Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXV Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 24 марта 2014 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Уголовное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Матвеева Я.М. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В СВЯЗИ С ПРИМИРЕНИЕМ С ПОТЕРПЕВШИМ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XXXV междунар. науч.-практ. конф. № 3(35). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

АКТУАЛЬНЫЕ  ПРОБЛЕМЫ  ОСВОБОЖДЕНИЯ  ОТ  УГОЛОВНОЙ  ОТВЕТСТВЕННОСТИ  В  СВЯЗИ  С  ПРИМИРЕНИЕМ  С  ПОТЕРПЕВШИМ

Матвеева  Яна  Максимовна

юрист  Санкт-Петербургский  государственный  университет,  ООО  «Автомаг-Питер»,  РФ,  г.  Санкт-Петербург

E-mail:  yana.lawyer@mail.ru

 

ACTUAL  PROBLEMS  OF  RELEASE  FROM  CRIMINAL  LIABILITY  DUE  TO  THE  RECONCILIATION  WITH  THE  VICTIM

Matveeva  Yana  Maksimovna

lawyer  St.  Petersburg  State  University,  Russia,  St.  Petersburg

 

АННОТАЦИЯ

Актуальность  темы  освобождения  от  уголовной  ответственности,  в  том  числе  в  связи  с  примирением  с  потерпевшим,  безусловна.  Изучение  современной  судебной  практики  и  научной  литературы  позволило  сделать  выводы  о  наличии  проблем  в  правоприменительной  практике,  возможное  решение  которых  предложено  автором. 

ABSTRACT

Relevance  of  a  subject  of  release  from  criminal  liability,  including  in  connection  with  reconciliation  with  the  victim,  is  unconditional.  Studying  of  last  jurisprudence  and  scientific  literature  allowed  to  draw  conclusions  on  existence  of  problems  in  the  law-enforcement  practice  which  possible  solution  is  proposed  in  the  present  by  the  author.

 

Ключевые  слова:  освобождение  от  уголовной  ответственности;  примирение  с  потерпевшим;  возмещение  ущерба;  восстановительное  правосудие;  проблемы  примирения  с  потерпевшим;  медиация.

Keywords:  release  from  criminal  liability;  reconciliation  with  the  victim;  compensation  of  damage;  recovery  justice;  reconciliation  problems  with  the  victim;  mediation. 

 

Примирение  с  потерпевшим,  как  основание  освобождения  от  уголовной  ответственности,  является  одной  из  форм  медиации  [18,  с.  124—125]. 

В  российском  уголовном  праве  процедура  примирения  предполагает  наличие  двух  субъектов  примирения  —  виновного  лица  и  потерпевшего,  при  участии  третьей  стороны  —  государства.  При  этом  уполномоченный  правоприменительный  орган  вправе  освободить  от  уголовной  ответственности  виновное  лицо  на  основании  ст.  76  УК  РФ,  но  не  обязан,  что  вызывает  обоснованную  критику.  Сложилась  определенная  судебная  практика,  согласно  которой  суд  по  своему  усмотрению,  учитывая  смягчающие  и  отягчающие  обстоятельства,  личность  виновного  и  другие  обстоятельства  дела,  приходит  к  выводу  о  невозможности  освобождения  от  уголовной  ответственности  в  связи  с  примирением  сторон  [12,  13]. 

В  Постановлении  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  27.06.2013  №  19  «О  применении  судами  законодательства,  регламентирующего  основания  и  порядок  освобождения  от  уголовной  ответственности»  дано  разъяснение,  согласно  которому  при  разрешении  вопроса  об  освобождении  от  уголовной  ответственности  на  основании  ст.  76  УК  РФ,  суд  должен  также  учитывать  конкретные  обстоятельства  уголовного  дела,  «включая  особенности  и  число  объектов  преступного  посягательства,  их  приоритет,  наличие  свободно  выраженного  волеизъявления  потерпевшего,  изменение  степени  общественной  опасности  лица,  совершившего  преступление,  после  заглаживания  вреда  и  примирения  с  потерпевшим,  личность  совершившего  преступление,  обстоятельства,  смягчающие  и  отягчающие  наказание»  [14].

Таким  образом,  суд  вправе,  основываясь  на  субъективной  оценке  всех  обстоятельств  дела  и  личности  виновного,  решать  вопрос  об  освобождении  лица  от  уголовной  ответственности.  На  взгляд  автора,  российский  законодатель  мог  бы  обратиться  к  опыту  зарубежных  стран  в  части  медиации  и  внести  в  уголовный  закон  изменение,  предполагающее  освобождение  лица  от  уголовной  ответственности  в  императивном  порядке  в  тех  случаях,  когда  примирение  с  потерпевшим  состоялось. 

  В  уголовно-правовой  норме  о  примирении  с  потерпевшим  не  определен  круг  деяний,  при  совершении  которых  может  применяться  данная  норма.  В  связи  с  этим,  как  отмечают  некоторые  ученые,  возникает  вопрос:  при  совершении  любого  преступления,  относящегося  к  категории  небольшой  или  средней  тяжести,  возможно  примирение  с  потерпевшим  или  нет?  [1,  с.  43—44]  Ввиду  отсутствия  ясного  ответа  в  уголовном  законе  и  Постановлении  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  27.06.2013  №  19  «О  применении  судами  законодательства,  регламентирующего  основания  и  порядок  освобождения  от  уголовной  ответственности»,  проблемой  теоретической  и  правоприменительной  можно  считать  вопрос  о  возможности  применения  ст.  76  УК  РФ  при  совершении  преступления,  посягающего  на  несколько  объектов,  и,  причиняющего  вред,  в  первую  очередь,  публичным  охраняемым  интересам,  и  во  вторую  очередь  —  интересам  физического  или  юридического  лица,  то  есть  потерпевшего.

Н.В.  Артеменко  и  А.М.  Минькова  обоснованно  указали  на  то,  что  при  совершении  многообъектного  преступления,  где  одним  из  объектов  выступают  общественные  и  государственные  интересы,  а  также  при  совершении  преступления,  посягающего  на  единственный  объект  —  охраняемые  интересы  общества  и  (или)  государства,  освобождение  от  уголовной  ответственности  в  связи  с  примирением  с  потерпевшим  невозможно,  при  наличии  определенных  условий  и  оснований,  может  иметь  место  освобождение  от  уголовной  ответственности  в  связи  с  деятельным  раскаянием  [1,  с.  44].

Верховный  Суд  РФ  придерживается  позиции  о  возможности  применения  ст.  76  УК  РФ  в  случаях,  когда  страдают  интересы  не  только  отдельного  лица  (потерпевшего),  но  и  публичные  интересы.  Например,  в  кассационном  определении  Судебной  коллегии  по  уголовным  делам  Верховного  Суда  РФ  по  делу  №  19-О13-8сп,  было  указано,  что  хотя  К.  совершила  преступление,  предусмотренное  ч.  2  ст.  297  УК  РФ,  а  именно,  проявила  неуважение  к  суду,  оскорбив  судью,  ввиду  того,  что  К.  примирилась  с  потерпевшей  и  загладила  причиненный  вред,  она  подлежит  освобождению  от  уголовной  ответственности  на  основании  ст.  76  УК  РФ  [9].  В  кассационном  представлении  государственного  обвинителя  ставился  вопрос  об  отмене  постановления  об  освобождении  от  уголовной  ответственности  К.,  поскольку,  по  мнению  обвинения,  «по  ст.  297  УК  РФ  основным  объектом  является  нормальная  деятельность  суда  по  осуществлению  правосудия,  а  дополнительным  —  честь  и  достоинство  личности,  в  данном  случае  судьи,  поэтому  уголовное  дело  прекращению  за  примирением  с  потерпевшей  быть  не  может»,  а  «сведений  о  том,  что  подсудимая  приняла  меры  направленные  на  заглаживание  причиненного  вреда  нормальной  деятельности  суда  по  отправлению  правосудия  вследствие  проявленного  ею  неуважения,  стороной  защиты  не  представлено»  [9].

Позиция  государственного  обвинителя  представляется  автору  верной,  в  том  числе,  и  по  той  причине,  что  судья  —  представитель  судебной  власти,  осуществляющий  определенные  полномочия  от  имени  Российской  Федерации,  возмещение  вреда  которому  не  свидетельствует  о  возмещении  вреда,  причиненного  общественным  отношениям  по  нормальному  функционированию  системы  правосудия  и  судебной  власти,  как  одной  из  ветвей  государственной  власти. 

По  мнению  автора,  позиция  судебной  практики  по  этому  вопросу  должна  быть  единообразной  и  соответствующей  выше  приведенной  аргументации,  что  возможно  путем  закрепления  соответствующего  разъяснения  в  п.  13  Постановления  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  27.06.2013  №  19  «О  применении  судами  законодательства,  регламентирующего  основания  и  порядок  освобождения  от  уголовной  ответственности»,  которое  предлагается  изложить  в  следующей  редакции:

«В  случае  совершения  преступления,  причиняющего  вред  не  только  потерпевшему,  но  и  интересам  общества  и  (или)  государства,  не  допускается  освобождение  от  уголовной  ответственности  в  связи  с  примирением  с  потерпевшим.  При  наличии  определенных  уголовным  законом  оснований  и  условий,  в  таких  случаях  возможно  освобождение  от  уголовной  ответственности  в  связи  с  деятельным  раскаянием.  Таким  же  образом  должен  решаться  вопрос  и  в  тех  случаях,  когда  преступлением  причиняется  вред  только  интересам  общества  и  (или)  государства».

Следующей  проблемой  применения  ст.  76  УК  РФ  является  необходимость  разграничения  между  освобождением  от  уголовной  ответственности  в  связи  с  примирением  сторон  и  прекращением  уголовного  дела  вследствие  примирения  обвиняемого  и  потерпевшего  по  делам  частного  обвинения  в  порядке  ст.  20  УПК  РФ. 

Некоторые  ученые  отмечают,  что  имеется  коллизия  между  двумя  нормами:  в  соответствии  со  ст.  20  УПК  РФ  независимо  от  того,  какое  количество  преступлений  было  совершено  обвиняемым  ранее,  суд  обязан  прекратить  уголовное  дело,  если  обвиняемый  примирился  с  потерпевшим,  что  не  соответствует  требованию  ст.  76  УК  РФ  о  совершении  преступления  впервые,  как  одного  из  условий  освобождения  от  уголовной  ответственности  [6,  с.  44]. 

По  мнению  автора,  нельзя  согласиться  с  такой  точкой  зрения  по  той  причине,  что  речь  идет  не  о  коллизии  норм,  а  о  разных  процедурах  применения  норм  восстановительного  правосудия. 

А.В.  Бриллиантов  отмечал,  что  ст.  76  УК  РФ  подлежит  применению  только  по  делам  частно-публичного  и  публичного  обвинения  [4,  с.  94].  В  подтверждение  сказанного,  ученый  приводит  случай  из  судебной  практики:  дело  Ю.  (ранее  судимого),  который  совершил  преступление,  предусмотренное  ст.  116  УК  РФ,  и  в  судебном  заседании  потерпевшие  заявили  о  примирении  с  подсудимым  и  о  нежелании  привлечения  Ю.  к  уголовной  ответственности.  Мировой  судья  вынес  постановление  о  прекращении  уголовного  дела  на  основании  ч.  2  ст.  20  УПК  РФ,  которое  было  рассмотрено  надзорной  инстанцией,  отменившей  это  постановление  на  том  основании,  что  в  соответствии  со  ст.  76  УК  РФ  и  ст.  25  УПК  РФ,  уголовное  дело  подлежит  прекращению,  только  если  преступление  было  совершено  впервые,  а  Ю.  был  ранее  судим.  Судебная  коллегия  Верховного  Суда  РФ  отменила  постановление  надзорной  инстанции  с  указанием  на  то,  что  ст.  76  УК  РФ  и  ст.  25  УПК  РФ  применяется  только  в  отношении  частно-публичных  и  публичных  дел  [4,  с.  94—95] 

Очевидно,  что  примирение  сторон  по  делам  частного  обвинения  и  освобождение  от  уголовной  ответственности  в  связи  с  примирением  с  потерпевшим  —  две  разные  процессуальные  процедуры,  в  связи  с  чем  коллизия,  по  мнению  автора,  отсутствует.  Однако  ограничить  сферу  применения  ст.  76  УК  РФ  под  силу  только  закону  о  внесении  соответствующих  изменений  в  УК  и  УПК  РФ. 

Как  известно,  ст.  76  УК  РФ  закрепляет  обязанность  лица,  подлежащего  уголовной  ответственности  не  только  примириться  с  потерпевшим,  но  и  загладить  причиненный  преступлением  вред.  Основанием  прекращения  уголовного  дела  частного  обвинения,  в  соответствии  с  ч.  2  ст.  20  УПК  РФ,  является  примирение  с  потерпевшим,  но  понятие  и  содержание  примирения  с  потерпевшим  отсутствует,  что  дает  возможность  понимать  под  этим,  используя  системное  толкование  ч.  2  ст.  20,  ст.  25  УПК  РФ,  ст.  76  УК  РФ,  любое  примирение  потерпевшего  и  виновного  лица,  не  относящееся  к  возмещению  причиненного  материального  или  морального  вреда.  Изучение  судебной  практики  показывает,  что  судьями,  решающими  вопрос  о  применении  ч.  2  ст.  20  УПК  РФ,  как  правило,  не  конкретизируется,  в  чем  выразилось  примирение  с  потерпевшим  [11,  15].

Во  избежание  совершения  судами  ошибок,  подобных  тем,  которые  были  указаны  выше,  в  Постановление  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  27.06.2013  №  19  «О  применении  судами  законодательства,  регламентирующего  основания  и  порядок  освобождения  от  уголовной  ответственности»  предлагается  внести  разъяснение  по  этому  вопросу  и  изложить  его  в  следующей  редакции: 

«По  делам  частного  обвинения  ст.  76  УК  РФ  подлежит  применению  в  тех  случаях,  когда  потерпевший  настаивает  на  возмещении  причиненного  ему  вреда. 

В  иных  случаях,  когда  потерпевший  примирился  с  обвиняемым,  дела  частного  обвинения  подлежат  прекращению  на  основании  ч.  2  ст.  20  УПК  РФ.  При  этом  по  смыслу  ч.  2  ст.  20  УПК  РФ,  уголовные  дела  частного  обвинения  подлежат  прекращению  в  связи  с  примирением  потерпевшего  с  обвиняемым  даже  в  том  случае,  когда  обвиняемый  совершил  преступление  не  впервые.  В  таких  случаях  не  допускается  отказ  в  прекращении  уголовного  дела  в  соответствии  с  ч.  2  ст.  20  УПК  РФ,  на  том  основании,  что  по  требованию  ст.  25  УПК  РФ  и  ст.  76  УК  РФ,  преступление  должно  быть  совершено  впервые». 

В  случае  освобождения  от  уголовной  ответственности  в  связи  с  примирением  с  потерпевшим,  решение  проблемы  возмещения  вреда  приобретает  большее  значение  по  той  причине,  что  заглаживание  причиненного  вреда,  наряду  с  примирением  с  потерпевшим,  это  обязательное  условие  для  выполнения  виновным  лицом,  и,  как  определил  Верховный  Суд  РФ  в  п.  10  Постановления  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  27.06.2013  №  19  «О  применении  судами  законодательства,  регламентирующего  основания  и  порядок  освобождения  от  уголовной  ответственности»,  способы  заглаживания  вреда  и  размер  возмещения  определяются  потерпевшим  [14].

Примирение  виновного  лица  с  потерпевшим  оформляется  процессуальным  актом  соответствующего  органа  власти,  в  котором  зачастую  не  конкретизируется,  какой  вид  вреда  был  причинен  и  возмещен  потерпевшему  [2,  7,  8]. 

Правильной  представляется  позиция  судов,  которые  удовлетворяют  иски  о  взыскании  денежной  компенсации  вреда  (в  том  числе  морального)  с  работодателя,  чей  работник  совершил  преступление  в  процессе  исполнения  своих  трудовых  обязанностей  и  был  освобожден  от  уголовной  ответственности  в  связи  с  примирением  с  потерпевшим.  Например,  Петроградским  районным  судом  г.  Санкт–Петербурга  был  частично  удовлетворен  иск  потерпевшего  к  государственному  бюджетному  учреждению,  работник  которого  ненадлежащим  образом  оказал  медицинские  услуги,  в  результате  чего  наступила  смерть  жены  потерпевшего  [3].  При  этом  верна  аргументация  суда  при  вынесении  подобного  решения:  тот  факт,  что  потерпевший  примирился  с  виновным,  характеризует  только  их  взаимоотношения  и  не  лишает  потерпевшего  права  обратиться  в  суд  с  иском  о  компенсации  морального  вреда  в  соответствии  с  п.  1  ст.  1068  ГК  РФ.

В  подобных  случаях  законность  предъявления  и  удовлетворения  иска  о  возмещении  вреда  не  вызывает  сомнений,  но  остается  неясным,  каким  образом  решать  спор,  когда  подобный  иск  предъявляет  потерпевший  к  обвиняемому,  который  был  освобожден  от  уголовной  ответственности  на  основании  ст.  76  УК  РФ. 

Освобождение  от  уголовной  ответственности  в  связи  с  примирением  с  потерпевшим,  при  соблюдении  прочих  условий,  определенных  в  законе,  становится  возможным,  когда  лицо,  подлежащее  уголовной  ответственности,  примирилось  с  потерпевшим  и  загладило  причиненный  вред.  Таким  образом,  в  тот  момент,  когда  потерпевший  примиряется  с  лицом,  подлежащим  уголовной  ответственности  и  принимает  от  него  возмещение  вреда  способами  и  в  размере,  которые  определяет  сам  потерпевший,  он  лишается  права  требовать  дополнительного  возмещения  вреда  в  гражданском  судопроизводстве.  Как  указывалось  ранее,  суды  в  постановлениях  об  освобождении  от  уголовной  ответственности,  зачастую  не  конкретизируют,  какой  именно  вред  был  причинен  и  возмещен  потерпевшему.  Отсутствие  такого  указания,  как  считает  автор,  может  на  практике  приводить  к  таким  случаям,  когда  потерпевший  сможет  получить  денежную  компенсацию  морального  вреда  в  рамках  гражданского  судопроизводства,  и,  формально,  суд,  удовлетворяющий  такой  иск,  будет  прав. 

Ввиду  предотвращения  возможных  злоупотреблений  со  стороны  потерпевшего,  необходимо  включить  соответствующее  разъяснение  в  п.  3  Постановления  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  27.06.2013  №  19  «О  применении  судами  законодательства,  регламентирующего  основания  и  порядок  освобождения  от  уголовной  ответственности»  и  изложить  его  в  следующей  редакции:

«В  случаях  освобождения  от  уголовной  ответственности  по  основаниям,  связанным  с  возмещением  причиненного  преступлением  вреда,  судам  в  постановлениях  об  освобождении  от  уголовной  ответственности  следует  указывать,  какой  вред  был  причинен  преступлением  и  какой  вред  (имущественный  и  (или)  моральный,  иной  вред)  и  в  каком  объеме  был  возмещен». 

Автором  рассмотрены  актуальные  проблемы  института  примирения  с  потерпевшим,  требующие  решения  в  связи  с  отсутствием  единообразия  судебной  практики. 

Как  одна  из  основных  форм  медиации  в  России,  данный  институт  содержит  в  себе  большой  потенциал  для  решения  некоторых  уголовно-правовых  конфликтов  мирным  путем,  восстановления  прав  потерпевшего  и  возмещения  вреда,  причиненного  преступлением.  Однако  для  реализации  такого  потенциала  необходимо  не  только  реформирование  уголовного  и  уголовно-процессуального  законодательства,  но  и  единообразие  применения  норм  об  освобождении  от  уголовной  ответственности  в  связи  с  примирением  с  потерпевшим. 

 

Список  литературы:

  1. Артеменко  Н.В.,  Минькова  А.М.  Спорные  вопросы  применения  нормы  об  освобождении  от  уголовной  ответственности  в  связи  с  примирением  с  потерпевшим.  //  Российский  судья.2006.  №  7. 
  2. Архив  Калининского  районного  суда  г.  Санкт-Петербурга,  дело  №  1-262.
  3. Архив  Петроградского  районного  суда  г.  Санкт-Петербурга,  дело  №  2-3548/11. 
  4. Брилииантов  А.В.  Освобождение  от  уголовной  ответственности:  с  учетом  обобщения  судебной  практики:  научно-практическое  пособие.  М.,  2013.  —  112  с.
  5. Гражданский  кодекс  Российской  Федерации.  Ч.  2.  «Собрание  законодательства  РФ»,  —  29.01.1996,  —  №  5,  —  ст.  410.
  6. Дубровин  В.В.  Возмещение  вреда  от  преступлений  в  уголовном  судопроизводстве  (отечественный,  зарубежный,  международный  опыт  правового  регулирования:  монография.  М.:  2011.  —  224  с.
  7. Кассационное  Определение  Ленинградского  областного  суда  от  21  июля  2010  г.  №  22-1315/2010.  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://base.consultant.ru  (дата  обращения  27.12.2013).
  8. Кассационное  Определение  Ленинградского  областного  суда  от  15.07.2010  №  22-1282/2010.  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://base.consultant.ru(27.12.2013).
  9.  Кассационное  определение  Судебной  коллегии  по  уголовным  делам  Верховного  Суда  РФ  по  делу  №  19-О13-8сп.  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://base.consultant.ru.  (дата  обращения:  04.01.2014).
  10. Кассационное  определение  Судебной  коллегии  по  уголовным  делам  Верховного  Суда  РФ  по  делу  №  19-О13-8сп.  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://base.consultant.ru  (дата  обращения  26.12.2013).
  11. Определение  Верховного  Суда  РФ  от  18.08.2006  №  69-ДП06-14.  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://base.consultant.ru  (дата  обращения  26.12.2013). 
  12. Определение  Ленинградского  областного  суда  от  10.08.2011  №  22-1551/2011.  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:http://www.consultant.ru.  (дата  обращения  04.01.2014).
  13. Определение  Санкт-Петербургского  городского  суда  от  03.07.2012  №  22-4103/12.  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:http://www.consultant.ru.  (дата  обращения  25.12.2013).
  14. Постановление  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  27.06.2013  №  19  «О  применении  судами  законодательства,  регламентирующего  основания  и  порядок  освобождения  от  уголовной  ответственности»  //  Бюллетень  Верховного  Суда  РФ.  2013.  №  8. 
  15. Постановление  президиума  Санкт-Петербургского  городского  суда  от  24.02.2005  №  44у-23/05.  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:http://base.consultant.ru  (дата  обращения  27.12.2013). 
  16. Уголовный  кодекс  Российской  Федерации.  «Собрание  законодательства  РФ»,  —  17.06.1996,  —  №  25,  —  ст.  2954.
  17. Уголовно-процессуальный  кодекс  Российской  Федерации.  «Российская  газета»,  №  249,  22.12.2001. 
  18. Шатихина  Н.С.  Институт  медиации  в  российском  уголовном  праве.  Дисс.  ...  канд.юрид.наук.  СПб.:  2004.  —  228  с.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий