Статья опубликована в рамках: XLII Международной научно-практической конференции «Экспериментальные и теоретические исследования в современной науке» (Россия, г. Новосибирск, 26 июня 2019 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Севостьянов Р.А. КОРЫСТНАЯ МОТИВАЦИЯ ПОДЖОГОВ // Экспериментальные и теоретические исследования в современной науке: сб. ст. по матер. XLII междунар. науч.-практ. конф. № 12(38). – Новосибирск: СибАК, 2019. – С. 63-66.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

КОРЫСТНАЯ МОТИВАЦИЯ ПОДЖОГОВ

Севостьянов Роман Александрович

канд. юрид. наук, доц. кафедры прокурорского надзора  и криминологии Саратовской государственной  юридической академии,

РФ, г. Саратов

АННОТАЦИЯ

В настоящей статье рассматриваются вопросы специфической реализации преступного умысла, направленного на совершение мошеннических действий, которым предшествует умышленное создание условий в виде уничтожения или повреждения чужого имущества, а также анализируется изобретенная виновным лицом схема совершения преступления, дается оценка общественной опасности содеянного и личности преступника. 

 

Ключевые слова: корысть, мотивация преступного поведения, мошенничество, поджог, умышленные уничтожение и повреждение чужого имущества.

 

Такие преступления, как мошенничество (ст. 159 УК РФ) и умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества (ст. 167 УК РФ), хотя и находятся в одной главе Уголовного кодекса РФ «Преступления против собственности» и посягают на один объект – право собственности, все же представляют собой совершенно разные деяния.

Мошенничество является одной из форм хищений и всегда отличается ярко выраженной корыстной направленностью [6, с. 105]. Для мошенника, как правило, свойственно «преувеличенное представление о роли материальных благ» [3, с. 164]. Мошенник стремится, используя свои таланты (коммуникабельность и убедительность), завладеть чужим имуществом.

Уничтожение или повреждение чужого имущества – это преступление иного рода. Оно, как правило, мотивировано ревностью, завистью, ненавистью и другими подобными факторами [2, с. 121].

Стремясь уничтожить или повредить чужое имущество, человек пытается «выравнять» кажущийся ему дисбаланс в общественных отношениях (уничтожить автомобиль более удачливого соседа из-за зависти, разбить телефон супруги, тем самым «наказав» ее из-за ревности и т. п.).

Однако нельзя не согласиться с утверждением, что сегодня происходит не только количественное, но и качественное изменение преступности [5, с. 80].

Особенно ярко это можно увидеть, наблюдая за новыми вариантами мошеннических действий, число которых, пожалуй, может ограничиваться лишь фантазией самих мошенников.

Среди новых вариантов мошеннического поведения нашлось место и весьма необычному сочетанию двух разных деяний, ставших звеньями одной преступной цепи.

Речь идет об умышленном уничтожении или повреждении чужого имущества и мошенничестве. При этом уничтожение (повреждение) имущества в разработанной преступной схеме выступает как первоначальный этап преступной деятельности, на котором создаются условия для последующего хищения.

Так, Фрунзенским районным судом г. Саратова 27 марта 2017 г. за совершение ряда преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159 (мошенничество, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину) и ч. 2 ст. 167 УК РФ (умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенные путем поджога), осужден М., который в одном из частных секторов г. Саратова совершал поджоги деревянных строений, а затем обращался к хозяевам, предлагая услуги по восстановлению сгоревших домов и хозяйственных построек за денежное вознаграждение. Получив денежные средства от потерпевших, М. скрывался.

В первый раз М. совершил поджог стены деревянного дома с помощью зажигалки, уничтожив деревянные строения стоимостью 1 693 600 рублей и личное имущество жильцов (телевизор, холодильник, компьютер, газовую плиту, стиральную машину, пылесос, мебель, одежду и др.) на сумму 52 177 рублей.

В тот же день М. предложил потерпевшим свои услуги по проведению восстановительных работ и, получив от них предоплату в сумме 23 000 рублей, скрылся.

Во второй раз М. поджег стену дома, используя горюче-смазочное вещество и зажигалку, при этом полностью уничтожив дом стоимостью 1 700 000 рублей и находящееся в нем имущество (телевизор, одежду, комплект спутникового телевидения, мебель и т. д.) на сумму 33 972 рубля.

Действуя по разработанной схеме, М. в данном случае получил от потерпевших 40 000 рублей и скрылся.

В третий раз М. совершил поджог деревянной пристройки жилого дома, используя зажигалку и мусорные отходы. В результате пожара пострадали отделочные материалы дома, лестница, дверь, половые доски и другое имущество на сумму 86 495 рублей. 

В этот раз М. получил 110 000 рублей, приступил к выполнению работ (вывез мусор и начал штукатурить одно из помещений), однако доводить работы до конца он не намеревался и скрылся от потерпевших.  

Из показаний потерпевших следует, что М. был убедителен, располагал к себе, представлялся представителем администрации. Они охотно верили его словам. Он писал расписки о получении денег и составлял договор.

За совершение данных преступлений М. был приговорен к 3 годам лишения свободы.

Таким образом, поджог деревянных строений стал подготовительным этапом мошеннических действий, своеобразной первой ступенью на пути к реализации преступного умысла.

Создание подобной преступной схемы свидетельствует, с одной стороны, об определенной преступной изобретательности М., наличии у него отличительных мошеннических черт (артистизм и коммуникабельность), а с другой стороны, говорит о ярко выраженном цинизме данного лица, крайнем пренебрежении интересами людей, которых он сначала лишал жилища и самого необходимого имущества, а затем удовлетворял свои корыстные потребности, спекулируя на человеческом несчастье.

Изложенное заставляет задуматься о состоянии морали отдельных представителей общества, главенствующем приоритете для них материальных благ и абсолютном игнорировании жизненно важных потребностей других людей.

Знание о существовании подобной схемы преступного поведения должно также способствовать предупреждению подобных общественно опасных явлений в будущем.

 

Список литературы:

  1. Приговор Фрунзенского районного суда г. Саратова по уголовному делу № 1-147/2016 в отношении М., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159 УК РФ, ч. 2 ст. 159 УК РФ, ч. 2 ст. 159 УК РФ, ч. 2 ст. 167 УК РФ, ч. 2 ст. 167 УК РФ, ч. 2 ст. 167 УК РФ, ч. 2 ст. 167 УК РФ // Судебные и нормативные акты РФ [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://sudact.ru/regular/doc/3WCKbPuukjWX/?regular-txt=& (дата обращения: 11.06.2019).
  2. Семененко Г.М. К вопросу о детерминантах умышленного уничтожения или повреждения чужого имущества // Инновационная наука. – 2015. – Вып. 4-3. – С. 121-123.
  3. Стрижов Е.Ю. Психологический анализ личности мошенника с позиций концепции нравственной надежности // Вестник Тамбовского университета: Серия: Гуманитарные науки. – 2008. – Вып. 4 (60). – С. 163-171.
  4. Уголовный кодекс РФ // КонсультантПлюс [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/ (дата обращения: 11.06.2019).
  5. Чужмарова А.А. Криминологическая характеристика мошенничества // Научный журнал. – 2016. – № 12 (13). – С. 80-82.
  6. Шатилов А.В. Индивидуальная профилактика мошенничества: правовые, культурные и нравственные проблемы // Правовая культура. – 2018. – № 2 (33). – С. 104-109.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий