Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXV Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 24 марта 2014 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Уголовное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Купрейченко А.Б. К ВОПРОСУ О ПРОБЛЕМАХ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ И ПРАКТИКИ ОСОБОГО ПОРЯДКА СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XXXV междунар. науч.-практ. конф. № 3(35). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

К  ВОПРОСУ  О  ПРОБЛЕМАХ  ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО  РЕГУЛИРОВАНИЯ  И  ПРАКТИКИ  ОСОБОГО  ПОРЯДКА  СУДЕБНОГО  РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

Купрейченко  Анастасия  Борисовна

магистрант  Северо-Кавказского  филиала  ФГБОУ  ВПО  «Российская  академия  правосудия»,  РФ,  г.  Краснодар

E-mail: 

 

TOWARDS  QUESTIONS  OF  LEGISLATIVE  CONTROL  AND  PRACTICE  OF  SPECIAL  PROCEDURE  OF  LITIGATION

Anastasia  Kupreychenko

master’s  degree  student  of  North  Caucasus  affiliate  of  FSBEI  HVE  Russian  Academy  of  Justice,  Russia  Krasnodar

 

АННОТАЦИЯ

Автор,  исследуя  проблемы  законодательного  регулирования  и  судебной  практики  особого  порядка  судебного  разбирательства,  обращает  внимание  на  необходимость  внесения  в  уголовное  и  уголовно-процессуальное  законодательство  изменений,  связанных  с  назначением  наказания  при  наличии  в  действиях  подсудимого  рецидива  и  установлением  личности  потерпевшего  в  судебном  заседании.  Приходит  к  выводу  об  отсутствии  нарушения  принципа  состязательности  сторон  в  случае  принятия  судьей  по  собственной  инициативе  решения  о  прекращении  особого  порядка  и  назначении  рассмотрения  уголовного  дела  в  общем  порядке.

ABSTRACT

Author  studying  questions  of  legislative  control  and  judicial  practice  of  special  procedure  of  litigation  pays  attention  to  the  necessity  of  introduction  of  amendments  to  criminal  and  criminal  procedure  legislation,  which  are  connected  with  imposition  of  punishment  if  having  repetition  in  actions  of  a  defendant  and  victim’s  identification  in  court  session.  The  author  has  come  to  the  conclusion  about  absence  of  violation  of  adversarial  principle  in  case  of  judge’s  decision  on  his  own  motion  about  termination  of  special  procedure  and  assignment  of  criminal  trial  per  standard  procedure.

 

Ключевые  слова:  особый  порядок  судебного  разбирательства;  исследование  и  оценка  доказательств;  принцип  состязательности  сторон;  назначение  наказания;  рецидив;  установление  личности  потерпевшего.

Keywords:  special  procedure  of  litigation;  examination  and  evaluation  of  evidence;  adversarial  principle;  imposition  of  punishment;  repetition,  victim’s  identification.

 

Одной  из  ключевых  новаций  уголовного  судопроизводства  России  при  принятии  в  2001  году  нового  Уголовно-процессуального  кодекса  Российской  Федерации  [14]  (далее  —  УПК  РФ)  явилось  появление  и  развитие  такого  упрощенного  способа  производства  по  уголовным  делам  как  «Особый  порядок  принятия  судебного  решения  при  согласии  обвиняемого  с  предъявленным  ему  обвинением»,  регламентируемый  главой  40  УПК  РФ. 

О  целесообразности  данного  нововведения  высказывалось  множество  противоречивых  точек  зрения.  Противники  выказывали  мнение  о  неполноценности  особого  порядка  судебного  разбирательства  с  точки  зрения  его  соответствия  принципам  уголовного  процесса  —  состязательности,  равноправия  сторон,  непосредственности,  презумпции  невиновности,  законности,  обоснованности  и  справедливости  приговора  [2,  с.  69;  6,  с.  76—77;  9,  с.  11].  Сторонники  отмечали,  что  такая  форма  судебного  разбирательства  значительно  упрощает  громоздкий  судебный  процесс  и  позволяет  быстро  рассмотреть  значительное  количество  уголовных  дел,  по  которым  возможно  принятие  судебных  решений  без  проведения  судебного  разбирательства,  кроме  того,  налицо  существенная  экономия  затрачиваемых  бюджетных  средств  [5,  с.  40;  1,  с.  37;  12,  с.  4]. 

По  прошествии  более  десяти  лет  применения  главы  40  УПК  РФ,  можно  сделать  вывод  о  том,  что  данный  институт  прижился  на  почве  российского  уголовного  судопроизводства  и,  как  показывает  статистика  [10;  11],  довольно  широко  применяется  на  практике.  Данные  по  количеству  уголовных  дел,  рассмотренных  в  порядке  рассматриваемой  главы,  от  общего  числа  дел,  оконченных  производством  с  вынесением  приговора,  приведены  в  таблице.

Таблица  1.

Год

Российская  Федерация

Ставропольский  край

2010

63,79  %

74  %

2011

59  %

67,95  %

2012

67,74  %

78,87  %

1  полугодие  2013

68,90  %

79,57  %

 

Не  смотря  на  то,  что  в  настоящее  время  большинство  дел  рассматривается  в  особом  порядке  принятия  судебного  решения  при  согласии  обвиняемого  с  предъявленным  ему  обвинением,  без  сомнения,  проблемы  законодательного  регулирования  и  применения  особого  порядка  судебного  разбирательства  —  основные  и  наиболее  дискуссионные  для  российского  уголовного  судопроизводства.

Наверное,  самым  актуальным  вопросом  остается  проблема  исследования  и  оценки  доказательств,  так  как  от  качества,  полноты  и  всесторонности  оценки  доказательств  судом  зависит  принятие  им  законных,  обоснованных  и  справедливых  решений  по  делу.

Часть  5  ст.  316  УПК  РФ  установлено,  что  судья  в  случае  применения  особого  порядка  не  производит  исследование  и  оценку  доказательств,  собранных  по  уголовному  делу. 

Следует  с  сожалением  отметить,  что  некоторые  судьи  при  поступлении  к  ним  уголовного  дела  в  первую  очередь  смотрят  в  протокол  ознакомления  обвиняемого  и  его  защитника  с  обвинительным  заключением  (актом)  и  материалами  дела,  заявлено  ли  подсудимым  ходатайство  о  применении  особого  порядка  судебного  разбирательства,  и  если  да  —  ограничиваются  исключительно  прочтением  обвинительного  заключения  (акта).

Ю.Ю.  Воробьева  описывает  один  из  таких  случаев,  имевших  место  в  судебной  практике  Оренбургской  области: 

«Органами  предварительного  следствия  М.  обвинялся  в  совершении  преступлений,  предусмотренных  ч.  4  ст.  222,  ч.  1  ст.  158,  ч.  2  п.  «б»  ст.  158  УК  РФ. 

В  явке  с  повинной  М.  указал,  что  совершил  преступления  19.07.2003  и  в  ночь  на  20.07.2003.  Данный  факт  подозреваемый  подтвердил  при  осмотре  места  происшествия.  Согласно  справке,  имевшейся  в  материалах  уголовного  дела,  М.  с  18.07.2003  по  23.07.2003  находился  в  приемнике-распределителе  УВД  г.  Орска,  что  исключает  возможность  совершения  им  преступлений.  Таким  образом,  у  него  было  алиби,  которое  ни  в  ходе  предварительного  следствия,  ни  в  судебном  заседании  не  проверялось. 

В  связи  с  чем,  отмечает  судебная  коллегия,  нельзя  признать  правильным  вывод  суда,  что  обвинение  обоснованно  и  подтверждается  собранными  по  делу  доказательствами»  [3].

Вместе  с  тем  УПК  РФ  не  освобождает  судью  от  изучения  материалов  уголовного  дела  на  предмет  доказанности  вины  подсудимого.  В  ч.  7  ст.  316  УПК  РФ  указано,  что  суд  для  постановления  обвинительного  приговора  должен  прийти  к  выводу,  что  «обвинение,  с  которым  согласился  подсудимый,  обоснованно,  подтверждается  доказательствами»,  собранными  по  уголовному  делу.

В  этой  связи  судья  до  принятия  решения  об  удовлетворении  ходатайства  подсудимого  должен  не  только  убедиться  в  причастности  и  виновности  лица  в  инкриминируемом  ему  деянии,  но  и,  тщательно  изучив  материалы  дела,  оценить  каждое  доказательство,  имеющееся  в  деле,  с  точки  зрения  относимости,  допустимости  и  достоверности. 

Анализ  норм  ч.  3  ст.  314  и  ч.  6  ст.  316  УПК  РФ  указывает,  что  судья  вправе  не  удовлетворять  ходатайство  обвиняемого  и  по  собственной  инициативе  назначить  судебное  разбирательство  в  общем  порядке,  если  у  него  возникли  сомнения  в  обоснованности  обвинения. 

Однако  при  изучении  практики  такие  случаи  не  выявлены.  Это  связано  с  тем,  что  судьи  считают,  что,  принимая  решение  о  прекращении  особого  порядка  и  назначении  рассмотрения  уголовного  дела  в  общем  порядке  самостоятельно,  они  нарушают  заложенный  ст.  15  УПК  РФ  принцип  состязательности  сторон.  По  этой  же  причине  судьи  по  собственной  инициативе  не  производят  судебные  действия,  направленные  на  получение  доказательств,  несмотря  на  то,  что  право  суда  на  собирание  подобных  доказательств  закреплено  в  ч.  1  ст.  86  УПК  РФ. 

Такое  мнение  представляется  ошибочным,  поскольку  суд,  в  данном  случае,  выполняет  «функцию  осуществления  правосудия,  а  не  функцию  обвинения  либо  защиты»  [4],  следовательно,  принцип  состязательности  сторон  не  нарушается. 

В  этой  связи  автор  считает  необходимым,  с  целью  исключения  каких-либо  сомнений,  придать  нормам  УПК  РФ,  устанавливающим  право  судьи  по  собственной  инициативе  принимать  решение  о  назначении  рассмотрения  уголовного  дела  в  общем  порядке,  императивный  характер.  В  частности  предлагается  установить  обязанность  судьи  по  изучению  материалов  дела,  оценке  доказательств,  имеющихся  в  деле,  с  точки  зрения  относимости,  допустимости  и  достоверности,  и,  в  случае  возникновения  сомнений  в  обоснованности  обвинения,  не  удовлетворять  ходатайство  обвиняемого  и  назначать  судебное  разбирательство  в  общем  порядке. 

Представляется,  что  такие  изменения  позволят  сориентировать  органы  предварительного  расследования  и  суд,  на  принятие  исчерпывающих  мер  по  установлению  обстоятельств,  предусмотренных  ст.  73  УПК  РФ.  Это  будет  способствовать  исключению  случаев  фальсификации  доказательств,  оговоров  и  самооговоров,  и,  как  следствие,  постановления  неправосудных  приговоров.

Еще  одной  немало  важной  проблемой  является  назначение  наказания  при  вынесении  приговора,  постановленного  без  проведения  судебного  разбирательства.

В  2012  году  Институтом  проблем  правоприменения  проведено  исследование,  целью  которого  было  выяснить,  как  реально  назначается  наказание  осужденным,  выбравшим  особый  порядок  судебного  разбирательства  [13].

Исследование  показало,  что  согласие  обвиняемого  на  рассмотрение  его  дела  в  особом  порядке  практически  не  дает  ему  дополнительных  преимуществ,  а  для  преступлений  небольшой  тяжести  подсудимый,  выбравший  особый  порядок  судебного  разбирательства,  даже  проигрывает.

Это  связано  с  тем,  что  в  России  подавляющее  большинство  осужденных  в  любом  случае  получают  наказание,  существенно  ниже  максимального  вне  зависимости  от  порядка  рассмотрения  дела. 

Существует  много  проблем,  связанных  с  назначением  наказания,  остановимся  на  одной:  назначение  наказания  при  наличии  рецидива  в  действиях  подсудимого.

Частью  7  ст.  316  УПК  РФ  установлено,  что  при  особом  порядке  судебного  разбирательства  наказание  не  может  превышать  две  трети  максимального  срока  или  размера  наиболее  строгого  вида  наказания,  предусмотренного  за  совершенное  преступление.

В  п.  37  Постановления  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  11.01.2007  №  2  (ред.  от  03.12.2013)  «О  практике  назначения  Судами  Российской  Федерации  уголовного  наказания»  судам  разъяснено  только  о  возможности  назначения  более  мягкого  наказания,  чем  предусмотрено  за  данное  преступление  [8].

К  сожалению,  законодатель  до  сих  пор  в  Уголовном  кодексе  Российской  Федерации  [15]  (далее  —  УК  РФ)  так  и  не  разрешил  вопрос  особенности  назначения  наказания  в  случае  согласия  подсудимого  с  предъявленным  обвинением,  в  действиях  которого  усматривается  рецидив  преступлений.  Пленумы  Верховного  суда  РФ,  затрагивающие  вопросы  особого  порядка  судебного  разбирательства  [7;  8],  также  не  дают  ответ  на  указанный  вопрос.

Между  тем,  проблема  существует.  Если  следовать  дословному  толкованию  нормы  ч.  7  ст.  316  УПК  РФ,  то  суд  не  может  назначить  подсудимому,  в  том  числе  и  при  наличии  такого  отягчающего  обстоятельства,  как  рецидив  преступлений,  наказание,  превышающее  две  трети  максимального  срока  или  размера  наиболее  строгого  вида  наказания,  предусмотренного  за  совершенное  преступление.

Однако  на  практике  судьи  часто  не  придерживаются  этого  правила  и  назначают  наказание  с  применением  ч.  2  ст.  68  УК  РФ.  При  этом  одновременно  указывают  и  требования  ч.  5  ст.  62  УК  РФ  и  ч.  2  ст.  68  УК  РФ,  например:

«В  связи  с  постановлением  приговора  без  проведения  судебного  разбирательства,  суд  определяет  срок  наказания  подсудимому  с  учетом  требований  ч.  5  ст.  62  УК  РФ,  в  соответствии  с  которой  срок  или  размер  наказания,  назначаемого  лицу,  уголовное  дело  в  отношении  которого  рассмотрено  в  порядке,  предусмотренном  главой  40  УПК  РФ,  не  может  превышать  две  трети  максимального  срока  или  размера  наиболее  строгого  вида  наказания,  предусмотренного  за  совершенное  преступление.

Ввиду  наличия  рецидива  преступлений  суд  назначает  наказание  по  правилам  ч.  2  ст.  68  УК  РФ,  то  есть  не  менее  одной  третьей  части  максимального  срока  наиболее  строгого  вида  наказания,  предусмотренного  за  совершенное  преступление,  но  в  пределах  санкции  соответствующей  статьи  Особенной  части  настоящего  Кодекса».

По  мнению  автора,  для  решения  данной  проблемы  необходимо  внести  соответствующие  изменения  в  ст.  68  УК  РФ.  Например,  дополнить  указанную  статью  ч.  4  следующего  содержания:  «Срок  или  размер  наказания  при  любом  виде  рецидива  преступлений,  назначаемого  лицу,  уголовное  дело  в  отношении  которого  рассмотрено  в  порядке,  предусмотренном  главой  40  Уголовно-процессуального  кодекса  Российской  Федерации,  не  может  превышать  две  трети  максимального  срока  или  размера  наиболее  строгого  вида  наказания,  предусмотренного  за  совершенное  преступление».

Автор  считает  необходимым  обратить  внимание  еще  на  одну  проблему,  не  обсуждаемую  ранее,  —  вопрос  установления  личности  потерпевшего  при  рассмотрении  уголовного  дела  в  особом  порядке.  Указанная  проблема  постоянно  возникает  на  практике.  Некоторые  судьи  и  секретари  судебного  заседания  считают,  что  раз  ст.  316  УПК  РФ  не  предусматривает  установление  личности  потерпевшего,  то  ее  устанавливать  не  надо  и  соответственно  не  надо  указывать  в  протоколах  судебного  заседания.

При  рассмотрении  уголовного  дела  в  обычном  порядке  личность  потерпевшего  устанавливается  перед  допросом  (ст.  277,  ч.  2  ст.  278  УПК  РФ). 

Однако,  в  связи  с  тем,  что  при  рассмотрении  уголовного  дела  в  особом  порядке  судебного  разбирательства  судебное  следствие  не  проводится,  то,  соответственно,  и  потерпевший  не  допрашивается.

Вместе  с  тем,  обязательным  условием  для  удовлетворения  ходатайства  подсудимого  о  постановлении  приговора  без  проведения  судебного  разбирательства  является  согласие  на  это  потерпевшего  (ч.ч.  4,  6  ст.  316  УПК  РФ).  Следовательно,  личность  потерпевшего  должна  устанавливаться  в  обязательном  порядке.

В  связи  с  этим  предлагается  изложить  второе  предложение  ч.  4  ст.  316  УПК  РФ,  регулирующей  порядок  проведения  судебного  заседания  и  постановления  приговора  без  проведения  судебного  разбирательства,  в  следующей  редакции:  «При  участии  в  судебном  заседании  потерпевшего  судья  устанавливает  его  личность,  разъясняет  ему  порядок  и  последствия  постановления  приговора  без  проведения  судебного  разбирательства  и  выясняет  у  него  отношение  к  ходатайству  подсудимого».

С  особым  порядком  судебного  разбирательства  связано  немало  проблем.  По  мнению  автора,  рассмотрены  самые  актуальные  из  них.

 

Список  литературы:

  1. Анненков  А.,  Дадонов  С.,  Морозова  И.,  Сделка  о  признании  вины  как  вариант  мирового  соглашения  //  Российская  юстиция.  —  2000.  —  №  10.  —  С.  37. 
  2. Бойков  А.Д.  Новый  УПК  России  и  проблемы  борьбы  с  преступностью  //  Уголовное  право.  —  2002.  —  №  3.  —  С.  69.
  3. Воробьева  Ю.Ю.  Исследование  в  судебном  заседании  обстоятельств  уголовного  дела,  рассматриваемого  в  особом  порядке  судебного  разбирательства.  //  Уголовный  процесс.  —  №  2.  —  2006.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.ugpr.ru/arhiv/14_fev_2006/topic146_issledovanie_v_sudebnom_zasedanii_obstoyatelstv_ugolovnogo_dela_rassmatrivaemogo_v_osobom_poryadke_sudebnogo_razbiratelstva.html  (дата  обращения  05.02.2014).
  4. Дорошков  В.В.  Особый  порядок  судебного  разбирательства.  //  Уголовное  судопроизводство.  —  2010.  —  №  3.  СПС  «КонсультантПлюс»  (дата  обращения  27.02.2014).
  5. Лазарева  В.  Легализация  сделок  о  признании  вины  //  Российская  юстиция.  —  1999.  —  №  5.  —  С.  40.
  6. Ларин  А.М.,  Мельникова  Э.Б.,  Савицкий  В.М.  Уголовный  процесс  России:  Лекции-очерки.  М.  1997.  —  С.  76—77.
  7. О  применении  судами  особого  порядка  судебного  разбирательства  уголовных  дел.  Постановление  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  05.12.2006  №  60  //  Российская  газета.  №  286.  20.12.2006.
  8. О  практике  назначения  Судами  Российской  Федерации  уголовного  наказания  Постановление  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  11.01.2007  №  2  //  Российская  газета.  №  13.  24.01.2007. 
  9. Печников  Г.  Система  «здравого  юридического  смысла»  в  уголовном  процессе  //  Российская  юстиция.  —  1998.  —  №  3.  —  С.  11. 
  10. Сводные  статистические  сведения  о  деятельности  федеральных  судов  общей  юрисдикции  и  мировых  судей.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.cdep.ru/index.php?id=79  (дата  обращения:  12.02.2014)
  11. Сводные  статистические  сведения  о  деятельности  федеральных  судов  общей  юрисдикции  и  мировых  судей  Ставропольского  края  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://usd.stv.sudrf.ru/modules.php?name=stat  (дата  обращения:  12.02.2014)
  12. Совет  судей  голосует  за  сделки  о  признании  вины  //  Российская  юстиция.  —  1998.  —  №  6.  —  С.  4. 
  13. Титаев  К.Д.,  Поздняков  М.Л.  Порядок  особый  —  приговор  обычный:  практика  применения  особого  порядка  судебного  разбирательства  (гл.  40  УПК  РФ)  в  российских  судах  (Серия  «Аналитические  записки  по  проблемам  правоприменения»)  //  СПб:  ИПП  ЕУ  СПб.  —  2012.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.enforce.spb.ru/images/analit_zapiski/pm_gl_40_UPK_fin.pdf  (дата  обращения  15.12.2013).
  14. Уголовно-процесcуальный  кодекс  Российской  Федерации  от  18  декабря  2001  г.  №  174-ФЗ  //  СЗ  РФ  -2001.  —  №  52  (ч.  I).  —  ст.  4921.
  15. Уголовный  кодекс  Российской  Федерации  от  13.06.1996  №  63-ФЗ  //  Собрание  законодательства  РФ.  —  17.06.1996.  —  №  25.  —  ст.  2954.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий