Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: VIII Международной научно-практической конференции «Экспериментальные и теоретические исследования в современной науке» (Россия, г. Новосибирск, 13 декабря 2017 г.)

Наука: Психология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Смотрова Т.Н., Гриценко В.В. СОЦИАЛЬНАЯ ФРУСТРИРОВАННОСТЬ МИГРАНТОВ-СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ В УСЛОВИЯХ ВОЗВРАЩЕНИЯ НА ИСТОРИЧЕСКУЮ РОДИНУ // Экспериментальные и теоретические исследования в современной науке: сб. ст. по матер. VIII междунар. науч.-практ. конф. № 8(8). – Новосибирск: СибАК, 2017. – С. 48-58.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

СОЦИАЛЬНАЯ ФРУСТРИРОВАННОСТЬ МИГРАНТОВ-СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ В УСЛОВИЯХ ВОЗВРАЩЕНИЯ НА ИСТОРИЧЕСКУЮ РОДИНУ

Смотрова Татьяна Николаевна

доц., канд. психол. наук, Балашовский институт (филиал) ФГБОУ  ВО «СГУ имени Н.Г.Чернышевского»,

РФ, г. Балашов

Гриценко Валентина Васильевна

проф., д-р психол. наук, Московский государственный психолого-педагогический университет,

РФ, г. Москва

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ, проект «Свои или чужие: особенности социально-психологической адаптации соотечественников в России» (№ 15-06-10188).

 

АННОТАЦИЯ

В статье представлены результаты исследования динамики показателей социальной фрустрированности мигрантов-соотечественников в процессе социально-психологической адаптации к жизни в России. Проводится сравнительный анализ степени удовлетворенности жизнью добровольных и вынужденных мигрантов на этапе предшествующем принятию решению о возвращении на родину и в постмиграционный период. Выявлены большие расхождения между показателями неудовлетворенности до и после миграции у репатриантов из Украины.  Делаются выводы относительно уровня социальной фрустрированности соотечественников в новой среде.

 

Ключевые слова:  удовлетворенность жизнью, социальная фрустрированность, миграция, мигранты, соотечественники, социально-психологическая адаптация.

 

Социальная фрустрированность рассматривается как сложная по структуре психологическая переменная, как форма (вид) психического напряжения, возникающего вследствие невозможности реализации личностью своих актуальных социальных потребностей, и определяется уровнем удовлетворенности/неудовлетворенности личности социальными достижениями в основных аспектах жизнедеятельности [2]. Степень удовлетворенности индивида различными сторонами своей жизни выступает на эмоциональном уровне важнейшим показателем успешности социально-психологической адаптации к новой среде [5,9]. Именно поэтому проблема социальной фрустрированности личности приобретает особую актуальность в условиях миграции.

В  данной статье приводится анализ социальной фрустрированности мигрантов, переселившихся в Россию на постоянное жительство по Государственной программе «Оказание содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом» [4].

Исследовательская выборка объемом 228 человек (107 мужчин и 121 женщина в возрасте от 17 до 63 лет (M=29,59, SD=9,54)) была разделена  на две группы. Первая группа представлена выходцами из Украины в количестве 112 человек (51 мужчина и 61 женщина), вынужденно переселившимися в Россию после начала военных действий на территории Донецкой и Луганской областей. Вторая группа, насчитывающая 116 человек (56 мужчин и 60 женщин), – это добровольные мигранты-соотечественники из других стран постсоветского пространства (Азербайджан, Армения, Беларусь Казахстан, Молдавия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан).

В ходе исследования с помощью модифицированного варианта методики  «Уровень социальной фрустрированности» Л.И Вассермана фиксировалась степень удовлетворенности мигрантов социальными достижениями в основных аспектах жизнедеятельности по 25 субшкалам. Эти субшкалы объединены  в 5 блоков: «взаимоотношения с родными и близкими», «взаимоотношения с  ближайшим социальным окружением», «социальный статус», «социально-экономическое положение», «здоровье и работоспособность» [2,3,4].

Инструкция методики – оценить степень удовлетворенности/ неудовлетворенности основными сферами жизни по пятибальной системе оценок (от «полностью удовлетворен», до «полностью неудовлетворен») –  была скорректирована в соответствии с целями исследования. Респондентам предлагалось выставить оценки удовлетворенности дважды, характеризуя этап, предшествующий принятию решения о переезде на историческую родину, и этап реализации данного решения на момент проведения исследования [8].

Затем высчитывались среднегрупповые индексы социальной фрустрированности для всей выборки и для групп соотечественников из Украины и соотечественников из других стран отдельно по каждой субшкале и по каждому блоку. В зависимости от величины балла делается вывод об уровне фрустрированности: чем больше балл, тем выше уровень социальной фрустрированности  (1,0 – 1,4 – очень низкий; 1,5 – 1,9 –  пониженный; 2,0 – 2,4 – неопределенный; 2,5 – 2,9 – умеренный; 3,0 – 3,4 – повышенный; 3,5 – 4 балла – очень высокий).

Достоверность различий в значениях удовлетворенности жизнью соотечественников до и после миграции  определялась с помощью критерия Вилкоксона, а различий между группами  добровольных и вынужденных мигрантов – соотечественников из Украины и других стран – с помощью U-критерия Манна-Уитни.  

Перейдем к анализу социальной фрустрированности соотечественников до и после миграции и сначала рассмотрим  результаты, полученные по методике УСФ на всей выборке (табл.1).

Прежде всего, необходимо отметить, что оценки удовлетворенности жизнью на этапе принятия решения о переезде в Россию по большинству шкал находятся в интервале от полутора до двух баллов, что свидетельствует о пониженном уровне социальной фрустрированности репатриантов в большинстве сфер жизнедеятельности.

Таблица 1.

Индексы социальной фрустрированности соотечественников в различных сферах жизни до и после переезда в Россию (средние значения)

п/п

 

Удовлетворенность:

Вся выборка

До миграции

После миграции

Итоговый индекс социальной фрустрированности

1,90*

2,03*

I. Удовлетворенность взаимоотношениями с родными и близкими

1,72*

1,85*

1

взаимоотношениями с родителями 

1,75*

1,97*

2

взаимоотношениями с супругом(ой)

1,49

1,55

3

взаимоотношениями с детьми

1,48

1,57

4

взаимоотношениями с родственниками

1,90

1,96

II. Удовлетворенность взаимоотношениями с ближайшим социальныи окружением

1,94

1,94

5

взаимоотношениями с коллегами по работе

1,87

1,94

6

взаимоотношениями с начальством

2,00

2,03

7

взаимоотношениями с представителями

других национальностей

1,87

1,83

III. Удовлетворенность социальным статусом

1,96*

2,07*

8

уровнем образования

1,88*

2,07*

9

уровнем профессиональной подготовки

2,19

2,16

10

сферой профессиональной деятельности

2,01*

2,22*

11

работой в целом

2,01

2,11

12

своим положением в обществе

2,01

2,01

IV. Удовлетворенность социально-экономическим положением

1,97*

2,20*

13

материальным положением

1,93*

2,21*

14

жилищно-бытовыми условиями

1,77*

2,23*

15

медицинским обслуживанием

1,95*

2,28

16

снабжением

2,10

2,19

17

культурно-бытовыми условиями

1,96*

2,22*

18

транспортом

2,18

2,13

19

проведением свободного времени

1,99

2,1

20

образом жизни в целом

1,93*

2,13*

V. Удовлетворенность здоровьем и работоспособностью

1,89*

2,00*

21

физическим состоянием

1,84

1,88

22

психоэмоциональным состоянием

1,86*

2,11*

23

работоспособностью

1,84

1,81

24

уровнем личной безопасности

1,95

1,93

25

уровнем самореализации

1,96*

2,12*

Примечание: * звездочкой обозначены статистически достоверные различия по критерию по критерию Вилкоксона на уровне  значимости р<0,05.

 

Вместе с тем в отношении семи субшкал, средние значения по которым равны двум баллам и выше, респонденты проявили неопределенный уровень фрустрированности. Это субшкалы, отражающие такие сферы жизнедеятельности, как характер взаимоотношений с начальством (2,0 балла), уровень профессиональной подготовки (2,19) сфера профессиональной деятельности (2,01), работа в целом (2,01), положение в обществе (2,01), снабжение (2,10) и  транспорт (2,18).

По среднегрупповому значению итогового индекса социальной фрустрированности можно сделать вывод о том, что в целом этап до принятия решения о переезде на историческую родину характеризуется пониженным уровнем социальной фрустрированности соотечественников, и соответственно, повышенным уровнем их удовлетворенности жизнью.

Если говорить об отношении соотечественников к разным сторонам жизни после переезда в Россию, то здесь имеет место повышение уровня социальной фрустрированности. Число сфер жизнедеятельности, которые были оценены соотечественниками в 2 балла и выше, увеличилось с 7-ми до 16-ти. При этом статистически достоверные изменения в сторону снижения степени удовлетворенности зафиксированы по 10-ти субшкалам. Это такие из них, как «взаимоотношения с родителями» (1,97), «уровень образования» (2,07), «сфера профессиональной подготовки» (2,22), «материальное положение» (2,21), «жилищно-бытовые условия» (2,23), «медицинское обслуживание» (2,28), «культурно-бытовые условия» (2,22), «образ жизни в целом» (2,13), «уровень самореализации» (2,12), «психоэмоциональное состояние» (2,11).

Но главное то, что наблюдается достоверное повышение уровня социальной фрустрированности соотечественников, если судить по итоговому индексу и по индексам четырех из пяти базовых сфер жизнедеятельности: «взаимоотношения с родными и близкими», «социальный статус», «социально-экономическое положение», «здоровье и работоспособность». Причем три последние имеют среднегрупповые оценки выше двух баллов.

Самый высокий индекс фрустрированности весом в 2,2 балла обнаруживается в такой базовой сфере, как социально-экономическое положение («материальное положение», «жилищно-бытовые условия», «медицинское обслуживание», «культурно-бытовые условия», «положение в обществе»). Иными словами, в условиях смены места жительства материальная обеспеченность, наличие нормальных жилищных условий, возможность получать квалифицированную медицинскую помощь и культурно-бытовые услуги приобретают для соотечественников особую актуальность и субъективную значимость. Именно достойное социально-экономическое положение человека в системе социальных отношений придает ему чувство уверенности в себе и своих силах, способствует возникновению чувства личностной и социальной безопасности, уверенности в настоящем и завтрашнем дне [5].

Более фрустрированной после переезда в Россию, как видим, для соотечественников оказалась и такая сфера жизни, как социальный статус («сфера профессиональной подготовки», «уровень образования»). Трудовая (профессиональная) деятельность является мощной детерминантой личности, одной из наиболее значимых сфер ее жизни, определяющим элементом личностного самоопределения [6]. Ведь выбор профессиональной деятельности тесно связан со смысложизненными ориентациями индивида. Как подчеркивает Р. Бернс, человек испытывает удовлетворение не от того, что он просто что-то делает хорошо, а от того, что он избрал определенное дело и именно его делает хорошо [1].

И наконец, определенную фрустрированность у соотечественников вызывает такая сфера жизни, как здоровье и работоспособность («психоэмоциональное состояние»). Неустроенность, неопределенность положения соотечественников в профессиональной и социальной сфере, неуверенность в завтрашнем дне, естественно, будут создавать неблагоприятный эмоциональный фон и негативно отражаться на их психоэмоциональном состоянии [9].

Таблица 2.

Индексы социальной фрустрированности соотечественников из Украины и других стран в различны сферах жизни до и после миграции (средние значения)

N

п/п

Удовлетворенность:

С о о т е ч е с т в е н н и к и

До миграции

После миграции

из

Украины1

из других

стран2

из

Украины3

из других

стран4

Итоговый индекс социальной фрустрированности

1,783

2,034

1,961

2,112

I. Удовлетворенность взаимоотношениями с родными и близкими

1,613

1,82

1,921

1,85

1

взаимоотношениями с родителями 

1,633

1,864

1,921

2,012

2

взаимоотношениями с супругом(ой)

1,46

1,54

1,48

1,67

3

взаимоотношениями с детьми

1,47

1,59

1,48

1,74

4

взаимоотношениями с родственниками

1,74

2,054

1,92

2,002

II. Удовлетворенность взаимоотношениями с ближайшим социальныи окружением

1,702

2,091

1,97

2,17

5

взаимоотношениями с коллегами

по работе

1,642

2,191

1,79

2,1

6

взаимоотношениями с начальством

1,762

2,321

1,82

2,28

7

взаимоотношениями с представителями других национальностей

1,702

2,041

1,68

1,98

III. Удовлетворенность социальным статусом

1,823

2,09

1,971

2,17

8

уровнем образования

1,85

1,904

1,96

2,182

9

уровнем профессиональной подготовки

2,00

2,39

2,05

2,26

10

сферой профессиональной деятельности

1,862,3

2,161

2,171

2,26

11

работой в целом

1,833

2,22

2,111

2,10

12

своим положением в обществе

1,75

2,27

1,88

2,13

IV. Удовлетворенность социально-экономическим положением

1,852,3

2,091

2,201

2,21

13

материальным положением

1,802,3

2,061

2,231

2,20

14

жилищно-бытовыми условиями

1,743

1,814

2,271

2,202

15

медицинским обслуживанием

1,883

2,024

2,301

2,262

16

снабжением

1,883

2,33

2,071

2,32

17

культурно-бытовыми условиями

1,842,3

2,081,4

2,201

2,242

18

транспортом

2,01

2,35

2,09

2,18

19

проведением свободного времени

1,843

2,13

2,131

2,07

20

образом жизни в целом

1,853

2,014

2,071

2,182

Продолжение таблицы 2

N

п/п

Удовлетворенность:

С о о т е ч е с т в е н н и к и

До миграции

После миграции

из

Украины1

из других

стран2

из

Украины3

из других

стран4

V. Удовлетворенность здоровьем и работоспособностью

1,82

1,974

1,90

2,102

21

физическим состоянием

1,72

1,95

1,75

2,01

22

психоэмоциональным состоянием

1,79

1,934

1,99

2,232

23

работоспособностью

1,74

1,94

1,74

1,89

24

уровнем личной безопасности

2,013

1,90

1,801

2,07

25

уровнем самореализации

1,88

2,044

2,05

2,202

Примечания.

1) жирным шрифтом выделены среднегрупповые значения уровня фрустрированности соответсвующими сферами жизни, по которым выявлены значимые различия.

2) 1,2,3,4 номера групп, с которыми обнаружены значимые различия: по U-критерию Манна-Уитни между группами соотечественников из Украины и  из других стран и  по критерию Вилкоксона – между значениями до и после миграции внутри каждой из исследуемых групп.

 

Теперь перейдем к сравнительной характеристике степени удовлетворенности/неудовлетворенности различными аспектами жизнедеятельности соотечественников в зависимости от добровольности/вынужденности их переселения в РФ и обратимся к данным, представленным в таблице 2.

Как показывают результаты исследования, на этапе до принятия решения о переезде у репатриантов  из Украины обнаруживаются более низкие значения степени социальной фрустрированности, чем у соотечественников из других стран по всем субшкалам, кроме субшкалы «уровень личной безопасности». Скорее всего, это означает, что выходцев из Луганской и Донецкой областей Украины прежняя жизнь практически полностью устраивала, если бы не возникла угроза здоровью и жизни их самих и членов их семей после начала военных действий на обозначенных территориях. Данное обстоятельство акцентирует вынужденный характер их перемещения, что, безусловно, может выступать фактором, затрудняющим адаптацию этой группы мигрантов к существованию в новых условиях.

В свете вышесказанного обратим внимание, что на этапе до принятия решения о переезде,  у переселенцев из других стран, в сравнении с выходцами из Украины, обнаруживаются достоверно более высокие индексы фрустрированости по шести субшкалам (взаимоотношения с коллегами, с начальством, с представителями других национальностей, сфера профессиональной деятельности, материальное положение, культурно-бытовые условия) и по двум базовым шкалам – «удовлетворенность взаимоотношениями с ближайшим социальным окружением». Возможно, добровольность характера миграции репатриантов из других стран предопределена фрустрированностью именно этих немаловажных сфер жизни.

После переселения на историческую родину за соотечественниками из Украины также сохраняется тенденция меньшей удовлетворенности по большинству субшкал, в сравнении с соотечественниками из других стран.  Исключение составляют «работа в целом», «материальное положение», «жилищно-бытовые условия», «медицинское обслуживание» «проведение свободного времени». И только по одной шкале  – «личная безопасность», индекс социальной фрустрированности выходцев из Украины статистически значимо понизился с 2,01 до 1,80 баллов.

Стоит отметить, что на этапе после миграции различия, выявленные между двумя исследуемыми группами в уровне социальной фрустрированности по субшкалам, базовым шкалам и по итоговому индексу, не достигают статистической достоверности. А это значит, что после реализации миграционных намерений, соотечественники из Украины приблизились к соотечественникам из других стран по степени неудовлетворенности жизнью.  

Если же по результатам исследования сравнивать уровень неудовлетворенности основными сторонами жизни до и после переезда в Россию, то можно однозначно констатировать его повышение, как у вынужденных, так и у добровольных мигрантов. У выходцев из Украины такое повышение имеет статистическую достоверность по десяти субшкалам: «взаимоотношения с родителями», «сфера профессиональной деятельности», «работа в целом», «материальное положение», «жилищно-бытовые условия», «медицинское обслуживание», «снабжение», «культурно-бытовые условия», «проведение свободного времени», «образ жизни в целом». У соотечественников из других стран – только по восьми – «взаимоотношения с родителями», «уровень образования», «жилищно-бытовые условия», «медицинское обслуживание», «культурно-бытовые условия», «психоэмоциональное состояние», «образ жизни в целом», «уровень самореализации».  При сопоставлении представленных выше перечней, очевидно, что для переселенцев из обеих групп после переезда характерно ухудшение взаимоотношений с родителями, снижение субъективной удовлетворенности жильем, оказанием медицинских и культурно-бытовых услуг, образом жизни в целом. Следовательно, можно заключить, что именно эти сферы обладают в сознании репатриантов наибольшей субъективной значимостью.

И, наконец, для того, чтобы получить более полную картину, отражающую основные аспекты социальной фрустрированности соотечественников в условиях возвращения на историческую родину, обратимся к результатам распределения респондентов по итоговому индексу социальной фрустрированности до и после миграции (таблица 3).

Таблица 3.

Распределение соотечественников по итоговому индексу социальной фрустрированности

 

 

п/п

 

 

Уровень социальной фрустрированности

С о о т е ч е с т в е н н и к и

До миграции

После миграции

из Украины

%

из других стран

%

все

%

из

Украины

%

из других стран

%

все

%

1

очень высокий

4,5

14,1

9,4

8

15,2

9,8

2

повышенный

3,6

8,8

4,9

7,1

14,3

12,5

3

умеренный

9

6,1

8,1

6,3

0,9

3,6

4

неопределенный

11,7

7

10,4

14,3

8

11,2

5

пониженный

28,9

30,2

29,6

33,9

25,9

39,2

6

очень низкий

42,3

33,8

37,6

30,5

35,7

23,7

 

Очевидно, что наибольший интерес в представленном распределении вызывает соотношение мигрантов с пониженным и очень низким уровнем уровнем социальной фрустрированности, с одной стороны, и повышенным и очень высоким – с другой. Как видим из данных таблицы 3, имеет место некоторая динамика показателей, свидетельствующая об уменьшении количества удовлетворенных жизнью и увеличении количества социально фрустрированных лиц в постмиграционный период. Вместе с тем достоверных различий в распределении  признака не выявлено ни между группами, ни внутри них, и тенденция численного превосходства в два раза и более лиц удовлетворенных жизнью над фрустрированными имеет место как во время, предшествующее принятию решения о переселении, так и после переезда в Россию. А это значит, что большая часть репатриантов в силу слабо выраженной социальной фрустрированности потенциально способна успешно адаптироваться к условиям возвращения на родину.

Таким образом, вышеизложенное позволяет сделать следующие выводы:

– в целом для мигрантов, ставших участниками Госпрограммы «Соотечественники», характерен пониженный и низкий уровень социальной фрустрированности, что свидетельствует, на наш взгляд, о достаточно высоком уровне субъективного благополучия соотечественников в новой среде;

– при возвращении на родину почти у каждого третьего соотечественника возникает состояние так называемой социальной фрустрированности в связи с неудовлетворенностью своим положением в обществе и достижениями в некоторых сферах жизни. Наибольшую неудовлетворенность соотечественники испытывают в такой социально заданной иерархии, как «социальный статус»  и  «социально-экономическое положение»,  что является показателем высокой субъективной значимости данных аспектов жизни в сегодняшних условиях их существования;

– выявлены определенные различия между соотечественниками из Украины и из других стран. На этапе принятия решения о миграции выходцы из Украины по всем шкалам (за исключением одной шкалы – «уровень личной безопасности») демонстрируют более низкие индексы социальной фрустрированности, по сравнению с выходцами из других стран. В то же время на этапе реализации этого решения индексы фрустрированности у соотечественников из Украины повысились и приблизились к аналогичным показателям неудовлетворенности в основных сферах жизни  соотечественников из других стран. Наличие больших расхождений между показателями неудовлетворенности до и после миграции у репатриантов из Украины, на наш взгляд, является свидетельством больших трудностей в адаптации данной категории мигрантов, по сравнению с репатриантами из других стран.

 

Список литературы:

  1. Бернс Р. Развитие Я–концепции и воспитание. М., 1986.
  2. Бойко В.В. Энергия эмоций в общении: взгляд на себя и на других. М.,  1996. 
  3. Вассерман Л.И. Психодиагностическая шкала для оценки уровня социальной фрустрированности // Обозрение Института психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева.  1995. № 2. – С. 73 – 79.
  4. Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_135348/9cf95e1cef34d74eca9a5792671e8c9e40db0c88  (дата обращения 24.11.2017).
  5. Гриценко В.В. Исследование субъективного благополучия русских и хакасов в условиях общественно-экономических перемен // Проблемы социальной психологии личности /отв.ред. Р.М. Шамионов.  – Саратов: изд-во СГУ, 2004. – С. 132-148.
  6. Гриценко В.В. Стремление к самоактуализации как важнейшее условие адаптации вынужденных переселенцев // Психология на рубеже веков: наука, практика, преподавание. Тезисы докладов Междунар. науч.-прак. конф.  – Тула, 2000. – С. 236–238.
  7. Гриценко В.В., Смотрова Т.Н. Теоретические основы исследования социально-психологической адаптации соотечественников в России // Миграционные процессы: проблемы адаптации и интеграции мигрантов: сб. материалов Междунар. науч-практ. конф. / под ред. проф. д-ра гегр. наук В.С. Белозерова. – Ставрополь: Изд-во СКФУ, 2015. – С. 22-26.
  8. Семьи трудовых мигрантов: социально-психологическая адаптация к условиям вынужденной разлуки [Монография]. / Гриценко В.В., Ефременкова М.Н., Муращенкова Н.В., Смотрова Т.Н. – Смоленск: Смоленский гуманитарный университет, 2014. – 256 с.
  9. Смотрова Т.Н., Гриценко В.В. Удовлетворенность различными сторонами жизнедеятельности как показатель успешности социально-психологической адаптации соотечественников в России // Изв. Сарат ун-та. Нов. сер. Акмеология образования. Психология развития. 2017. – Т. 6., вып. 1. – С. 53-58.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом