Статья опубликована в рамках: XXVI Международной научно-практической конференции «Современная медицина: актуальные вопросы» (Россия, г. Новосибирск, 16 декабря 2013 г.)

Наука: Медицина

Секция: Общественное здоровье и здравоохранение

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Султанаева З.М., Гурова З.Г., Шарафутдинова Н.Х. СКРЫТАЯ ВНУТРЕННЯЯ СТРУКТУРА ДИНАМИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ РОЖДАЕМОСТИ И РЕПРОДУКТИВНЫХ ПОТЕРЬ В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН // Современная медицина: актуальные вопросы: сб. ст. по матер. XXVI междунар. науч.-практ. конф. № 12(26). – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

СКРЫТАЯ  ВНУТРЕННЯЯ  СТРУКТУРА  ДИНАМИЧЕСКИХ  ИЗМЕНЕНИЙ  РОЖДАЕМОСТИ  И  РЕПРОДУКТИВНЫХ  ПОТЕРЬ  В  РЕСПУБЛИКЕ  БАШКОРТОСТАН

Султанаева  Зиля  Минлибаевна

д-р  мед.  наук,  доцент  БГМУ,  РФ,  Республика  Башкортостан,  г.  Уфа

E-mailZSultanaeva@yandex.ru

Гурова  Зухра  Гельмешариповна

канд.  мед.  наук,  главный  врач,  Родильный  дом  №  3,  РФ,  Республика  Башкортостан,  г.  Уфа

Шарафутдинова  Назира  Хамзиновна

д-р  мед.  наук,  профессор,  зав.  кафедрой  БГМУ,  РФ,  Республика  Башкортостан,  г.  Уфа

 

HIDDEN  INSIDE  STRUCTURE  DYNAMIC  CHANGES  IN  FERTILITY  AND  REPRODUCTIVE  LOSSES  IN  THE  REPUBLIC  OF  BASHKORTOSTAN

Soultanaeva  Zilya  Minlibaevna

MD,  associate  professor  of  Bashkir  State  Medical  University,  Russian  Federation,  Republic  of  Bashkortostan  Ufa

Gurova  Zohra  Gelmesharipovna

PhD,  chief  medical  officer,  Maternity  number  3,  Russian  Federation,  Republic  of  Bashkortostan  Ufa

Sharafutdinova  Nazir  Hamzinovna

MD,  professor,  head  of  Chair  of  Bashkir  State  Medical  University,  Russian  Federation,  Republic  of  Bashkortostan  Ufa


 


АННОТАЦИЯ


С  целью  выявления  типологии  в  уровне  рождаемости  между  муниципальными  образованиями  Республики  Башкортостан  проведен  кластерный  анализ.  В  каждой  из  установленных  типологических  групп  изучена  внутренняя  структура  динамики  младенческой  смертности  и  мертворождаемости.  Результаты  исследования  важны  для  анализа  взаимосвязи  изученных  показателей  с  ресурсным  обеспечением  здравоохранения.


ABSTRACT


In  order  to  identify  the  typology  in  birth  rates  between  municipalities  Bashkortostan  conducted  cluster  analysis.  In  each  set  of  typological  groups  studied  the  dynamics  of  the  internal  structure  of  infant  mortality  and  stillbirth.  Results  of  the  study  are  important  to  analyze  the  relationship  of  the  studied  indicators  to  resource  provision  of  health  care.


 


Ключевые  слова:  рождаемость;  младенческая  смертность;  мертворождаемость.


Keywords:  fertility;  infant  mortality;  stillbirth.


 


Введение.  Повышение  качества  здоровья  населения  возможно  только  при  реализации  мероприятий,  основанных  на  изучении  долговременных  тенденций  показателей  здоровья.  Для  оценки  динамики  репродуктивно-демографического  процесса,  наряду  с  показателем  рождаемости,  важен  анализ  таких  результирующих  показателей  воспроизводства  населения  как  перинатальная  и  младенческая  смертность  [1,  с.  50].  Снижение  ранних  неонатальных  потерь,  обусловившее  снижение  младенческой  смертности  в  регионах  РФ  в  последние  годы,  происходит  при  значительно  меньших  темпах  сокращения  мертворождаемости  [7,  с.  37].  В  связи  с  этим  проведено  изучение  внутренней  структуры  динамики  рождаемости,  мертворождаемости  и  младенческой  смертности  в  Республике  Башкортостан  (РБ).  Учитывая,  что  наиболее  низкий  уровень  рождаемости  в  РБ  был  в  1999  г.,  а  с  2000  г.  отмечается  тенденция  к  ее  росту,  в  качестве  изучаемого  был  взят  период  2000—2008  гг.


Материал  и  методы.  Материалом  для  исследования  явились  показатели  рождаемости,  мертворождаемости  и  младенческой  смертности  муниципальных  образований  РБ.  Республика  состоит  из  8  городских  округов,  13  муниципальных  районов,  имеющих  городское  население,  41  муниципального  района  только  с  сельским  населением.  Учитывая  высокую  вариабельность  показателя  рождаемости  в  муниципальных  образованиях  РБ,  нами  была  осуществлена  их  автоматическая  классификация  (кластерный  анализ)  по  методу  Уорда  [5,  с.  139—210].  Полученные  при  этом  типологические  варианты  динамических  рядов  проанализированы  с  применением  непараметрического  дисперсионного  анализа  по  Фридмену  [6,  с.  132—133]  и  традиционного  параметрического  дисперсионного  анализа  по  Фишеру  [2,  с.  227—238].  При  использовании  параметрического  дисперсионного  анализа  осуществлялся  расчет  коэффициента  силы  влияния  фактора  (η²),  корреляционного  отношения  (η)  и  достоверности  различий  средних  значений  признака  между  всеми  градациями  фактора  (годами)  по  критерию  Fd  .  Изучение  внутренней  структуры  динамики  репродуктивно-демографических  показателей  в  каждой  из  установленных  нами  типологических  групп  проведено  методом  факторного  анализа  по  способу  главных  компонент  (S-техника  факторного  анализа)  [3,  с.  103—122;  4,  с.  5—77].  Наличие  корреляционных  связей  между  признаками  выявляли,  применяя  метод  многопольных  таблиц  сопряжения  и  коэффициент  Крамера  (V)  [2,  с.  334—335].


  Результаты  и  обсуждение.  Кластерный  анализ  динамики  частоты  рождаемости  по  муниципальным  образованиям  РБ  за  2000—2008  гг.  привел  к  выделению  трех  типологических  групп  —  кластеров.  Поскольку  первый  кластер  образован  лишь  тремя  районами,  с  целью  обеспечения  корректности  дальнейших  вычислений  он  был  объединен  с  наиболее  близким  кластером,  состоящим  из  24  муниципальных  образований.  Таким  образом,  в  первую  типологическую  группу  вошло  27  муниципальных  образований,  вторую  типологическую  группу  составило  31  муниципальное  образование  (рис.  1). 


 

Рисунок  1.  «Древо  классификации»  муниципальных  образований  Республики  Башкортостан  по  динамике  показателя  рождаемости  за  2000—2008гг.  в  расчете  на  1000  человек  населения.  По  оси  абсцисс  —  муниципальные  образования.  По  оси  ординат  —  квадраты  Евклидова  расстояния  между  ними.  Узлы  ветвления  «древа»  отражают  расстояние  в  пространстве  признаков,  на  котором  происходит  слияние  отдельных  объектов  в  кластеры  («гроздья»),  а  также  кластеров  друг  с  другом


 


Изучение  корреляционных  связей  установленных  кластеров  с  группами  муниципальных  образований  соответственно  административному  делению  показало,  что  59,5  %  муниципальных  образований  только  с  сельским  населением  входят  в  первую  типологическую  группу  частоты  рождаемости,  а  87,5  %  городских  округов  и  69,2  %  муниципальных  образований,  имеющих  в  своем  составе  городское  и  сельское  население,  входят  во  вторую  типологическую  группу.  Обнаруженная  корреляционная  связь  оказалась  средней  силы  и  статистически  значимой  (V=0,36,  χ2=8,1,  р<0,05).  Принципиальное  отличие  выделенных  типологических  групп  заключается  в  уровне  коэффициентов  рождаемости:  средние  значения  показателя  во  второй  группе  все  годы  были  статистически  значимо  ниже,  чем  в  первой. 


В  каждой  из  типологических  групп  было  проведено  изучение  динамики  репродуктивных  потерь  (мертворождаемости  и  младенческой  смертности)  за  2000—2008  гг.  и  степени  воздействия  на  их  изменение  различных  факторов.


Уровень  младенческой  смертности  в  первой  типологической  группе  все  годы  был  выше,  чем  во  второй,  однако  различие  средних  значений  статистически  незначимо  как  между  группами  по  «временным  срезам»,  так  и  внутри  групп  между  последовательными  «временными  срезами»  (рис.  2).


  Следует  обратить  внимание  и  на  неоднородность  происходивших  изменений  показателя  между  муниципальными  образованиями  внутри  каждой  группы,  о  чем  свидетельствуют  очень  низкие  коэффициенты  конкордации  Кэндала  (соответственно  τ1  =0,03  и  τ2=0,09).  В  то  же  время  в  динамике  за  2000—2008  гг.  младенческая  смертность  имела  тенденцию  к  снижению,  причем  во  второй  группе  оно  было  статистически  значимым  (χ2=22,3;  р<0,01).  Показатель  младенческой  смертности  в  первой  типологической  группе  изменялся  под  действием  четырех  факторов,  суммарная  значимость  которых  составляет  72  %.  Динамика  младенческой  смертности,  имеющая  тенденцию  к  снижению,  носила  нелинейный  характер.  В  годы,  когда  происходило  увеличение  показателя  (2002  г.,  2005—2006  гг.  и  2008  г.),  уровень  значимых  факторных  нагрузок  достигали  соответственно  фактор  F4,  F2  и  вновь  F2.


 

Рисунок  2.  Последовательные  изменения  показателя  младенческой  смертности  на  1000  населения  и  скрытая  структура  этой  динамики  за  2000—2008  гг.  в  первой  (А)  и  второй  (Б)  типологических  группах.  F1—F4  —  выделенные  скрытые  факторы  с  указанием  процентной  доли  объясняемой  ими  дисперсии  вариации  данных.  Показано  распределение  факторных  нагрузок  (корреляций  исходных  признаков  с  осью  гипотетического  скрытого  фактора)  по  выделенным  факторам,  S.L.  (significant  level)  —  уровень  значимых  факторных  нагрузок


 


Действие  фактора  F1  в  2001  г.,  2004  г.  и  2006  г.  вызвало  снижение  показателя.  В  то  же  время  на  протяжении  изучаемого  периода  выявлен  полярный  фактор  F3,  действие  которого  привело  к  уменьшению  уровня  младенческой  смертности  в  2007  г.  Во  второй  типологической  группе  за  изучаемый  период  также  действовали  четыре  основных  фактора,  на  76  %  детерминирующих  динамику  младенческой  смертности.  Действие  фактора  F1  в  2003  г.  и  2005  г.  привело  к  увеличению  показателя  младенческой  смертности.  Снижение  показателя  в  2001,  2004  и  2007—2008  гг.  было  обусловлено  тремя  независимыми  факторами.  Однако  статистически  значимое  действие  фактора  F2  было  дважды:  в  2002  г,  но  тогда  его  действие  было  кратковременным  и  значение  не  достигло  уровня  выше,  чем  0,7,  и  более  длительным  —  в  2007—2008  гг.


Динамика  средних  значений  мертворождаемости  в  2000—2008  гг.  при  очень  низкой  согласованности  в  изменениях  показателя  между  муниципальными  районами  в  обеих  изучаемых  группах  (соответственно  τ1=0,03  и  τ2=0,08)  имела  тенденцию  к  уменьшению,  но  статистически  значимой  была  только  во  второй  группе  (χ2=20,6;  р<0,01)  (рис.  3). 


 

Рисунок  3.  Последовательные  изменения  показателя  мертворождаемости  на  1000  населения  и  скрытая  структура  этой  динамики  за  2000—2008  гг.  в  первой  (А)  и  второй  (Б)  типологических  группах.  Все  обозначения  как  на  рис.  2.


 


Последовательность  изменений  мертворождаемости  в  первой  типологической  группе  в  течение  периода  2000—2008  гг.  детерминирована  действием  четырех  факторов.  Однако  достижение  уровня  статистически  значимых  факторных  нагрузок  каждым  из  них  было  кратковременным  и  наблюдаемая  относительно  стойкая  динамика  снижения  уровня  мертворождаемости  обусловлена  действием  понятия  «факторная  сложность»,  когда  совместное  влияние  факторов,  действие  каждого  из  которых  находится  ниже  уровня  значимых  факторных  нагрузок,  приводит  к  значимому  результату.  Динамика  мертворождаемости  во  второй  типологической  группе  была  обусловлена  также  действием  четырех  факторов.  Подъем  показателя  в  2001  г.  и  2006  г.  произошел  под  действием  независимых  друг  от  друга  фактора  F4  и  F3,  соответственно.  В  2002—2003  гг.  влияние  фактора  F2  привело  к  снижению  мертворождаемости,  которое  продолжилось  в  2004—2005  гг.  под  действием  фактора  F1.  Действие  фактора  F3  привело  к  повышению  мертворождаемости  в  2006  г.,  когда  влияние  фактора  F1  снизилось  до  значимости,  равной  0.  Однако  действие  фактора  F1  в  2007  г.  стало  повышаться,  в  2008  г.  достигло  уровня  значимости  факторных  нагрузок,  что  сопровождалось  снижением  мертворождаемости. 


Таким  образом,  кластерный  анализ  динамики  рождаемости  по  муниципальным  образованиям  РБ  в  период  2000—2008  гг.  выделил  две  типологические  группы,  принципиально  отличающиеся  по  уровню  показателя.  В  первой  типологической  группе,  где  уровень  рождаемости  все  годы  был  статистически  значимо  выше,  чем  во  второй,  снижение  младенческой  смертности  и  мертворождаемости  было  статистически  незначимым,  в  то  время  как  во  второй  группе  —  эти  показатели  имели  статистически  достоверное  снижение.  Разница,  по-видимому,  обусловлена  различием  в  действии  «скрытых  переменных»  (факторов).  В  первой  группе  снижение  младенческой  смертности  и  мертворождаемости  в  большей  мере  было  обусловлено  действием  феномена  «факторная  сложность»,  когда  влияние  каждого  фактора  находится  ниже  уровня  значимых  факторных  нагрузок,  но  совместное  их  влияние  обеспечивает  более  75%  (критическое  значение)  дисперсии  матрицы  корреляций.  Во  второй  же  группе  отмечалось  относительно  длительное  влияние  отдельных  факторов,  находившихся  на  уровне  значимых  факторных  нагрузок.  Результаты  исследования  в  дальнейшем  использованы  нами  для  анализа  взаимосвязи  изученных  показателей  с  ресурсным  обеспечением  здравоохранения.


 


Список  литературы:


1.Баранов  А.А.,  Альбицкий  В.Ю.  Смертность  детского  населения  России.  М.:  Литера,  2007.  —  328  с.


2.Гареев  Е.М.  Основы  математико-статистической  обработки  медико-биологической  информации.  Уфа:  Изд-во  ГОУ  ВПО  «Башгосмедуниверситета  Росздрава»,  2009.  —  346  с.


3.Иберла  К.  Факторный  анализ.  М.:  Статистика,  1980.  —  398  с.


4.Ким  Дж.-О.,  Мьюллер  Ч.У.  Факторный  анализ:  статистические  методы  и  практические  вопросы  //  Факторный,  дискриминантный  и  кластерный  анализ.  М.:  Финансы  и  статистика,  1989.  —  С.  5—77.


5.Олдендерфер  М.С.,  Блэшфилд  Р.К.  Кластерный  анализ  //  Факторный,  кластерный  и  дискриминантный  анализ.  М.:  Финансы  и  статистика,  1989.  —  С.  139—210.


6.Реброва  О.Ю.  Статистический  анализ  медицинских  данных.  Применение  пакета  прикладных  программ  STATISTICA.  М.:  МедиаСфера,  2002.  —  312  с.


7.Суханова  Л.П.,  Скляр  М.С.,  Уткина  Г.Ю.  Современные  тенденции  репродуктивного  процесса  и  организации  службы  родовспоможения  в  России  //  Здравоохр.  Рос.  Федерации.  —  2008.  —  №  5.  —  С.  37—42. 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий