Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXVIII Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 23 июня 2014 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Международное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Гарина О.В. ОТДЕЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА ПОЛИТИЧЕСКОГО УБЕЖИЩА НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XXXVIII междунар. науч.-практ. конф. № 6(38). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

 

ОТДЕЛЬНЫЕ  АСПЕКТЫ  РЕАЛИЗАЦИИ  ПРАВА  ПОЛИТИЧЕСКОГО  УБЕЖИЩА  НА  ТЕРРИТОРИИ  РОССИЙСКОЙ  ФЕДЕРАЦИИ

Гарина  Оксана  Вячеславовна

канд.  юрид.  наук,  преподаватель  Орловский  юридический  институт  МВД  России  имени  В.В.  Лукьянова,  РФ,  г.  Орел

E-mail:  ksushka-057@mail.ru

 

CERTAIN  ASPECTS  OF  THE  RIGHT  OF  POLITICAL  ASYLUM  ON  THE  TERRITORY  OF  THE  RUSSIAN  FEDERATION

Oksana  Garina

PhD  in  law,  Lecturer  Orel  Law  Institute  of  the  Ministry  of  Internal  Affairs  of  Russia  named  V.V.  Lukyanov,  Russia,  Orel

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  рассматриваются  отдельные  аспекты  предоставления  политического  убежища  на  территории  Российской  Федерации  и  анализируются  случаи  отказа  в  материалах  судебной  практики.

ABSTRACT

This  paper  discusses  some  aspects  of  political  asylum  in  the  Russian  Federation  and  analyzed  cases  of  denial  of  judicial  practice  materials.

 

Ключевые  слова:  право  убежища;  иностранный  гражданин;  лицо  без  гражданства;  политическое  убежище.

Keywords:  right  of  asylum;  a  foreign  citizen;  stateless  person  political  asylum.

 

Право  убежища  —  это  международный,  межотраслевой,  демократический  институт  права,  представляющий  собой  особое  право  лица,  преследуемого  в  стране  своей  гражданской  принадлежности  или  постоянного  пребывания  искать,  просить  и  получить  на  территории  другого  государства  в  соответствии  с  общепризнанными  нормами  и  принципами  международного  права  на  личную  безопасность  и  исключительное  право  государства  предоставить  убежище  или  отказать  ему  в  этом  [9,  c.  105].

Во  «Всеобщей  Декларации  прав  человека»  установлено,  что  «каждый  человек  имеет  право  искать  убежище  от  преследования  в  других  странах  и  пользоваться  этим  убежищем,  но  это  право  не  может  быть  использовано  в  случае  преследования,  в  действительности  основанного  на  совершении  неполитического  преступления  или  деяния,  противоречащего  целям  и  принципам  ООН»  [2].  Указанное  положение  нашло  отражение  в  «Декларации  о  территориальном  убежище»  [3,  с.  338—339].

Реалии  современной  действительности  свидетельствуют  о  том,  что  все  чаще  иностранные  граждане  и  лица  без  гражданства  реализуют  свое  право  на  политическое  убежища  в  той  или  иной  стране.  Подтверждением  может  выступать  ситуация  с  Эдвардом  Сноуденом,  который  обратился  с  ходатайством  о  предоставлении  ему  политического  убежища  к  ряду  государств,  одним  из  которых  была  Российская  Федерация,  и  1  августа  2013  года  оно  было  удовлетворено.  Рассмотрим  какие  же  основания  выделяются  в  российском  законодательстве  и  сложности  существуют  при  реализации  этого  права.

Часть  1  статья  63  Конституции  Российской  Федерации  устанавливает  —  «Российская  Федерация  предоставляет  политическое  убежище  иностранным  гражданам  и  лицам  без  гражданства  в  соответствии  с  общепризнанными  нормами  международного  права»  [8]. 

Иностранный  гражданин  и  лицо  без  гражданства  в  соответствии  со  ст.  2  Положения  «О  порядке  предоставления  Российской  Федерацией  политического  убежища»  [10]  могут  претендовать  на  предоставление  политического  убежища  в  случае  если,  они  ищут  убежище  и  защиту  от  преследования  или  реальной  угрозы  стать  жертвой  преследования  в  стране  своей  гражданской  принадлежности  или  в  стране  своего  обычного  местожительства  за  общественно-политическую  деятельность  и  убеждения,  которые  не  противоречат  демократическим  принципам,  признанными  мировым  сообществом,  нормами  международного  права.  При  этом  обращаем  внимание  на  то,  что  преследование,  как  правило,  осуществляется  компетентными  органами,  в  первую  очередь  правоохранительными,  и  следовательно  основной  целью  обеспечения  права  /безопасность  от  посягательств  этих  органов  на  жизнь,  свободу  и  здоровье  индивида  [9,  с.  103].  Вместе  с  тем  необходимы  достаточные  данные,  которые  бы  подтверждали  возможность  наступления  вышеуказанных  обстоятельств.  Таким  образом,  претендовать  на  политическое  убежище  не  могут  лица,  совершившие  общеуголовные  преступления,  преступление  против  мира,  военное  преступление  или  преступление  против  человечества.  Данное  положение  нашло  отражение  в  таких  документах  как:  «Декларация  о  территориальном  убежище  (п.  2  ст.  1)»  [3,  с.  338—339],  «Конвенция  о  неприменимости  срока  давности  к  военным  преступлениям  и  преступлениям  против  человечества  1968  г.»  [7,  с.  785—789],  «Устав  Нюрнбергского  трибунала»  [11]. 

В  Кассационном  определении  Верховного  Суда  РФ  от  5  апреля  2012  г.  №  9-О12-9  [9],  установлено,  что  в  ходе  проверки  доводы  Серверова  Р.Э.  и  его  адвоката  К.В.  Арутюняна  о  преследовании  первого  властями  республики  Узбекистан  за  участие  в  деятельности  партии,  в  которой  он  состоял  и  занимался  сбором  пожертвований  на  партийные  нужды  и  возможности  применения  в  отношении  его  обращения,  противоречащего  ст.  3  Европейской  Конвенции  о  выдаче  от  13  декабря  1957  г.  [4]  не  подтвердились.  Также  ему  не  может  быть  предоставлено  политическое  убежище  в  силу  того,  что  между  Российской  Федерацией  и  Республикой  Узбекистан  имеется  соглашении  о  безвизовом  пересечении  границ,  вынесено  постановление  о  привлечении  в  качестве  обвиняемого  Р.Э.  Серверова  по  п.п.  а,  б,  в  ч.  3  ст.  164  УК  Республики  Узбекистан,  что  является  также  уголовно  наказуемым  деянием  и  соответствует  ч.  3  ст.  162  УК  РФ.  Таким  образом,  гражданин  Р.Э.  Серверов  не  может  претендовать  на  политическое  убежище  в  Российской  Федерации  [6].

В  Кассационном  определении  Верховного  Суда  РФ  от  17  марта  2010  г.  №  32-О11-13  [5]  доводы  В.И.  Воеводского,  обвиняемого  в  совершении  преступления,  предусмотренного  ч.  3  ст.  339  УК  Республики  Беларусь,  что  соответствует  ч.  1  ст.  115  УК  РФ,  и  его  адвоката  В.А.  Тюльпинова  о  том,  что  первый  будет  подвергнут  пыткам  и  жестокому  обращению  признаны  несостоятельными.  В  Апелляционном  определении  Верховного  Суда  РФ  от  30  мая  2013  г.  №  78-АПУ13-11  [1]  установлено  отсутствие  оснований  для  предоставления  Э.В.  Волчеву  политического  убежища,  привлекаемого  к  уголовной  ответственности  за  совершении  мошенничества  по  ч.  4  ст.  209  УК  Республики  Беларусь.

Таким  образом,  политическое  убежище  не  может  быть  предоставлено  лицу,  если  он  обвиняется  в  совершении  общеуголовного  преступления  на  территории  другого  государства;  сроки  давности  привлечения  к  уголовной  ответственности  не  истекли;  на  территории  Российской  Федерации  лицо  не  привлекалось  к  уголовной  ответственности  за  это  преступление;  имеются  соответствующие  международные  договоры.

 

Список  литературы:

  1. Апелляционное  определение  Верховного  Суда  РФ  от  30  мая  2013  г.  №  78-АПУ13-11//  СПС  «КОНСУЛЬТАНТ-ПЛЮС».  (Дата  обращения  —  15.06.2014  г.).
  2. Всеобщая  декларация  прав  человека  (принята  Генеральной  Ассамблеей  ООН  10.12.1948)  //  «Российская  газета»,  №  67,  05.04.1995.
  3. Декларация  о  территориальном  убежище  //  Действующее  международное  право.  Т.  1.  М.:  Московский  независимый  институт  международного  права,  1996. 
  4. Европейская  конвенция  о  выдаче  (заключена  в  г.  Париже  13.12.1957  г.)  //  «Собрание  законодательства  РФ»,  —  05.06.2000,  —  №  23,  —  ст.  2348.
  5. Кассационное  определение  Верховного  Суда  РФ  от  17  марта  2010  г.  №  32-О11-13  //  СПС  «КОНСУЛЬТАНТ-ПЛЮС».  (Дата  обращения  —  15.06.2014  г.).
  6. Кассационное  определение  Верховного  Суда  РФ  от  5  апреля  2012  г.  №  9-О12-9//  СПС  «КОНСУЛЬТАНТ-ПЛЮС».  (Дата  обращения  —  15.06.2014  г.).
  7. Конвенция  о  неприменимости  срока  давности  к  военным  преступлениям  и  преступлениям  против  человечества  //  Права  человека.  Сборник  международных  договоров.  Том  I  (часть  вторая).  Универсальные  договоры.  Нью-Йорк  и  Женева:  Организация  Объединенных  Наций,  1994. 
  8. Конституция  Российской  Федерации  (принята  всенародным  голосованием  12.12.1993)  //  «Российская  газета»,  №  7,  21.01.2009.
  9. Становление  и  развитие  права  убежища  в  России:  (историко-правовой  аспект)  :  Диссертация  ...  кандидата  юридических  наук:  12.00.01  /  Антипов  Алексей  Николаевич;  Акад.  упр.  МВД  России.  М.,  2009.
  10. Указ  Президента  РФ  от  21.07.1997  №  746  (ред.  от  12.07.2012)  «Об  утверждении  Положения  о  порядке  предоставления  Российской  Федерацией  политического  убежища»  //  «Российская  газета»,  №  144,  29.07.1997.
  11. Устав  Нюрнбергского  трибунала  //  СПС  «КОНСУЛЬТАНТ-ПЛЮС».  (Дата  обращения  —  15.06.2014  г.).

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий