Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: VII Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 01 августа 2011 г.)

Наука: Психология

Секция: Общая психология и психология личности

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II, Сборник статей конференции часть III

Библиографическое описание:
Фалеев А.В. САМОСОЗНАНИЕ И ЕГО ДЕТЕРМИНАНТЫ // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. VII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2011.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

САМОСОЗНАНИЕ  И  ЕГО  ДЕТЕРМИНАНТЫ

Фалеев  Алексей  Валентинович

к.  т.  н.,  соискатель  НГПУ,  г.  Новосибирск

E-mail: 

 

Проблема  самосознания  имеет  многовековую  историю  развития  и  вместе  с  тем  на  современном  этапе  развития  психологической  науки  не  утратила  своей  актуальности  и  является  до  конца  не  решенной.  Разработкой  данной  проблемы  занимались  такие  известные  психологи,  как  Дж.  Милль,  В.  Вундт,  М.  Джемс,  З.  Фрейд,  К.Г.  Юнг,  К.  Роджерс,  А.Н.  Леонтьев,  С.Л.  Рубинштейн,  И.С.  Кон,  В.В.  Столин,  А.А.  Налчаджян  и  др.  Каждый  из  этих  авторов  предлагал  свой  подход  к  решению  проблемы  самосознания.

Обращаясь  к  проблеме  исследований  самосознания  в  области  психологии,  можно  выделить  несколько  наиболее  важных  линий:  феноменология  самосознания  и  его  детерминанты.

Специфика  определения  феноменологии  самосознания  всецело  зависит  от  философских  позиций  тех  концепций,  в  рамках  которых  оно  трактуется.

На  сегодняшний  день  в  исследованиях  самосознания  можно  выделить  две  основные  тенденции:  субъективно-идеалистические  тенденции  и  дидактико-материалистические.

Для  субъективно-идеалистического  подхода  типичной  является  концепция  самосознания  А.  Пфендера.  Согласно  его  представлениям,  субъект  создает  свое  представление  о  себе  —  «само».  Когда  собственное  само  становится  предметом  сознания,  возникает  особый  психический  акт  —  самосознание.  Самосознание  личности  обнаруживается  в  том,  что  она  определяет  свое  отношение  к  другим  людям,  тем  самым,  определяется  в  системе  отношений  и  осознает  свою  самостоятельность  [12].

Не  отступая  от  идей  субъективно-идеалистического  подхода  Т.  Липпс  предложил  интороспекционистскую  трактовку  чувств,  для  него  «чувство-Я»  является  «зерном»  всякого  сознания  Я,  т.е.  самосознания.  Сознание  и  самосознание  Т.  Липпс  не  наделяет  специфичностью.  Самосознание  —  особое  предметное  сознание  [20].

Данный  подход  был  характерен  не  только  для  интроспективной  психологии  Европы  (особенно  Германии).  Аналогичными  были  и  методологические  позиции  официальной  психологии  России.  В  качестве  примера  можно  привести  работы  Е.  Боброва.  Но  его  точка  зрения  имеет  отличительную  черту:  если  Пфендер  и  Липпс  разводили  явления  самосознания  и  Я,  то  для  Е.  Боброва  они  тождественны  [12;  20].

На  современном  этапе  развития  психологической  науки  в  ряде  концепций  также  встречаются  в  трансформированном  виде  отголоски  этих  тенденций  интеракционизма.  В  первую  очередь,  это  гуманистическая  психология,  где  на  первый  план  выдвигается  проблема  подлинного  Я,  «самости»  и  т.д.,  выступающих  прежде  всего  в  самосознании.

Для  диалектико-материалистического  подхода  характерны  иные  принципы  анализа  самосознания:  одним  из  исходных  вопросов  является  выяснение  соотношения  сознания  и  самосознания.  По  своему  происхождению  это  однопорядковые  явления  психики,  сущность  которых  может  быть  понята  лишь  на  основе  теории  отражения.  Разделить  эти  процессы  можно  только  в  абстракции,  поскольку  в  реальной  жизнедеятельности  индивида  они  внутренне  едины,  т.е.  в  процессах  сознания  самосознание  присутствует  в  осознании  отнесенности  акта  сознания  именно  моему  Я,  кроме  того,  процессы  самосознания  могут  осуществляться  только  на  основе  сознания.

Именно  эти  постулаты  легли  в  основу  решения  вопроса  о  феноменологии  самосознания  отечественными  психологами  (Л.И.  Божович,  А.Н.  Леонтьев,  С.Л.  Рубинштейн)  [5;  9;  20]  и  ряда  зарубежных  исследователей  (А.  Валлон,  Р.  Заззо)  [18],  трактующих  самосознание  с  позиции  диалектико-материалистической  философии.

В  противовес  диалектико-материалистическому  подходу,  представители  интроспекционизма  игнорировали  роль  объективной  действительности  в  возникновении  и  развитии  самосознания.  Психическое  отождествлялось  с  сознанием,  а  сознание  с  самосознанием.  Последнее  рассматривалось  как  самоотражение  психического  в  психическом.

Сторонники  бихевиоризма  и  необихевиоризма,  напротив,  старались  выявить  и  подчеркнуть  влияние  окружающей  действительности  на  психическую  деятельность  человека  (Скиннер,  Уотсон)  [23].  Однако,  непонимание  диалектики  материального  и  духовного  привело  их  к  устранению  сознания  и  тем  более  самосознания  из  сферы  психической  жизни,  к  отрицанию  роли  сознания  в  поведении  людей.  Они  отказались  от  этих  понятий  как  ненаучных.  Вся  психическая  деятельность  была  сведена  ими  к  механически  толкуемым  реакциям  организма  на  внешние  стимулы.

Независимо  от  разных  теоретических  подходов  в  исследовании  самосознания  отечественные  психологи  единодушны  в  мнении  о  том,  что,  во-первых,  объектом  самосознания  является  сама  личность  как  познающий  субъект,  которая  осознает  свои  личностные,  индивидуальные  и  социальные  особенности  общения  и  профессиональной  деятельности  (B.C.  Мерлин,  Т.Л.  Миронова,  А.Г.  Спиркин,  В.В.  Столин,  С.Л.  Рубинштейн,  П.Р.  Чамата  и  др.)  [13;  20;  26].

Во-вторых,  главная  функция  самосознания  —  это  познание  себя,  совершенствование  себя  и  поиск  смысла  жизни  (самосовершенствование,  самоосмысление),  хотя,  конечно,  этим  не  исчерпываются  все  формы  работы  самосознания.

В-третьих,  в  трудах  отечественных  психологов  преодолевалось  узкое  понимание  самосознания  только  как  способности  к  рефлексии.  Понятие  «самосознание»  получает  более  широкий  смысл  и  трактуется,  во-первых,  как  «полное  нахождение  своего  раскрытого  «Я»  в  сознании»  и,  во-вторых,  как  «самооценка  личности  согласно  сверхличным  идеям,  накапливающимся  в  сознании,  и  активное  ее  преобразование  согласно  этим  идеям».

В  качестве  психологического  «пускового  устройства»  самосознания  психологи  (С.Л.  Рубинштейн,  П.Д.  Юркевич)  рассматривают  рефлексию  или  самоотражение.  В  результате  самоотражения  формируется  Я-образ  или  Я-концепция.  С  другой  стороны,  исходя  из  понимания  самосознания  С.Л.  Рубинштейном,  следует  признать,  что  самосознание  это  не  столько  рефлексия  своего  я,  сколько  осознание  своего  способа  жизни,  своих  отношений  с  миром  и  людьми  (К.А.  Абульханова-Славская,  А.В.  Брушлинский).  Таким  образом,  самосознание  есть  осознанное  отношение  человека  к  своим  потребностям  и  способностям,  влечениям,  мотивам,  поведению,  переживанию  и  мыслям  [2;  20].

Таким  образом,  самосознание  —  это  осознанное  отношение  человека  к  своим  потребностям,  переживаниям  и  мыслям  (А.Г.  Спиркин).  Самосознание  выражается  также  в  эмоционально-смысловой  оценке  своих  субъективных  возможностей,  выступающей  в  качестве  основания  целесообразных  действий  и  поступков  (В.В.  Столин,  И.И.  Чеснокова,  П.Р.  Чамата).  Самосознание  —  осознание  человеком  своего  общественного  статуса  и  своих  жизненно  важных  потребностей  (И.С.  Кон).  Самосознание  является  высшим  уровнем  развития  сознания  —  основой  формирования  умственной  активности  и  самостоятельности  личности  в  ее  суждениях  и  действиях  (С.Л.  Рубинштейн).

Относительно  определения  места  самосознания  среди  других  психических  феноменов  также  нет  единого  мнения.  Так  в  рамках  психоаналитической  концепции  сознание  и  самосознание  выступают  как  одна  определенная  сфера  жизни,  отличная  от  бессознательного.  З.  Фрейд  делит  психику  на  три  системы:  «Оно»  (врожденные  инстинкты,  бессознательные  психические  влечения  и  импульсы),  «Я»  (центр,  регулирующий  процесс  сознательной  адаптации)  и  «Сверх-Я»  (своеобразная  моральная  цензура).  При  этом  сознание  и  самосознание  четко  не  разграничиваются.  Они  занимают  второстепенное  место  по  отношению  к  бессознательной  сфере,  которая  по  существу,  управляет  ими  [28].

В  отечественной  психологии  самосознание  рассматривается  как  особая,  качественно  своеобразная  форма  психического.  Оно  тесно  связано  с  сознанием,  но  не  тождественно  ему.  Все  более  широкое  признание  получает  точка  зрения,  согласно  которой  «осознание  себя»  характеризует  более  сложный  уровень  психической  жизни,  чем  предметное  сознание,  и  поэтому  в  процессе  развития  личности  оно  возникает  несколько  позже  (С.Л.  Рубинштейн,  Е.В.  Шорохова)  [20].

В  некоторых  исследованиях  самосознание  отождествляется  с  понятием  «Я»,  а  последнее  рассматривается  как  синоним  понятия  личности.  Встречается  и  другая  точка  зрения,  согласно  которой  самосознание  представляет  собой  более  широкое  понятие,  чем  личность.  Это  аргументируется  тем,  что  самосознание  возникает  намного  раньше,  чем  личность.

Таким  образом,  самосознание  не  есть  самостоятельное  явление  психики.  Оно  —  то  же  сознание,  только  с  другой  направленностью.  Человек  не  только  осознает  воздействия  объектов  реального  мира  и  своими  переживаниями  выражает  отношение  к  ним.  Но,  выделив  себя  из  этого  мира  и  противопоставляя  себя  ему,  осознает  и  себя  как  личность  и  определенным  образом  относится  к  себе.  Если  сознание  ориентировано  на  весь  объективный  мир,  то  объектом  самосознания  является  сама  личность.  В  самосознании  она  выступает  и  как  субъект,  и  как  объект  познания  (Б.Г.  Ананьев,  А.Н.  Леонтьев,  А.А.  Смирнов,  Б.М.  Теплов,  С.Л.  Рубинштейн  и  др.)  [1;  10;  20].

В  русле  рассмотрения  детерминант,  определяющих  развитие  самосознания,  позиции  исследователей  разных  направлений  также  значительно  расходятся.  В  качестве  основных  детерминант  самосознания  исследователи  выделяют:  биологические  (З.  Фрейд),  социальные  (Л.С.  Выгодский,  И.С.  Кон,  Д.Т.  Мид,  Г.  Салливен,  К.  Хорни,  Э.  Фромм  и  др.),  личностные  (Д.Н.  Леонтьев,  В.В.  Столин,  С.Л.  Рубинштейн).  Остановимся  более  подробно  на  указанных  позициях  [7;  11;  14;  20;  27;  28;  29;  30].

Психоаналитическая  концепция  рассматривает  самосознание  в  отрыве  от  объективных  условий  и  причин  его  порождающих.  Всю  психику  З.  Фрейд  делит  на  три  системы,  различные  по  законам  их  функционирования.  Прежде  всего,  это  бессознательная  система  Ид,  в  основе  которой  лежат  субъективные  потребности  биологического  или  аффективного  порядка.  Затем,  система  Эго  —  это  центр,  реализующий  процесс  сознательной  адаптации.  Я  является  той  силой,  которая  уравновешивает  глубинные  неосознанные  влечения  и  требования  общества.  Наконец,  «Супер-эго»  —  это  своеобразная  моральная  цензура,  содержанием  которой  являются  нормы,  запреты,  принятые  личностью,  это  его  совесть.  Между  «Я»  и  «ОНО»  устанавливаются  отношения  постоянной  напряженности.  ОНО  оказывает  давление  на  «Я»,  а  «Я»  должно  сдерживать  это  давление,  учитывая  требования  общества.  В  концепции  Фрейда  «Я»,  сознание,  самосознание-явления  однозначные.

В  качестве  определяющих  детерминант  развития  самосознания  З.  Фрейд  выделял  врожденные  биологические  инстинкты,  иррациональные,  бессознательные  силы.  Он  недооценивал  значение  общественно-исторических  условий  бытия  человека,  его  практической  деятельности  в  формировании  самосознания  [28].

Неофрейдисты  признают  зависимость  самосознания  от  существующих  условий  жизни  и  межличностных  отношений;  они  допускают  возможность  влияния  социальной  среды  на  формирование  личности,  но  только  до  определенного  предела,  когда  вступают  в  силу  внутренние  психические  факторы,  такие,  как  страх,  беспокойство,  потребность  в  нежности  (Г.  Салливен,  Э.  Фромм,  К.  Хорни).  Общим  для  них  является  то,  что  они  рассматривают  самосознание  лишь  как  механизм,  «уравновешивающий»  субъекта  с  окружающей  средой,  причем  подчеркивается  враждебность  этой  среды  [21;  29;  30].

Первым  подчеркнул  значение  субъективно  интерпретируемой  обратной  связи,  получаемой  нами  от  других  людей,  как  главного  источника  данных  о  собственном  «Я»  Ч.Х.  Кули.  Автор  предложил  теорию  «зеркального  Я»,  утверждая,  что  представления  индивида  о  том,  как  его  оценивают  другие,  существенно  влияют  на  его  «Я-концепцию».  «Зеркальное  Я»  возникает  на  основе  символического  взаимодействия  индивида  с  разнообразными  первичными  группами,  членом  которых  он  является  и  включает  три  компонента:  представление  о  том,  каким  я  кажусь  другому  лицу,  представление  о  том,  как  этот  другой  меня  оценивает,  и  связанную  с  этим  самооценку,  чувство  гордости  или  унижения  [21].

Сторонники  бихевиоризма  и  необихевиоризма,  старались  выявить  и  подчеркнуть  влияние  окружающей  действительности  на  психическую  деятельность  человека,  однако  впоследствии  они  пришли  к  исключению  сознания  и  самосознания  из  сферы  психической  жизни,  к  отрицанию  роли  сознания  в  поведении  людей.  Вся  психическая  деятельность  была  сведена  ими  к  механическим  реакциями  организма  на  внешние  стимулы.

Формирование  человеческого  «Я»  в  процессе  реального  взаимодействия  индивида  с  другими  людьми  в  рамках  определенных  социальных  групп  было  исследовано  Д.  Мидом.  Он  утверждал,  что  самосознание-это  процесс,  в  основе  которого  лежит  практическое  взаимодействие  индивида  с  другими  людьми.  Чтобы  успешно  взаимодействовать  с  другими  людьми,  необходимо  предвидеть  реакцию  партнера  на  то  или  иное  действие.

Дж.Г.  Мид  считал,  что  становление  человеческого  «Я»  как  целостного  психического  явления  есть  не  что  иное,  как  происходящий  «внутри»  индивида  социальный  процесс,  в  рамках  которого  возникают  впервые  выделенные  У.  Джеймсом  «Я-сознающее»  и  «Я  —  как  объект».  Через  усвоение  культуры  человек  способен  предсказывать  как  поведение  другого  человека,  так  и  то,  как  этот  другой  человек  показывает  наше  собственное  поведение.  Дж.  Мид  полагал,  что  самоопределение  человека  как  носителя  той  или  иной  роли  осуществляется  путем'  осознания  и  принятия  тех  представлений,  которые  существуют  у  других  людей  относительно  этого  человека.  У  индивида  развивается  способность  реагировать  на-самого  себя,  формируется  установка  на  себя  сообразная  с  отношением  к  нему  окружающих.  Человек  ценит  себя  в  той  мере,  в  какой  испытывает  отрицательное  и  пренебрежительное  отношение  к  себе  со  стороны  окружающих.  Таким  образом,  индивид  воспринимает  себя  в  соответствии  с  теми  характеристиками  и  ценностями,  которые  приписывают  ему  другие  [14].

Не  отрицая  влияния  социальных  детерминант,  отечественные  психологи  преимущественно  уделяют  внимание  личностным  детерминантам  самосознания,  в  качестве  которых  рассматривается  собственная  практическая  деятельность  человека  и  его  взаимодействие  с  окружающими  людьми,  посредством  которых  он  усваивает  накопленный  человечеством  опыт  (Л.И.  Божович,  Л.С.  Выготский,  И.С.  Кон,  А.Н.  Леонтьев,  С.Л.  Рубинштейн  и  др.)  [5;  6;  7;  11;  20]. 

В  противоположность  психологам-идеалистам,  которые  придерживаются  мнения  о  врожденности  самосознания,  отечественные  психологи  признают  врожденным  не  самосознание,  а  лишь  предпосылки  к  его  развитию.

Так,  С.Л.  Рубинштейн,  считает,  что  формирование  психики  под  влиянием  социального  опыта  происходит  опосредованно,  преломляясь  через  индивидуально  очерченные  внутренние  условия  человека.  Автор  считает,  что  определяющим  типологическим  признаком  является  сквозное  присутствие  на  всех  уровнях  личности  определенного  эмоционального-динамического  паттерна,  проявляющегося  одной  или  несколькими  ведущими  тенденциями.  Ведущая  тенденция  в  русле  данной  концепции  представляет  собой  устойчивое,  стержневое  качество  личности,  придающее  индивидуальную  окраску  стилю  переживания,  межличностному  поведению,  мышлению.  Эти  устойчивые  индивидуально-личностные  тенденции  создают  определенное  русло,  ограничивающее  количество  степеней  свободы  при  формировании  более  высоких  уровней  организации  личности-социальной  направленности,  иерархии  ценностей,  мотивации,  морально-нравственных  ориентиров.  Интегративным  центром  этого  конструкта  является  самосознание,  включающее  в  себя  осознанное  «Я»  в  контексте  социальных  отношений.  Баланс  между  собственно  «Я»  и  окружением  реализуется  через  самооценку  и  самоконтороль  [20].

Л.С.  Выготский  в  своих  трудах  определяет  самосознание  —  как  социальное  сознание,  перенесенное  вовнутрь,  а  память  —  та  основа,  которая  сохраняет  целостность  самосознания,  неразрывность  и  преемственность  отдельных  его  составляющих  [6].

Продолжая  идеи  Л.С.  Выготского,  Л.И.  Божович  считает,  что  предпосылки  формирования  самосознания  следует  искать  не  во  врожденных  факторах,  а  в  возрастающей  реальной  самостоятельности  индивида,  выражающейся  в  изменении  его  взаимоотношений  с  окружающими  людьми.  Регуляция  связи  ребенка  со  средой,  с  его  воспитанием,  тем  самым,  играет  ведущую  роль  и  в  развитии  самосознания  личности  ребенка  [5;  6].

А.Н.  Леонтьев  вводит  понятие  личностного  смысла,  который  возникает  в  реальной  жизнедеятельности  субъекта  и  отражает  отношение  целей  и  обстоятельств  совершения  действия  к  мотивам  деятельности.  При  этом,  единицей  самосознания  является  личностный  смысл,  который  содержит  когнитивный,  эмоциональный  и  поведенческий  компоненты,  и  связан  с  активностью  субъекта,  происходящей  вне  его  сознания,  то  есть  с  его  социальной  деятельностью  [9;  10;  11].

В  рамках  подхода  В.В  Столина,  автор  утверждает,  что  единицами  самосознания  личности  являются  не  образы  сами  по  себе,  а  конфликтный  смысл  «Я»,  отражающий  столкновение  различных  жизненных  отношений  субъекта,  столкновение  его  мотивов  и  деятельности»  [25].  По  мнению  автора,  процесс  самоотношения  запускают  не  только  мотивы  но  и  различные  внутренние  преграды:  совесть,  ожидание  негативных  общественных  и  семейных  санкций,  боязливость,  потребность  в  благополучии,  потребность  в  свободе  и  творчестве,  слабоволие,  радость,  гордость.  Каждая  из  этих  преград  проявляется  в  определенных  ситуациях.  Таким  образом,  множественность  деятельностей  приводит  к  множественности  смыслов  «Я»,  пересечение  деятельностей  —  к  поступкам,  поступки  —  к  конфликтным  смыслам  «Я»,  конфликтный  смысл  «Я»  запускает  дальнейшую  работу  самосознания,  проходящую  в  когнитивной  и  эмоциональной  сферах..  При  этом,  конфликтный  смысл  как  отношение  к  себе,  определяется  участием  в  собственном  поступке,  запускает  самопознание  и  эмоциональное  переживание  по  поводу  себя.

Иной  подход  к  самосознанию  мы  находим  в  исследованиях  Е.Т.  Соколовой,  которая  делает  акцент  не  на  противоречии  между  мотивами  (что  также  прослеживается  в  работах  В.В.  Столина),  а  на  характере  мотивов,  на  заложенном  в  них  отношении  к  себе,  Другому  и  миру  в  целом.  Характер  этого  отношения  и  определяет  вариант  смысловой  позиции  самосознания  —  зависимая  смысловая  позиция,  характерная  для  пограничного  типа  личностной  организации  и  предполагающая  жесткое  противопоставление  и  условное  отношение  «Я»  и  «Другого»,  манипулятивное  отношение  к  миру  [26].

Между  тем  —  как  подчеркивает  И.С.  Кон  —  факторы,  которые  берутся  в  качестве  предпосылок  или  детерминант  самосознания,  необходимо  рассматривать  не  изолировано,  а  системно,  причем  обязательно  в  связи  с  деятельностью  самого  субъекта.  И.С.  Кон  отмечает  социальный  характер  самосознания.  Совокупность  психических  процессов,  посредством  которых  индивид  осознает  себя  в  качестве  субъекта  деятельности,  называется  самосознанием,  а  его  представление  о  самом  себе  складывается  в  определенные  образы  «Я»  [7;  8].

Таким  образом,  мнения  представителей  отечественных  и  зарубежных  психологических  школ  относительно  детерминации  самосознания  неоднозначны.  Если  в  зарубежной  психологии  преимущественное  внимание  уделено  биологическим  (инстинкты,  иррациональные  бессознательные  силы)  и  социальным  факторам  (взаимодействие  с  другими  людьми,  усвоение  культуры  человеком),  то  отечественные  ученые  указывают  на  опосредованность  социальной  ситуации  развития  самосознания  индивидуальными  внутренними  условиями  человека,  среди  которых  ведущая  роль  принадлежит  стержневым  качествам  и  ценностям  личности,  мотивам.

Обобщая  рассмотренный  материал,  можно  сделать  следующие  выводы:

1.         Проблема  самосознания  не  имеет  установившегося  тезауруса,  отсутствует  единый  концептуальный  аппарат.  Дело,  вероятно  в  том,  что  в  большинстве  случаев  употребление  тех  или  иных  понятий  не  сопровождается  объяснением  конкретного  смысла,  который  вкладывается  в  них.  Как  правило,  самосознание  описывается  с  помощью  таких  терминов,  которые  сами  по  себе  сложны  и  нуждаются  в  объяснении.

2.         Самосознание  детерминировано  множеством  факторов:  биологическими,  социальными  и  личностными.  Однако,  мы  придерживаемся  мнения  отечественных  авторов,  которые  преимущественно  уделяют  внимание  личностным  детерминантам. 

3.         Функционирование  самосознания  детерминировано  такими  личностными  особенностями,  как  нарциссизм,  оптимистичность,  ригидность,  пессимистичность,  мужественность-женственность,  импульсивность,  невротический  сверхконтроль,  эмоциональная  лабильность,  тревожность,  социальная  интроверсия  и  др.  [24;  32] 

Сущность  самосознания  состоит  в  постижении  личностью  многочисленных  образов  самой  себя  в  различных  ситуациях  деятельности  и  поведения,  во  всех  формах  взаимодействия  с  другими  людьми  и  в  соединении  этих  образов  в  единое  целостное  образование  —  Образ  «Я»;  в  эмоционально-ценностном  отношении  к  себе,  как  личности,  формирующемся  в  результате  соотнесения  представлений  о  себе  реальном  и  идеальным  образом  «Я»;  и  регуляции  на  этой  основе  поведения  и  деятельности.  Психологический  механизм  самосознания  имеет  интегративную  природу  [3;  4;  15;  16;  17;  19;  22;  31].  В  каждый  акт  самосознания  вовлекаются  не  только  отдельные  психические  процессы  в  различной  их  комбинации,  но  также  и  вся  личность  в  целом  —  система  ее  психологических  свойств,  особенности  мотивации,  приобретенный  опыт.

 

Список  литературы:

1.Ананьев,  Б.Г.  Избранные  психологические  труды.  В  2-х  томах.  Т1.  /  Б.Г.  Ананьев.  —  М.:  «Педагогика».  —  1980.  —  232  с.

2.Ананьев,  Б.Г.  О  проблемах  современного  человекознания.  /  Б.Г.  Ананьев.  —  М.:  «Наука».  —  1977.  —  380  с.

3.Бернc,  Р.  Развитие  Я-концепции  и  воспитание.  /  Р.  Бернс.  —  М.:  Прогресс.  —  1998.  —  263  с.

4.Бернc,  Р.  Что  такое  Я-концепция.  /  Р.  Бернс.  //  Психология  самосознания.  Хрестоматия.  —  Самара:  Издательский  Дом  «БАХАР  —  М».  —  2003.  —  672  с.

5.Божович,  Л.И.  Психологический  анализ  условий  формирования  и  строения  гармонической  личности.  /  Л.И.  Божович.  //  Психология  формирования  и  развития  личности.  —  М.:  Наука.  —  1981.-  С.  257-284.

6.Выготский,  Л.С.  Лекции  по  психологии.  /  Л.С.  Выготский.  —  СПб.:  Союз.  —  1999.  —  87  с.

7.Кон,  И.С.  Открытие  «Я».  /  И.С.  Кон.  —  М.:  Политиздат.  —  1978.  —  367  с.

8.Кон,  И.С.  Психология  самосознания.  /  И.С.  Кон.  //  Психология  самосознания.  Хрестоматия.  —  Самара:  Издательский  Дом  «БАХАР  —  М».  —  2003.  —  672  с.

9.Леонтьев,  А.Н.  Деятельность.  Сознание.  Личность.  /  А.Н.  Леонтьев.  —  М.:  Терра.  —  1997.  —  231  с.

10.Леонтьев,  А.Н.  Избранные  психологические  произведения.  В  2-х  т.  Т.1.  /  А.Н.  Леонтьев.  —  М.:  Педагогика.  —  1983.  —  392  с.

11.Леонтьев,  Д.А.  Методика  предельных  смыслов.  /  Д.А.  Леонтьев.  —  М.:  МПС.  —  1992.  -33  с.

12.Маклаков,  А.Г.  Общая  психология./  А.Г.  Маклаков.  —  СПб.:  Питер.  —  2000.  —  592  с.

13.Мерлин,  B.C.  Структура  личности:  характер,  способности,  самосознание:  Учебное  пособие  к  спец.  курсу  «Основы  психологии  личности».  /  В.С.  Мерлин.  —  Пермь:  ПГПИ.  —  1990.  —  110  с. 

14.Мид,  М.  Культура  и  мир  детства.  Избранные  произведения.  /  М.  Мид.  —  М.:  «Наука».  —  1988.  —  429  с.

15.Мухина,  B.C.  Проблема  материнства  и  ментальносте  женщин  в  местах  лишения  свободы.  /  В.С.  Мухина  //  Развитие  личности.  —  2003.  —  №  1.  —  с.  141  -154;

16.Налчаджян,  А.А.  Я-концепция.  /  А.А.  Налчаджян.  //Психология  самосознания.  Хрестоматия.  —  Самара:  Издательский  Дом  «БАХАР  —  М».  —  2003.  —  672  с.

17.Налчаджян,  А.А.  Социально-психологическая  адаптация  личности.  /  А.А.  Налчаджян  —  Ереван:  ЕрГУ.  —  1984.  —  204  с.

18.Орлов,  А.Б.  «Эмпирическая»  личность  и  ее  структура.  /  А.Б.  Орлов  //  Психология  самосознания.  Хрестоматия.  —  Самара:  Издательский  Дом  «БАХАР  —  М».  —  2003.  —  672  с.

19.Роджерс,  К.Р.  Взгляд  на  психотерапию.  Становление  человека.  /  К.Р.  Роджерс  —  М.:  Прогресс.  —  1994.  —  480  с.

20.Рубинштейн,  С.Л.  Основы  общей  психологии.  /  С.Л.  Рубинштейн  —  СПб.:  Питер.  —  1999.  —  705  с.

21.Салливан,  Г.С.  Самоуважение  и  личностная  зрелость  /  Г.С.  Салливан.  //  Психология  личности:  Хрестоматия.  —  Самара:  Изд.  Дом  «Бахрах  —  М».  —  2002.  —  Т.1.  —  с.  502-504.

22.Сарджвеладзе,  Н.И.  Самоотношение  личности.  /  Н.И.  Сарджвеладзе.  //  Психология  самосознания.  Хрестоматия.  —  Самара:  Издательский  Дом  «БАХАР  —  М».  —  2003.  —  672  с.

23.Скиннер,  Р.  Семья  и  как  в  ней  уцелеть/  Р.  Скиннер,  Д.  Клииз.  —  М.:  Независимая  фирма  Класс  —  1995.  —  272  с.

24.Собчик,  Л.Н.  СМИЛ  (MMPI).  Стандартизированный  многофакторный  метод  исследования  личности.  /  Л.Н.  Собчик.  —  СПб.:  Речь.  —  2006.  —  218  с.

25.Столин,  В.В.  Уровни  и  единицы  самосознания.  /  В.В.  Столин.  //Психология  самосознания.  Хрестоматия.  —  Самара:  Издательский  Дом  «БАХАР  —  М».  —  2003.  —  672  с.

26.Столин,  В.В.  Самосознание  личности.  /В.В.  Столин.  —  М.:  Изд-во  Московского  университета.  —  1983.  —  285  с. 

27.Столин,  В.В.  Познание  себя  и  отношение  к  себе  в  структуре  самосознания  личности:  Дисс.  ...  докт.  психол.  наук  /  В.В.  Столин.  —  М.:  МГУ  им.  В.М.  Ломоносова.  —  1985.  —  530  с.

28.Фрейд,  3.  Введение  в  психоанализ:  Лекции.  /  З.  Фрейд  —  М.:  Наука.  —  1989.  —  456  с.

29.Фромм,  Э.  Человек  для  себя.  /  Э.  Фромм  —  Минск:  Коллегиум.  —  1992.  —  253  с.

30.Хорни,  К.  Женская  психология.  /  К.  Хорни  —  СПб.:  Восточно-Европейский  институт  психоанализа.  —  1993.-224  с.

31.Чеснокова,  И.И.  Проблема  самосознания  в  психологии.  —  М.:  Институт  психологии  РАН.  —  1977.  —  287  с.

32.Шамшикова,  O.A.  Трансформации  нарциссизма  как  динамические  тенденции  самосознания  /  O.A.  Шамшикова,  Е.О.  Шамшикова,  С.Е.  Соколов  //  Социокультурные  проблемы  современного  человека.  Материалы  III  Международной  научно-практической  конференции.  —  Новосибирск:  Изд.  НГПУ,  2009.  —  4.2.  —  С.  457-468.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий