Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXIX-XL Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 25 августа 2014 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Уголовное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Яковинов П.В., Меликов Э.М. СОЦИАЛЬНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПРИ РЕЦИДИВЕ КРАЖ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XXXIX-XL междунар. науч.-практ. конф. № 7-8(39). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

СОЦИАЛЬНАЯ  ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ  УГОЛОВНОЙ  ОТВЕТСТВЕННОСТИ  ПРИ  РЕЦИДИВЕ  КРАЖ

Яковинов  Павел  Валерьевич

председатель,  Бердский  городской  суд,  РФ,  г.  Бердск

Меликов  Эльнур  Мамедагаевич

аспирант,  Российская  академия  правосудия,  помощник  судьи,  Октябрьский  районный  суд  г.  НовосибирскаРФгНовосибирск

E-mail: 

 

SOCIALLY  CONDITIONED  OF  CRIMINAL  RESPONSIBILITY  AT  RELAPSE  THEFT

Yakovinov  Pavel 

chairman  Berdsk  city  court,  Russia,  Berdsk

Melikov  Elnur

graduate  student  Russian  Academy  of  Justice,  assistant  judge,  the  Oktyabrsky  district  court  of  Novosibirsk,  Russia,  Novosibirsk

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  дано  понятие  социальной  сущности  и  общественной  опасности  преступления,  в  том  числе  при  рецидиве  преступлений  имущественного  характера.  Проанализированы  пробелы  в  законодательстве  и  пути  решения.  Приведены  точки  зрения  различных  ученых.

ABSTRACT

The  article  contains  the  concept  of  social  nature  and  social  danger  of  the  crime,  including  the  recurrence  of  property  character.  The  authors  analyzes  the  gaps  in  the  legislation  and  solutions,  and  shows  points  of  view  of  different  scientists.

 

Ключевые  слова:  уголовное  право;  социальная  сущность  и  общественная  опасность  преступления;  рецидив  преступлений. 

Keywords:  criminal  law;  social  nature  and  social  danger  of  the  crime;  relapse  of  crimes. 

 

Преступление  —  явление  социальное,  так  как  негативно  влияет  на  общественные  отношения.  Проявляясь  в  конкретном  действии  или  бездействии  человека,  в  его  поведении  или  деятельности,  оно  противоречит  нормальным  условиям  существования  общества,  производит  определенные  изменения  в  социальной  действительности,  а  в  совокупности  с  другими  преступлениями  таит  в  себе  угрозу  качественного  изменения  условий  существования  общества  в  целом  [7,  с.  5].

Преступление  всегда  совокупность  поведенческих  актов,  составляющих  единый  комплекс,  направленных  на  достижение  определенного  общественно  вредного  преступного  результата.  Авторы  отмечают,  единство  внутренней  и  внешней  человеческой  деятельности,  единство  внутренних  побуждений,  основанных  на  потребностях  человека,  мотивации,  целеустремленности  —  наличии  определенной  цели,  единстве  сознания  и  воли  в  поведенческих  актах,  направленных  на  достижение  желаемого  результата.  Объективной  основой  и  источником  самых  разнообразных  форм  активности  человека,  поведения  и  деятельности  являются  его  потребности.  При  этом  результат  негативной,  преступной  деятельности  всегда  или  причиняет  или  несет  в  себе  угрозу  причинения  негативных  для  общества  изменений,  опасен  для  общества.  Общественную  опасность,  как  признак  преступления  отмечали  многие  ученые,  расценивая  ее  как  причинение  или  способность  к  причинению  вреда  общественным  отношениям.  Новоселов  Г.П.  отмечал:  «Н.С.  Таганцев  различал  деяния  вредоносные  (фактически  повлекшие  вредные  последствия)  и  опасные  (создавшие  угрозу  их  фактического  появления)»  [9,  с.  92],  тем  не  менее,  любое  деяние  является  негативно-преобразовательным,  то  есть  нарушающим,  разрушающим,  так  или  иначе  изменяющим  окружающий  мир,  изменяя  сложившиеся  в  нем  отношения. 

Каждый  объект  преступления  представляет  собой  целостную  систему  однородных,  взаимосвязанных  между  собой  общественных  отношений.  Преступление  причиняет  или  создает  угрозу  причинения  вреда  этим  общественным  отношениям.  «Если  какое-нибудь  звено  системы  общественных  отношений,  а  особенно  если  несколько  ее  звеньев  в  результате  нарушения  этих  взаимосвязей  не  смогут  успешно  осуществлять  свою  социальную  функцию,  то  и  функционирование  всей  системы  окажется  подорванным  или  недостаточно  эффективным»  [19,  с.  71].  Учитывая,  что  преступление  —  это  вид  человеческой  деятельности,  направленной  на  определенный  объект  с  целью  получения  определенного  результата,  по  мнению  авторов,  следует  анализировать  не  только  деяние  как  таковое,  но  и  особенности  деятеля  —  субъекта  преступления,  способ  действия,  мотивы,  побудившие  к  совершению  деяния  и  т.  д. 

Авторы  считают  верным  утверждение  Плоховой  В.И.  о  том,  что:  «Положение  о  том,  что  любая  деятельность  —  это  единство  внутренних  и  внешних  исполнительных  процессов  —  аксиома  психологической  и  социальной  наук»  [11,  с.  29].  «Дело  и  деятель  —  вот  существенные  элементы  единичного  преступления»,  отмечал  Таганцев  Н.С.  [13,  с.  528].

Рецидив  преступлений,  то  есть  совершение  умышленного  преступления  лицом,  имеющим  судимость  за  ранее  совершенное  умышленное  преступление,  представляет  значительно  большую  общественную  опасность,  чем  совершение  единичного  преступления.  Во-первых,  суммарный  вред  общественным  отношениям,  причиняемый  несколькими  преступлениями,  больше  вреда,  причиненного  одним  преступлением.  Во-вторых,  личность  деятеля,  лица,  совершающего  рецидив  преступлений,  представляет  так  же  большую  общественную  опасность  в  связи  со  злостностью,  неисправимостью  преступника,  несмотря  на  меры  государственного  принуждения,  выразившиеся  в  назначенном  ранее  уголовном  наказании.  Рецидив  тождественных  преступлений,  например,  краж,  совершенных  одним  способом,  представляет  еще  большую  общественную  опасность,  указывая  не  только  на  неисправимость  преступника,  но  и  на  его  специализацию  в  совершении  определенных  преступлений,  на  его  профессионализацию.

Авторы  соглашаются  с  мнением  Марцева  А.И.,  который,  давая  оценку  общественной  опасности,  отмечал:  «Возможность  отрицательного  влияния  преступлений  на  социальные  условия  функционирования  человека,  общества  и  государства  в  уголовном  праве  рассматривается  как  общественная  опасность»  [5,  с.  185].

В  этом  состоит  общественная  вредность  преступления  (причинение  или  угроза  причинения  вреда  общественным  отношениям),  что  является  предопределением  его  общественной  опасности.  Авторы  так  же  согласны  с  Марцевым  А.И.  в  том,  что  «общественную  опасность  можно  определить  как  свойство  каждого  преступления  в  отдельности  и  всех  преступлений,  вместе  взятых,  производить  в  обществе  существенные  отрицательные  социальные  изменения:  нарушение  безопасности  жизненно  важных  интересов  человека,  общества  и  государства»  [5,  с.  186].  Потому  что  преступление  проявляется  в  определенном  поведении  людей  и  в  их  деятельности  и  производит  определенные  изменения  в  социальной  действительности,  которые  с  точки  зрения  общественных  интересов  являются  отрицательными  [8,  с.  3—4].

Совершенно  верно,  по  мнению  авторов,  утверждение:  «общественная  опасность  —  категория  объективная,  существующая  вне  желания  или  нежелания  признать  ее  учеными  либо  законодателем.  Ее  объективный  характер  обязывает  законодателя  видеть  общественную  опасность  преступления,  если  он  хочет  быть  мудрым  законодателем.  Отказ  от  признания  преступления  общественно-опасным  явлением  есть  затушевывание  его  социальной  природы»  [4,  с.  36].

Во  все  времена  причиненное  зло  или  реальная  угроза  его  причинения,  количество  причиненного  вреда,  являлось  основанием  для  отнесения  деяний  к  преступлениям,  за  которые  законодатель,  опираясь  на  необходимость  защиты  общественных  отношений,  в  разные  исторические  эпохи,  определял  именно  такое  наказание,  которое  считал  необходимым  и  достаточным.

Лупарев  Д.А.:  «Социальная  сущность  преступного  деяния  заключается  в  том,  что  оно  может  оказать  и  оказывает  отрицательное  воздействие  на  окружающие  события,  явления  и,  в  конечном  счете,  на  общественные  отношения,  являющиеся  объектом  преступления.  Деяние  может  вызвать  нарушение  этих  отношений,  разрушить  их.  Именно  в  возможном  причинении  вреда  охраняемым  законом  общественным  отношениям  и  состоит  основная  опасность  преступного  деяния»  [3,  c.  14].  Общественная  опасность  преступления  определяется  ценностью  объекта  посягательства,  его  значимостью  и  тем  вредом,  который  может  быть  причинен  личным  или  общественным  интересам.  Еще  в  середине  70-х  годов  прошлого  века  Эдвин  М.  Шур,  анализируя  преступность  в  Америке,  заметил,  что  «в  капиталистических  странах  преступления  против  частной  собственности  рассматриваются  как  наиболее  тяжкие,  тогда  как  в  социалистических  более  серьезными  оказываются  преступления  против  государственной  собственности»  [20,  с.  25].

Общественная  опасность  преступлений  против  собственности  заключается  в  том,  что  посягательства  на  чужое  имущество  причиняют  вред  не  только  собственнику,  но  и  обществу  и  государству  в  целом  и,  в  связи  с  этим,  запрещались  законом  с  древних  времен.  «Признание  какого-либо  поведения  или  деятельности  противоправной  —  это  официальное  признание  государством  общественной  опасности  в  деянии  лица»  [6,  с.  93].

Право  собственности  занимает  особое  место  в  системе  гражданских  прав.  Оно  является  регулятором  экономических  отношений  и  показателем  личного  благополучия  граждан.  Собственность  —  это  те  предметы  материального  мира,  которыми  владеют,  пользуются  и  распоряжаются  собственники,  которые  необходимы  для  обеспечения  жизнедеятельности,  профессиональной  деятельности,  это  предметы,  как  первой  необходимости,  так  и  являющиеся  предметами  роскоши,  в  зависимости  от  материального  положения  собственника.  Еще  римское  право  закрепляло  положение  о  том,  что  «Собственность  открывала  носителю  этого  права  всестороннюю  возможность  пользования  и  распоряжения  вещью  и  исключала  вмешательство  всех  посторонних  лиц  в  сферу  господств  частного  собственника»  [12,  с.  178].

Общественная  опасность  значительно  возрастает  при  совершении  множественности  краж,  так  как  вред,  причиненный  в  результате  совершения  нескольких  преступлений,  существенно  увеличивается.

Особая  общественная  опасность  рецидива  краж  заключается,  по  мнению  авторов,  в  том,  что  преступники  многократно,  несмотря  на  государственное  осуждение  в  виде  наказания,  обеспечивая  себе  паразитическое  существование,  нарушают  права  законных  собственников  владеть,  пользоваться  и  распоряжаться  имуществом  по  своему  усмотрению.  Руководствуясь  корыстными  мотивами,  изымая  имущество  из  фондов  собственника,  причиняют  ему  ущерб,  восполнить  который  в  условиях  экономической  нестабильности  бывает  невозможно,  а  преступники  причиненный  вред  не  компенсируют.

Рецидив  краж  чужого  имущества  представляет  повышенную  общественную  опасность,  так  как  при  их  совершении  не  только  неоднократно  нарушаются  общественные  отношения,  охраняющие  собственность,  но  эти  деяния  являются  «выражением  злостного  паразитизма  преступников»  [16,  с.  216],  незаконное  обогащение  которых  происходит  за  счет  потерпевшего.  Не  следует  забывать  о  том,  что  общественная  опасность  рецидива  краж  заключается  так  же  в  том,  что  вред  причиняется  многократно  и  не  только  конкретному  собственнику;  страдают  интересы  общества  и  государства  в  целом.  «Уголовное  преследование  и  наказание  преступников  осуществляется  в  интересах  не  только  конкретных  потерпевших,  но  и  всего  общества.  Этот  интерес  без  преувеличения  следует  считать  государственным»  [10,  с.  115].  Авторы  считают  верным  мнение  Завидова  Б.Д.,  указывающего  на  то,  что:  «Повышенная  общественная  опасность  хищений  чужого  имущества  заключается  еще  и  в  том,  что  они  привносят  дезорганизацию  в  экономическую  жизнь  страны,  создают  возможность  для  паразитического  обогащения  одних  за  счет  других,  а  так  же  отрицательно  влияют  на  тех  граждан,  которые  поддаются  влиянию  и  вовлечению  в  преступную  деятельность»  [1,  с.  6].

Повышенная  общественная  опасность  рецидива  краж  обусловлена  тем,  что  негативные  свойства  личности  преступника,  в  том  числе  паразитизм,  реализуется  многократно.

Законодатель  выделял  особую  общественную  опасность  рецидива  краж  в  первой  редакции  УК  РФ  1996  года.  В  качестве  квалифицирующего  признака,  содержащегося  в  п.  «в»  ч.  3  ст.  158  УК  РФ  предусматривалось  «совершение  кражи  лицом,  ранее  два  или  более  раза  судимым  за  хищение  либо  вымогательство»,  что  влекло  повышенную  уголовную  ответственность  —  сроком  от  пяти  до  десяти  лет,  так  как  признавалось  специальным  опасным  рецидивом  преступлений. 

В  части  2  (п.б)  ст.  158  УК  РФ  содержался  квалифицирующий  признак  —  кража,  совершенная  неоднократно,  за  что  предусматривалось  наказание  от  2  до  6  лет.

Федеральный  закон  от  31.10.2002  года  №  133-ФЗ  [17,  с.  486]  существенно  либерализировал  уголовную  ответственность  за  рецидив  краж,  предусмотрев  в  части  3  ст.  158  УК  РФ  такой  квалифицирующий  признак,  как  совершение  кражи  неоднократно,  исключив  более  суровую  ответственность  за  рецидив  краж.  Наказание  в  виде  лишения  свободы  за  совершение  краж  неоднократно  было  предусмотрено  сроком  от  2  до  6  лет.  Рецидив  краж  законодателем  уже  никак  не  выделялся,  а  Федеральным  законом  от  08.12.2003  года  №  162-ФЗ  [18,  с.  549]  из  части  3  статьи  158  был  исключен  признак  «совершение  кражи  неоднократно».

В  действующей  редакции  статьи  158  УК  РФ  совершение  краж  повторно,  либо  после  осуждения  за  ранее  совершенные  кражи,  в  качестве  квалифицирующего  признака  не  обозначено.  Более  строгое  наказание  за  рецидив  краж  назначается  по  общему  правилу  назначения  наказания  при  рецидиве  преступлений. 

Совершение  тождественных  преступлений  —  краж  —  признавалось  повторением  (рецидивом)  еще  по  древнерусскому  законодательству  и  более  строго  наказывалось.  При  этом  анализ  этих  нормативных  актов  показывает,  что  объем  причиненного  вреда  не  имел  значения.  Представлялась  значимой  повторность  посягательства.  Для  значительного  усиления  уголовно-правовой  репрессии  было  достаточно  того,  что  преступник,  однажды  уже  наказанный  за  совершение  кражи,  вновь  совершает  посягательство  на  чужое  имущество.

При  этом  каждое  последующее  наказание  было  существенно  более  строгим,  чем  предыдущее  и,  как  правило,  третье  посягательство  наказывалось  смертной  казнью.  Совершение  тождественных  преступлений,  и,  в  первую  очередь  краж,  считалось  наиболее  общественно  опасным,  так  как  свидетельствовало  о  неисправимости  преступника.

По  мнению  авторов,  представляется  совершенно  необоснованным  отсутствие  законодательных  мер  по  ужесточению  наказания  за  совершение  тождественных  преступлений,  в  том  числе  краж  чужого  имущества  и  то,  что  рецидив  тождественных  преступлений  не  находится  в  поле  уголовно-правовой  оценки.

Авторы  отмечают,  что  многие  современные  ученые  предлагают  обозначить  специальный  рецидив  преступлений,  например,  Иногамова-Хегай  Л.В.  —  выделять  общий  рецидив  и  рецидив  специальный  [15,  с.  303],  Трифанов  В.В.  подразделяет  рецидив,  в  зависимости  от  характера  совершенного  преступления,  на  общий  и  специальный  [14,  с.  202].

Различие  между  общим  и  специальным  рецидивом  проводится  в  соответствии  с  выделением  из  общего  числа  повторно  совершенных  преступлений  тех  из  них,  которые  являются  однородными  и  тождественными.

Авторы  отмечают  мнение  Клейменова  М.П.,  который  так  же  указывает  на  то,  что  «Наука  в  течение  многих  лет  убедительно  обосновывала  общественную  опасность  специального  рецидива  преступлений.  Доказана  особая  опасность  специального  рецидива,  при  котором  преступники  проявляют  приобретаемые  годами  профессиональные  навыки  совершения  преступлений».  При  этом  он  подвергает  обоснованной  критике  позицию  законодателя,  который  «демонстрирует  пренебрежение  научными  рекомендациями,  которое  порой  граничит  с  правовым  невежеством»,  не  принимая  мер  к  законодательному  закреплению  специального  рецидива  преступлений,  а,  наоборот,  исключая  более  строгую  уголовную  ответственность  за  него  [2,  с.  126—127].

Анализируя  изложенное,  авторы  делают  вывод  о  том,  что  рецидив  краж  появился  в  уголовном  законодательстве  России  как  первое  и  единственное  проявление  рецидива  преступлений  и  как  обстоятельство,  влияющее  на  назначение  наказания.  На  различных  этапах  развития  государства,  вне  зависимости  от  формы  государственного  устройства  и  формы  правления  в  России,  рецидив,  характеризуя  как  деяния,  так  и  личность  преступника,  свидетельствовал  об  их  повышенной  общественной  опасности.  Оценивая  повторное  совершение  преступлений  вообще  и  краж  в  частности,  учитывался  при  назначении  наказания.  При  этом  влиял  на  назначаемое  наказание  в  разной  мере  вплоть  до  применения  смертной  казни.  Уголовное  законодательство  раннего  советского  периода  рецидив  краж  как  особый  вид  рецидива  преступлений  уже  не  обособляло,  не  предусматривало  особо  строгое  наказание  за  него,  а  учитывало  совершение  краж  вновь  как  «неоднократно»  так  и  «повторно»,  не  всегда  связывая  совершенную  кражу  с  имеющейся  судимостью,  но  рассматривая  повторение  как  отягчающее  обстоятельство.  Тем  не  менее,  уголовно-правовое  значение  совершения  кражи  лицом,  имеющим  судимость  за  ранее  совершенную  кражу,  было  однозначно  —  влияние  на  назначение  наказания  в  сторону  ужесточения.

Рецидив  преступлений,  как  разновидность  множественности,  был  законодательно  закреплен  только  в  УК  РФ.  Однако  проблемы,  которые  возникают  при  признании  рецидива,  разрешены  не  в  полном  объеме.  Остается  без  юридической  оценки  так  же  совершение  множественности  преступлений,  не  подпадающее  ни  под  один  из  ее  видов,  предусмотренных  в  законе. 

Действующее  уголовное  законодательство,  на  взгляд  авторов,  должно  сохранить  отношение  к  рецидиву  преступлений,  как  наиболее  опасной  разновидности  множественности  преступлений  и  основанию  для  назначения  действительно  более  строгого  наказания. 

Недостаточная  эффективность  уголовно-правовых  мер  воздействия  на  рецидив  преступлений,  частным  проявлением  которого  является  рецидив  краж,  требует  внесения  изменений  в  действующее  уголовное  законодательство  в  виде  легального  закрепления  специального  рецидива  наравне  с  опасным  и  особо  опасным.

 

Список  литературы:

  1. Завидов  Б.Д.  Кража.  Уголовно-правовой  анализ  диспозиции  состава  преступления,  предусмотренного  ст.  158  УК  РФ:  практическое  пособие.  М.:  Издательство  Приор,  2002.  —  С.  6
  2. Клейменов  М.П.  Криминальное  манипулирование  в  сфере  экономической  деятельности:  криминологическая  характеристика  и  предупреждение:  Монография.  Омск,  2008.  —  С.  126—127.
  3. Лупарев  Д.А.  Общественная  опасность  как  объективное  свойство  преступных  последствий  //  Российский  следователь.  —  2007.  —  №  5.  —  С.  14.
  4. Марцев  А.И.  Вопросы  учения  о  преступлении  и  ответственности.  Омск,  1998.  —  С.  36.
  5. Марцев  А.И.  Избранные  труды.  Омск:  Омская  Академия  МВД  РФ,  2005.  —  С.  185.
  6. Марцев  А.И.  Некоторые  условия  признания  деяния  преступным  //Сб.  научных  трудов.  Правовая  наука  на  рубеже  ХХI  столетия.  Омск,  2000.  —  С.  93.
  7. Марцев  А.И.  Общие  вопросы  учения  о  преступлении.  Омск,  2000.  —  С.  5.
  8. Марцев  А.И.  Преступление,  социально-правовой  анализ:  учебное  пособие.  Омск:  Омская  академия  МВД  России,  2012.  —  С.  3—4.
  9. Новоселов  Г.П.  Учение  об  объекте  преступления.  М.:  Норма,  2001.  —  С.  92.
  10. Отзыв  кафедры  уголовного  права  Омской  Академии  МВД  России  на  проект  изменений  и  дополнений  в  Уголовный  кодекс  РФ  //Уголовное  право.  —  2009.  —  №  5.  —  С.  115.
  11. Плохова  В.И.  Ненасильственные  преступления  против  собственности.  СПб.:  Юридический  центр  Пресс,  2003.  —  С.  29.
  12. Римское  право:  Учебник  /  под  ред.  Новицкого  И.Б.  М.:  Юристъ,  2002.  —  С.  178.
  13. Таганцев  Н.С.  Правовая  мысль  /  Автор-составитель  В.П.  Малахов,  М.:  Академический  проект.  Деловая  книга,  2003.  —  С.  528.
  14. Трифанов  В.В.  Уголовное  право  Российской  Федерации.  Общая  часть:  Учебное  пособие.  Курган:  Зауралье,  2008.  —  С.  202.
  15. Уголовное  право  РФ:  Учебник  /под  ред.  Иногамовой-Хегай  Л.В..  М.,  2005.  —  С.  303.
  16. Уголовное  право.  Часть  особенная:  Учебник.  М.:  Юридическая  литература,  1969.  —  С.  216.
  17. Федеральный  закон  от  31  октября  2002  г.  №  133-ФЗ  «О  внесении  изменений  и  дополнений  в  Уголовный  кодекс  Российской  Федерации,  Уголовно-процессуальный  кодекс  Российской  Федерации  и  Кодекс  Российской  Федерации  об  административных  правонарушениях»  //Собрание  законодательства  Российской  Федерации  —  2002.  —  №  44.  —  Ст.  4298. 
  18. Федеральный  закон  от  8  декабря  2003  г.  №  162-ФЗ  «О  внесении  изменений  и  дополнений  в  Уголовный  кодекс  Российской  Федерации»  (с  изменениями  и  дополнениями  от  7  апреля  2010  года  //Собрание  законодательства  Российской  Федерации  —  2003.  —  №  50.  —  Ст.  4848. 
  19. Филимонов  В.Д.  Уголовно-правовое  значение  последствий  общественно  опасного  деяния  //Уголовное  право.  —  2009.  —  №  2.  —  С.  71.
  20. Эдвин  М.  Шур  Наше  преступное  общество.  М.:  Прогресс,  1977.  —  С.  25.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий