Статья опубликована в рамках: LXI Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 08 февраля 2016 г.)

Наука: Психология

Секция: Социальная психология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Капустина А.Н. МАРГИНАЛИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ КАК ОТРАЖЕНИЕ КРИЗИСА СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. LXI междунар. науч.-практ. конф. № 2(59). – Новосибирск: СибАК, 2016.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

МАРГИНАЛИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ КАК ОТРАЖЕНИЕ КРИЗИСА СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА

Капустина Александра Николаевна

доц., канд. психол. наук, Санкт-Петербургский Государственный университет,

РФ, г. Санкт-Петербург

PERSONALITY MARGINALIZATION AS A REFLECTION OF MODERN SOCIETY CRISIS

Aleksandra Kapustina

assistant professor, cand. of psych. sc., Saint-Petersburg State University,

Russia, Saint-Petersburg

 

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена рассмотрению маргинализации личности как отражению кризиса современного общества. Современная цивилизация с её процессами глобализации, мультикультурализмом указывает на её социальную (структурную) маргинальность в целом, которая порождает кризис гуманитарного сознания человека и маргинализацию личности в её неопределённости ценностно-личностной идентичности (73 % от общей выборки респондентов – молодых россиян от 17 до 22 лет).

Историко-биографический подход позволил выделить тенденции формирования маргинальной личности и возможные способы (стратегии) разрешения внутриличностного, маргинального конфликта. Данный конфликт носит сегодня одновременно социокультурный и экзистенциальный характер. Социально-психологический феномен маргинализации современного молодого россиянина определяется не только социальными условиями, но и противоречивыми поисками своей социально-личностной, ценностно-смысловой идентичности, приобретая глубинное, индивидуальное содержание.

ABSTRACT

The article is devoted to personality marginalization as a reflection of modern society crisis. Present civilization with its globalization processes and multiculturalism is socially (structural) marginality in general. This generates a crisis of humanitarian consciousness of a person and personality marginalization in its uncertainty of values and identity (73 % of sample – young Russians from 17 to 22 years).

Combined historical and biographical approach gave opportunity to identify trends in forming of marginal personality and possible ways (strategies) of solving the intrapersonal marginal conflict. Today the conflict is both socio-cultural and existential. Socio-psychological phenomenon of marginalization of contemporary young Russians is determined not only by social conditions, but also search for one own socio-personal identity and its values and meaning, receiving deep individual content.

 

Ключевые слова: кризис современного общества, маргинальная личность, маргинализация личности, неопределённость ценностно-личностной сферы, морально-нравственная неопределённость, социально-личностная идентичность, социальная роль, самоактуализация, экзистенциальный смысл.

Keywords: modern society crisis, marginal personality, personality marginalization, uncertainty in personal values, moral ambiguity, socio-personal identity, social role, selfactualization, existential meaning.

 

Современное общество характеризует наличие определённого парадокса: с одной стороны, происходит его ускоренная модернизация, с другой – возврат к архаическим ценностям. Эти противоречивые процессы сегодняшнего социума находят своё отражение в кризисе гуманитарного сознания современного человека. Проведённое в 2014 году исследование ценностно-смысловых ориентаций студенческой молодёжи (379 человек, в возрасте от 17 до 22 лет) выявило, что у подавляющего числа респондентов (73 % от общей выборки) проявляются проблемы неопределённости в ценностно-личностной сфере. Вызваны они тем, что человек, находясь на границе между несколькими социальными и морально-нравственными мирами: миром глобального социума, миром своей социокультурной среды, своей семьи и собственными фундаментальными проблемами поиска высшего смысла и ценностей жизни, осознаёт расхождение своих жизненных ценностей с ценностями общества. Сегодня человек, как и во все времена, проявляя интерес к своей внутренней жизни и потребности в самопознании, находится в поиске ответов на основные сущностные вопросы человеческого бытия и ищет нравственно-этическую опору в гармонизации своих отношений с окружающим его социальным миром. Однако, в поиске такой опоры ему мешает кризис современного человечества, выражающийся в кризисе морально-этической неопределённости, размытости общепринятых норм и морально-нравственных ценностей. Наиболее остро этот кризис переживает молодой человек. Он вынужден искать нравственное мерило, морально-этическую опору, в большей степени в самом себе, нежели во внешнем мире. Это, в свою очередь, приводит его к осознанию кризиса нравственности социума в целом и к ощущению кризиса собственной личностной идентичности. Таким образом, этот кризис одновременно носит как социокультурный, так и экзистенциальный характер. Сегодня человеку свойственна определённая двойственность мироощущения, порождающая функционирование внутриличностного конфликта, который затрагивает социально-психологическое бытиё личности, а именно её мировоззренческую сферу. Такую личность, испытывающую подобный внутренний конфликт, имеющую когнитивные и эмоционально-этические проблемы, в психологии и социологии принято обозначать понятием «маргинальная личность». Данное понятие (от лат. “margo” – «граница, край») ввёл в 1928 году американский социолог Р. Парк [7]. Он назвал такую личность «культурным гибридом», который следует жизни и традициям двух различных, во многом антагонистичных культурных групп. По его мнению, ярким примером такой личности может служить личность эмигранта, которая изначально занимает промежуточное положение между этими группами, что и приводит маргинального человека к межролевым внутриличностным конфликтам. Однако, уже в 60-ые годы ХХ столетия, видный американский социальный психолог Т. Шибутани рассматривает маргинальность человека не только как межкультурный конфликт, но и в контексте социализации личности в изменяющемся обществе, который затрудняет процессы адаптации личности и создаёт эффект культурного запаздывания [5]. Подобное явление сегодня становится наиболее очевидным. Понимание того, что маргинальная личность – это феномен социально-психологического бытия личности, находящейся между двумя или больше социальными мирами, приобретает сегодня ещё большую актуальность. Маргинальный человек, по образному выражению Э. Стоунквист – это человек между двух огней и для него функционирование внутреннего конфликта связанно, прежде всего, с социальной неопределённостью личности [4]. Дж. Б. Минчини говорит о степени маргинальности – сущностной и процессуальной. По его мнению, маргинальная личность, – это её положение в культурной структуре социума [6].

Концепции маргинального человека Р. Парка, Т. Шибутани, Дж. Б. Минчини и других связывают его скорее не с личностным типом, а с социальными процессами. Авторы Большого психологического словаря при определении понятия «маргинальная личность», в целом, придерживаются устоявшихся концепций. Однако, они утверждают, что маргинальная личность – это та, у которой не сформирована прочная, однозначная, согласованная система социальных идентичностей и ценностных ориентаций. В силу этого, предполагается, что данная личность испытывает когнитивные и эмоциональные проблемы, затруднения и внутренний разлад [3].

С правомерностью подобной точки зрения трудно не согласится, так как существующий сегодня социокультурный плюрализм является одной из основных причин сложности поиска личностью своей идентичности – социальной, религиозной, этнической, ценностной и т. д.

С другой стороны, как утверждает Э. Стоунквист, процесс адаптации маргинального человека является процессом трансформации социальных, психических и эмоциональных аспектов личности, что приводит к формированию личности с новыми свойствами [4]. В связи с этим, историко-биографический подход позволяет рассмотреть наиболее типичные тенденции формирования маргинальной личности и возможные способы разрешения внутриличностного маргинального конфликта. В таком аспекте, можно говорить о различных типах маргинальной личности, связанных с выбором стратегий своих отношений с окружающим миром.

Классической моделью маргинальной личности может служить её наиболее яркий и изученный пример – личность эмигранта, в которой особенно отчётливо отражается кризис идентичности ценностно-смыслового, гуманитарного сознания человека. Эмигрант, как маргинальная личность, занимает промежуточное положение между двумя или несколькими культурными группами и испытывает трудности в интегрировании себя с ними, а также ощущает сложности в идентификации своего «Я» только с одной из них. Это может приводить маргинального человека к серьёзным межролевым и внутриличностным конфликтам. Но известно, что при благоприятных обстоятельствах такая личность может выполнять роль своеобразного моста между разными культурами и этносами. В истории человечества существует множество примеров, когда конкретные люди стали в эмиграции достоянием обеих культур: и той культуры, из которой они вышли, и той, в которую они вошли. Среди них, встречаются такие имена как Эль Греко, Г.Ф. Гендель, Ф. Грек, итальянские, английские и французские архитекторы, творившие в России, в частности в Петербурге – К. Росси, Дж. Кваренги, Ч. Камерон, О. Монферран, П. Клодт и множество других.

Особенно много таких людей подарили миру ХХ и ХХ1 века – людей, которые, оставаясь по всем признакам маргинальной личностью, пытались для себя разрешить свой внутриличностный конфликт благодаря установлению определённого соответствия своих представлений о морально-нравственных и культурных ценностях с гуманитарными знаниями новой и другой для них культурной средой. Как показывает история, такая стратегия человека в маргинальной позиции оказывается наиболее успешной. Среди таких людей можно встретить множество известных имён – представителей различных национальностей, вероисповеданий, этносов и рас. Их отличает то, что они, не отказываясь от своих корней, не только были открыты к новой другой для них культуре, но и своей деятельностью – художественной, научной, технической, военной, в сфере бизнеса – обогащали культуру как своей страны, так и страны принявшей их, и в целом всего человечества. Для нас принципиально важным является тот факт, что каждый из них отмечал наличие в себе маргинального конфликта. При внешней адаптации к новым культурным условиям (знание языка, истории страны, принятие и соблюдение законов, обычаев, традиций и т. д.), ими осознавалась сложность в интеграции своего «Я», своей картины мира с окружающими реалиями. Особенные трудности, по их признаниям, они испытывали при установлении значимых межличностных отношений. Но в сознании личности, эти проблемы могут преобразовываться в вершинные переживания, которые дают возможность человеку выход за пределы собственного чувственного опыта. В этом смысле, маргинальная личность обладает относительной свободой и способна, прорываясь через социокультурные трудности, к выходу за пределы своего «Я» и, по А. Маслоу, создавать предпосылки экзистенциального развития и творческой активности человека [2].

Другая стратегия поведения личности эмигранта, это та, когда эмигранты пытаются оставаться в русле только своей культуры. В результате они в определённой степени находятся в изоляции от окружающих их реалий, тем самым, обрекая себя на более глубокий маргинальный конфликт. В личности проявляются такие невротические черты как тревожность, страхи, тоска, неуверенность в себе, чувство утраты и т. д. Человек ощущает невозможность успешно выполнять свои социальные роли, испытывает недоверчивость по отношению к людям, чувство одиночества, ненужности, психологической незащищённости, у него образуется ограниченный и регламентированный круг общения и т. д. Эти переживания формируют своего рода маргинальный невроз, который может проявляться в агрессивной форме маргинального поведения личности. В противоположность этой стратегии поведение человека в эмиграции выражается во внутреннем отказе от своего прошлого и в желании полностью ассимилироваться с новой, другой для него культурой. В таком случае происходит отчуждение от самого себя, за которым может наступать некоторая деперсонализация. В связи с чем, могут появляться страхи быть отвергнутым, разоблачённым, возникают желания избегать неопределённых ситуаций и, главное, страх того, что ты до конца не соответствуешь тому социальному статусу, который имеет коренной житель этой страны. В своих исследованиях Р. Парк выявил, что высокая степень аккультурации оказывается связанной с высоким уровнем неуверенности в себе, тревожностью и наличием внутриролевых конфликтов. У такого эмигранта укорачивается перспектива своего будущего и снижается его социальная активность [7].

Наши исследования молодого современного россиянина показали, что его характеризует собственный выбор маргинальной позиции, что не избавляет от наличия у человека маргинального конфликта. Он пытается соотнести свои ценности с окружающим миром и идентифицировать себя с ним, а также со значимыми другими людьми. Но, человек редко соглашается с промежуточной позицией своего мироощущения. Поэтому, он либо тяготеет к неприятию существующих ценностей общества, либо им движет стремление к ассимиляции, вплоть до отказа от своего «Я». Однако, обе эти позиции, особенно сегодня, носят регрессивный характер, что может привести к невротизации личности. Неоднозначность социального положения и внутреннего состояния человека являются основными характеристиками социально-психологического феномена маргинальной личности. При этом, встречаются самые различные типы маргинальной личности – от невротической до нравственно определившейся. Успешность интернализации моделей поведения у человека во многом зависит от степени разрешения им самим внутриличностных конфликтов, свойственных, в том числе и маргинальной личности. Однако, ещё Р. Парк и вслед за ним Т. Шибутани, Э. Стоунквист, И. Кон и другие утверждали, что маргинальная личность бывает более творческой, чем те люди, которые живут в однородной картине мира. С их точки зрения, эти люди с меньшей вероятностью могут стать новаторами и проявлять креативность, так как слишком многое принимается ими как само собой разумеющееся. Те же, кто участвует в двух или более социальных мирах, менее привязаны к частному способу определения ситуаций и привыкли учитывать вариативность принятия различных решений. Действительно, чем больше картин мира человек может принять во внимание, тем меньше он зависит от какого-то единообразия жизни. Более того, основные открытия и творческий взлёт в деяниях человека происходит обычно во время критических ситуаций, когда осуществляются его социальные и личностные преобразования. Происходит определённая маргинализация человека: расширяется видение картин мира, актуализируются внутренние механизмы адаптации к изменяющимся условиям, поиск себя и своих творческих возможностей, активизируются интегративные процессы индивидуализации и самоактуализации личности.

Неоднозначность понятия «маргинальная личность» связана как с социальными условиями, так и с личностной ценностно-смысловой позицией человека. Современная цивилизация, с её процессами глобализации, мультикультурализмом, указывает на её социальную (структурную) маргинальность в целом, которая отражается в гуманитарном сознании человека. Современного человека, с его поиском экзистенциального смысла бытия и устремлённостью к постижению вершинных переживаний, можно отнести к маргинальной личности, у которой, по утверждению А. Маслоу, в пограничных (маргинальных) ситуациях (страдание, борьба, смерть), возникают высшие «трансцендентальные» потребности, являющиеся особенно мощными тогда, когда ощущение своего «Я» растворяется в осознании более обширного единения с Миром, Космосом, Богом [2]. Современная цивилизация обостряет фундаментальные проблемы подлинности человеческого существования. Социально-психологический феномен маргинальной личности современного человека определяется противоречивым поиском социально-личностной идентичности, гармонизации системы ценностей, актуализации духовных потребностей – этических, морально-нравственных, творческих, религиозных, целостности своего гуманитарного сознания, которое приобретает глубинное индивидуальное содержание.

 

Список литературы:

  1. Кон И.С. В поисках себя. Личность и её самосознание. – М.: «Политиздат», 1984. 151 c.
  2. Маслоу А. По направлению к психологии бытия. – М.: Эксмо-Пресс, 2002. 158 с.
  3. Мещеряков Б., Зинченко В. Большой психологический словарь. СПб.: Прайм-Еврознак, 2003. 633 с.
  4. Стоунквист Э.В. Маргинальный человек. Исследование личности и культурного конфликта // Современная зарубежная этнография. Реферативный сборник. – М.: ИС РАН, 1979. – С. 90 – 112.
  5. Шибутани Т. Социальная психология. Ростов н/Д: Феникс, 1998. 536 с.
  6. Mancini B.J. No owner of soil: The concept of marginality revisited on its sixtieth birthday // Intern, rev. of mod. sociology. New Delhi, 1988. Vol. 18. № 2. P. 182–204.
  7. Park P.E. Race and Culture. Glencoe: The Free Press, 1950. 403 p.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом