Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XV Международной научно-практической конференции «Естественные и математические науки в современном мире» (Россия, г. Новосибирск, 05 февраля 2014 г.)

Наука: Биология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Гасанова О.О. АНАЛИЗ ФЛОРИСТИЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ В ЛАНДШАФТАХ ТАЛГИНСКОГО УЩЕЛЬЯ АРИДНЫХ ПРЕДГОРИЙ ДАГЕСТАНА // Естественные и математические науки в современном мире: сб. ст. по матер. XV междунар. науч.-практ. конф. № 2(14). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

АНАЛИЗ  ФЛОРИСТИЧЕСКИХ  КОМПЛЕКСОВ  В  ЛАНДШАФТАХ  ТАЛГИНСКОГО  УЩЕЛЬЯ  АРИДНЫХ  ПРЕДГОРИЙ  ДАГЕСТАНА

Магомедова  Мадина  Абдулмаликовна

д-р  биол.  наук,  профессор  ДГУ,  РФ,  г.  Махачкала

E-mail: 

Гасанова  Оксана  Омаровна

магистр  кафедры  ботаники  ДГУ,  РФ,  г.  Махачкала

E-mail: 

 

ANALYSIS  OF  FLORAL  COMPLEXES  IN  LANDSCAPES  OF  THE  RAVIN  TALGINSKOE  IN  DAGHESTAN  ARID  FOOTHILLS

Madina  Magomedova

doctor  of  biology  sciences,  professor  of  Daghestan  State  University,  Russia,  Makhachkala

Oksana  Gasanova

magistr  of  botany  department  of  Daghestan  State  University  Russia,  Makhachkala

 

Исследование  выполнено  при  поддержке  Министерства  образования  и  науки  РФ,  соглашение  14.В37.21.0192  «Закономерности  изменения  биологического  разнообразия  компонентов  наземных  и  морских  экосистем  в  условиях  изменяющегося  уровенного  режима  Каспия»

 

АННОТАЦИЯ

Талгинское  ущелье  предгорий  представляет  рефугиум  разноценотических  биот,  которым  присуще  слабое  задернение  и  ксероморфность.  Это  связанно  с  условиями  пересеченного  и  скалистого  рельефа,  который  создает  широкий  диапазон  параметров  среды  обитанияЗдесь  распространены  разные  группы  петрофитов  со  специфическими  экологическими  адаптациями. 

ABSTRACT

The  ravine  Talginskoe  in  foothills  is  the  reservoir  of  the  different  phytocoenosis  which  have  xerophytical  character.  The  reason  for  that  is  the  zonal  relief.  It  makes  broad  range  in  habital  parametres.  Different  petrophytical  groups  with  the  specific  ecological  adaptations  are  spreading  here.

 

Ключевые  слова:  фитоценозы;  петрофильные  виды;  адаптация;  ксерофиты. 

Keywords:  phytocoenosis;  petrophytical  species;  adaptation;  xerophytical  species. 

 

Талгинское  ущелье  —  это  место,  где  заканчивается  низменная  часть  Дагестана  и  начинаются  горы.  Оно  имеет  резко  вычерченный  горный  рельеф  и  характеризуется  расчлененностью,  разновысотностью  и  повсеместным  обнажением  скальных  материнских  пород.  От  Каспийского  моря  ущелье  отделено  крупными  массивами  Таркитау  и  Нараттюбе,  что  способствует  сдерживанию  облаков.  Общая  протяженность  Талгинского  ущелья  около  4  км.  Ширина  его  в  узкой  части  не  превышает  10—15  м,  высота  над  уровнем  моря  наивысшей  точки  составляет  около  650  м.  Слоистые  стены  ущелья  вздымаются  до  200  м  высоты  и  обрушиваются  почти  отвесно.  Скалы  перемежаются  с  сильно  подвижными  щебнистыми,  но  более  пологими  осыпями.  Все  это  создает  вид  безжизненного  пейзажа,  где  почвенный  покров  развит  лишь  на  пологих  гребнях  ущелья  и  его  дне.  Одной  из  климатических  особенностей  Талгинского  ущелья  является  частая  облачность  при  большой  сухости  воздуха  и  мизерности  атмосферных  осадков  (300—400  мм),  поэтому  территория  безводная,  особенно  в  летнее  время. 

Известно,  что  ущелье  относится  к  предгорному  флористическому  району  и  к  северному  подрайону  дагестанской  провинции  Кавказа  [6,  с.  18].  Его  природа  своеобразна  и  уникальна,  поскольку  географическое  местоположение,  геологическая  история,  ландшафтная  мозаичность  и  климат  создали  широкий  диапазон  параметров  среды  обитания  и  условий  для  развития  разнообразного  растительного  покрова.  Поэтому,  несмотря  на  компактность  территории,  здесь  можно  выделить  несколько  типов  растительности.  У  начала  ущелья  выражена  солонцеватость,  что  способствует  развитию  полупустынных  галофитов.  Глинистые  почвы  на  щебнисто-скальных  склонах  не  засолены,  т.  к.  постоянно  промываются  дождевыми  потоками.  Это  благоприятствует  развитию  сухого  редколесья,  которое  сгущается  на  дне  ущелья,  имеющего  уклон  от  650  м  н.у.м.  до  150.  Хребтовые  поднятия  покрыты  нагорно-ксерофильной  растительностью,  куда  наряду  с  кустарниками  и  кустарничками  входит  много  травянистых  фитоценозов.  На  гребнях  раскинулись  горные  степи  и  повсеместно-скально-осыпная  растительность  [2,  с.  180;  3,  с.  68].  То  есть,  несмотря  на  свои  малые  размеры,  по  ландшафтному  и  видовому  разнообразию  Талгинское  ущелье  может  состязаться  со  многими  областями  Дагестана  и  Кавказа  [9,  с.  22;  1,  с.  96;  7,  с.  96;  5,  с.  111]. 

Вопреки  всем  климатическим  невзгодам,  природа  собрала  здесь  богатую  коллекцию  сосудистых  растений  из  525  видов,  299  родов  и  74  семейств,  что  составляет  16,3  %  от  всей  флоры  Дагестана.  Важной  ее  особенностью  является  наличие  специфических  представителей  со  статусом  эндемиков,  реликтов  и  краснокнижных  растений:  37  (7,4  %)  относятся  к  эндемикам;  33  (6,3  %)  занесены  в  красные  книги  России  и  Дагестана;  а  отдельные  элементы  растительного  покрова  (19,1  %)  сохранились  здесь  с  третичного  времени,  когда  хребты  были  покрыты  густыми  можжевеловыми  лесами.  То  есть,  совокупный  генофонд  подобных  растений  Талгинского  ущелья  составляет  140  видов  (26,7  %),  т.  е.  четвертую  часть,  что  позволяет  считать  его  естественным  рефугиумом  для  данных  элементов. 

Таким  образом,  Талгинское  ущелье  как  типичная  территория  предгорного  Дагестана,  характеризуется  высокой  степенью  гетерогенности  флоры  благодаря  взаимопроникновению  представителей  как  горных,  так  и  равнинных  элементов.  С  другой  стороны,  специфика  растительного  покрова  напрямую  зависит  от  условий  существования  и  сезона  года  [4,  с.  78;  10,  с.  85].  К  лету  растительный  покров  полностью  выгорает,  но  в  весеннее  время  местами  он  образует  сплошной  и  густой  ковер  со  злаками  из  Festuca  L.Phleum  L.Poa  L.Stipa  L.  и  расцвечен  ярко  цветущими  Inula  L.,  Verbascum  L.Phlomis  L.,  Salvia  L.

Доминируют  представители  каменисто-щебнистых  субстратов  (табл.  1). 

Таблица  1. 

Фитоценотическая  принадлежность

 

1

2

3

4

5

6

7

8

9

Кол-во

140

117

106

92

84

58

24

17

7

%

21,7

18,1

16,6

14,2

13,0

8,9

3,7

2,6

1,1

 

Примечание:  1  —  скально-осыпной,  2  —  колюче-кустарниковый,  3  —  степной,  4  —  лугово-степной;  5  —  сорный,  6  —  лесной,  7  —  увлажненный,  8  —  песчаный,  9  —  солончаковый

 

Далее  следуют  виды  колюче-кустарникового  фитоценоза  (18,1  %).  Это  представители  шибляков  с  густыми  зарослями  из  Spiraea  hypericifolia  L.,  Rhamnus  pallasii  Fisch.  и  т.  д.  Несколько  меньше  растений  сухостепных  ценозов  (16,6  %).  К  лету,  на  фоне  ухудшения  водоснабжения,  они  полностью  выгорают,  но  в  весеннее  время  на  уплощенных  гребнях  растительный  покров  густ  и  сомкнут.  Виды  лугово-степного  типа  занимают  четвертую  позицию  (табл.  1)  во  флоре  Талгинского  ущелья  по  разнообразию  (14,2  %).  Лесные  элементы  играют  более  скромную  роль  (8,9  %).  Но,  несмотря  на  это,  их  присутствие  свидетельствует  о  когда-то  распространенных,  а  ныне  —  почти  исчезнувших  лесах  (арчевники).  Помимо  этих  разреженных  реликтовых  остатков  в  настоящее  время  здесь  произрастают  дикие  плодовые  деревья:  груша,  яблоня,  алыча,  кизил.  Расщелины  скал,  куда  затруднено  проникновение  солнечных  лучей,  достаточно  долго  сохраняют  влагу  и  являются  пристанищем  влаголюбивых  видов:  Asplenium  trichomonales  L.,  Parietaria  judaica  L.  Галофиты  распространены  у  начала  ущелья,  где  аккумулируются  соли,  вымытые  из  него  дождевыми  потоками.  Это  обуславливает  произрастание  таких  видов  как  Limonium  meuerii  (Boiss.)  O.  Kuntze,  Peganum  harmala  L.,  Zygophyllum  fabago  L.,  Eremopyrum  orientale  L.  Продукты  выветривания  материнской  породы  являются  субстратом  для  псаммофильных  видов:  Jurinea  ciscaucasica  (Sosn.)  Iljin.,  Chondrilla  juncea  L.  Особо  следует  отметить  Jurinea  arachnoidea  Bunge,  Erysimum  subsrtrigosum  (Rupr.)  N.Busch,  Gypsophila  capitata  Bieb.,  Oxytropis  pallasii  Pers.  и  т.  д.,  являющиеся  индикаторами  меловых  отложений. 

Современный  облик  растительного  покрова  Талгинского  ущелья  формируют  не  только  естественные  факторы.  В  последнее  время  сильное  экологическое  напряжение  обуславливается  антропогенным  давлением.  Этому  свидетельствует  сорная  группа  растений  (табл.  1),  преимущественно  локализованных  на  дне  ущелья,  но  способных  подниматься  по  каменистым  склонам  и  щебням  к  самым  гребням,  а  в  начале  ущелья  образующих  сплошные  заросли,  заглушающие  остальные  виды.  То  есть  современные  тенденции  изменения  флоры  направлены  в  сторону  резкого  расширения  фиторазнообразия  за  счет  несвойственных  естественным  сообществам  заносных  сорных  видов. 

Горный  рельеф  Талгинского  ущелья  характеризуется  не  только  расчлененностью,  но  и  сильным  обнажением  материнских  пород,  где  почти  всю  площадь  занимают  скалы,  осыпи  и  разной  плотности  щебнистый  субстрат.  Поэтому,  как  и  следовало  ожидать  в  подобной  среде,  наблюдаются  нарушение  и  повреждение  целостности  растительного  покрова,  сильная  разреженность,  слабая  задерненность,  ксероморфность  и  самое  основное  —  медленное  восстановлениеЭто  показатели  природной  экологической  напряженности.  Поэтому  здесь  немало  видов  с  узкой  экологической  амплитудой  существования  (24,4  %),  являющихся  стенотопными  по  отношению  к  тому  или  иному  фактору  среды.  Но,  несмотря  на  естественный  экологический  стресс,  аборигенные  элементы  поразительно  стойки  и  жизнеспособны.  Во  всех  экосистемах  отлажен  исторически  сложившийся  режим  гармоничного  сосуществования  и  функционирования  различных  сообществ,  с  оптимальной  к  данным  условиям  природно-рекреационной  способностью  и  возможностью  обмена  генофондом. 

Как  отмечалось  выше,  наибольшее  количество  представителей  флоры  Талгинского  ущелья  являются  обитателями  каменисто-щебнистых  субстратов  (табл.  1).  Сюда  относятся  самые  разнообразные  в  систематическом  отношении  травянистые  и  шибляковые  сообщества,  в  основном,  ксерофильного  характера  с  разной  степенью  разреженности  и  покрытия.  Классификация  растительного  покрова  по  предпочтению  субстрата  произрастания  позволил  произвести  следующую  группировку:  непетрофильные  виды,  факультативные  петрофиты,  облигатные  петрофиты  (табл.  2).  Непетрофиты  это  случайные  растения,  растущие  на  хорошо  задерненных  каменистых  участках,  покрытых  маломощными  почвами.  Они  могут  быть  привязаны  к  двум  и  более  ценотическим  группам.  Факультативные  петрофиты  широко  распространены  на  обнаженных  субстратах,  но  встречаются  и  в  других  местообитаниях.  Облигатные  произрастают  только  на  обнаженных  субстратах.

Исходя  из  характеристики  и  свойств  обнажений,  нами  выделено  три  типа  местообитаний:  скалы  и  отколовшиеся  каменные  глыбы;  закрепленный  щебнистый  субстрат;  подвижные  осыпи.  Ценотипно  строгие  обитатели  подобных  мест  являются  облигатными  петрофитами,  среди  которых  выделяют  хасмофиты  (обитатели  скал),  гляреофиты  (осыпи  и  другие  подвижные  субстраты)  и  хасмогляреофиты  (индифференты),  произрастающие  на  всех  типах  обнажений  [8,  с.  104].  Причем,  облигатность  петрофитов  тоже  не  абсолютна  и  колеблется  в  широких  пределах.

  Петрофиты  исследуемого  района  представлены  140  видами.  Но  облигатных  петрофитов  (хасмофиты,  гляреофиты,  индифференты),  чье  обитание  вне  каменистого  субстрата  —  редкое  исключение,  все  же  незначительно  (табл.  2).  Таких  видов  69  или  около  50  %  от  петрофильной  флоры.  В  их  экологических  спектрах  преобладают  индифференты  (34,3  %),  а  самыми  малочисленными  являются  хасмофиты  (7,1  %).

Таблица  2. 

Экологические  группы  петрофитов  (в  %  к  петрофитам)

 

Непетрофиты

Петрофиты  (140  видов)

Факульта

тивные

 

Облигатные

Хасмофи

ты

Гляреофи

ты

Индифферен

ты

Кол-во

385

71

10

11

48

%

50,7

7,1

7,9

34,3

 

 

Наиболее  жизнестойкими  среди  них  оказываются  многолетники,  успешно  противостоящие  частому  повреждающему  воздействию  –  Hippomarathrum  microcarpum  (Bieb.)  V.  Petrov,  Matthiola  caspica  (Busch)  Grossh.,  Euphorbia  gloreosus  (Bieb.)  Prokh.,  Teucrium  polium  L.  и  т.  д.  Помимо  них  в  данной  среде  обитания  встречаются  и  факультативные  петрофиты  (50,7  %),  а,  кроме  того,  и  совсем  непетрофильные  представители  (табл.  2).  Подтверждение  этому  —  остальные  произрастающие  в  Талгинском  ущелье  385  видов  растений,  такие  как  Orchis  mascula  L.,  Chelidonium  majus  L.,  Festuca  ovina  L.  и  другие. 

Распространение  петрофитов  в  Талгинском  ущелье  вполне  закономерно,  т.  к.  узкая  и  специфичная  среда  обитания  (скально-осыпной  ландшафт,  аридность)  позволяет  удерживаться  здесь  тем  растениям  и  сообществам,  чей  адаптационный  комплекс  направлен  не  только  на  выживание,  но  и  успешное  существование  в  естественных  стрессорных  условиях.  Условия  обитания  петрофитов  способствуют  выработке  сходных  экологических  признаков  в  разных  систематических  группах.  Это  приземистость,  корявость,  многоветвистость,  опушенность,  подушковидность,  сезонная  приуроченность.  Однако  невысокая  биомасса,  низкая  сомкнутость  покрова  и  малопродуктивность  делают  скальные  ксероморфные  сообщества  медленно  и  трудно  восстановимыми  в  быстро  меняющихся  условиях,  а  значит  неустойчивыми  и  уязвимыми. 

Подобные  характеристики,  разнообразие  фитоценотических  комплексовов  с  преобладанием  скально-осыпных,  колюче-кустарниковых,  и  степных  элементов  свидетельствуют  о  том,  что  структура  растительного  покрова  отражает  основные  черты  и  особенности  ландшафта  Талгинского  ущелья  и  служит  индикатором  его  экологических  условий  обитания. 

 

Список  литературы:

1.Аджиева  А.И.  Лекции  по  растительному  покрову  Дагестана:  учебное  пособие.  Махачкала:  Изд-во  ДГУ,  2009.  —  96  c. 

2.Львов  П.Л.  Редкие  растительные  сообщества  Дагестанской  АССР//  Растит.  ресурсы.  Р-на-Д:  РГУ,  —  1986.  —  Ч.  3.  —  С.  166—183.

3.Магомедова  М.А.  Основные  черты  флоры  Талгинского  ущелья  (Предгорный  Дагестан)  в  современное  время//  Тез.  Докл.  Междунар.научн.  конф.  «Изучение  флоры  Кавказа».  Пятигорск:  РИА-КМВ,  2010.  —  С.  68—69. 

4.Магомедова  М.А.  О  причинах  разнообразия  фитоценозов  Талгинского  ущелья  Предгорий  Дагестана  //  Вестник  ДГУ.  Махачкала,  —  2011.  —  вып.  1.  —  С.  76—79. 

5.Магомедова  М.А.,  Яровенко  Е.В.,  Аджиева  А.И.  Анализ  некоторых  локальных  флор  центрального  предгорного  Дагестана.  Махачкала:  ДГУ,  2013.  —  с.  111. 

6.Муртазалиев  Р.А.  Конспект  флоры  Дагестана.  Махачкала:  Эпоха,  —  2009.  —  т.  1.  —  319  с.

7.Омарова  С.О.  Анализ  флоры  Дагестана.  Махачкала:  ИПЦ  ДГУ,  2011.  —  96  с.

8.Шхагапсоев  С.Х.  Анализ  петрофильного  флористического  комплекса  Западной  части  Центрального  Кавказа.  Нальчик:  Эль–фа,  2003.  —  220  с.

9.Яровенко  Е.В.  Особенности  флоры  Нараттюбинского  хребта  Дагестана  как  транзитивной  зоны  //  Автореф.  дисс.  к.б.н.  Махачкала,  2005.  —  22  с.

10.Яровенко  Е.В.,  Абачев  К.Ю.,  Магомедова  М.А.  Особенности  флоры  Нараттюбинского  хребта  //  Бот.  журн.,  —  2011,  —  Т.  96.  —  №  1.  —  С.  75—86.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Уважаемые коллеги, издательство СибАК с 30 марта по 5 апреля работает в обычном режиме