Статья опубликована в рамках: III-IV Международной научно-практической конференции «Теоретические и практические аспекты современной медицины» (Россия, г. Новосибирск, 22 января 2018 г.)

Наука: Медицина

Секция: Нервные болезни

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Ляшенко Е.А., Левин О.С. ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ И ВНУТРЕННЯЯ КАРТИНА БОЛЕЗНИ КАК ПРЕДИКТОРЫ ТЕЧЕНИЯ НЕЙРОДЕГЕНЕРАТИВНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ // Теоретические и практические аспекты современной медицины: сб. ст. по матер. III-IV междунар. науч.-практ. конф. № 1(3). – Новосибирск: СибАК, 2018. – С. 23-35.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ И ВНУТРЕННЯЯ КАРТИНА БОЛЕЗНИ КАК ПРЕДИКТОРЫ ТЕЧЕНИЯ НЕЙРОДЕГЕНЕРАТИВНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

Ляшенко Елена Александровна

канд. мед. наук, ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России, ассистент кафедры,

РФ, г. Москва

Левин Олег Семенович

проф., д-р мед. наук, ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России, заведующий кафедрой,

РФ, г. Москва

PERSONALITY TRAITS AND THE INTERNAL IMAGE OF DISEASE AS PREDICTORS OF THE COURSE OF NEURODEGENERATIONS

 

Elena Lyashenko

MD,PhD, Russian Medical Academy of Postgraduate Education, assistant professor,

Russia, Moscow

Oleg Levin

MD,PhD, DSc, Russian Medical Academy of Postgraduate Education, head of neurology department,

Russia, Moscow

 

АННОТАЦИЯ

Болезнь Паркинсона и болезнь Альцгеймера – это самые распространенные и социально значимые нейродегенеративные забо­левания. Помимо основных своих проявлений, при этих заболеваниях наблюдаются различные психоэмоциональные нарушения, которые влияют на качество жизни больных и ухаживающих лиц. На развитие этих нарушений влияют отношение больного к своему заболеванию и его личностные особенности. Личностные нарушения могут быть вызваны как длительным течением инвалидизирующего заболевания, так и структурными и нейрохимическими нарушениями, характерными для этих нейродегенераций.

ABSRACT

Parkinson's disease (PD) and Alzheimer's disease (AD) are the most common and socially significant neurodegenerative diseases. In addition to their main manifestations, in these diseases, there are various affective disorders that influence the quality of life of patients and their caregivers. The development of these disorders is influenced by the attitude of the patient to his disease and his personal traits. Personality disorders can be caused by a prolonged course of disabling disease and by structural and neurochemical disorders.

 

Ключевые слова: болезнь Паркинсона; болезнь Альцгеймера; внутренняя картина болезни; личностные особенности; теория разума; предикторы течения нейродегенеративны заболеваний.

Keywords: Parkinson's disease; Alzheimer's disease; internal image of the disease; personal traits; the theory of mind; predictors of the course of neurodegenerative diseases.

 

Работа выполняется при финансовой поддержке РГНФ, проект «Личностные особенности и внутренняя картина болезни как пре­дикторы течения нейродегенеративных заболеваний» № 15-06-10523а.

 

Целью этого исследования является оценка влияния лич­ностных особенностей больных и их внутренней картины болезни на течение нейродегенеративного заболевания. При нейродегенеративных заболеваниях часто помимо основной симптоматики, наблюдаются изменения личности, аффективные и психотические нарушения, которые оказывают значительное, а иногда и решающее влияние на качество жизни больного и ухаживающих за ним лиц. В задачи исследования входит комплексная оценка личностных особенностей и различных компонентов внутренней картины болезни при помощи специальных опросников, а также оценка когнитивных, аффективных, психотических и двигательных нарушений у больных с наиболее распространенными и социально значимыми нейродегенеративными заболеваниями – болезнью Альцгеймера (БА) и болезнью Паркинсона (БП).

Методы. Личностные особенности пациентов с БА и БП оцени­вались при помощи Пятифакторного опросника личности 5PFQ – это один из вариантов реализации психологической модели «Большая пятерка» (Big Five), созданный японским исследователем Хийджиро Тcуйи (Heijiro Tsuji) на основе разработок П. Коста и Р. МакРаэ (опросник NEO PI-R). Отечественная адаптация методики выполнена А.Б. Хромовым в Курганском Государственном Университете в 2000 году [4].

Данный тест основан на диспозициональной (от англ. Disposition - предрасположенность) модели личности человека, которая продолжает линию исследований, начатую Г. Олпортом, Г. Айзенком и Р. Кэттелом, предполагавшими, что личность характеризует меру индивидуальных различий человека в степени и форме адаптации к социальной среде с учетом биологических свойств индивида [3, с. 607]. В соответствии с названием, модель предполагает, что личность человека включает в себя пять общих и относительно независимых черт (диспозиций): экстраверсию, доброжелательность (уступчивость, дружелюбие, сог­ласие), добросовестность (сознательность), нейротизм (эмоциональня неустойчивость, сопровождающаяся тревогой, низким самоуважением, вегетативными расстройствами), открытость опыту (интеллект) [8]. Основные отличительные черты личности остаются неизменными на протяжении всей жизни, однако выраженность этих черт может с возрастом изменяться [15, с. 5].

Внутренняя картина болезни (ВКБ) оценивалась с помощью опросника ВКБ Левина О.С. [1, с. 67]. Этот опросник включает в себя 50 вопросов, позволяющих выяснить представления больного о заболе­вании и методах его лечения, основные переживания, связанные с ним, степень влияния заболевания на повседневную деятельность больного, его жизненные планы, внутрисемейные отношения и т. д. Методика основана на концепции внутренней картины болезни, разработанной выдающимся отечественным терапевтом Р.А. Лурия [2, с. 10]. В блестящей монографии «Внутренняя картина болезни и иатрогенные заболевания» он писал, что «внутренней картиной болезни я называю все то, что испытывает и переживает больной, всю массу его ощущений… весь тот огромный внутренний мир больного, который состоит из весьма сложных сочетаний восприятия и ощущения, эмоций, аффектов, конфликтов, психических переживаний и травм».

Повседневная активность и качество жизни при БА и БП оцени­вались при помощи валидизированных шкал ADL (Activity Daily Livig), PDQ39 (Parkinson's Disease Questionnaire) и шкале Шваба и Ингланда. Тяжесть заболевания оценивалась по шкале Хен и Яра [10, с. 427] при болезни Паркинсона, по шкалам IQCODE (Informant Questionnaire on Cognitive Decline in the Elderly) и CDR (Clinical Dementia Rating scale) при болезни Альцгеймера. Оценка аффективных расстройств прово­дилась на основании Госпитальной шкалы тревоги и депрессии HADS. Оценка когнитивных нарушений проводилась при помощи теста «рисования часов», теста речевой активности, Монреальской шкала когнитивной оценки MoCА.

Вышеперечисленные тесты для оценки когнитивных функций оценивают главным образом функции дорсолатеральных отделов префронтальной коры, в то время как за изменения поведения и личности несут ответственность нарушения в работе медиальных и орбитофронтальных отделов. Орбитальная и медиальная зоны префронтальной коры, которые хорошо связаны со стволом головного мозга и лимбической системой, играют главную роль в контроле основных побуждений, эмоциональном поведении. Данная область отвечает за социальное взаимодействие человека, способность воспринимать поведение другого человека, его намерения, эмоции, мысли, понимание чужого сознания. Это свойство иначе называют теорией разума. Теория разума отражает способность понимать психическое состояние другого человека. Для оценки теории разума (социального интеллекта, социальных когнитивных функций) исполь­зовалась шкала, разработанная Dubois B. и соавт [9, с. 1] для пациентов с деменцией (mini-SEA), которая включает в себя тест на распознавание эмоций (Ekman’s Facial Emotion Recognition test) и тест на способность распознавать ментальные состояние другого человека (Faux Pas Recognition (FPR) test).

Статистическая обработка полученных данных поводилась при использовании программ «Excel» (Microsoft) и «Statitica10» (Statsoft).

Результаты и обсуждение. В основную выборку больных были включены 55 больных болезнью Паркинсона (средний возраст 63,6 ± 7,1 лет, 28 мужчин и 27 женщин), 48 больных болезнью Альцгеймера (средний возраст 68,4 ± 8,5 лет, 11 мужчин и 14 женщин) и 32 здоровых добровольца (средний возраст 65,3 ± 9,2 лет, 20 женщин и 12 мужчин).

Внутренняя картина болезни

Исследование внутренней картины болезни позволило выделить три основных аспекта ВКБ: когнитивный, чувственно-сенситивный, деятельно-волевой. Чувственно-сенситивный аспект ВКБ характе­ризовался ощущениями, которые испытывали больные в связи с заболе­ванием, эмоциональными симптомами заболевания и ограничением жизнедеятельности, вызванным заболеванием. Когнитивный аспект ВКБ характеризовался представлениями больного о своем заболевании, его происхождении и методах лечения. Деятельностно-волевой аспект внутренней картины болезни характеризует активность отношения больного к своему заболеванию, его способность к активным действиям, направленным на преодоление его симптомов и повышение качества жизни.

Анализ результатов опросника позволил выделить три типа отношения больных к заболеванию. Для гипергностического типа была характерна поглощенность проявлениями заболеваниями и связанными с ним эмоциональными переживаниями, соответственно для них была характерна высокая оценка по чувственно-сенситивному аспекту, тогда как оценка по деятельностно-волевому аспекту ВКБ была низкой. Второй тип отношения к заболеванию – гипогностический – характеризовался тенденцией к игнорированию симптомов заболевания и их влияния на жизнедеятельность. Для него были характерны низкие оценки по всем трем аспектам ВКБ. Для третьего – сбалансированного – типа было характерно более или менее рациональное отношение к заболеванию с относительно высокими оценками по деятельностно-волевому и чувственно-сенситивному аспектам ВКБ. У больных со сбалансированным типом отношения к заболеванию был отмечен наиболее высокий уровень качества жизни, тогда как у больных с гипергностическим типом - наиболее низкий.

Следует отметить, что самооценка качества жизни у больных с гипогностическим типом зачастую была неадекватной, поэтому при анализе результатов исследования качества жизни важно учитывать тип отношения к заболеванию.

Внутренняя картина болезни при БП

Примерно у половины больных отмечаются изменения эмоционально-волевой сферы: 68 % больных испытывают чувство вины по поводу своего заболевания. 57 % больных отметили, что стали более нетерпеливыми и раздражительными, и острее чувствуют несправедливость, проявленную другими людьми. 51 % больных считают, что болезнь изменила их характер. 40 % больных пребывают в угнетенном настроении в связи с заболеванием и 48 % считают, что стали безразличнее к окружающим. Все эти параметры характеризуют чувственно-сенситивный аспект ВКБ.

Поиск причин своего заболевания характеризовал когнитивный аспект ВКБ. Чаще всего, больные БП связывали свое заболевание со стрессом – 71 %, со злым роком и действием потусторонних сил – 63 %, приемом лекарственных средств – 57 %, с плохой экологией – 42 %, с наследственной предрасположенностью – 35 %, со своей профессией – 33 % больных, собственными вредными привычками – 32 % больных.

Оценка деятельностно-волевого аспекта ВКБ показала, что 58 % больных считают, что от их собственных усилий будет зависеть дальнейшее развитие заболевания, при этом 87 % больных регулярно принимали назначенные лекарства и занимались физическими упражнениями.

Статистически значимой оказалась зависимость качества жизни от деятельностно-волевого и чувственно-сенситивного аспектов внутренней картины болезни.

Больные, полагавшие, что развитие заболевания зависит от их усилий и старавшиеся активно жить, не замечая проявлений заболе­вания, регулярно принимавшие препараты, отличавшиеся высокой комплаентностью, регулярно занимавшиеся физическими упражнениями, имели тенденцию к более высокому качеству жизни. Следует отметить, что активное отношение к заболеванию не зависело от его тяжести. Более того, больные с более тяжелой степенью заболевания чаще полагали, что от них зависит, как будет развиваться болезнь. Такие больные чаще высказывали мнение о необходимости регулярных занятий физическими упражнениями

Качество жизни было хуже у тех больных, которые были склонны считать, что болезнь изменила их характер, пребывали в угнетенном состоянии, были более безразличными к окружающим, нетерпеливыми, раздражительными. Особенно негативно на качестве жизни сказывались опасения больных о возможном изменении к ним отношения близких.

Некоторые аспекты ВКБ зависели от пола. В целом мужчины хуже приспосабливались к болезни, чем женщины. Они чаще отмечали изменение характера, ухудшение материального положения. Женщины реже испытывали чувство вины в связи с заболеванием и чаще считали, что лечение им помогает.

Тип отношения к заболеванию в значительной степени зависел от выраженности аффективных и когнитивных нарушений. Среди больных с гипергностическим типом выраженная депрессивная симп­томатика встречалась чаще, чем у больных с другим типом отношения к заболеванию. С другой стороны, среди больных с гипогностическим типом значительно чаще встречались лица с выраженным когнитивным дефектом.

Таким образом, на качество жизни больных болезнью Паркинсона помимо двигательных нарушений оказывают влияние аффективные и когнитивные нарушения, взаимоотношения с близкими, а также совокупность представлений и переживаний больных, находящих выражение во внутренней картине заболевания и формирующих тип отношения к болезни.

Внутренняя картина болезни при БА

Исследование внутренней картины болезни у пациентов с болезнью Альцгеймера выявило следующие изменения эмоционально-волевой сферы: 85 % больных отметили, что стали более нетерпеливыми и раздражительными, и острее чувствуют несправедливость, проявлен­ную другими людьми. Лишь 30 % больных считают, что болезнь изменила их характер. 55 % больных пребывают в угнетенном настроении в связи с заболеванием и 22 % считают, что стали безразличнее к окружающим.

Оценивая когнитивный аспект ВКБ было выявлено, что больные БА менее склонны связывать свое заболевание со стрессом – 31 %, со злым роком и действием потусторонних сил – 55 %, приемом лекарственных средств – 33 %, с плохой экологией – 22 %, с наследственной предрасположенностью – 45 %, со своей профессией – 22 %, собственными вредными привычками – 15 % больных. Более низкие оценки по всем разделам этой шкалы вероятно связан со сниженной критикой и анозогнозией у данной категории пациентов. Вероятно, по этой же причине наблюдались существенно более низкие показатели, связанные с деятельностно-волевым аспектом внутренней картины болезни. Среди пациентов с болезнью Альцгеймера преобладали люди с гипогностическим типом отношения к заболеванию – 71 %.

Личностные особенности больных БП

Изменения личности считаются одним из немоторных прояв­лений БП. Различные исследования показали, что пациенты с БП более замкнуты, тревожны и осторожны, чем здоровые испытуемые. В соответствии с данными последних мета-анализов [16], пациенты с БП демонстрируют более высокий нейротизм и более низкие уровни открытости опыту и экстраверсии.

По данным пятифакторного опросника личности (5FQ) пациенты с БП продемонстрировали более высокий уровень эмоциональности (нейротизма), чем здоровые испытуемые (p<0.05). Оценка по шкале нейротизма коррелировала с выраженностью психоэмоциональных нарушений, оцененных по шкале HADS и качеством жизни, в то время как тяжесть болезни на уровень нейротизма не влияла.

Открытость опыту также была ниже, чем у здоровых испытуемых, особенно в подшкалах консервативность и ригидность, что корре­лировало с тяжестью и продолжительностью болезни Паркинсона, а также с выраженностью когнитивных нарушений. Это наблюдение позволяет сделать вывод о том, что несмотря на определенную предиспозицию личностных особенностей, которую имеют пациенты с болезнью Паркинсона, в течение болезни происходят новые изменения, вероятно связанные с процессами нейродегенерации.

Кроме того, по сравнению со здоровыми испытуемыми пациенты с БП обладали более низким уровнем экстраверсии, они были более пассивны и замкнуты, что также коррелировало с качеством жизни пациентов.

Таким образом, наши наблюдения подтверждают данные других исследователей о том, что пациенты с БП имеют ряд личностных особенностей, что в соответствии с пятифакторной моделью личности выражается в повышенном нейротизме, сниженной экстраверсии и уменьшении по мере развития заболевания открытости опыту.

Оценивалось влияние эмоционально личностных нарушений на качество жизни при болезни Паркинсона. Выраженность симптомов депрессии оценивалась по шкале депрессии Бека, средняя оценка составила 15,3 ± 7,5 баллов. При этом у 45 % больных симптомы депрессии были легкими, у 25 % - умеренными и у 3 % - тяжелыми. При этом у пациентов с I-II стадиями болезни средний балл по шкале Бека составил 12,8 ± 5,9 балла, а у пациентов с III стадией средняя оценка составила 26,0 ± 2,3, различие было статистически достоверно (р ˂ 0,05). Кроме того, выраженность депрессивной симптоматики коррелировала с тяжестью двигательных симптомов болезни Паркинсона, оцененных по шкале UPDRS, выраженностью гипокинезии и постуральных нарушений (р˂0,05). При этом, тяжесть депрессивной симптоматики не была связана с возрастом и длитель­ностью заболевания.

С помощью госпитальной шкалы тревоги и депрессии оценивался уровень тревожности. Выраженность тревоги, также как и депрессии, коррелировала с тяжестью двигательных симптомов БП, в особенности с выраженностью гипокинезии и постуральных нарушений. Также наблюдалась положительная корреляция уровня тревожности с возрастом (р ˂ 0,05).

Влияние на качество жизни. Уровень качества жизни у иссле­дуемых больных, оцененный по шкале PDQ-39, в большей степени зависел от выраженности тревоги и депрессии, чем от выраженности двигательных нарушений болезни Паркинсона. Этот факт еще раз доказывает необходимость своевременного выявления и коррекции аффективных расстройств для повышения качества жизни пациентов с болезнью Паркинсона.

Личностные особенности больных БА 

По результатам нашего исследования основные изменения личности при болезни Альцгеймера (БА) включали: повышение нейротизма и снижение добросовестности. При это уровень нейротизма значимо превышал таковой у пациентов с БП (p < 0.05). Ряд исследователей полагают, что такие преморбидные черты личности способствуют влиянию других факторов риска БА на этих пациентов, такие как табакокурение, гиподинамия, ожирение и сердечно-сосудистые заболевания.

По нашим данным повышение нейротизма было связано с возрастом больных, степенью уменьшения повседневной активности, продолжительностью болезни. Кроме того, уровень нейротизма коррелировал с выраженностью аффективных нарушений. Снижение открытости опыту коррелировало с тяжестью и продолжительностью заболевания и оценками по когнитивным шакалам, в особенности теми подшкалами, которые оценивают регуляторные функции. С нарастанием тяжести когнитивного деффекта коррелировало также снижение уровня доброжелательности, в том числе межперсональных коммуникаций.

Таким, образом, можно сделать вывод о наличии характерных паттернов личностных изменений при различных нейродегенеративных заболеваниях. Подобные предиспозиции влияют на течение болезни, развитие психоэмоциональных и когнитивных нарушений. Кроме того, прогрессирование заболевания само по себе вносит изменения в личность пациента, затрагивая те функциональные зоны мозга, которые отвечают за различные аспекты нашей личности. Одной из таких областей является префронтальная кора, ее медиальные и орбито­фронтальные отделы ответственны за социальное взаимодействие индивида, которое характеризуют термином «социальные когнитивные функции.

Теория разума

Термин «социальные когнитивные функции» впервые был использован в социальной психологии для определения того, как человек обрабатывает информацию в социальном контексте, включая личностное восприятие происходящего, выстраивание причинно-следственных связей относительно себя и других, привнесение соци­альных правил в процесс принятия решений [12, с. 408]. Социальные когнитивные функции могут быть определены как «способность выстраивать представления об отношениях между собой и другими, и гибко использовать эти представления для управления социальным поведением» [7, с. 231]. Термин «социальные когнитивные функции» определяет ряд аспектов познавательной (когнитивной) сферы, которые невозможно оценить с помощью традиционных нейрокогни­тивных тестов, но которые потенциально имеют независимую связь с социальным поведением и социальным функционированием [13, с. 185]. Социальные когнитивные функции включают получение информации, ее интерпретацию и формирование ответа на намерения, мнения, пове­дение других людей и лежат в основе социального взаимодействия. Другими словами, социальные когнитивные функции определяют то, «как люди думают о себе и других в социальном мире». В психологии, способность приписывать различные психические состояния (желания, эмоции, мысли, убеждения, мотивы) самому себе и другим людям называют теорией разума (Theory of Mind).

Наличие теории разума можно рассматривать в качестве одного из необходимых условий эффективного социального взаимодействия. Теория разума является сложным психическим процессом, требующим взаимодействия различных высших психических функций (восприятие выражений лиц, взгляда, речи, регуляторные функции, распознавание эмоций и т. д.). Развитие теории разума зависит от слаженного взаимодействия нескольких систем мозга и формируется социальным окружением, воспитанием и поведением.

Такие классические тесты для оценки когнитивных функций как батарея лобных тестов, Висконсинский тест и др. оценивают главным образом функции дорсолатеральных отделов префронтальной коры, в то время как за изменения поведения и личности несут ответствен­ность нарушения в работе медиальных и орбитофронтальных отделов. Для оценки их деятельности был разработан ряд тестов для диаг­ностики социальных когнитивных функций (Faux Pas Recognition (FPR) test, the Reading the Mind in the Eyes (RME) test and Ekman’s Facial Emotion Recognition test) [11, с. 199].

В 1983 году H. Wimmer и J. Perner опубликовали исследование, в котором впервые применили задачу на ложные убеждения, ставшую классическим тестом на теорию разума [17, с. 123]. Понимание ложных убеждений считается критической точкой, свидетельствующей о формировании теории разума у ребенка, что обычно происходит в возрасте 3-4 лет.

В последние годы исследователи также начали оценивать социальные когнитивные функции у пациентов с нейродегенератив­ными заболеваниями, такими как болезнь Альцгеймера, лобновисочная деменция, болезнь Паркинсона, болезнь Гентингтона, боковой амиотро­фический склероз. Исследования социальных когнитивных функций при нейродегенеративных заболеваниях, когда патологический процесс постепенно вовлекает корковые и подкорковые структуры головного мозга, проводятся для лучшего представления нейропсихологических, нейроанатомических и нейрохимических основ личности и теории разума.

Предполагается, что при корковых деменциях, таких как болезнь Альцгеймера (БА) и лобно-височная деменция (ЛВД), больше поражается корковый компонент нейрональных систем теории разума, чем подкорковый, дефицит которого может проявляться при подкор­ковых деменциях (например, при болезни Паркинсона).

Социальные когнитивные функции у больных БА

Болезнь Альцгеймера характеризуется преимущественным пора­жением корковых отделов головного мозга. На ранних стадиях БА в нейродегенеративный процесс вовлекаются медиальные отделы височных долей, включающие гиппокамп и энторинальную кору. По мере прогрессирования процесс распространяется на другие отделы коры головного мозга: латеральные отделы височных долей, лобную, теменную кору. Нейродегенерация базальных отделов переднего мозга приводит к снижению уровня ацетилхолина, что в сочетании с атрофией других отделов головного мозга приводит к прогрессивному снижению памяти, речевой активности и зрительно-конструктивных навыков. Также вовлекаются и регуляторные функции когнитивной сферы.

В нашем исследовании степень нарушения социальных когнитив­ных функций у пациентов с БА коррелировало с тяжестью когнитивных нарушений, оцененных по шкале MoCA и с тестом рисования часов. Последний при БА нарушается в основном в связи с дефицитом регуляторных функций, что отражает нарушение процесса интеграции информации в различных отделах коры. По-видимому, тот же механизм обуславливает и нарушение социальных когнитивных функций у данной категории пациентов. Это подтверждается исследованием Ramanan S и соавт., в котором в 48,8 % случаев низкие показатели тестов теории разума были обусловлены нарушением регуляторных функций, а не социальных когнитивных функций [14, с. 8].

Распознавание эмоций у пациентов на первой и второй стадии болезни страдает значительно в меньшей степени по сравнению с пациентами на поздней стадии БА, вероятно ввиду более выраженных когнитивных нарушений.

Социальные когнитивные функции у больных БП

Социальные когнитивные функции зависят и от целостности дофаминергической и серотонинергической систем, которые в основном участвуют в процессах поддержания и применения ментальных состояний [6, с. 2971].

Болезнь Паркинсона уже на ранних стадиях характеризуется поражением подкорковых структур, прогрессирующим снижением дофаминергических нейронов черной субстанции, имеющей рецип­рокные связи с базальными ганглиями. Дисфункция префронтальной коры (дорсолатеральных отделов на ранних стадиях с последующим вовлечением медиальных отделов) вследствие недостатка дофамина лежит в основе раннего дизрегуляторного синдрома у пациентов с БП [5, с. 1121]. В функциональных нейровизуализационных исследованиях было показано, что при выполнении заданий на теорию разума и на регуляторные функции, у пациентов с БП активируются практически одни и те же зоны мозга – префронтальная кора и фронтостриарные круги. Однако, было показано, что у пациентов с БП снижение социальных когнитивных функций не коррелирует со снижением регуляторных функций, тогда как выраженный дефицит регуляторных функций может приводить к нарушению выполнения сложных заданий на теорию разума.

В нашем исследовании пациенты с БП продемонстрировали снижение социальных когнитивных функций с ранних стадий заболевания. При исследовании когнитивного аспекта теории разума у пациентов с БП была обнаружена связь с тяжестью когнитивных нарушений и тяжестью самой болезни.

Заключение

Исследование показала наличие сложных взаимосвязей между представлением больного о своей болезни, его личностных особенностей и течением нейродегенеративных заболеваний. Личностные особенности могут служить как фактором риска развития нейродегенераций, провоцируя склонность к вредным привычкам, нездоровому образу жизни или к развитию сердечно-сосудистых заболеваний, но также могут быть маркером самого нейродегенеративного процесса. Раннее выявление различных личностных особенностей позволяет уточнить прогноз заболевания, вовремя выявлять различные психоэмоциональные и когнитивные нарушения, улучшая качество жизни таких больных и их родственников.

 

Список литературы:

  1. Левин О.С., Лычева Н.Ю. Психологические и медицинские аспекты качества жизни больных с болезнью Паркинсона // Сборник материалов научных исследований Российской медицинской академии после­дипломного образования, М., 2001, N 4, с. 67-72.
  2. Лурия Р.А. Внутренняя картина болезни и иатрогенные заболевания. - 4-е изд. - М.: Медицина, 1977.
  3. Первин Л., Джон О. Психология личности: Теория и исследования. – М.: Аспект Пресс, 2000. – 607 с.
  4. Хромов А.Б.. Пятифакторный опросник личности. Курган: КГУ, 2000.
  5. Aarsland D., Bronnick K., Larsen J.P. et al. Cognitive impairment in incident, untreated Parkinson’s disease: the Norwegian ParkWest Study // Neurology. – 2009. – Vol. 72. P. 1121–1126.
  6. Abu-Akel A., Shamay-Tsoory S. et al. Neuroanatomical and neurochemical bases of theory of mind // Neuropsychologia. – 2011. – Vol. 49. – P. 2971–2984.
  7. Adolphs R. The neurobiology of social cognition // Curr. Opinion Neurobiol. 2001. Vol. 11. P. 231–239.
  8. Costa PTJ, McCrae RR: Revised NEO Personality Inventory (NEOPI-R) and NEO Five-Factor Inventory (NEO-FFI) Manual. Odessa, FL, Psychological Assessment Resources, 1992.
  9. Dubois B., Bertoux M. et al. Neural correlates of the mini-SEA (Social cognition and Emotional Assessment) in behavioral variant frontotemporal dementia // Brain Imaging and Behavior (2014) 8:1–6.
  10. Hoehn M.M., Yahr M.D. Parkinsonism: onset, progression and mortality. Neurology. 1967. №17. P.427–442.
  11. Kemp J., Despres O., Sellal F., Dufour A. Theory of mind in normal ageing and neurodegenerative pathologies // Ageing Res Rev. – 2012. – Vol.11. – P. 199–219.
  12. Penn D.L., Sanna L.J., Roberts D.L. Social cognition in schizophrenai: an overview // Schizophr Bull. 2008. Vol. 34, N 3. P. 408–411.
  13. Pinkham A., Penn D.L., Perkins D., Liebermann J. Implications of the neural basis of social cognition for the study of schizophrenia // Am.J. Psychiatry. 2003. Vol. 160. P. 185–194.
  14. Ramanan S., Dubois B., Bertoux M. et al. Determinants of theory of mind performance in Alzheimer's disease: A data- mining study // Cortex. – 2016. – Vol. 88. – P. 8-18.
  15. Roberts BW, Walton KE, Viechtbauer W: Patterns of mean-level change in personality traits across the life course: a metaanalysis of longitudinal studies. Psychol Bull 2006; 132:1e25.
  16. Santangelo G., Garramone F., et al., Personality and Parkinson's disease: A meta-analysis // Parkinsonism and Related Disorders, 2018.
  17. Wimmer H., Perner J. Beliefs about beliefs: Representation and constraining function of wrong beliefs in young children’s understanding of deception / H. Wimmer and J. Perner // Cognition. – 1983. – N. 13. – P. 123–128.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом