Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XIII-XV Международной научно-практической конференции «Естественные науки и медицина: теория и практика» (Россия, г. Новосибирск, 14 октября 2019 г.)

Наука: Медицина

Секция: Фармакология, клиническая фармакология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Хромова Н.А., Черников М.В., Оганова М.А. ПРОТИВОЯЗВЕННАЯ АКТИВНОСТЬ ДИНИТРАТА 2-ФЕНИЛ-9-ДИЭТИЛАМИНОЭТИЛИМИДАЗО[1,2-а]БЕНЗИМИДАЗОЛА ПРИ НПВС-ИНДУЦИРОВАННЫХ (ИНДОМЕТАЦИНОВЫХ) ПОВРЕЖДЕНИЯХ СЛИЗИСТОЙ ОБОЛОЧКИ ЖЕЛУДКА ЛАБОРАТОРНЫХ ЖИВОТНЫХ // Естественные науки и медицина: теория и практика: сб. ст. по матер. XIII-XV междунар. науч.-практ. конф. № 8-10(9). – Новосибирск: СибАК, 2019. – С. 40-46.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПРОТИВОЯЗВЕННАЯ АКТИВНОСТЬ ДИНИТРАТА 2-ФЕНИЛ-9-ДИЭТИЛАМИНОЭТИЛИМИДАЗО[1,2-а]БЕНЗИМИДАЗОЛА ПРИ НПВС-ИНДУЦИРОВАННЫХ (ИНДОМЕТАЦИНОВЫХ) ПОВРЕЖДЕНИЯХ СЛИЗИСТОЙ ОБОЛОЧКИ ЖЕЛУДКА ЛАБОРАТОРНЫХ ЖИВОТНЫХ

Хромова Наталья Александровна

аспирант кафедры биологии и физиологии, Пятигорский медико-фармацевтический институт – филиал Волгоградского государственного медицинского университета Минздрава России,

РФ, г. Пятигорск

Черников Максим Валентинович

д-р мед. наук, заведующий кафедрой биологии и физиологии Пятигорский медико-фармацевтический институт – филиал Волгоградского государственного медицинского университета Минздрава России,

РФ, г. Пятигорск

Оганова Марина Альбертовна

канд. фармацевт. наук, доц. кафедры биологии и физиологии, Пятигорский медико-фармацевтический институт – филиал Волгоградского государственного медицинского университета Минздрава России,

РФ, г. Пятигорск

АННОТАЦИЯ

Представлены исследования противоязвенной активности динитрата 2-фенил-9-диэтиламиноэтилимидазо[1,2-а]бензимидазола (далее производное бензимидазола) на модели НПВС-индуцированного повреждения слизистой оболочки желудка крыс в сравнении с антисекреторными противоязвенными средствами, применяемыми в клинической практике: ранитидином и омепразолом.

 

Ключевые слова: 2-фенил-9-диэтиламиноэтилимидазо[1,2-а] бензимидазол, противоязвенное действие, НПВС-индуцированные повреждения слизистой оболочки желудка.

 

Введение

Нестероидные противовоспалительные средства (НПВС) до настоящего времени являются одной из наиболее востребованных групп лекарственных средств, широко используемых при разнообразных патологических состояниях. Основное фармакологическое действие НПВС заключается в анальгетическом, противовоспалительном, антипиретическом и, в ряде случаев, антиагрегантным эффектами. В течение года число принимающих НПВП составляет более 300 млн. человек, при этом лишь 1/3 из них принимают НПВП по назначению врача [2,5].

Наиболее часто встречающимся нежелательным эффектом является НПВС-индуцированная гастропатия, которая возникает у 20–40% больных, регулярно принимающих НПВС, проявляющаяся в диапазоне от желудочной диспепсии до эрозивно-язвенных повреждений слизистой оболочки желудка (СОЖ) [3].

Основным патогенетическим механизмом развития НПВС-индуцированной гастропатии является их способность неселективно блокировать оба изофермента циклооксигеназы, как ЦОГ-1, так и ЦОГ-2, уменьшая, таким образом, продукцию простагландинов в СОЖ. Это, в свою очередь, приводит к ухудшению микроциркуляции в слизистой, уменьшению продукции слизи и бикарбонатов, снижению прочности слизисто-бикарбонатного барьера, ухудшению способности к регенерации клеток эпителия СОЖ.

По этиологии НПВС-индуцированный ульцерогенез находится на втором месте после язв, индуцированных Helicobacter pylori.

Таким образом, моделируя НПВС-индуцированные повреждения СОЖ, можно оценить противоязвенную активность потенциальных антисекреторных и противоязвенных препаратов различного механизма действия [8,9,10].

Учитывая Н2-гистаминоблокирующее действие нового производного бензимидазола целесообразно исследовать его антиульцерогенное действие на индометациновой модели язвообразования, так как ингибированием секреции соляной кислоты можно снизить степень повреждающего воздействия последней на ослабленный индометацином слизисто-бикарбонатный барьер.

Материалы и методы

Исследование фармакологической активности было выполнено на аутбредных крысах-самцах Wistar (возраст 10–12 недель) весом 180,0–250,0 г. Разброс по исходной массе животных в группе не превышал 10%[6].

Условия содержания животных соответствовали требованиям постановления Главного государственного санитарного врача РФ от 29.08.2014 №51 «Об утверждении СП 2.2.1.3218-14 «Санитарно-эпидемиологические требования к устройству, оборудованию и содержанию экспериментально-биологических клиник (вивариев)».

Манипуляции с экспериментальными животными выполнялись в соответствии с общепринятыми этическими нормами, принятыми Европейской Конвенцией по защите позвоночных животных, используемых для экспериментальных и иных научных целей (1986) и с учетом Международных рекомендаций Европейской конвенции по защите позвоночных животных, используемых при экспериментальных исследованиях (1997) [1, 4].

Оценка противоязвенного действия проводилась в 3-х дозах для ФС (3 мг/кг, 10 мг/кг и 30 мг/кг), ранитидина (3 мг/кг, 10 мг/кг и 30 мг/кг) и омепразола (0,3 мг/кг, 1 мг/кг и 3 мг/кг). Для одной дозы использовалось по 10 животных.

НПВС-индуцированное язвенное поражение провоцировалось введением индометацина в дозе 100 мг/кг.

Эвтаназия осуществлялась своевременно, без причинения страданий, в помещении, где не содержатся другие животные. Эвтаназию животных проводили через 6 часов после введения индометацина.

После вскрытия брюшной полости желудки изымались, промывались физиологическим раствором, проводилась макроскопическая оценка состояния слизистой оболочки, подсчет площади язвенного поражения, подсчет язвенного индекса, ткани фотографировались (макрофотография).

Для оценки тяжести повреждения при исследовании противоязвенного действия при моделировании всех патологических состояний применяли систему баллов [7]. В каждой группе подсчитывают сумму баллов, из которой выводят среднюю арифметическую величину, характеризующую среднюю степень изъязвления в группе (СИ). СИ - степень изъязвления, это средняя арифметическая величина всех подсчитанных баллов.

Кроме того, в группе рассчитывают индекс изъязвления. В индексе изъязвления (ИИ) отражены как процент частоты животных с язвами, так и степень дистрофических нарушений в желудке: .

Результаты обрабатывали методом вариационной статистики. Данные проверены на нормальность распределения с помощью критерия Колмогорова-Смирнова. Для всех групп вычисляли среднее значение (М) и стандартную ошибку среднего значения (m). Межгрупповые различия анализировались в зависимости от типа распределения. В качестве параметрического критерия использован критерий Стьюдента. В качестве непараметрического критерия – U-критерий Манна-Уитни. Для статистической обработки результатов использовали пакет программ «StatPlus 2009».

Результаты

Макроскопически дефекты СОЖ, вызванные введением индометацина, имеют локальный характер, не затрагивающий значительные площади поверхности, хотя и носящие преимущественно язвенный характер.

Данные по площади повреждения, степени и индексу повреждения СОЖ при введении исследуемого вещества и препаратов сравнения в различных дозах, представлены в таблице 1.

Так, в группе, получавшей производное бензимидазола в дозах 3 и 10 мг/кг количество животных с повреждениями СОЖ имело тенденцию к уменьшению, а СИ и ИИ достоверно снижались в  2 раза, а в дозе 30 мг/кг наблюдалось достоверное снижение как количества животных с повреждениями СОЖ в 2,5 раза, так и площади повреждения в 10 раз и СИ в 5,5 раз, при этом ИИ достоверно уменьшился на 93%.

Таблица 1.

 Макроскопический анализ влияния динитрата 2-фенил-9-диэтиламиноэтилимидазо[1,2-а]бензимидазола на СОЖ при введении индометацина в дозе 100 мг/кг (крысы-самцы), n=10, М±m

Вещество

Доза, мг/кг

Площадь повреждения

(мм2/животное)

% животных с язвами

СИ

ИИ

%

снижения

ИИ

Контроль

(индометацин 100 мг/кг)

-

4,0±1,3

100

2,20±0,133

2,20

-

Производное

бензимидазола

3

2,8 ±0,7

80

1,40±0,340*

1,12

51

10

1,6±0,5

80

1,30±0,260*

1,04

53

30

0,4±0,2*&

40

0,40±0,163*

0,16

93

Ранитидин

3

1,2±0,4

80

1,40±0,267*

1,12

49

10

2,4±1,2

70

1,40±0,371*

0,98

55

30

0,7±0,4*

50

0,50±0,167*

0,25

89

Омепразол

0,3

3,3±1,0

90

1,800±0,291

1,62

26

1

2,1±0,9

60

1,400±0,400

0,84

62

3

3,0±1,1

50

1,300±0,448

0,78

65

Примечание:

* - достоверность относительно контроля Р<0,05

& - достоверность относительно группы, получавшей омепразол Р<0,05

 

У животных, получавших ранитидин в дозах 3 и 10 мг/кг, также наблюдалась тенденция к уменьшению количества животных с повреждением СОЖ и площади повреждения, уменьшение СИ и ИИ в 2 раза, а в дозе 30 мг/кг, количество животных с повреждениями СОЖ достоверно уменьшалось в 2 раза, площадь повреждения - в 5,7 раз, СИ – в 4 ,4 раза и ИИ – на 89%.

Введение омепразола в дозе 0,3 мг/кг не приводило к достоверным изменениям язвообразования в СОЖ, в дозе 1 мг/кг – на 40% уменьшилось количество животных с повреждениями СОЖ, СИ – имела тенденцию к снижению, а ИИ уменьшился в 2,2 раза в дозе 3 мг/кг - количество животных с повреждениями СОЖ уменьшилось в 2 раза, площадь повреждений (мм/животное) осталась практически без изменений, СИ – уменьшилась в 1,7 раза, а ИИ – на 65%.

На рисунке 1 представлена наиболее типичная макроскопическая картина слизистой желудка на фоне действия производного бензимидазола в сравнении с ранитидином и омепразолом.

Таким образом, полученные экспериментальные данные свидетельствуют о том, что производное бензимидазола в дозах 10 мг/кг и 30 мг/кг оказывает выраженное дозозависимое противоязвенное действие на фоне повреждения СОЖ, вызванного ввдением индометацина в дозе 100 мг/кг. При этом результаты сравнимы с данными групп, получавших ранитидин в исследуемых дозах и превосходят разультаты в группах, получавших омепразол.

 

Рисунок 1. Макрофотографии желудков при моделировании язвы, вызванной введением индометацина в дозе 100 мг/кг



 

Список литературы:

  1. ГОСТ Р 33044-2014. Принципы надлежащей лабораторной практики (OECD Guide 1:1998, IDT). М.: Стандартинформ, 2015. 11 с.
  2. Насонов Е.Л., Каратеев А.Е. Применение нестероидных противовоспалительных препаратов. Клинические рекомендации // РМЖ. 2006. № 25. С. 1769.
  3. Пахомова И.Г. Новые возможности в минимизации риска НПВП-индуцированных гастропатий // РМЖ. 2014. № 10. С. 772.
  4. Приказ Министерства здравоохранения РФ от 1 апреля 2016 г. N 199н "Об утверждении «Правил надлежащей лабораторной практики"/Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. №37, 12.09.16
  5. Рациональная фармакотерапия ревматических заболеваний: Руководство для практикующих врачей / под общ.ред. В.А. Насоновой, Е.Л. Насонова. М.: Литтерра, 2007. 434 с.
  6. Руководство по проведению доклинических исследований лекарственных средств. Часть первая / ред.А.Н. Миронов, Н.Д. Бунатян, А.Н. Васильев / М.: Гриф и К, 2012. 944 с.
  7. Adinortey M.B., Ansah C., Galyuon I., Nyarko A. In vivo models used for evaluation of potential antigastroduodenalulcer // Ulcers. 2013. Vol. 2013. P.1–12.
  8. Lamarque D. Pathogenesis of gastroduodenal lesions inducedby non-steroidal anti-inflammatory drugs / D. Lamarque // Gastroenterologie Clinique et Biologique. – 2004. – Vol. 28, №3. – P. 18–26.
  9. NSAID-Induced gastric damage in rats: requirement for inhibition of both cyclooxygenase 1 and 2 / J.L. Wallace, W.Mc. Knight, B.K. Reuter, N. Vergnolle // Gastroenterology. – 2000. – Vol. 119, № 3. – P. 706–714.
  10. Whittle B.J.R. Gastrointestinal effects of nonsteroidal antiinflammatory drugs / B.J.R. Whittle // Fundamental and Clinical Pharmacology. – 2003. – Vol. 17, № 3. – P. 301–313.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий