной средой.

 

Список литературы:

  1. Бергер П.Социальное конструирование реальности. Трактат по социо­логии знания / П. Бергер, Т. Лукман. – М.: Медиум, 1995. — 323 с.
  2. Берн Ш. Гендерная психология. — Издательство: Прайм-Еврознак, 2004. — 320 с.
  3. Гидденс Э.Социология / Э. Гидденс; пер. с англ., науч. ред. В.А. Ядов; общ. ред. Л.С. Гурьевой, Л. Н. Посилевича. — М.: Эдиториал УРСС, 1999. — 703 с.
  4. Орбан-Лембрик Л.Е. Соціальна психологія: Посібник /Л.Е. Орбан-Лембрик. — К.: Академвидав, 2003. — 448 с. (Альма-матер).
  5. Смелзер Н. Социология / Н. Смелзер; под ред. В.А. Ядова. — М.: Феникс, 1994. — 688 с.
  6. Циба В.Т. Соціологія особистості: системний підхід (соціально-психологічний аналіз). — К., 2000. — 152 с.
  7. Ядов В.А. Личность как предмет изучения // Социальная психология в трудах отечественных психологов. — СПб., 2000.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом