Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXVII Международной научно-практической конференции «Современная медицина: актуальные вопросы» (Россия, г. Новосибирск, 10 ноября 2014 г.)

Наука: Медицина

Секция: Нервные болезни

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Иванова Л.Г., Дикевич Е.П., Фастовец С.В. ПРЕДИКТОРЫ АФФЕКТИВНЫХ НАРУШЕНИЙ ПРИ БОЛЕЗНИ ПАРКИНСОНА // Современная медицина: актуальные вопросы: сб. ст. по матер. XXXVII междунар. науч.-практ. конф. № 11(36). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПРЕДИКТОРЫ  АФФЕКТИВНЫХ  НАРУШЕНИЙ  ПРИ  БОЛЕЗНИ  ПАРКИНСОНА

Ляшенко  Елена  Александровна

аспирант,  Российская  медицинская  академия  последипломного  образования,  РФ,  г.  Москва

E-mailhelendik@mail.ru

Иванова  Людмила  Геннадьевна

специалист,  Федеральный  научно-клинический  центр  специализированных  видов  медицинской  помощи  и  медицинских  технологий,  РФ,  г.  Москва

E-mailludivanova83@mail.ru

Дикевич  Евгения  Павловна

аспирант,  Московский  научно-исследовательский  институт  педиатрии  и  детской  хирургии,  РФ,  г.  Москва

E-maildikeviche@mail.ru

Фастовец  Саглара  Валериевна

аспирант,  Московский  государственный  университет  имени  М.В.  ЛомоносоваРФгМосква

E-mail:  sfastovecz@mail.ru

 

PREDICTORS  OF  AFFECTIVE  DISORDERS  IN  PARKINSON’S  DISEASE

Lyashenko  Elena

PhD-student,  Russian  Medical  Academy  of  Postgraduated  Studies,  Russia,  Moscow

Ivanova  Ludmila

specialist,  Federal  scientific-clinical  center  of  specialized  medical  care  and  medical  technology,  Russia,  Moscow

Dikevich  Evgeniya

PhD-student,  Moscow  Research  Institute  of  Pediatrics  and  Pediatric  Surgery,  Russia,  Moscow

Fastovets  Saglara

PhD-student,  Lomonosov  Moscow  State  University,  Russia,  Moscow

 

Работа  выполняется  при  финансовой  поддержке  РГНФ,  проект  «Предикторы  когнитивных  и  аффективных  нарушений  при  болезни  Паркинсона»  №  14-36-01229  а2.

 

АННОТАЦИЯ

Целью  исследования  является  изучение  взаимосвязи  расстройства  поведения  в  фазу  сна  с  быстрыми  движениями  глаз  (РПБДГ)  и  аффективных  нарушений  при  болезни  Паркинсона.  Для  этого  было  обследовано  30  больных  с  1—3  стадиями  болезни  Паркинсона  при  помощи  специальных  нейропсихологических  опросников  и  полисомнографии.  В  группе  пациентов  с  РПБДГ  балы  по  шкале  депрессии  Бека  и  по  Госпитальной  шкале  тревоги  были  значимо  выше,  чем  у  больных  без  РПБДГ.  Таким  образом,  наличие  РПБДГ  у  пациента  с  болезнью  Паркинсона  является  прогностически  неблагоприятным  фактором  развития  аффективных  нарушений.

ABSTRACT

This  study  aimed  to  estimate  affective  disorders  in  Parkinson’s  disease  (PD)  patients  with  REM  sleep  behavior  disorder  (RBD)  versus  those  without  RBD.  30  patients  with  1-3  stages  of  PD  were  evaluated  with  neuropsychological  examination  and  polysomnography.  PD  patients  with  RBD  had  significantly  higher  scores  in  the  hospital  anxiety  scale  and  Beck  Depression  Inventory  Scale  (p<0.05).  We  suppose  that  RBD  could  be  a  predictor  of  affective  disorders  in  PD.

 

Ключевые  слова:  болезнь  Паркинсона;  нейродегенративные  заболевания;  когнитивные  функции;  депрессия;  тревога;  апатия.

Keywords:  Parkinson's  disease;  neurodegenerative  disease;  cognitive  function;  depression;  anxiety;  apathy.

 

Болезнь  Паркинсона  (БП)  —  хроническое  прогрессирующее  заболевание  головного  мозга,  преимущественно  связанное  с  дегенерацией  дофаминергических  нейронов  черной  субстанции  в  связи  с  накоплением  в  них  белка  α-синуклеина  и  образованием  особых  внутриклеточных  включений,  телец  Леви  [10].  БП  —  одно  из  наиболее  частых  неврологических  заболеваний  пожилого  возраста.  Среди  лиц  старше  60  лет  распространенность  БП  составляет  около  1  %,  а  среди  лиц  старше  80  лет  уже  4  %  [4;  8].

Болезнь  Паркинсона  проявляется  характерными  двигательными  нарушениями  в  виде  сочетания  гипокинезии  с  ригидностью,  тремором  покоя  и  постуральной  неустойчивостью  [7].  Кроме  моторных  (двигательных)  нарушений,  при  болезни  Паркинсона  развивается  целый  спектр  различных  немоторных  (недвигательные)  нарушений.  Они  включают  в  себя  нарушение  обоняния,  диссомнии,  вегетативные,  аффективные,  психические  и  когнитивные  нарушения  [6].  Немоторные  симптомы  оказывают  крайне  неблагоприятное  влияние  на  общее  состояние  больных,  зачастую,  определяя  тяжесть  состояния  больного,  снижая  комплаентность,  усугубляя  зависимость  больного  от  ухаживающих  лиц  [11].  Депрессия  является  одним  из  основных  факторов,  определяющих  качество  жизни  больных  с  БП.  Нередко  аффективные  нарушения  доминируют  в  клинической  картине  заболевания,  влияя  на  качество  и  продолжительность  жизни  пациентов  с  БП  [2].

Аффективные  нарушения  при  БП  представлены  депрессией,  апатией,  тревожностью,  навязчивыми  состояниями.  По  данным  различных  авторов,  обследовавших  разнородные  выборки  больных  с  БП,  депрессия  встречается  в  4—90  %  случаев,  в  среднем  —  у  40—50  %  больных  [3;  9].  Риск  развития  депрессии  у  пациентов  c  БП  примерно  в  2  раза  выше,  чем  у  здоровых  лиц  того  же  возраста  и  пола.  По  данным  последних  исследований,  предикторами  развития  аффективных  нарушений  могут  служить  тяжесть  двигательного  дефекта  и  уровень  образования.  Было  показано,  что  пациенты  с  более  грубым  моторным  дефицитом  и  с  более  низким  уровнем  образования  достоверно  чаще  страдают  от  депрессии  и  других  аффективных  расстройств  [12].

Одним  из  наиболее  значимых  предикторов  течения  болезни  Паркинсона  считается  расстройство  поведения  в  фазу  сна  с  быстрыми  движениями  глаз  (РПБДГ).  РПБДГ  относится  к  парасомниям  и  характеризуется  потерей  мышечной  атонии  в  соответствующую  фазу  сна,  присутствием  ярких,  чаще  устрашающих  сновидений,  сопровождающихся  двигательной  и  вербальной  активностью,  которые  коррелируют  с  содержанием  сновидений.  По  различным  источниками,  частота  РПБДГ  у  больных  с  болезнью  Паркинсона  варьирует  от  18  до  47  %  [5].  РПБДГ  определяет  более  высокий  риск  развития  когнитивных  нарушений,  галлюцинаций,  а  также  определенный  паттерн  развития  двигательных  расстройств  у  пациентов  с  болезнью  Паркинсона.

Целью  исследования  является  изучение  взаимосвязи  РПБДГ  и  аффективных  нарушений  при  БП.  В  задачи  исследования  входит  оценка  аффективных,  двигательных  расстройств,  нарушений  сна  у  больных  с  1—3  стадиями  болезни  Паркинсона.

Материалы  и  методы:  было  обследовано  30  больных  с  1—3  стадиями  болезни  Паркинсона.  Группы  были  сопоставимы  по  возрасту,  стадии  (по  Хен  и  Яру)  и  тяжести  болезни  (по  шкале  Шваба  и  Ингланда)  (см.  таб.  1).  Помимо  тщательного  сбора  анамнеза  и  неврологического  осмотра,  пациенты  проходили  нейропсихологическое  тестирование  с  использованием  следующих  шкал  и  опросников:  унифицированная  шкала  для  оценки  тяжести  болезни  Паркинсона  (UPDRS),  cкрининговый  опросник  для  оценки  РПБДГ  (RBDSQ),  шкала  депрессии  Бека,  госпитальная  шкала  тревоги  и  депрессии,  шкала  оценки  сна  для  больных  с  БП  (PDSS).  Больные  были  разделены  на  две  группы  в  зависимости  от  наличия  РПБДГ.  Пациентам,  набравшим  4  балла  и  более  по  шкале  RBDSQ,  для  подтверждения  диагноза  РПБДГ  проводилась  полисомнография  в  соответствии  с  критериями  AASM  2007.

Сравнение  групп  проводилось  непараметрическими  статистическими  методами  при  помощи  теста  Манна-Уитни  в  программе  Statistica  10.

Результаты  исследования  представлены  в  таблице  1.  Из  этих  данных  видно  достоверно  более  высокие  показатели  по  шкале  депрессии  Бека  и  по  Госпитальной  шкале  тревоги  у  больных  с  РПБДГ,  что  говорит  о  наличии  более  выраженных  аффективных  расстройств  у  этой  группы  больных.  При  этом  необходимо  отметить,  что  достоверных  различий  между  группами  по  показателям  шкалы  оценки  качества  сна  у  больных  с  БП  выявлено  не  было.  Известно,  что  аффективные  нарушения  имеют  тесную  патогенетическую  связь  с  расстройствами  сна  [1].  Таким  образом,  несмотря  на  то,  что  РПБДГ  может  способствовать  нарушению  сна  за  счет  увеличения  количества  пробуждений,  уменьшения  времени  медленного  сна  и  общего  времени  сна,  связь  этого  расстройства  с  аффективными  нарушениями  реализуется  посредством  иного  патогенетического  механизма. 

Таблица  1.

Сравнение  групп  больных  БП  с  РПБДГ  и  без  него  (*p<0,05)

  РПБДГ без  РПБДГ
Возраст,  лет 67,3±9,3 67,6±5,5
Продолжительность  болезни,  лет 5,6±3,9 4,8±1,8
Стадия  по  Хен  и  Яру 2,5±0,6 2,2±0,8
Шкала  Шваба  и  Ингланда 85,5±10,33 90,1±10,1
Шкала  UPDRS 48±16,9 39±17,9
Шкала  депрессии  Бека* 15,9±7,8 9,1±4,6
Госпитальная  шкала  тревоги* 7,5±4,2 4,1±2,5
Шкала  оценки  качества  сна 97,4±22,2 107,4±32,2

 

Выводы.  Таким  образом,  наши  данные  подтверждают  гипотезу  о  том,  что  РПБДГ  может  служить  предиктором  определенного  типа  течения  болезни  Паркинсона,  которое  обусловлено  более  диффузными  дегенеративными  процессами  в  мозге.  Наличие  РПБДГ  у  пациента  с  болезнью  Паркинсона  является  прогностически  неблагоприятным  фактором  развития  аффективных  нарушений.

 

Список  литературы:

  1. Левин  Я.И.  Депрессия  и  сон  //  Лечащий  врач.  —  2008.  —  №  8.  —  С.  29—32.
  2. Левин  О.С.  Болезнь  Паркинсона  /  О.С.  Левин,  Н.В.  Федорова.  2-е  изд.  М.:  МЕДпресс-информ,  2012.  —  352  с.
  3. Шток  В.Н.  Экстрапирамидные  расстройства  /  В.Н.  Шток,  О.С.  Левин,  Н.В.  Федорова.  Руководство  для  врачей.  2-е  изд.,  перераб.  и  доп.  МЕДпресс-информ,  2002.  —  235  с.
  4. Andlin-Sobocki  P.,  Jonsson  B.,  Wittchen    H.U.  Cost  of  disorders  of  the  brain  in  Europe  //  Eur.  J.  Neurol.  —  2005.  —  №  12(Suppl.  1).  —  P.  1—27.
  5. Boeve  B.F.  REM  sleep  behavior  disorder:  Updated  review  of  the  core  features,  the  REM  sleep  behavior  disorder-neurodegenerative  disease  association,  evolving  concepts,  controversies,  and  future  directions  //  Ann  N  Y  Acad  Sci.  —  2010.  —  №  1184.  —  P.  15—54.
  6. Chaudhuri  K.R.,  Schapira  A.H.  Non-motor  symptoms  of  Parkinson’s  disease:  dopaminergic  pathophysiology  and  treatment  //  Lancet  Neurol.  —  2009.  —  №  8.  —  P.  464—474.
  7. Hughes  A.J.,  Daniel  S.E.,  Kilford  L.  Accuracy  of  clinical  diagnosis  of  idiopathic  Parkinson’s  disease:  a  clinico-pathological  study  of  100  cases  //  J.  Neurol.  Neurosurg.  Psychiatry.  —  1992.  —  №  55.  —  P.  181—184.
  8. Lang  A.E.,  Lozano  A.M.  Parkinson’s  disease.  First  of  two  parts  //  N.  Engl.  J.  Med.  —  1998.  —  №  339.  —  P.  1044—1053.
  9. Leentjens  A.F.  Depression  in  Parkinson's  disease:  conceptual  issues  and  clinical  challenges  //  J  Geriatr  Psychiatry  Neurol.  —  2004.  —  Vol.  17.  —  №  3.  —  P.  120—126. 
  10. Poewe  W.  The  natural  history  of  Parkinson’s  disease  //  J.  Neurol.  —  2006.  —  №  253(Suppl.  7).  —  P.  72—76.
  11. Rye  D.B.,  Bliwise  D.L.  Movement  disorders  specific  to  sleep  and  nocturnal  manifestations  of  waking  movement  disorders  /  R.L.  Watts,  W.C.  Koller  (Eds).  Movement  disorders.  NY:  McGraw-Hill,  1997.  —  P.  687—714.
  12. Zahodne  L.B.,  Marsiske  M.,  Bowers  D.  A  latent  class  analysis  of  psychological  disturbance  in  Parkinson's  disease  //  Int  J  Geriatr  Psychiatry.  —  2013.  —  Vol.  28.  —  №  10.  —  P.  1054—1060.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий