Статья опубликована в рамках: XLVIII Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 19 января 2015 г.)

Наука: Психология

Секция: Психология семьи

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Македон Т.А. АНАЛИЗ ОТНОШЕНИЯ К СЕМЬЕ СТУДЕНТОВ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. XLVIII междунар. науч.-практ. конф. № 1(48). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

АНАЛИЗ  ОТНОШЕНИЯ  К  СЕМЬЕ  СТУДЕНТОВ  ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОГО  ФАКУЛЬТЕТА

Македон  Татьяна  Андреевна

канд.  пед.  наук,  доцент  Приамурского  государственного  университета  имени  Шолом-Алейхема,  РФ,  г.  Биробиджан

E-mail: 

 

ANALYSIS  OF  ATTITUDES  TO  FAMILY  OF  STUDENS  OF  DEPARTMENT  OF  EDUCATION  AND  PSYCHOLOGY

Tatyana  Makedon

candidate  of  Pedagogical  Science,  Associate  Professor  of  Priamurksiy  State  University  named  after  Sholem  Aleichem,  Russia,  Birobidzhan

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  анализируется  эмоциональный,  когнитивный,  статусный  и  функционально-ролевой  аспекты  отношения  к  семье  студентов  педагогов  и  психологов.

ABSTRACT

In  the  article  the  author  analyses  emotional,  cognitive,  status  and  functional-role  aspects  of  attitudes  to  family  of  students  of  Department  of  Education  and  Psychology.

 

Ключевые  слова:  отношение;  семья;  эмоциональный  компонент;  когнитивный  компонент;  функциональный  компонент;  ролевой  компонент.

Keywords:  attitude;  family;  affective  component;  cognitive  component;  functional  component;  role-playing  component.

 

Детский  опыт  семейных  отношений  имеет  системообразующее  влияние  на  развитие  личности  (А.  Адлер,  Дж.  Байярд  и  Р.  Байярд,  Т.  Гордон,  Р.  Дрейкурс,  В.  Сатир,  К.  Роджерс,  Е.И.  Артамонова,  Н.Е.  Брутман,  Ю.В.  Борисенко,  Ю.Б.  Гиппенрейтер,  Н.В.  Дмитриева,  Ю.В.  Евсеенкова,  Е.В.  Екжанова,  Е.В.  Зырянова,  И.С.  Кон,  Н.П.  Попова,  А.Г.  Портнова,  В.Л.  Рахматшаева,  В.С.  Родионова,  Г.Г.  Филиппова).  В  современной  зарубежной  и  отечественной  литературе  (Дж.  Вольпе,  А.Р.  Зигмунд,  А.А.  Катаева,  С.В.  Ковалев,  А.В.  Петровский,  А.  Сальтер,  В.А.  Сухомлинский,  А.  Фурутан,  Э.  Шеффер,  Х.  Штольц  и  др.)  отмечается  значительное  влияние  поведения  родителей  и  их  отношения  к  детям  на  происхождение  и  развитие  неврозов  у  детей  [6].

Исследователи  проблем  развития  личности  считают,  что  семья  —  сложное  социальное  образование,  активно  способствующее  личностному  росту  не  только  ребенка,  но  и  обоих  супругов  (В.И.  Брутман,  И.C.  Кон,  Н.П.  Попова,  М.С.  Родионова).Словом,  можно  утверждать,  что  семья  —  плодотворное  поле  взращивания,  развития  и  сохранения  психологического  здоровья  личности.  Однако  современная  семья  испытывает  глубокий  кризис.  Одним  из  его  показателей  можно  считать  утрату  авторитета  и  престижа  семьи  в  общественном  сознании  [3].  Между  тем  одним  из  условий  продуктивности  любого  человеческого  образования  является  позитивное  отношение  к  нему  со  стороны  людей,  его  составляющих.  Здесь  явно  вырисовывается  противоречие  современного  общества:  каждый  человек  вышел  из  семьи  (даже  дети,  выросшие  вне  семьи,  стремятся  ее  обрести),  большинство  людей  живет  в  семье,  но  многие  из  них  имеют  отрицательное  или  пессимистическое  отношение  к  возможностям  семьи  как  пространству  личностного  развития  [4].

В  процессе  изучения  дисциплин  «Основы  психологии  семьи  и  семейного  консультирования»,  «Психология  семьи»,  «Психология  семьи  и  воспитания»  со  студентами  факультета  педагогики  и  психологии  приходится  активно  сталкиваться  с  этим  противоречием.  На  начальном  этапе  изучения  дисциплины  ведется  анализ  отношения  студентов  к  семье  методами  наблюдения,  беседы,  сочинений,  продолженного  предложения,  анкетирования,  анализа  ассоциативных  вербальных  рядов  к  лексемам  «семья»  и  «детство».  За  период  с  2003  по  2013  год  собраны  более  восьмисот  анкет,  сочинений  о  семье,  материалов  ассоциативного  эксперимента  и  ответов  на  задание  «Продолжи  предложения»  по  следующим  формам:  «Моя  семья  для  меня»,  «Я  для  семьи»,  «Моя  семья  без  меня»,  «Я  без  семьи»  —  студентов  очного  и  заочного  отделений.  Мы  отобрали  из  них  200  сочинений  и  200  комплектов  ассоциативных  и  продолженных  высказываний  студентов  разных  курсов  (40  —  первокурсников,  32  студента  второго  курса,  28  —  третьего  курса,  100  работ  студентов  старших  курсов)  в  возрасте  до  23  лет,  еще  не  имеющих  своей  семьи,  и  провели  контент-анализ  их  содержания.  В  результате  были  выделены  следующие  компоненты  отношения  к  семье:  эмоциональный,  когнитивный  [5],  статусный,  функционально-ролевой  [2,  c.  68].  Эмоциональное  отношение  включает  чувства,  которые  испытывает  личность  к  членам  семьи,  и  эмоциональное  состояние  человека  в  пространстве  семьи.  Оно  выражается  в  глаголах,  словах  категории  состояния,  прилагательных,  наречиях,  характеризующих  чувства  и  состояние  испытуемых.  Частотный  анализ  подобных  выражений  показал,  что  глагол  «любить»  в  разных  формах  встречается  в  176  сочинениях,  что  составляет  88  %  от  общего  числа.  Глагол  «скучать»  (без  семьи)  встретился  в  98  сочинениях  (49  %).  Интересно,  что  скучают  по  дому  преимущественно  студенты  первого  и  второго  курсов  (64  человека,  64  %  от  числа  младшекурсников).  Глагол  «горжусь»  встречается  в  48  сочинениях  (24  %),  наречие  «интересно»  содержит  11  сочинений  (5,5  %).  Глагол  «дорожить»  —  в  9  текстах  (4,5  %).  Слова  «близкие,  любимые,  дорогие»  по  отношению  к  членам  семьи  встречаются  в  165  (82,5  %)  сочинениях.  В  17  (8,5  %)  сочинениях  вообще  не  упомянуто  об  эмоциональных  отношениях  к  членам  семьи,  рассказано  лишь  о  социальном  статусе  членов  семьи  и  их  семейных  функциях.  16  респондентов  (8  %  от  общего  количества  опрошенных)  не  смогли  (возможно,  не  захотели  представить)  вспомнить  значимые  слова  детства.  Если  учесть,  что  детские  воспоминания  отличаются  яркостью,  образностью,  эмоциональной  окрашенностью  и  наиболее  значимые  сохраняются  на  всю  жизнь,  то  можно  предположить  наличие  процесса  вытеснения,  что,  в  свою  очередь,  свидетельствует  о  действии  на  ребенка  в  этом  возрасте  каких-либо  неблагоприятных  факторов.  Анализ  значений  высказываний  позволил  выделить  два  доминантных  объекта  их  содержания:  сам  испытуемый  и  его  близкие.  В  ответах  с  доминантой  «я»  явно  прослеживается  восприятие  себя  через  отношение  близких:  отвечающие  называли  себя  так,  как  их  называли  родители  или  другие  члены  семьи:  «Доченька,  солнышко,  радость  наша,  малютка,  пупсик,  котенок,  зайка,  ласточка»  и  т.  д.  Большинство  из  отнесенных  к  этой  группе  слов  имеют  положительную  эмоциональную  окраску,  свидетельствующую  об  атмосфере  любви,  в  которой  росли  студенты.  Однако  встречаются,  хотя  и  в  очень  незначительном  объеме,  негативно  окрашенные  слова:  «каналья,  хулиганка»  и  пр. 

В  7  сочинениях  (3,5  %)  сказано  об  отрицательных  эмоциях  и  переживаниях,  испытываемых  авторами  сочинений  (близкие  не  понимают,  унижают,  холодны  в  отношениях  и  даже  «не  любят»).  Одно  сочинение  написано  в  оригинальной  творческой,  но  ироничной  форме:  «Моя  семья  —  это  интересный  медицинский  случай!  Лечению  не  поддается,  как  и  точному  определению»  (Н.А.,  23  года).  В  63  (31,5  %)  сочинениях  прямо  или  косвенно  идет  речь  о  ревности  авторов,  которую  они  испытывают  в  связи  с  якобы  большей  любовью  родителей  к  их  братьям  и  сестрам.  («Родители  очень  требовательны  ко  мне,  но  совсем  по-другому  относятся  к  моей  сестре»  (В.Д.,  18  лет),  «я  чувствую,  что  меня  любят  меньше,  чем  моего  младшего  брата»  (Ю.П.,  20  лет)  и  т.  д.).  В  целом  можно  говорить  о  положительном  эмоциональном  восприятии  студентами  своих  семей,  хотя  нет  ни  одного  сочинения,  в  котором  бы  ни  шла  речь  о  ссорах,  конфликтах,  проблемах,  переживаемых  в  семье. 

В  когнитивный  компонент  мы  включили  понимание  сущности  и  механизмов  семейного  взаимодействия,  его  значения  для  человека  и  его  противоречивости.  Главные  глаголы,  отражающие  эту  сторону  отношения,  указывают  на  мыслительную  деятельность  и  ее  результаты  —  «думаю,  представляю,  понимаю,  осознаю».  Эти  лексемы  встретились  в  118  (59  %)  работах,  большая  часть  которых  (83  от  упомянутых)  принадлежит  студентам  4  и  5  курсов.  Содержание  всех  высказываний  —  о  значимости  семьи  для  человека  и  сложности  построения  семьи,  необходимости  ответственности  за  нее.  Вот  фрагмент  сочинения  пятикурсницы:  «Я  поняла,  как  это  важно  в  жизни  —  иметь  семью,  это  необходимо  для  счастья,  насколько  интереснее,  ответственнее  становится  собственное  существование,  изменяется  отношение  к  миру,  людям,  ценностям»  (В.А.,  22  года).  Таким  образом,  на  основании  анализа  сочинений  мы  может  сделать  вывод  о  наличии  процесса  формирования  когнитивного  компонента  отношения  к  семье  у  студентов  старших  курсов. 

В  продолженных  предложениях  старшекурсников  нет  ни  одного  отказа,  в  то  время  как  в  11  работах  студентов  младших  курсов  (5,5  %  от  общего  числа  испытуемых  и  11  %  от  числа  студентов  младших  курсов)  испытуемые  оставили  прочерки  хотя  бы  в  одном  варианте,  а  39  человек  (19,5  %  и  39  %  соответственно)  ответили  «Не  знаю»  хотя  бы  на  одно  из  предложений.  Этот  факт  вряд  ли  можно  расценить  как  незначимость  вопроса  о  ценности  семьи  для  студентов  младших  курсов.  Они  скорее  не  задумываются  об  этом  или  еще  не  освободились  от  подросткового  негативизма  по  отношению  к  семье,  родителям. 

Под  статусным  компонентом  отношения  к  семье  мы  понимаем  отношение  к  ценности  семьи  как  общественному  формированию  и  к  общественному  статусу  своей  семьи.  О  значимости  семьи  в  обществе  заявили  в  своих  сочинениях  37  авторов  (18,5  %).  О  высоком  общественном  статусе  своей  семьи  (об  уважении  окружающих,  положении  в  обществе)  —  19  (9,5  %)  студентов.  Такое,  на  первый  взгляд,  невнимание  студентов  —  педагогов  и  психологов  —  к  общественному  статусу  семьи  говорит,  на  наш  взгляд,  о  большей  значимости  эмоционального  компонента  в  восприятии  семьи  и  семейных  отношений,  чем  о  непонимании  места  семьи  в  человеческом  обществе.

Под  функционально-ролевым  аспектом  отношения  к  семье  мы  подразумеваем  восприятие  функций  и  ролей  членов  семьи,  место  и  значение  функций  и  ролей  в  общей  картине  семьи.  Все  200  сочинений  и  186  (93  %)  комплектов  продолженных  предложений  содержат  материал  о  функциях  и  ролях  членов  семьи.  173  сочинения  (86,5  %)  и  154  комплекта  предложений  (77  %)  указывают  на  положительное  восприятие  функций  и  ролей  членов  семьи  и  своих.  Отчетливо  отрицательное  восприятие  своих  ролей  и  обязанностей  выражено  всего  в  одном  высказывании:  «Моя  семья  для  меня  —  это  рабский  труд»  (М.С.,  23  года).  Функции  и  роли  обозначены  глаголами  и  существительными,  иногда  словосочетаниями,  указывающими  на  характер  родственных  отношений,  обязанности  и  виды  деятельности  членов  семьи.  В  наименованиях  близких  наших  испытуемых  четвертую  часть  слов  занимает  слово  «мама».  Интересно,  что  только  одна  респондентка  использовала  уменьшительно-ласкательную  форму  слова  —  «мамуля».  Мать,  как  правило,  заботится,  ухаживает,  следит  за  порядком,  готовит  и  т.  д.,  отец  преимущественно  «добытчик».  Слово  «папа»  встречается  в  два  раза  реже.  Свою  роль  в  семье  студенты  в  основном  определяют  так:  «Я  —  дочь,  сын,  брат,  сестра»,  функцию  —  «помощник,  помощница».  Лишь  в  трех  сочинениях  сказано,  что  кто-то  из  членов  семьи  является  для  автора  другом.  Общее  количество  лексем  с  функционально-ролевым  значением  значительно  превышает  количество  лексем,  указывающих  на  эмоциональные  отношения.

Анализируя  содержание  глаголов,  мы  разделили  их  на  две  группы:  указывающие  на  собственное  действие  ребенка  и  отражающие  чье-либо  повелительное  высказывание.  Повелительных  высказываний  оказалось  на  18%  больше,  чем  глаголов,  отражающих  собственное  действие.  Повеления  оказались  однотипными:  «Иди  кушать»,  «Иди  спать»,  «Пора  вставать».  Лишь  одна  респондентка  указала  на  обращение,  побуждающее  к  мыслительной  деятельности  ребенка:  «Как  ты  думаешь?»  Содержание  собственных  действий  отражает  в  основном  протест  детей  каким-либо  обстоятельствам  или  требованиям:  «Не  хочу  идти  в  детский  сад»,  «Не  хочу»,  «Дай».

Традиционное  построение  сочинений  о  семье: 

·     определение  чувств  по  отношению  к  членам  семьи  (этот  фрагмент  занимает  примерно  одну  десятую  часть  общего  текста:  20—30  слов  из  200—300  в  среднем):

·     рассказ  о  профессиональных  и  деловых  качествах,  умениях,  связанных  с  функциями  в  семье  (этот  фрагмент  занимает  в  среднем  от  80  до  120  слов).

То  есть  функционально-ролевой  компонент  представлен  значительно  большим  объемом  в  содержании  высказываний. 

Таким  образом,  можно  предположить  доминанту  функционально-ролевого  отношения  студентов  к  членам  семьи,  что  свидетельствует  о  стереотипности  этих  представлений.  Анализ  содержания  сочинений  и  высказываний  показал,  что  испытуемые  не  воспринимают  или  слабо  воспринимают  членов  своей  семьи  индивидуальностями,  личностями,  но  принимают  это  как  должное.  В  пространстве  семьи  большинство  студентов  не  ощущают  себя  свободными.  Как  правило,  свобода  представляется  в  высказываниях  как  состояние  вне  семьи.  Эта  позиция  обозначена  в  43  высказываниях  (21,5  %),  28  из  них  принадлежат  мужчинам  (всего  в  исследуемой  группе  33  студента  мужского  пола,  то  есть  84,8  %  мужчин  признают  семью  как  поле  ограничения  свободы).  То  есть  содержание  высказываний  студентов  свидетельствует  о  наличии  противоречия  в  отношениях  к  семье.  Это  противоречие  между  чувством  привязанности,  эмоциональной  близостью  с  членами  семьи  и  потребностью  в  свободе,  самостоятельности,  автономности,  которые  семья  мешает  удовлетворить  [1,  с.  65].  Дискомфорт  от  подобного  противоречия  проявляется  косвенно.  Во-первых,  в  явном  желании  жить  отдельно.  В  анкете  на  вопрос  «Хотели  бы  вы  жить  отдельно  от  ваших  родителей?»  167  человек  (ответили  утвердительно,  11  —  «хотели  бы,  но  это  пока  невозможно»,  13  —  «не  знаю»  и  лишь  9  ответили  отрицательно).  Во-вторых,  в  нежелании  строить  свои  семейные  истории  на  основе  опыта  родительских  семей.  На  вопрос  анкеты  «Хотели  бы  вы,  чтобы  ваша  собственная  семья  была  похожа  на  родительскую?»  утвердительно  ответили  39  (19,5  %)  студентов. 

Более  отчетливо  проблематика  отношений  с  членами  семьи  проявляется  в  индивидуальной  работе  со  студентами,  которая  ведется  в  рамках  изучения  предмета  психологии  семьи.  За  период  исследования  за  индивидуальными  консультациями  обратились  167  человек,  из  них  45  студентов  из  группы  испытуемых  (22,5  %).  Все  клиентские  истории  содержат  доказательства  значительных  нарушений  семейных  коммуникаций.  Между  тем  сочинения  клиентов  в  основном  положительно  оценивают  их  семьи.  Налицо  тенденция  закрытости  семейного  пространства  от  постороннего  вмешательства,  в  результате  члены  проблемной  семьи  создают  для  себя  нереалистическую  картину  семьи  и  сами  страдают  от  противоречия  между  желаемыми  семейными  отношениями  и  реальными.  В  результате  постепенно  происходит  дистанцирование  личности  от  семейной  проблемы  (уход)  или  проявляется  скрытая  агрессия  в  семейных  отношениях.

Выявленные  факты  не  дают  возможности  делать  глубокие  и  окончательные  выводы,  но  позволяют  проследить  некоторые  закономерности  проблемы  восприятия  личностью  своей  семьи.  При  общем  положительном  эмоциональном  отношении  к  семье  и  ее  возможностям  в  восприятии  семьи  людьми  юношеского  возраста  доминирует  функционально-ролевой  компонент,  что  формализирует  отношения,  разобщает  членов  семьи,  не  дает  возможность  ощутить  «общность  судьбы»,  прийти  к  интеграции  семьи  [3].  Данные  выводы  дают  возможность  поставить  одну  из  сложных  задач  перед  системой  подготовки  специалиста  по  работе  с  семьей  —  воспитание  ценностного  отношения  к  категории  автономности  и  свободы  личности  в  семейном  пространстве,  развитие  потребности  в  свободно-ответственных,  а  не  функционально-ответственных  отношениях  внутри  семьи.

 

Cписок  литературы:

  1. Левкова  Т.В.  Суверенность  психологического  пространства  как  основа  психологического  здоровья  личности  //  Вестник  ДВГСГА.  Биробиджан:  Изд-во  ФГБОУ  ВПО  «ДВГСГУ»,  —  2010.  —  №  1—2.  —  С.  63—67.
  2. Македон  Т.А.  Отношение  к  семье  в  юношеском  возрасте  как  показатель  психологического  здоровья  //  Психологическое  здоровье  и  образование  личности  —  сборник  статей.  Биробиджан,  Изд-во  ГОУВПО  «ДВГСГА»,  2011.  —  С.  67—71.
  3. Морозова  Е.А.  Психология  семейной  ментальности  у  молодежи:  Автореферат  дис.  ...  доктора  психологических  наук:  /  Морозова  Елена  Анатольевна;  СПб.,  2011.  —  47  с.:  ил.  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  http://www.dslib.net/soc-psixologia/psihologija-semejnoj-mentalnosti-u-molodezhi.html(дата  обращения  17.10.2014).
  4. Сатир  В.  Психотерапия  семьи.  СПб.:  Речь,  2000.  —  320  с.
  5. Терехина  С.А.  Образы  родительской  и  будущей  семьи  у  девочек-подростков  с  делинквентным  поведением:  Диссертация  ...  кандидата  психологических  наук:  М.,  2006.  —  196  с.:  ил.  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  http://www.dslib.net/psixologia-razvitja/obrazy-roditelskoj-i-buduwej-semi-u-devochek-podrostkov-s-delinkventnym.html  (дата  обращения  19.10.2014).
  6. Эйдемиллер  Э.Г.,  Юстицкис  В.В.  Психология  и  психотерапия  семьи.  СПб.:  Питер,  2001.  —  656  с.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий