Статья опубликована в рамках: XXXIV Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 24 февраля 2014 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Правоохранительные органы

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Насонов С.А. ЗАПРЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, СПОСОБНЫХ ВЫЗВАТЬ ПРЕДУБЕЖДЕНИЕ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ В ОТНОШЕНИИ ПОДСУДИМОГО // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XXXIV междунар. науч.-практ. конф. № 2(34). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ЗАПРЕТ  ИССЛЕДОВАНИЯ  ДОКАЗАТЕЛЬСТВ,  СПОСОБНЫХ  ВЫЗВАТЬ  ПРЕДУБЕЖДЕНИЕ  ПРИСЯЖНЫХ  ЗАСЕДАТЕЛЕЙ  В  ОТНОШЕНИИ  ПОДСУДИМОГО

Насонов  Сергей  Александрович

канд.  юрид.  наук,  доцент  Московского  государственного  юридического  университета  имени  О.Е.  Кутафина  (МГЮА),  РФ,  г.  Москва

E-mailsergei-nasonov@yandex.ru

 

PROHIBITION  FOR  THE  EXAMINATION  OF  EVIDENCE  THAT  COULD  AROUSE  PREJUDICE  OF  JURY  AGAINST  DEFENDANT

Sergey  Nasonov

candidate  of  Juridical  Sciences,  associate  professor  of  Kutafin  Moscow  State  Law  University  (MSLA),  Russia  Moscow

 

АННОТАЦИЯ

Статья  посвящена  проблемам  законодательного  регулирования  и  применения  в  судебной  практике  запрета  исследования  доказательств,  способных  вызвать  предубеждение  присяжных  заседателей  в  отношении  подсудимого.  Автор  рассматривает  условия,  при  наличии  которых  допускается  исследование  с  участием  присяжных  «шокирующих»  доказательств.

В  статье  раскрываются  проблемы  судебного  толкования  законодательных  положений,  регулирующих  запрет  на  исследование  указанных  сведений  с  участием  присяжных  заседателей.

ABSTRACT

The  article  is  devoted  to  questions  of  legislative  control  and  application  in  judicial  practice  of  prohibition  for  the  examination  of  evidence  that  could  arouse  prejudice  of  jury  against  defendant.  The  author  considers  the  conditions  in  the  presence  of  which  examination  of  “shocking”  evidence  with  jury  is  allowed.

The  article  deals  with  judicial  interpretation  problems  of  legislative  intents  controlling  prohibition  for  the  examination  of  the  stated  information  with  jury.

 

Ключевые  слова:  производство  в  суде  присяжных;  предубеждение  присяжных  заседателей  в  отношении  подсудимого;  «шокирующие»  доказательства;  председательствующий  судья.

Keywords:  proceeding  in  jury;  prejudice  of  jury  against  defendant;  “shocking”  evidence;  presiding  judge. 

 

Важным  проявлением  оптимального  регулирования  производства  в  суде  присяжных  является  наличие  в  законодательстве  процессуальных  гарантий,  исключающих  или  обеспечивающих  нейтрализацию  незаконного  воздействия  на  присяжных  заседателей.

Одной  из  таких  гарантий  выступает  законодательный  запрет  на  исследование  с  участием  присяжных  заседателей  данных,  способных  вызвать  их  предубеждение  в  отношении  подсудимого. 

К  данным,  способным  вызвать  предубеждение  присяжных  в  отношении  подсудимого,  помимо  сведений  о  его  личности,  исследование  которых  регулируется  ч.  8  ст.  335  УПК  РФ,  относятся  т.  н.  «шокирующие»  доказательства  —  вещественные  доказательства,  фотографии  и  т.  п.,  способные  оказать  на  присяжных  заседателей  чрезмерное  эмоциональное  воздействие  и  сформировать  негативное  отношение  к  подсудимому  до  вынесения  вердикта.

Согласно  ч.  8  ст.  335  УПК  РФ  запрещается  исследовать  «иные  данные»,  способные  вызвать  предубеждение  присяжных  в  отношении  подсудимого.  Различные  аспекты  этого  запрета  можно  выявить  на  основе  анализа  судебной  практики.

Верховный  Суд  РФ  в  отдельных  случаях  признает  правомерным  отказ  председательствующего  в  исследовании  таких  доказательств  с  участием  присяжных  заседателей,  если  они  не  имеют  особого  доказательственного  значения,  однако  они  могут  вызвать  предубеждение  у  присяжных:  «Отказывая  в  обозрении  присяжными  заседателями  фототаблицы  осмотра  трупов  К.  и  Т.,  суд  обоснованно  указал,  что  они  не  могут  быть  представлены  присяжным,  так  как  трупы  сфотографированы  после  их  вскрытия  и  на  них  не  видны  повреждения.  Кроме  того,  внешний  вид  вскрытых  трупов  может  оказать  на  присяжных  эмоциональное  воздействие  и  повлиять  на  принятие  ими  объективного  решения»  [7].

По  другому  делу  Верховный  Суд  РФ  подчеркнул  отсутствие  «доказательственной  информации»  в  подобных  сведениях:  «…фотографии  трупа  Кулагина  не  содержат  какой-либо  доказательственной  информации,  в  том  числе  о  предметах,  с  помощью  которых  мог  быть  лишен  жизни  Кулагин  (петля,  шнурок,  веревка),  и  о  следах  воздействия  этих  предметов,  что  не  оспаривается  и  в  протесте»  [5,  с.  175].

Принимая  решение  о  правомерности  исследования  подобных  доказательств  с  участием  присяжных  заседателей,  Верховный  Суд  оценивает  —  могло  ли  их  содержание  негативно  повлиять  на  присяжных  заседателей  и  в  ряде  случаев  приходит  к  категоричному  выводу  об  отсутствии  такого  воздействия:  «На  оспариваемых  осужденным  фототаблицах…  зафиксирована  обстановка  места  происшествия  и  нет  таких  сведений,  которые  могли  негативно  воздействовать  на  присяжных  заседателей»  [1].

При  этом  особое  внимание  уделяется  наличию  своевременно  заявленных  возражений  сторон,  относительно  исследования  таких  доказательств.  Если  такие  возражения  не  были  заявлены,  исследование  указанных  доказательств  с  участием  присяжных  признается  законным:  «Из  протокола  судебного  заседания  видно,  что  никто  из  участников  судебного  заседания  не  высказал  каких-либо  замечаний  или  возражений  при  демонстрации  стороной  обвинения  вещественных  доказательств  и  вышеуказанной  фототаблицы.  Судебное  следствие  в  этой  части  проведено  в  соответствии  с  требованиями  ст.  284  УПК  РФ  с  учетом  особенностей,  предусмотренных  ст.  335  УПК  РФ»  [9].

Верховный  Суд  РФ,  как  правило,  не  распространяет  концепцию  «шокирующих  доказательств»  на  доказательства,  не  содержащие  изображение  или  видеозапись,  полагая,  что  степень  воздействия  подобных  сведений  не  влечет  негативного  воздействия  на  присяжных  заседателей.

По  делу  Н.  и  М.  в  кассационном  определении  было  отмечено  следующее:  «…  вещественными  доказательствами  по  делу  были  признаны  аудиокассеты  —  носители  информации  устной  речи  Новикова  и  Мартемьянова,  они  исследовались  при  производстве  фоноскопической  экспертизы.

Эти  аудиокассеты  из  числа  доказательств  не  исключались  и  признаны  судом  допустимыми  доказательствами.  Однако  вопреки  требованиям  закона  в  судебном  заседании  они  не  прослушивались,  содержащиеся  в  них  записи  по  существу  не  исследовались.

После  обсуждения  вопроса  о  прослушивании  записей  на  аудиокассетах  председательствующий  вынес  постановление  об  оглашении  заключений  фоноскопических  экспертиз  и  об  отказе  в  прослушивании  аудиокассет,  поскольку  они  содержат  большое  количество  нецензурных  выражений.  Между  тем  в  законе  не  содержатся  основания,  исключающие  возможность  непосредственного  исследования  доказательств,  признанных  допустимыми.

Отказ  от  прослушивания  аудиокассет,  т.  е.  от  исследования  приобщенных  к  материалам  дела  доказательств,  повлиял  на  вынесение  присяжными  заседателями  справедливого  вердикта,  что  повлекло  отмену  приговора»  [6].

Верховный  Суд  РФ,  как  правило,  не  признает  исследованные  с  участием  присяжных  доказательства,  способными  вызвать  у  них  предубеждение,  если  метод  такого  исследования  обеспечил  нейтрализацию  возможного  негативного  эмоционального  воздействия.

Этот  метод  может  состоять  в  предъявлении  указанных  доказательств  присяжным  заседателям  фрагментарно:  «Из  протокола  судебного  заседания  следует,  что  государственный  обвинитель  представил  на  обозрение  коллегии  присяжных  заседателей  фототаблицу  к  протоколу  осмотра  места  происшествия  без  демонстрации  трупа  М.»  [2].

По  другому  делу  Верховный  Суд  РФ  использовал  аналогичный  подход:  «Фототаблица  к  протоколу  осмотра  места  происшествия  была  предъявлена  для  обозрения  с  разрешения  председательствующего,  как  неотъемлемая  часть  протокола  осмотра  места  происшествия  при  отсутствии  возражений  со  стороны  защиты,  при  этом  лицо  трупа  для  обозрения  не  предъявлялось.  Не  имелось  возражений  со  стороны  защиты  и  при  исследовании  заключения  судебно-медицинской  экспертизы  трупа»  [8].

Верховный  Суд  РФ,  решая  вопрос  о  том,  оказало  ли  на  присяжных  негативное  эмоциональное  воздействие  исследование  с  их  участием  «протокола  осмотра  автомашины  с  обгоревшими  трупами»  с  приложением  фототаблицы,  проанализировал  цвет  и  размер  изображения  на  этих  фотографиях:  «Данных  о  том,  что  исследование  присяжными  заседателями  фототаблицы,  приложенной  к  протоколу  осмотра  места  происшествия,  могли  негативно  повлиять  на  объективность  присяжных  заседателей,  в  деле  не  имеется.  Размер  и  качество  черно-белых  фотографий  подтверждают  лишь  наличие  трупов  в  автомашине  не  вызывая  отталкивающего  впечатления»  [3].

Вместе  с  тем,  необходимо  подчеркнуть,  что  если  указанные  доказательства  имеют  существенное  значение  для  установления  обстоятельств  дела,  доказанность  которых  определяется  присяжными  заседателями,  исследование  их  с  участием  присяжных  заседателей  признается  правомерным.

Произнося  перед  присяжными  заседателями  напутственное  слово,  председательствующий,  применительно  к  рассматриваемой  группе  доказательств,  обязан  напомнить  им  содержание  исследованных  доказательств  и  разъяснить,  что  они  не  вправе  акцентировать  свое  внимание  на  тех  аспектах  этих  сведений,  которые  не  имеют  никакого  доказательственного  значения  [4,  с.  96].

Таким  образом,  необходимо  законодательно  закрепить  условия  исследования  указанных  доказательств  с  участием  присяжных,  на  основе  подходов,  сформировавшихся  в  судебной  практике.

 

Список  литературы:

  1. Апелляционное  определение  СК  УД  ВС  РФ  от  24.07.2013  г.  №  41-АПУ13-23сп  [Электронный  ресурс]:  СПС  «КонсультантПлюс»  (Дата  обращения  12.02.2014).
  2. Апелляционное  определение  СК  УД  ВС  РФ  от  29.07.2013  г.  №  20-АПУ13-18сп  [Электронный  ресурс]:  СПС  «КонсультантПлюс»  (Дата  обращения  12.02.2014).
  3. Кассационное  определение  СК  УД  ВС  РФ  от  24.05.2011  г.  №  56-О11-41сп  [Электронный  ресурс]:  СПС  «КонсультантПлюс»  (Дата  обращения  12.02.2014).
  4. Насонов  С.А.  Напутственное  слово  председательствующего  в  суде  присяжных.  М.:  Р.  Валент.,  2006. 
  5. Насонов  С.А.  Судебное  следствие  в  суде  присяжных:  законодательство,  теория,  практика.  М.  .:  Р.  Валент.,  2001.
  6. Обзор  судебной  практики  Верховного  Суда  РФ  «Обзор  кассационной  практики  Судебной  коллегии  по  уголовным  делам  Верховного  Суда  Российской  Федерации  за  2004  год»  [Электронный  ресурс]:  СПС  «КонсультантПлюс»  (Дата  обращения  12.02.2014).
  7. Определение  СК  УД  ВС  РФ  от  01.11.2006  г.  №  41-о06-67сп  [Электронный  ресурс]:  СПС  «КонсультантПлюс»  (Дата  обращения  12.02.2014).
  8. Определение  СК  УД  ВС  РФ  от  10.08.2006  г.  №  44-о06-70сп  [Электронный  ресурс]:  СПС  «КонсультантПлюс»  (Дата  обращения  12.02.2014).
  9. Определение  СК  УД  ВС  РФ  от  13.10.2011  г.  №  78-О11-89сп  [Электронный  ресурс]:  СПС  «КонсультантПлюс»  (Дата  обращения  12.02.2014).
  10. Уголовно-процессуальный  кодекс  Российской  Федерации  от  18.12.2001  г.  №  174-ФЗ  [Электронный  ресурс]:  СПС  «КонсультантПлюс»  (Дата  обращения  12.02.2014).

 

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий