Статья опубликована в рамках: XLVI Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 12 ноября 2014 г.)

Наука: Психология

Секция: Гендерная психология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Хащенко Е.П., Уварова Е.В. ХАРАКТЕРИСТИКА ГЕНДЕРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ И ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНОГО СТАТУСА У ДЕВОЧЕК-ПОДРОСТКОВ С РАССТРОЙСТВАМИ МЕНСТРУАЦИЙ // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. XLVI междунар. науч.-практ. конф. № 11(46). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ХАРАКТЕРИСТИКА  ГЕНДЕРНОЙ  ИДЕНТИЧНОСТИ  И  ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНОГО  СТАТУСА  У  ДЕВОЧЕК-ПОДРОСТКОВ  С  РАССТРОЙСТВАМИ  МЕНСТРУАЦИЙ

Хащенко  Елена  Петровна

аспирант,  Федеральное  государственное  бюджетное  учреждение  «Научный  центр  акушерства,  гинекологии  и  перинатологии  им.  акад.  В.И.  Кулакова»  Министерства  здравоохранения  Российской  Федерации,  РФ,  г.  Москва

E-mail: 

Баранова  Анна  Виктовна

канд.  псих.  наук,  менеджер  по  персоналу  ООО  «Внедренческий  центр»,  РФ,  г.  Москва

E-mail: 

Уварова  Елена  Витальевна

д-р  мед.  наук,  профессор,  заведующий  отделением,  Федеральное  государственное  бюджетное  учреждение  «Научный  центр  акушерства,  гинекологии  и  перинатологии  им.  акад.  В.И.  Кулакова»  Министерства  здравоохранения  Российской  Федерации,  РФ,  г.  Москва

E-mail: 

 

CHARACTERISTIC  OF  GENDER  IDENTITY  АND  PSYCHOEMOTIONAL  STATUS  OF  ADOLESCENT  GIRLS  WITH  DISORDERS  OF  MENSTRUATION

Khaschenko  Elena

postgraduate  student,  Federal  State  Institution  "The  Kulakov  Research  Center  for  Obstetrics,  Gynecology  and  Perinatology"  Ministry  of  Health  of  the  Russian  Federation,  Russia,  Moscow

Anna  Baranova

candidate  of  psychological  sciences,  personnel  manager  LLC  "Innovative  Center",  Russia,  Moscow

Uvarova  Elena

doctor  of  Medical  Science,  Professor,  Head  of  2-gynecological  Department  Federal  State  Institution  "The  Kulakov  Research  Center  for  Obstetrics,  Gynecology  and  Perinatology"  Ministry  of  Health  of  the  Russian  Federation,  Russia,  Moscow

 

Исследование  выполнено  при  финансовой  поддержке  РГНФ,  проект  «Структура  гендерной  идентичности  подростков  с  репродуктивными  нарушениями»  №  13-36-01269а2

 

АННОТАЦИЯ

Расстройства  развития  и  созревания  репродуктивной  системы  в  подростковом  возрасте,  обусловливающие  гормональный  дисбаланс  и  нарушение  ритма  менструаций,  могут  приводить  к  отклонениям  становления  гендерной  идентичности  и  депрессивным  расстройствам.  В  данное  исследование  вошли  40  пациенток  с  нарушениями  менструального  цикла  в  возрасте  15—17  лет.  Наряду  со  стандартным  клинико-лабораторным  и  инструментальным  обследованием  у  девушек  изучены  структура  жалоб  невротического  и  вегетативного  характера,  выраженность  депрессивных  расстройств  и  оценены  показатели  гендерной  идентичности.

ABSTRACT

Abnormalities  of  development  and  maturation  of  the  reproductive  system  in  adolescence,  resulting  in  hormonal  imbalance  and  irregular  menstrual  cycles,  can  lead  to  the  formation  of  gender  identity  and  depressive  disorders.  The  40  patients  with  irregular  menstrual  cycle  at  the  age  of  15—17  years  were  included  in  the  research.  Along  with  standard  clinical,  laboratory  and  instrumental  examination  of  the  girls,  the  analysis  of  the  structure  of  neurotic  complaints  and  vegetative  nature  was  performed,  the  gender  identity  psychophysiological  complaints,  depression  symptoms  were  evaluated.

 

Ключевые  слова:   расстройства  менструаций;  девочки-подростки;  гендерная  идентичность;  маскулинность;  фемининность;  психологический  портрет;  депрессивные  расстройства.

Keywords:  disorders  of  menstruation;  adolescent  girls;  gender  identity;  masculinity;  femininity;  psychological  portrait;  depressive  disorder.

 

Расстройства  гинекологического  здоровья,  способные  оказать  отрицательное  влияние  на  реализацию  репродуктивного  потенциала,  в  России  и  в  мире  отмечаются  у  50—75  %  современных  девочек-подростков.  Для  подросткового  возраста  наиболее  характерно  нарушение  ритма  менструаций  по  типу  редких  менструаций  с  тенденцией  к  их  прекращению,  а  также  нарушения  по  типу  маточных  кровотечений  пубертатного  периода,  в  том  числе  на  фоне  формирования  синдрома  поликистозных  яичников.  С  данными  патологиями  сталкиваются  гинекологи  всего  мира  в  своей  практике,  эти  же  нарушения  являются  наиболее  частой  причиной  не  только  эндокринного  бесплодия  в  будущем,  но  и  нарушения  обмена  веществ,  развития  сахарного  диабета  2-ого  типа  и  риска  инфаркта  миокарда  в  дальнейшем. 

Подростковый  возраст  сам  по  себе  является  кризисным  периодом,  в  котором  происходит  перестройка  основных  систем  организма  при  напряжении  всех  процессов  адаптации.  Наличие  соматической  патологии  или  заболеваний  гинекологической  сферы,  при  которых  идет  сбой  гормонального  гомеостаза,  влияет  на  эмоциональный  статус  и  когнитивные  функции  [9;  10].

В  серии  исследований  отечественных  и  зарубежных  авторов  получены  доказательства  о  влиянии  половых  стероидов  на  центральную  нервную  систему,  об  их  участии  в  контроле  не  только  репродуктивной  функции  и  сексуального  поведения,  но  и  модулировании  процессов  формирования  нейропсихологических  реакций,  нейропротективного,  нейротрофического  действия,  влияния  на  когнитивные  функции  и  настроение  [3;  7;  9;  11].  На  нынешний  момент  известно,  что  женские  и  мужские  половые  гормоны  задействованы  в  развитии  и  созревании  центральной  нервной  системы,  половой  дифференцировке  головного  мозга  [6].  При  гормональном  дисбалансе,  характерном  для  подросткового  периода,  особенно  при  его  усугублении  на  фоне  гинекологической  патологии,  снижается  устойчивость  к  стрессовым  воздействиям,  создаются  условия  к  развитию  разнообразных  психических  расстройств  и  депрессии,  нарушению  социального  функционирования,  что  показано  для  целого  ряда  состояний,  таких  как  стойкое  отсутствие  менструаций  или  редкие  менструации,  эндометриоз,  воспалительные  рецидивирующие  гинекологические  заболевания,  маточные  кровотечения,  предменструальный  синдром  [1;  2;  8].

Актуальность  предлагаемого  исследования  с  одной  стороны,  обусловлена  значительным  увеличением  за  последние  годы  частоты  гинекологической  патологии  среди  подростков,  а  с  другой  —  их  тяжелыми  социально-демографическими  последствиями,  выражающимися  в  снижении  репродуктивной  функции  молодежи,  возникновении  тревожных  и  депрессивных  расстройств  у  этой  категории  девочек,  что  создает  трудности  в  семьеи  в  процессе  школьного  обучения,  приводит  к  социальной  дезадаптации  подростков  [8].

Проведено  обследование  40  девочек  с  расстройствами  менструаций  в  возрасте  15—18  лет  (средний  возраст  16,2±0,9).  Было  проведено  комплексное  клинико-лабораторное  обследование  девочек  для  уточнения  диагноза  и  подбора  адекватной  коррекции  ритма  и  характера  менструаций  и  дальнейшего  ведения  пациенток.  Кроме  того  была  проведена  оценка  гендерной  идентичности  девочек  с  использованием  модификации  опросника  Бэма  по  изучению  фемининности-маскулинности  (BSRI),  оценка  депрессивных  симптомов  была  произведена  с  помощью  шкалы  депрессии  Бека. 

Показаниями  к  включению  девочек  в  исследование  было  совпадение  дебюта  заболевания  с  началом  периода  полового  созревания;  наличие  нейроэндокринных  и  нейротрофических  нарушений,  отражающих  дисфункцию  гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой  и  гипоталамо-гипофизарно-гонадной  систем  при  отсутствии  других  эндокринных,  соматических  и  инфекционных  заболеваний.

По  результатам  обследования  выявлено,  что  наиболее  часто  обследованные  девочки-подростки  имели  жалобы  на  нарушения  ритма  менструаций  вскоре  после  менархе  (73,3  %).  Жалобы  на  постоянные  задержки  менструаций  более  чем  на  90  дней  (олигоменорея)  предъявили  53,3  %  обследованных,  на  отсутствие  менструаций  6  месяцев  и  более  (вторичная  аменорея)  —  40,0  %  девочек-подростков.  Девочки  с  олигоменореей  кроме  того  жаловались  на  маточные  кровотечения  (16,7  %).  Регулярные  менструации  в  момент  обследования  имели  всего  6,7  %  обследованных  девочек  (рис.  1).

 

Рисунок  1.  Характеристика  менструального  цикла  у  девочек-подростков

 

Одной  из  самых  распространенных  жалоб  пациенток  была  неудовлетворенность  своим  внешним  видом  по  причине  повышенного  роста  волос  на  теле,  в  том  числе  в  нетипичных  для  женщин  местах:  по  верхнему  краю  губы,  подбородку,  вокруг  сосков,  по  средней  линии  живота,  на  внутренней  поверхности  бедер  (80,0  %),  повышенную  сальность  кожи  и  наличие  угревых  высыпаний  на  лице,  коже  спины,  груди  (56,7  %),трофические  изменения  кожи  в  виде  полос  растяжения  белого  и  багрового  цвета  в  области  молочных  желез,  на  животе,  бедрах  и  пояснице  (26,7  %)  (рис.  2).  Девочки  были  обеспокоены  тем,  что  «плохо  выглядят»  и  поэтому  «не  смогут  понравиться».  Потерю  привлекательности  девочки  связывали  с  расстройствами  менструаций,  поэтому  считали,  что  сохранение  заболевания  может  заострить  эмоциональные  переживания,  развить  комплекс  неполноценности  и  даже  вызвать  депрессию.

 

Рисунок  2.  Структура  основных  жалоб  пациенток

 

Структура  невротических  и  вегетативных  жалоб  у  обследованных  нами  подростков  была  представлена  жалобами  на  утомляемость  и  слабость  (40,0  %),  эмоциональную  нестабильность,  неуверенность  в  себе,  в  своих  силах  (33,6  %),  упорные  головные  боли  (33,3  %),  расстройства  сна  (30,0  %),  снижение  аппетита  (23,3  %),  высокую  тревожность,  конфликтность,  тошноту  и  рвоту  при  эмоциональной  нагрузке  (13,3  %),  повышенную  чувствительность  к  стрессовым  воздействиям,  головокружения  и  обмороки  (6,7  %).  Как  известно,  представленные  жалобы  могут  препятствовать  социальной  адаптации  подростков,  обусловливают  трудности  в  учебе,  межличностных  отношениях,  ограничивают  физическую  и  психическую  активность  подростков.  Эти  состояния  могут  усилиться  на  фоне  активного  напряжения  систем  адаптации,  обусловленных  интенсивными  учебными  нагрузками  в  последних  классах  школы,  выпускными  и  вступительными  экзаменами,  занятиями  на  первых  курсах  института,  что,  естественно,  может  привести  к  перенапряжению  функциональных  систем  и  психической  сферы,  снижению  способности  к  регуляции  и  адаптации.

При  анализе  структуры  гендерной  идентичности  с  помощью  опросника  полоролевых  отношений  Бема  в  подавляющем  большинстве  случаев  у  обследованных  девочек  наблюдалась  непротиворечивость  первичной  гендерной  идентификации.  Для  61,5  %  девочек  был  характерен  фемининный  психологический  пол,  в  том  числе  34,6  %  девушкам  была  свойственна  ярко  выраженная  фемининность,  лишь  у  3,8  %  пациенток  обнаружены  андрогинные  признаки,  более  характерные  для  мужского  психологического  пола  (рис.  3). 

 

Рисунок  3.  Структура  гендерной  идентичности  девочек-подростков  с  нарушениями  ритма  менструаций

 

Вместе  с  тем,  показывая  фемининную  гендерную  идентичность,  60,0  %  подростков  считали  себя  «непривлекательными»,  больше  половины  опрошенных  девочек  (53,3  %)  не  считали  себя  «женственными»  и  43,3  %  пациенток  указывали,  что  они  «нежизнерадостные».  При  анализе  корреляций  между  указанными  характеристиками,  была  выявлена  положительная  корреляционная  связь  между  показателями  «женственный»  и  «привлекательный»  (коэффициент  ранговой  корреляции  Спирмена  r=  0,60;  р<  0,05).  Показано,  что  для  девочек  потеря  характеристики  «женственность»,  а  это  было  выявлено  для  большинства  девочек-подростков  с  нарушениями  менструального  цикла,  ассоциировалась  со  снижением  собственной  «привлекательности».  Была  показана  положительная  корреляционная  связь  между  видом  расстройства  менструаций  и  показателем  удовлетворенности  своим  телом  (r=0,41;  p<0,05),  у  девочек  с  редкими,  но  самостоятельными  менструациями  этот  показатель  составил  52,9  %,  а  у  пациенток  с  вторичной  аменореей  был  в  3  раза  ниже  (16,7  %).

При  анализе  симптомов  депрессии  с  использованием  шкалы  депрессии  Бека  у  60,0  %  девочек  с  расстройствами  менструаций  психологический  портрет  соответствовал  возрасту,  но  у  40,0  %  пациенток  были  выявлены  признаки  легкой  (30,0  %),  умеренной  (3,3  %)  и  даже  выраженной  (6,7  %)  депрессии  (рис.  4).

 

Рисунок  4.  Показатели  депрессивных  расстройств  девочек-подростков  с  нарушениями  ритма  менструаций

 

Была  показана  положительная  корреляционная  связь  между  наличием  депрессивного  расстройства  разной  степени  выраженности  и  неудовлетворенностью  девочки  своим  внешним  видом  (коэффициент  ранговой  корреляции  Спирмена  r=0,46;  p<0,05).  Также  была  выявлена  слабая  положительная  корреляционная  связь  между  показателями  выраженности  депрессивного  расстройства  и  вида  нарушения  менструального  цикла  (коэффициент  корреляции  Кендалла  r=0,28;  p<0,05),  для  пациенток  с  отсутствием  менструации  депрессивные  расстройства  были  более  характерны  (50,0  %),  чем  для  девочек  с  редкими  самостоятельными  менструациями  или  при  регулярном  цикле  (37,5  %).

Наши  результаты  согласуются  с  работами  ряда  авторов,  которые  показали,  что  для  пациенток  с  расстройствами  менструаций  характерными  чертами  является  повышенная  тревожность,  неуверенность  в  своих  силах,  беспокойство  по  поводу  возможных  неудач,  склонность  в  колебаниях  настроения,  импульсивность  поведения  [4;  5].  Выявленные  факторы,  особенно  на  фоне  эмоциональной  напряженности,  могут  приводить  к  чувству  собственной  неполноценности  и  невротизации  подростков  и  еще  больше  усугублять  течение  заболевания.Определенные  особенности  гендерной  идентичности  и  наличие  депрессивных  расстройств  являются  взаимодополняющими  факторами  уязвимости  девочек-подростков  с  гинекологическими  нарушениями  и  могут  приводить  к  отклонениям  в  развитии  личности  подростков,  предрасполагать  их  к  социальной  дезадаптации,  на  что  следует  обращать  внимание  при  ведении  таких  пациенток.

 

Список  литературы :

1.Aquino  C.I.,  Nori  S.L.  Complementary  therapy  in  polycystic  ovary  syndrome  //  Transl  Med  UniSa.  —  2014.  —  V.  24,  —  №  9.  —  P.  56—65. 

2.Barry  J.A.,  Kuczmierczyk  A.R.,  Hardiman  P.J.  Anxiety  and  depression  in  polycystic  ovary  syndrome:  a  systematic  review  and  meta-analysis//  Hum  Reprod.  —  2011.  —  V.  26,  —  №  9.  —  P.  2442-51. 

3.De  Nicola  A.F.,  Gonzalez  S.L.,  Labombarda  F.,  Deniselle  M.C.,  Garay  L.,  Guennoun  R.,  Schumacher  M.  Progesterone  treatment  of  spinal  cord  injury:  effects  on  receptors,  neurotrophins,  and  myelination  //  J  Mol  Neurosci.  —  2006.  —  V.  28.  —  P.  3—15. 

4.Farrell  K.,  Antoni  M.  Insulin  Resistance,  Obesity,  Inflammation,  and  Depression  in  Polycystic  Ovary  Syndrome:  Biobehavioral  Mechanisms  and  Interventions  //  FertilSteril.  —  2010.  —  V.  94,  —  №  5.  —  P.  1565—1574. 

5.Hung  J.H.,  Hu  L.Y.,  Tsai  S.J.,  Yang  A.C.,  Huang  M.W.,  Chen  P.M.,  Wang  S.L.,  Lu  T.,  Shen  C.C.  Risk  of  psychiatric  disorders  following  polycystic  ovary  syndrome:  a  nationwide  population-based  cohort  study  //  PLoS  One.  —  2014.  —  V.  9,  —  №  5.  :e97041.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URLhttp://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24816764  дата  обращения  12.11.2014.

6.Mani  S.  Progestin  receptor  subtypes  in  the  brain:  the  known  and  the  unknown//Endocrinology.  —  2008.  —  V.  149,  —  №  6.  —  P.  2750—2756. 

7.Menstrual  cycle  phase  modulates  emotional  conflict  processing  in  women  with  and  without  premenstrual  syndrome  (PMS)  —  a  pilot  study/J.  Hoyer,  I.  Burmann,  ML.  Kieseler,  F.  Vollrath  [et  al.]  //  PLoS  One.  —  2013.  —  V.  24,  —  V.  8,  —  №  4.  —  P.  1—20. 

8.Nakatsuka  M.  Puberty-delaying  hormone  therapy  in  adolescents  with  gender  identity  disorder  //  Seishin  Shinkeigaku  Zasshi.  —  2013.  —  V.  115,  —  №  3.  —  P.  316—322. 

9.Sacher  J.,  Okon-Singer  H.,  Villringer  A.  Evidence  from  neuroimaging  for  the  role  of  the  menstrual  cycle  in  the  interplay  of  emotion  and  cognition  //  Front  Hum  Neurosci.  —  2013.  —  V.  24.  —  №  7.  —  P.  374—381. 

10.Sakaki  M.,  Mather  M.  How  reward  and  emotional  stimuli  induce  different  reactions  across  the  menstrual  cycle  //  Soc  Personal  Psychol  Compass.  —  2012.  —  V.  6,  —  №  1.  —  P.  1—17. 

11.Schumacher  M.,  Guennoun  R.,  Ghoumari  A.,  Massaad  C.,  Robert  F.,  El-Etr  M.,  Akwa  Y.,  Rajkowski  K.,  Baulieu  E.E.  Novel  perspectives  for  progesterone  in  hormone  replacement  therapy,  with  special  reference  to  the  nervous  system  //  Endocr  Rev.  —  2007.  —  V.  28,  —  №  4.  —  P.  387—439. 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий