Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XII Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 25 января 2012 г.)

Наука: Психология

Секция: Общая психология и психология личности

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Александрова О.Г. ПСИХОСЕМАНТИЧЕСКИЙ ПОДХОД В ИССЛЕДОВАНИИ СЕМАНТИЧЕСКИХ ПРОСТРАНСТВ НЕКОТОРЫХ ОРНАМЕНТАЛЬНЫХ СИМВОЛОВ // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. XII междунар. науч.-практ. конф. Часть II. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПСИХОСЕМАНТИЧЕСКИЙ ПОДХОД В ИССЛЕДОВАНИИ СЕМАНТИЧЕСКИХ ПРОСТРАНСТВ НЕКОТОРЫХ ОРНАМЕНТАЛЬНЫХ СИМВОЛОВ

Александрова Ольга Григорьевна

канд. пед. наук, доцент ХГУ, г. Х ерсон, Украина

E-mail: msfuria@rambler.ru

 

Материальная культура каждой нации привлекает к себе пристальное внимание исследователей разных направлений. Это материал для историков, этнографов, философов, фольклористов, художников, филологов, психологов, в котором хранятся мировоззренческие представления наций и народов. Украинский орнамент является наиболее стойким произведением народного искусства, которое сохранило черты архаичной языческой культуры, и перенесло ее для потомков. Исследование вопроса о семантических пространствах и их построении в сознании современного человека имеет важное значение для понимания психической природы орнаментальных изображений, которая может быть использована в психодиагностической, консультативной и воспитательной практике.

На сегодняшний день орнаментальная символика достаточно широко изучена в трудах этнографов, искусствоведов, художников, философов, историков (М. Селивачев, А. Найден, Г. Павлуцкий, Д. Антонович, Н. Костомаров, В. Любченко, А. Байбурин, В. Щербаковский М. Станкевич, А. Кульчицкая, Р. Захарчук-Чугай, Н. Дмитренко и другие); но, по нашему мнению, недостаточно освещен этот вопрос с точки зрения психологической науки.

В психологической и другой литературе широко обсуждается тема символики мифа и его психосемантические особенности (в частности, в психоаналитическом подходе). Этот вопрос изучали Е. Артемьева, В. Петренко, А. Шмелев К. Г. Юнг, Э. Эдингер, Л. Леви-Брюль, А. Лобок, В. Пропп, А. Потебня, и другие. Однако, до сих пор мало изученным остается вопрос о психосемантике украинского народного орнамента.

Научные труды, которые посвящены исследованию психосемантических пространств определенных абстрактных изображений (Е. Артемьева и ее ученики), освещают особенности восприятия неизвестных объектов, которые не имеют определенного смысла [1]. В нашей работе нас интересуют семантические пространства, которые образуются в сознании человека при восприятии символического изображения, которое имеет архетипическую природу, полисемантический характер и определенную графическую форму. Такой аспект психосемантического исследования есть новым для украинской психологической науки.

Цель нашего исследования — обнаружить понятийно-смысловую структуру отдельных мотивов украинского орнамента.

Гипотеза: если мотивы орнаментов являются проекцией коллективного бессознательного, то независимо от уровня знаний о культуре своей нации, индивидуальные смыслы, которые присваиваются отдельным мотивам, должны совпадать с коллективными смыслами, которые описаны этнографами.

Характеристика выборки. В эксперименте участвовали 252 человека (из них: 207 женщин, и 45 мужчин) в возрасте от 18 до 47 лет, студенты 1—3 курсов дневного и заочного отделений Херсонского государственного университета, городские и сельские жители.

Процедуру эксперимента проходила в три этапа. Первый этап включал ассоциативный эксперимент - испытанным было предложено 14 орнаментальных мотивов [4], 8 цветов (были использованы цвета теста Люшера) [5] и 25 абстрактных понятий (сила, радость, дружба, вселенная, известие, вечность, величие, доброта, плодородие и т. д.). Необходимо: к каждому орнаментальному мотиву подобрать наиболее соответствующее понятие и цвет, который с ним ассоциируются. Полученные данные суммировались по каждой паре «мотив» — «понятие» и «мотив» — «цвет» для всех испытуемых (на их основе созданный массив первичных данных).

На втором этапе данные были обработаны с помощью факторного анализа (использовали стандартный пакета программ STATISTICA 5.0., метод главных компонент, вращение осей Varimax). Было выделено 10 значимых факторов, которые исчерпывают 79,5 % общей дисперсии. Все факторы униполярные.

Третий этап включал интерпретацию результатов. Мы анализировали три группы стимулов (изображение, абстрактные понятия и цвета), с целью выявления взаимосвязей между ними. В результате в отдельные факторы вошли или определенные изображения, или понятия и цвета (факторная нагрузка >0,5000). Приведем короткое описание отмеченных факторов (проранжировано по величине удельного веса).

Первый фактор имеет удельный вес 6,2 и суммарную дисперсию 12 %. Этот фактор включает понятие радость, жизнь, дружба, доброта, преданность, известие, жизнерадостность и цвета желтый и серый. Это значит, что более активное использование этих понятий в ассоциативном эксперименте связано с большим использованием указанных цветов. Наверное, существуют орнаментальные мотивы, которые связывают между собой указанные понятия и цвета. Мы приходим к такому выводу потому, что в ассоциативном эксперименте участвовали мотив—понятие и мотив—цвет, а комбинация понятие-цвет совсем новая. При этом мы сталкиваемся с семантическим пространством отдельно взятых цветов и эмоциональным оттенком каждого отдельного понятия. Так в рамках этого фактора сочетают основной (желтый) и дополнительный (серый) цвета, которые имеют в определенной степени противоположный эмоциональный оттенок. Поэтому сложно выделить, какие понятия связаны с определенным цветом.

Второй фактор имеет удельный вес 5,6 и объясняет 11 % общей дисперсии. Этот фактор включает 4 изображения (2 мотива «цветок», «крест», «змейка»). В рамках этого фактора сочетают изображения абстрактного характера, значения которых могут быть разными, не всегда синонимическими. Именно такие символы могут быть полисемантическими, потому что кроме конкретного названия фигуры, могут возникать разные ассоциации.

Третий фактор, удельный вес которого 5, а процент исчерпывающей дисперсии 10, включает понятие вселенная, единение, праздник, гармония, творчество и красный цвет. В восприятии испытуемых красный цвет, который связан с определенными мотивами (например, цветок 1), опосредствовано оказывается также связанным с указанными понятиями. Таким образом, энергия и активность, которую символизирует красный цвет, связывается у испытуемых с понятиями вселенная, единение, праздник, гармония, творчество.

Четвертый фактор имеет удельный вес 4 и объясняет 8 % общей дисперсии. Этот фактор включает понятие движение, переменчивость, стремление и синий цвет. Синий цвет, который символизирует тенденцию к снижению внешней защиты, эмоционального комфорта спокойствию не может ассоциироваться с противоположными понятиями, потому такая комбинация стимулов может быть объяснена тем, что указанные понятия и цвет, могут быть отнесены к характеристикам воды.

Пятый фактор имеет удельный вес 3,97 и объяснительную дисперсию 8 %. Этот фактор включает пять орнаментальных изображений, которые объединены растительным происхождением (мотивы «ветка», «трилистник», «листочек», «дубовые листья» и мотив «крест», который стилизован и напоминает растительный объект). Таким образом, мы имеем дело с конкретными изображениями, которые имеют понятийно достаточно похожие значения и наличествует растительный прообраз.

Шестой фактор имеет удельный вес 3,57 и объясняет 7 % общей дисперсии. В этот фактор входят понятия известие, устойчивость, вечность, спокойствие и черный цвет. По словам исследуемых, черный цвет, который ассоциируется с одной стороны со скорбью и трауром, с другой стороны — с устойчивость, вечностью, определенной неизменностью и неизбежностью, что и отображается в определенных понятиях.

Седьмой фактор имеет удельный вес 3,3 и объясняет 6,5 % общей дисперсии и включает понятия сила, труд, величие и коричневый цвет. Мы видим семантическую связь между понятиями сила, труд и величие (традиционно в украинской культуре существовал культ труда, и славилось трудолюбие), а также их объединяет земледельческий коричневый цвет. Кроме того коричневый цвет трактуется как потребность в снижении тревоги, стремления к комфорту, что также в верованиях украинцев связано с землей (основной архетип Большой матери — Земля).

Восьмой фактор, удельный вес которого 3,19, а дисперсия 6 %, включает понятие жизни, развитие, плодородие, возобновление и зеленый цвет. Этот фактор объединяет понятия, которые могут быть отнесены к растительному миру, как и зеленый цвет, который в свою очередь также доминирует среди растений и символизирует развитие и качественные изменения.

Девятый фактор имеет удельный вес 2,87 и объясняет 6 % общей дисперсии. Этот фактор объединяет понятия богатство, плодородие и фиолетовый цвет. Такой результат может быть объяснен ассоциацией этих понятий и цвета с изображением винограда, которое еще с античных времен было символом женской фертильности и, по мнению ученых (Самохвалов, Керлот, Купер), напоминает строение женских репродуктивных органов.

Последний десятый фактор имеет удельный вес 2,55 и объясняет 5 % общей дисперсии. Этот фактор объединяет 4 орнаментальных изображения, которые отображают земледельческую тематику: ромбический мотив, решетка, грабельки, конь; что сочетаются не по графике, а за семантике. Среди них 2 конкретных изображение и 2 абстрактных, что связывается похожим значением.

Три из выделенных факторов имеют в своем составе только изображение — это второй, пятый и десятый. При этом в эти факторы вошло 12 изображений (мотивы «птица» и «виноград» не входят в ни один из определенных факторов, имея достаточно своеобразное графическое и семантическое определение). Мотив «крест» входит одновременно в два фактора — второй и пятый, по той причине что имеет стилизацию, которая напоминает цветок. Цвета и понятия вошли в упомянутые факторы в полном объеме.

Таким образом, мы обнаружили связь между абстрактными понятиями и цветами. Определенные цвета ассоциируются у испытуемых с определенными понятиями. То есть мы можем говорить о семантических пространствах цветов, которые составлены абстрактными понятиями, и эмоциональном компоненте определенных понятий. Каждый цвет имеет свое значение, которое можно сопоставить с абстрактными понятиями. Выходя из предположения, что цвет имеет самостоятельную семантику в сознании человека, мы можем проанализировать совпадение полученных результатов (сочетание цветов и абстрактных понятий в рамках определенных факторов) с литературными данными [2, 4].

Полученные результаты достаточно убедительно объясняют традиционный символизм каждого цвета, который свидетельствует об определеном архетипическом происхождение понимания цветов как символов. Объединяет цвета с символами еще и то, что каждый цвет имеет полисемантическое значение (например, черный цвет — земледелие и скорбь).

Как видим, в этнографии описанные конкретные ассоциации с определенным цветом. В нашем же эксперименте мы получили абстрактные понятия, которые объясняют более глубокую семантику цветов, но эти понятия, на наш взгляд, связанны между собой и раскрывают смысловые оттенки более детально.

 

Список литературы:

1.        Артемьева Е.Ю. Основы психологии субъективной семантики. / Под редакцией Ханиной.  М., 1999.-  350 с.

2.        Гурська А. Граматика орнаменту. // Мистецтво і освіта,  - 1999, - № 1, с. 9-12

3.        Петренко В.Ф. Основы психосемантики.  М., 1997.

4.        Селівачов М.Р. Українська народна орнаментика ХІХ – ХХ ст. (іконографія, номінація, стилістика, типологія)  Дис. на здобуття наукового ступеня доктора мистецтвознавства.  К., 1995.

5.        Собчик Л.Н. Метод цветовых выборов. Модифицированный цветовой тест Люшера. / Методическое руководство.  М., 1990.- 87 с.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом