Поздравляем с Днем Российской науки!
   
Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: LXXXII Международной научно-практической конференции «Экспериментальные и теоретические исследования в современной науке» (Россия, г. Новосибирск, 26 октября 2022 г.)

Наука: Междисциплинарные исследования

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Астрамецкий В.С. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ КИТАЯ В СОВРЕМЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ // Экспериментальные и теоретические исследования в современной науке: сб. ст. по матер. LXXXII междунар. науч.-практ. конф. № 10(75). – Новосибирск: СибАК, 2022. – С. 21-27.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ КИТАЯ В СОВРЕМЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ

Астрамецкий Владислав Сергеевич

магистр (специальность «Востоковедение»), ст. преподаватель кафедры теории и практики китайского языка, Минского государственного лингвистического университета,

Республика Беларусь, г. Минск

АННОТАЦИЯ

В статье содержится анализ современных исследовательских работ, затрагивающих проблему формирования экономической модели Китая. Рассмотрены версии современных учёных, предпринявших попытки выяснить причины и условия масштабного экономического прорыва КНР. Даны комментарии основным выводам учёных о тенденциях и перспективах развития китайской экономики.

 

Ключевые слова: современные исследования вопросов экономики, «китайское экономическое чудо», анализ проблемы «экономика Китая», тенденции и перспективы развития экономики КНР.

 

Необходимость масштабного преобразования экономических процессов в Китае была обусловлена динамикой развития отдельных регионов, потребовавшей оптимизации способов взаимодействия между ними и центральными органами управления. Успешный опыт Китая в вопросе реформирования экономики и стабилизации темпов её роста показал всему миру, что самым эффективным инструментом развития отдельных регионов выступают свободные экономические зоны (СЭЗ). Создание и развитие СЭЗ стало основной формой стимулирования экономической активности и позволило КНР привлекать иностранных инвесторов в экономику страны. Однако существует целый ряд и других факторов, обусловивших возникновение уникального явления – экономической модели КНР. Изучение причин и условий возникновения китайского «экономического чуда» стало предметом многих современных исследований.

Глубокий анализ проблемы развития китайской экономики даёт американо-израильский профессор экономики Джоэль Мокир в своём труде «Рычаг богатства. Технологическая креативность и экономический прогресс» («The Lever of Riches Technological Creativity and Economic Progress», 1990). Труд посвящён инновационной технологической креативности. Автор рассуждает о том, почему одни страны креативнее других? Почему некоторые необыкновенно развитые общества (например, Древний Китай) постепенно впадают в застойное состояние? Историк экономики повествует о том, что технологическая креативность, безусловно, отличается от творческого подхода в науке или искусстве, так как обладает более простым характером в своих проявлениях.

Дж. Мокир, исследуя процессы развития экономики Китая, утверждает, что за тысячелетия своей истории Китай набрал «поразительный технологический импульс, развиваясь, насколько мы можем судить, не менее, а то и более быстро, чем Европа» [2]. Многие китайские инновации, по убеждению автора, проникли в Европу, будучи либо непосредственно заимствованы, либо изобретены самостоятельно. И, тем не менее, утверждает автор, Китай не смог удержать позицию лидера и постепенно приходил в упадок в экономике, политике и культуре. Государство всегда было главным рычагом, толкающем страну к благосостоянию или, напротив, к застою. Технологическая креативность власть имущих, по мнению Дж. Мокира, и была той самой главной причиной и движущей силой экономического роста. Рассуждения автора вызывают неоднозначную реакцию. С одной стороны, его утверждение о том, что изобретение и инновация суть разные вещи – интересное и достаточно верное утверждение. Однако автор книги утверждает, что инновации внедряют в технологическую практику не сами изобретатели, а другие люди, которые, по

словам историка экономики, также являются изобретателями (в данном случае, изобретатели инноваций). Это, безусловно, вносит определённую путаницу в рассуждения Дж. Мокира. Тем более, что относительно Китая, автор в качестве изобретателя (проводника) инноваций называет само государство. Таким образом, по мнению автора, технологическая креативность Китая будет развиваться более активно, если правящая верхушка не будет им сопротивляться, то есть поощрять «поощрять потенциальных новаторов, создавая для них нужную структуру стимулов» [2].

Итак, Мокир рассматривает ряд факторов, оказывавших влияние на развитие технологической креативности, включая такие аспекты, как роль государства, воздействие науки, а также религии, политики, культуры.

Примечательны результаты анализа экономической системы Китая в работе «Почему одни страны богатые, а другие бедные. Происхождение власти, процветания и нищеты» (англ. Why Nations Fail: The Origins of Power, Prosperity, and Poverty, 2012) американского экономиста Дарона Аджемоглу и британского исследователя в области экономики и политики Джеймса Алана Робинсона, которые пытаются найти ответ на вопросы: в чём причина мирового неравенства и почему страны и регионы мира обладают мировым богатством столь неравномерно?  В поисках ответа, учёные анализируют обширный научный материал по экономике, истории и политологии о развитии стран разных континентов в разные исторические эпохи. Это придаёт книге статус энциклопедии в области политической экономики. Актуальность исследования подтверждает тот факт, что на протяжении двух лет после написания книги авторы вели англоязычный сайт, посвящённый ответам на вопросы по теме их научно-исследовательской работы. Основываясь на законах институциональной экономики, Д. Аджемоглу и Д. Робинсон объясняли читателям причины различий в социально-политическом и экономическом развитии различных государств, а также исследовали факторы, которые определяли экономический рост определённых стран или накопление ими достатка.

Главная ценность их работы заключается, на наш взгляд, в том, что авторам принадлежит уникальная концепция, убедительно доказывающая несостоятельность предложенных различными учёными и исследователями объяснений, которые связывают успехи или провалы в экономической или культурной политике различных государств с этническими (культура, религия) или географическими факторами (климат, местоположение страны, природные ресурсы). Данный тезис авторы книги подтверждают убедительными примерами нескольких социальных структур, которые развиваются существенно отличающимися путями при наличии практически идентичных географических или национальных факторов. Д. Аджемоглу и Д. Робинсон утверждают, что процветание или упадочное состояние государств обусловлены, в первую очередь, концепциями политических и экономических институтов. Учёные подтверждают свою мысль глубоким аналитическим подходом в изучении взаимообусловленности экономики и государственной политики различных государственных моделей (читатель имеет возможность изучить устройство цивилизации Майя, Римской и Британской империй, Венецианской республики, Эфиопии, Австралии, СССР и России современной, Южной Кореи, древнего и современного Китая и многих других государств и цивилизаций в различные эпохи их существования). В основе анализа Д. Аджемоглу и Д. Робинсона – модель сопоставления так называемых «экстрактивных» и «инклюзивных» социальных институтов. Экстрактивные экономические институты позволяют «элитам – группам, контролирующим политическую власть в стране – управлять экономикой государства для собственной выгоды» [1], что не позволяет другим группам граждан, участвующим в экономических отношениях, извлекать для себя выгоду. Примером этому могут служить различные виды монархических, тоталитарных или диктаторских режимов, где элитная верхушка властвует, опираясь на силы армии, полиции, судов и СМИ. Инклюзивные институты обеспечивают участие в экономических отношениях с возможностью получения прибыли всех (или большинства) граждан. Именно эти институты являются базисом всех либерально-демократических систем современного мира.

Если обратиться к точке зрения учёных относительно развития Китая, то особое внимание привлекает их аналитический подход в интерпретации экономического состояния страны. Д. Аджемоглу и Д. Робинсон отмечают, что «политические и экономические институты, созданные после 1949 года, отличались высокой степенью экстрактивности» [1], что в политическом плане обеспечило диктатуру Коммунистической партии Китая (КПК). Экстрактивные экономические институты обеспечили Мао Цзедуну, наложившему вето на рыночную экономику, политический авторитаризм. Мао был нацелен на извлечение ресурсов из страны, подверженной тотальному контролю во всех сферах человеческой деятельности. Такая установка – главное свойство всех экстрактивных институтов. После смерти Великого Кормчего в Китае наступил «настоящий вакуум власти» [1]. Идеи, предложенные Дэном Сяопином, предполагали новые пути развития экономики. Однако Дэн и его сторонники считали, что заметного экономического роста всё же можно достичь, не подвергая при этом опасности их политическую власть. Чтобы это произошло, Дэн Сяопин решил объявить несостоятельной идеологию культурной революции, а большинство маоистских принципов – ложными. Понимая, что рост экономики возможет только при развитии инклюзивных экономических институтов, Дэн и его сторонники обратились к внедрению прогрессивных механизмов развития экономики: идеи иностранных инвестиций, международной торговли, интеграции Китая в мировую экономику. И тем не менее реформаторы были ограничены в свободе и возможность построения действительно сильной инклюзивной системы была возможна только в теоретическом плане. Только после 1985 года, когда Дэн и его соратники закончили свою политическую «революцию», они взялись за настоящие реформы в институтах экономики и политики. Авторы книги делают акцент на то, что именно «опустошение страны и человеческие страдания – результаты «большого скачка» и культурной революции – вызвали желание перемен» [1], позволивших Дэну и другим реформаторам выиграть в политической битве и заменить экстрактивные институты на инклюзивные.

В заключении книги Д. Аджемоглу и Д. Робинсон подводят к мысли о том, что и расцвет, и экономическая гармония стран и государств возможны в условиях и экстрактивных, и инклюзивных институтов. Однако динамика роста и достояния при этом будут существенно отличаться, так как в условиях экстрактивных институтов рост экономики нестабилен и не способен привести к высокому уровню благосостояния населения страны. Рассматривая различные факторы преобразования экстрактивных институтов в инклюзивные, авторы выстраивают чёткие схемы воплощения этих механизмов. И, что особенно интересно в труде Д. Аджемоглу и Д. Робинсона, это то, что авторы дают несколько обоснованных прогнозов, отталкиваясь от собственной модели анализа экономического и политического положения различных стран.

Обращаясь к ещё одной работе – книге известного критика и археолога Иэна Мэттью Морриса, «Почему властвует Запад... по крайней мере, пока ещё» (Ian Matthew Morris «Why the West Rules – for Now», 2016), мы имеем возможность узнать мнение автора о том, как развивались Запад и Восток на протяжении всех истории их развития (примерно, с 15 тыс. лет до н. э. и до 2000 года). Учёный предлагает читателю познакомиться с созданной им самим системой оценки социально-экономического развития западной и восточной цивилизаций. Глубоко научное содержание работы «соседствует» с лёгким и непринуждённым изложением материала. Иэн Моррис называет четыре фактора, которые, по его мнению, определяют исторический прогресс стран Запада и Востока: ресурсный потенциал, урбанизация, информационно-цифровые технологии, военная база. Иэн Моррис рассуждает о том, что, примерно в 1500 году Запад значительно превзошёл Восток в социальном и экономическом развитии. И это при том, что в средние века Китай был самой богатой страной с самой развитой цивилизацией. Однако Запад вырвался вперёд потому, что этому способствовало его географическое положение и возникновение в связи с этим новых форм социального развития – «появления морских судов новой конструкции, череды географических открытий, пересечения Атлантики, межконтинентальной торговли и транспортного прогресса» [3].

Сравнительно-исторический труд американского историка предоставляет читателю колоссальный массив данных, на основе которых он строит единую концепцию развития Запада и Востока. Большой интерес в рассуждениях И. Морриса представляют неожиданные факты из истории западной и восточной цивилизаций и не менее неожиданные ответы на вопрос о причинах лидерства или упадка стран Запада и Востока. Автор сводит воедино результаты современных археологических исследований и достижений в искусстве, антропологии и медицине. Кроме того, Моррис обстоятельно аргументирует причины явного упадка Востока на фоне растущего процветания Запада. Как истинный гений и глубокий учёный, автор даёт смелый прогноз относительно ситуации в будущем, которая предполагает рост экономики и развития культуры восточных стран.

И, наконец, Китай и XXI век. В книге профессора М. М. Ковалёва «Китай в XXI веке – мировая инновационная держава» мы знакомимся с точкой зрения автора на феномен инновационного развития Китая, а также имеем возможность углубиться в анализ эволюционных процессов китайской инновационной политики. Рассматривая проблемы современной программы накопления и использования знаний, опыта производства, автор объясняет причины стремительного инновационного взлёта страны. Законодательно утвердив доктрину информационной безопасности, Китай пошёл путём бурного развития цифровой экономики. «Ключевая особенность экономики Китая, определявшая её высокую динамику, –  наличие сравнительно дешёвых трудовых ресурсов исчезла и заменена другой – высоким уровнем инновационного развития» [4].

В работе М. М. Ковалёва даются характеристики четырёх инновационных архетипов, присущих экономике Китая: «инновации, основанные на научных исследованиях; инновации, основанные на инженерных разработках; инновации в области повышения эффективности; инновации, ориентированные на потребителя» [4]. Выводы, сделанные автором работы, заключаются в том, что Китаю на современном этапе принадлежит «мировое лидерство по множеству важнейших показателей как по ресурсам (затраты на инновации), так и по результатам (патенты, публикации и наукоемкая продукция)» [4].

Учёный внимательно рассматривает в своём исследовании феномен стремительного роста экономики Китая и указывает, что страна в будущем направит основные усилия на развитие и реализацию экономики знаний, базирующуюся на создании технопарков, функционирующих в китайских свободных экономических зонах. На наш взгляд, данная концепция отечественного учёного на развитие экономики Китая является верной, так как этап масштабного завоевания мирового рынка Китаем уже пройден, и сейчас главная цель – развитие передовых технологий и глобальное развитие сектора экономики знаний.

Интерес мирового сообщества к экономическим преобразованиям последних десятилетий в Китае не случаен: эта страна, являясь одним из самых древних государств в мире, впервые за всю историю своего существования достигла действительно впечатляющих успехов в реальном секторе экономики. По утверждению видных учёных и аналитиков бесспорен тот факт, что страна и в ближайшей перспективе будет успешно развиваться и идти к процветанию.

 

Список литературы:

  1. Аджемоглу, Д. Почему одни страны богатые, а другие бедные. Происхождение власти, процветания и нищеты / Д. Аджемоглу, Дж. А.  Робинсон // пер. с англ.: Д. Литвинова, П. Миронова, С. Сановича. – М.: АСТ, 2018. – Глава 3, С. 555–564.
  2. Мокир, Дж. Рычаг богатства. Технологическая креативность и экономический прогресс / Джоэль Мокир // пер. с англ.: Н. Эдельмана.  – Москва: Изд-во Института Гайдара, 2014. – Глава 9, С. 504.
  3. Моррис, И. Почему властвует Запад... По крайней мере, пока ещё. Закономерности истории / Иэн Моррис // пер. с англ.: Егоров Владимир; под науч. ред. Т. Дробышевской и А. Смирнова. – М.: Карьера Пресс, 2016. – 720 с.
  4. Ковалёв, М. М. Китай в XXI веке – мировая инновационная держава / М. М. Ковалёв, Ван Син. – Минск, 2013. Режим доступа: http://elib.bsu.by/handle/123456789/190392 Дата доступа: 15.09.2022.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом