Статья опубликована в рамках: LIV Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 15 июля 2015 г.)

Наука: Психология

Секция: Социальная психология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Якунин А.П. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ПОДРОСТКАМИ РОЛИ ВЗРОСЛОГО ЧЕЛОВЕКА «ХОЗЯИН» // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. LIV междунар. науч.-практ. конф. № 7(53). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

 

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ПОДРОСТКАМИ РОЛИ ВЗРОСЛОГО ЧЕЛОВЕКА «ХОЗЯИН»

Якунин Анатолий Павлович

соискатель кафедры психологии человека,
Российский государственный педагогический университет,

РФ , г. Санкт-Петербург

E-mail: 

 

THE SOCIAL-PSYCHOLOGICAL INTERPRETATION BY TENNAGERS
OF THE ROLE “BOOS” OF ADULT

Anatoly Yakunin

competitor of chair psychology of Herzen State Pedagogical University of Russia,
Russia, Saint-Petersburg

 

АННОТАЦИЯ

В данной статье изучаются результаты социально-психологической интерпретации подростками роли взрослого человека «хозяин» на основе социального представления как метода исследования. Исследуется обусловленность стереотипирования подростками роли взрослого «хозяин» возрастными особенностями их личности.

ABSTRACT

In this article to study the results of the social-psychological interpretation by teenagers of the role “boos” of adult on the base of social representation as a method of investigation. To investigate the determiner of the stereotyping by teenagers of the role “boos” of adult by ages peculiarity their personality.

 

Ключевые слова: социально-психологическая интерпретация, социальное представление, стереотипирование, стереотипы, категоризация, подростки.

Keywords: social-psychological interpretation, social representations, stereotyping, stereotypes, categorization, teenagers.

 

Определение дифференциации содержания результатов группового уровня социально-психологической интерпретации подростками ролей взрослого [як1] указывает на то, что данный феномен является не случайным, а закономерным. Наличие такого феномена у других авторов [3; 11] позволяет выдвинуть новое понимание дифференциации для социального процесса осмысления действительности человеком или группой.

В социальной психологии [6] феномен дифференциации рассматривается как процесс отличия членов одной группы от членов другой, «чужой» группы. Его результат есть установление внутригрупповой идентификации. Данное явление отображается формулой «дифференциация/идентификация» [6]. С другой стороны, феномен дифференциации наблюдается в сущностной характеристике социального стереотипа, а именно в согласованности/несогласованности стереотипа. Однако, анализ того, что социальные стереотипы дифференцированы, не проводится. Социальный стереотип понимается [6] как обобщённый, схематизированный, устойчивый, эмоционально окрашенный образ класса объектов или субъектов. Понятие «обобщённый» необходимо подчеркнуть, так как оно противоречит характеристике «согласованность». В данном случае возникает противоречие: стереотип не согласован, а обобщён. Учитывая, что стереотип [2] предлагается измерять «ядром» социального представления, то получается равенство «объёма стереотипа» и «ядра» представления.

В зарубежной психологии [10] были получены аналогичные эмпирические данные о том, что все центральные (ядерные) элементы социального представления атрибутируются в образе-представлении членов данной группы. В то же время, периферические элементы атрибутируются только частью. Сам процесс стереотипирования (stereotyping) в зарубежной психологии исследуется [8; 10] как результат категоризации, который посредством атрибуции и классификации элементов объекта привносит эти элементы в индивидуальный образ-представление об этом объекте. В отечественной психологии предлагается решение проблемы категоризации в процессе стереотипирования через диалектику присвоения субъектом познания межличностного эталона и социального стереотипа [4]. Данная диалектика показывает, что стереотипирование есть результат категоризации входе групповой интерпретации объекта или субъекта взаимодействия, в отличие от эталона как результата категоризации на индивидуальном уровне. Существенным является то, что категоризации реализуется субъектом интерпретации. Можно предполагать о влиянии субъектных качеств личности членов группы на стереотипирование, которое будет проявляться в наличии в содержании «ядра» социального представления независимых друг от друга стереотипов. Говоря о нашей выборке подростков, выдвинем гипотезу о том, что стереотипирование подростками содержания роли взрослого «хозяин» буде обусловлено их возрастными различиями. Задачами будут определение дифференцированности содержания «ядра» социального представления подростков о роли «хозяин» и определение обусловленности стереотипирования их возрастными различиями личности. Выборка респондентов составила 272 человека. Описание методик определения социального представления и смыслового содержания «ядра» социального представления подростков о роли «хозяин» представлено более подробно в предыдущих работах [7].

РЕЗУЛЬТАТЫ ИСЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

На рисунке представлено содержание «ядра» социального представления подростков 12—15 лет о роли взрослого человека «хозяин».

Результаты корреляционного анализа содержания «ядра» представления подростков (рис. 1) о роли «хозяин» показали четыре независимых друг от друга стереотипа: «хозяин — это человек, который владеет чем-то или чем-либо», «хозяин — это владелец чего-либо», «хозяин — это главный в доме» и «хозяин — это человек, который имеет свою». Два слова-понятия («руководитель» и «хозяин») образуют два стереотипа независимых от других центральных элементов.

Присутствие шести независимых друг от друга стереотипов внутри «ядра» социального представления подростков о роли «хозяин» показывает неодназначность группового осмысления исполнения данной роли. Такие данные подтверждают в какой-то мере взгляды представителей концепции категоризации о том, что категоризация является основным инструментом в достижении согласия мнений в группе [9]. С одной стороны, эти взгляды можно подтвердить стереотипами — высказываниями. С другой стороны, стереотипы «хозяин» и «руководитель» отображают, выражаясь терминами психосемантики, центростремительный, независимый от других стереотипов характер.

 

Рисунок 1. Корреляционный граф смыслового содержания «ядра» социального представления подростков о роли взрослого «хозяин»

 

Но главное, что остаётся непонятным и необъяснимым, это наличие независимых стереотипов. Объяснение данного феномена надо искать в принципе субъекта как одного из главных методологических принципов в отечественной психологии [1]. Положения данного принципа позволяют рассматривать стереотипирование, обусловленное личностными особенностями членов группы.

Проведённый анализ обусловленности стереотипирования роли «хозяин» возрастными особенностями личности подростков показал следующие результаты. В первую очередь, не связанные с другими центральными элементами понятия «руководитель» и «хозяин» были атрибутированы только подростками 13 лет («руководитель») и 14 лет («хозяин»). Стереотип (хозяин — это владелец чего-либо) так же были приписаны подростками 13 и 14 лет. Стереотип (хозяин — это человек, который владеет чем-то или чем-либо) был стеретипирован подростками 14 и 15 лет соответственно. Стереотип (хозяин — это главный) был атрибутирован подростками 12 и 15 лет. Общий для всех четырёх возрастных подгрупп стал стереотип (Хозяин — это человек, который имеет свою). Но и в нём понятие «своя» было приписано только подростками 13,14 и 15 лет.

Если говорить о сходствах в стеретипировании между возрастными подгруппами, то таковыми выступают два аспекта. Первый есть, согласно Д. Майерсу [5], приписывание в виде «фундаментальной ошибки атрибуции», которая выражается в приписывании респондентами другому субъекту зависимости исполнения какой-либо деятельности данным субъектом исключительного от его личностных качеств, диспозиций, а не от ситуации деятельности. Вторым аспектом выступает как однородность эмоционального окрашивания стереотипа [8]. Во всех четырёх возрастных подгруппах отображается стереотип зависти, когда оцениваются представители высокостатусных групп, не идущих на близкий контакт с респондентами [8].

Возвращаясь к работам зарубежных психологов [9; 10], можно указать на то, что полученные данные конкретизируют проблему категоризации в процессе стереотипрования. Центральные элементы социального представления атрибутируются представителями различных подгрупп, из которых состоит данная группа. По этой причине нельзя утверждать, что тот или иной центральный элемент представления принимается безоговорочно всеми членами группы. Каждый из них видит в объекте интерпретации что-то своё. По этой причине нельзя рассматривать категоризацию как единственное средство для достижения группового консенсуса об объекте интерпретации [9]. Существенным аспектом полученных данных является субъектность стереотипирования. Подчеркнём — субъектность, т. е. только какая-то одна сторона личности участвует, активизируется для выполнения стереотипирования. В принципе, наши данные конкретизируют гипотезу о том, что за формированием стереотипа стоит воспринимающий субъект [4; 6]. Безусловно, для подтверждения обусловленности стереотипирования субъектными качествами личности требуются дальнейшие исследования.

 

Список литературы:
1. Абульхонова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. — М.: Наука, 1980. — С. 335.
2. Донцов А.И., Стефаненко Т.Г. Социальные стереотипы: вчера, сегодня, завтра // Социальная психология в современном мире. Учебное пособие. — М.: Аспект Пресс, 2002. — С. 72—95.
3. Еремеев Б.А. Психометрика мнений о людях. — СПб.: Изд-во РГПУ им А.И. Герцена, 2005. — С. 126.
4. Лузаков А.А. Личность как субъект познания: категоризация при восприятии другого человека. — Краснодар: Изд-во Кубанского гос. уни-та, 2007. — С. 273.
5. Маейрс Д. Социальная психология. — СПб.: Питер, 2007. — С. 794.
6. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. Учебник для вузов. — 3-е изд., испр. и доп. — М.: Аспект Пресс, 2004. — С. 368.
7. Якунин А.П. Смысловые связи в «ядре» социальных представлений подростков 12—15 лет о ролях взрослого // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. Серия Общественные и гуманитарные науки. — 2014. — № 166. — С. 162—179.
8. Fiske S.T. Stereotyping, prejudice and discrimination at the seam between the centuries: evolution, culture, mind, and brain // European J. of social psychology. — 2000. — Vol. 30. — P. 299—322.
9. Haslam A. et al. The group as a basis for emergent stereotype consensus // European review of social psychology. — 1998. — Vol. 8. — Р. 203—239.
10. Rosa E. et al. Role du processus de categarisation dans le fonctionnement des representations sociales: une application dans le champ du marketing // Les cahiers internationaux de psycologie sociale. — 2011. —№ 91. — Р. 253—281.
11. Verges P. et Tyszka T. Noyau central, saillance et proprieties structurales // Papers on social representations. — 1994. — Vol. 3. — Р. 3—12.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий