Статья опубликована в рамках: XXX Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 23 октября 2013 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Уголовное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Симонов А.Г. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СУБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ УНИЧТОЖЕНИЯ ИЛИ ПОВРЕЖДЕНИЯ ЛЕСНЫХ И ИНЫХ НАСАЖДЕНИЙ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XXX междунар. науч.-практ. конф. № 10(30). – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  СУБЪЕКТИВНОЙ  СТОРОНЫ  УНИЧТОЖЕНИЯ  ИЛИ  ПОВРЕЖДЕНИЯ  ЛЕСНЫХ  И  ИНЫХ  НАСАЖДЕНИЙ

Симонов  Аркадий  Григорьевич

аспирант  Московского  государственного  юридического  университета  имени  О.Е.  Кутафина  (МГЮА),  Москва

E-mail: 

 

CRIMINAL-LEGAL  DESCRIPTION  OF  THE  SUBJECTIVE  ASPECT  OF  THE  DESTRUCTION  OR  DAMAGE  OF  FOREST  AND  OTHER  PLANTATIONS

Simonov  Arkady

graduate  of  the  Moscow  State  University  of  LawMoscow

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  проведен  анализ  уголовно-правовой  характеристики  субъективной  стороны  состава  уничтожения  или  повреждения  лесных  и  иных  насаждений  и  сделан  вывод,  что  преступление,  предусмотренное  в  ч.  1.  ст.  261  УК  РФ,  в  силу  прямого  указания  о  том  закона  может  быть  совершено  только  по  неосторожности.  Уничтожение  или  повреждение  лесной  и  иной  растительности  путем  поджога  или  иным  общеопасным  способом  может  быть  только  умышленным.  Уничтожение  или  повреждение  лесов  путем  поджога  (ч.  3  ст.  261  УК  РФ)  может  быть  совершено  как  в  форме  прямого,  так  и  в  форме  косвенного  умысла.  При  этом  может  иметь  место  прямой  конкретизированный  (определенный)  либо  прямой  неконкретизированный  (неопределенный  умысел).  Уничтожение  же  лесной  и  иной  растительности  путем  загрязнения  или  иного  негативного  воздействия  может  быть  совершено  как  умышленно,  так  и  по  неосторожности.  В  статье  предлагается  те  деяния,  которые  подразумевают  неосторожность  в  результате  загрязнения  или  иного  негативного  воздействия,  содержащиеся  в  ч.  1  и  ч.  3  ст.  261  объединить  в  диспозиции  ч.  1  ст.  261  УК  РФ,  что  обусловлено  их  сходством  с  деяниями,  указанными  в  ч.  1  статьи  по  характеру,  по  степени  общественной  опасности  и  форме  вины.  Умышленное  загрязнение  и  иное  негативное  воздействие  оставить  без  изменений  в  ч.  3  ст.  261  УК  РФ. 

ABSTRACT

This  article  analyzes  the  characteristics  of  criminal  subjective  side  of  the  destruction  or  damage  of  forest  and  other  plantations  and  concluded  that  the  offense  referred  to  in  Part  1.  Art.  261  of  the  Criminal  Code  ,  by  virtue  of  direct  guidance  on  how  the  law  can  only  be  committed  by  negligence  .  Destruction  or  damage  of  forest  and  other  vegetation  by  arson  or  other  generally  dangerous  method  can  only  be  intentional.  Destruction  or  damage  to  forests  by  arson  (Part  3.  261  of  the  Criminal  Code  )  may  be  made  in  the  form  of  direct  or  indirect  in  the  form  of  intent.  This  may  be  the  case  straight  concretized  (defined  )  or  direct  non-specific  (  indefinite  intent).  Destroying  a  forest  and  other  vegetation  by  contamination  or  other  adverse  effects  may  be  committed  as  intentionally  and  inadvertently.  The  paper  proposes  the  acts  that  involve  negligence  due  to  contamination  or  other  adverse  effects  ,  contained  in  Part  1  and  Part  3  of  Art  .  261  join  in  the  disposition  of  part  1  of  article  .  261  of  the  Criminal  Code  ,  because  of  their  similarity  to  the  act  referred  to  in  Part  1  of  Article  in  nature  ,  the  degree  of  social  danger  and  the  form  of  guilt.  Deliberate  pollution  and  other  negative  impacts  remain  unchanged  in  Part  3  of  Art.  261  of  the  Criminal  Code.

 

Ключевые  слова:  лесные  насаждения,  субъективная  сторона  преступления,  признаки  преступления,  форма  вины,  косвенный  умысел,  прямой  умысел,  неосторожность,  преступное  легкомыслие.

Keywordsforest  plantations,  the  subjective  aspect  of  the  crime,  of  a  crime,  a  form  of  guilt,  indirect  intent,  specific  intent,  negligence,  criminal  levity.

 

Субъективная  сторона  состава  преступления  —  это  элемент  состава  преступления,  содержащий  совокупность  признаков,  характеризующих  психологическую  деятельность  лица,  совершившего  преступление.  Она  образует  субъективное,  психологическое  содержание  преступления,  поэтому  является  его  внутренней  (по  отношению  к  объективной)  стороной.  Содержание  субъективной  стороны  состава  преступления  раскрывается  с  помощью  таких  юридических  признаков,  как  вина,  мотив  и  цель.  Представляя  различные  формы  психической  активности,  эти  признаки  органически  связаны  между  собой  и  взаимозависимы.  Вместе  с  тем,  вина,  мотив  и  цель  —  это  самостоятельные  психологические  явления  с  самостоятельным  содержанием,  ни  одно  из  них  не  включает  в  себя  другого  в  качестве  составной  части. 

В  некоторых  случаях,  предусмотренных  законом  (например,  ст.  107  УК  РФ),  в  субъективную  сторону  входят  то  эмоциональное  состояние,  которое  характеризует  психику  виновного  в  момент  совершения  преступления.  Установление  субъективной  стороны  преступления  имеет  важное  практическое  значение.  Во-первых,  как  составная  часть  основания  уголовной  ответственности  она  отграничивает  преступное  поведение  от  непреступного.  Не  является  преступлением  причинение  общественно  опасных  последствий  без  вины;  неосторожное  совершение  деяния,  наказуемого  лишь  при  наличии  умысла,  и  т.  п.  Во-вторых,  субъективная  сторона  преступления  позволяет  отграничить  друг  от  друга  составы  преступлений,  сходных  по  объективным  признакам.  В-третьих,  фактическое  содержание  факультативных  признаков  субъективной  стороны  преступления,  даже  если  они  не  указаны  в  норме  Особенной  части  Уголовного  кодекса,  в  значительной  мере  определяет  степень  общественной  опасности  как  преступления,  так  и  лица,  его  совершившего,  а  значит  влияет  на  характер  ответственности  и  размер  наказания. 

Проблемы  субъективной  стороны  экологических  преступлений  вообще  и  преступления,  предусмотренного  ст.  261  УК  РФ,  в  частности,  неоднократно  были  предметом  обсуждения  в  юридической  литературе.

По  мнению  Н.А.  Лопашенко,  субъективная  сторона  экологических  преступлений  характеризуется  как  умышленной,  так  и  неосторожной  формой  вины,  и  зависит  от  конструкции  конкретного  состава  преступления  [2].

А.М.  Плешаков  полагает,  что  субъективная  сторона  экологических  преступлений  может  выражаться  как  в  форме  умысла,  так  и  неосторожности,  если,  разумеется,  по  этому  поводу  нет  конкретных  указаний  в  законе  [6].

Что  касается  уничтожения  или  повреждения  лесных  и  иных  насаждений  (ст.  261  УК  РФ),  то  в  литературе  можно  встретить  различные  порой  противоречивые  позиции  относительно  субъективных  признаков  некоторых  составов  преступлений,  ответственность  за  которые  предусмотрена  данной  статьей. 

Основной  состав  уничтожения  или  повреждения  лесных  и  иных  насаждений  может  быть  совершен  только  по  неосторожности,  на  что  указывает  сама  формулировка  ч.  1  ст.  261  УК  РФ:  «Уничтожение  или  повреждение  лесных  насаждений  и  иных  насаждений  в  результате  неосторожного  обращения  с  огнем  или  иными  источниками  повышенной  опасности…»

Неосторожное  обращение  с  огнем  является  самой  распространенной  причиной  возникновения  пожара  в  лесу.  Анализ  причин  пожаров  показывает,  что  виновниками  большинства  из  них  являются  люди,  которые  пренебрегают  элементарными  правилами  пожарной  безопасности. 

Практика  показывает,  что  пожары  нередко  возникают  вблизи  населенных  пунктов,  у  дорог,  мест  отдыха  и  в  иных  районах,  так  или  иначе  связанных  с  деятельностью  человека.  Зачастую  причинами  таких  пожаров  являются  непотушенный  костер,  а  весной  и  осенью  —  сжигание  сухой  травы  населением  (так  называемый  сельскохозяйственный  пал)  с  целью  очистки  лугов,  пастбищ,  полей.  Нарушения  правил  пожарной  безопасности,  допускаемые  при  этом,  приводят  к  тому,  что  огонь  выходит  из-под  контроля  людей  и  с  полей,  лугов  переходит  на  лес.

С  учетом  анализа  положений  ст.  261  УК  РФ  можно  сделать  вывод,  что  лицо  не  предвидит,  что  своими  действиями  (бездействием)  уничтожит  либо  повредит  лесные  или  иные  насаждения,  хотя  должно  и  могло  это  предвидеть  (преступная  небрежность),  либо  предвидит  возможность  наступления  указанных  последствий,  но  без  достаточных  к  тому  оснований  самонадеянно  рассчитывает  на  их  предотвращение  (преступное  легкомыслие).

Преступление,  предусмотренное  ч.  2  ст.  261  УК  РФ,  также  может  быть  совершено  только  по  неосторожности,  поскольку  оно  состоит  из  тех  же  деяний,  которые  указаны  в  ч.  1  данной  статьи.

Уничтожение  или  повреждение  лесов  путем  поджога  (ч.  3  ст.  261  УК  РФ),  может  быть  совершено  как  в  форме  прямого,  так  и  в  форме  косвенного  умысла.  При  этом  может  иметь  место  прямой  конкретизированный  (определенный)  либо  прямой  неконкретизированный  (неопределенный  умысел).

Преступление  признается  совершенным  с  прямым  умыслом,  если  лицо  осознавало  общественную  опасность  своих  действий  (бездействия),  предвидело  возможность  или  неизбежность  наступления  общественно  опасных  последствий,  и  желало  их  наступления  (ч.  2  ст.  25  УК  РФ).  При  совершении  преступления  путем  поджога  с  прямым  конкретизированным  умыслом  лицо  осознает  общественную  опасность  своих  действий  (бездействия),  предвидит  возможность  или  неизбежность  наступления  общественно  опасных  последствий  в  виде  уничтожения  или  повреждения  конкретных  участков,  конкретных  пород,  в  конкретном  объеме  лесной  и  (или)  иной  растительности,  и  желает  их  наступления.

При  уничтожении  или  повреждении  лесной  и  (или)  иной  растительности  путем  поджога,  когда  преступление  совершается  с  прямым  неопределенным  умыслом,  виновный  осознает  общественную  опасность  своих  действий  (бездействия),  предвидит  возможность  или  неизбежность  наступления  общественно  опасных  последствий  в  виде  уничтожения  или  повреждения  лесной  и  (или)  иной  растительности,  и  желает  их  наступления,  но  не  определяет  в  своем  сознании  конкретные  характеристики  причиняемого  ущерба,  указанные  выше. 

В  таком  случае  лицо  подлежит  уголовной  ответственности  за  фактически  наступившие  последствия  в  результате  уничтожения  или  повреждения  лесной  растительности. 

Преступление  признается  совершенным  с  косвенным  умыслом,  если  лицо  осознавало  общественную  опасность  своих  действий  (бездействия),  предвидело  возможность  наступления  общественно  —  опасных  последствий,  не  желало,  однако  сознательно  допускало  эти  последствия,  либо  относилось  к  ним  безразлично  (ч.  3  ст.  25  УК  РФ). 

Косвенный  умысел  предполагает  три  признака:

1.  осознание  лицом  общественной  опасности  своих  действий  (бездействия);

2.  предвидение  возможности  наступления  общественно-опасных  последствий;

3.  нежелание,  однако  сознательное  допущение  этих  последствий  либо  безразличное  к  ним  отношение.

При  уничтожении  или  повреждении  лесной  и  иной  растительности  путем  поджога  с  косвенным  умыслом  лицо  осознает  общественную  опасность  поджога,  предвидит  но  сознательно  допускает  указанные  последствия  или  относится  к  ним  безразлично.

Определенную  сложность  представляет  установление  формы  вины  при  совершении  преступления,  предусмотренного  ст.  261  УК  РФ,  общеопасным  способом  (ч.  3  ст.  261  УК  РФ). 

Если  при  неосторожном  нарушении  специальных  правил  при  производстве  строительных,  взрывных  и  иных  работ  в  лесу  с  применением  взрывчатых  веществ,  сильнодействующих  ядов  и  т.  п.  общеопасными  способами  причиняется  ущерб  лесному  массиву,  то  содеянное,  следует  квалифицировать  по  ч.  1  ст.  261  УК  РФ.  В  случае  умышленного  уничтожения  или  повреждения  лесов  с  применением  взрывчатых  веществ,  сильнодействующих  ядов  —  по  ч.  3  ст.  261  УК  РФ.

Сопоставление  ч.  1  ст.  261  УК  РФ  и  ч.  3  приводит  к  выводу,  что  уничтожение  или  повреждение  лесной  и  иной  растительности  путем  поджога  или  иным  общеопасным  способом  может  быть  только  умышленным.  Уничтожение  же  лесных  или  иных  насаждений  путем  загрязнения  или  иного  негативного  воздействия,  тоже  предусмотренного  в  ч.  3  данной  статьи,  может  быть  совершено  как  умышленно,  так  и  по  неосторожности.

Содержание  умысла  и  неосторожности  при  этом  аналогично  вышеизложенному. 

Поскольку  неосторожные  деяния,  указанные  в  ч.  1  и  ч.  3  ст.  261  УК  РФ  по  степени  общественной  опасности  и  по  форме  вины  сходны,  их  следует,  объединить  и  разместить  в  диспозиции  ч.  1  ст.  261  УК  РФ. 

Предлагается  следующий  вариант  ч.  1  ст.  261  УК  РФ: 

«Уничтожение  или  повреждение  лесной  растительности  в  результате  неосторожного  обращения  с  огнем  или  в  результате  неосторожного  загрязнения  либо  иного  негативного  воздействия…….»  наказывается…

Мотивы  и  цели  умышленного  уничтожения  или  повреждения  лесной  и  иной  растительности  в  законе  не  указаны,  на  квалификацию  преступления  они  влияния  не  оказывают,  но  могут  выступать  в  качестве  общих  смягчающих  и  отягчающих  наказание  обстоятельств.

 

Список  литературы:

1.Лесной  кодекс  Российской  Федерации  от  4  декабря  2006  г.  №  201-ФЗ  //  СЗ  РФ.  11  декабря  —  2006.  —  №  50.  —  Ст.  5278. 

2.Лопашенко  Н.А.  Преступления  в  сфере  экономической  деятельности  /  Глава  в  учебнике.  –  Уголовное  право  России:  учебник  в  2  т.  /  Под  ред.  А.Н.  Игнатова,  Ю.А.  Красикова.  2-е  изд.,  перераб.  М.:  Норма.  2008.  Т.  2.

3.Уголовный  кодекс  Российской  Федерации  от  13  июня  1996  г.  №  63-Ф3  //  СЗ  РФ.  17  июня  —  1996.  —  №  25.  —  Ст.  2954. 

4.Федеральный  закон  РФ  от  14  марта  1995  г.  №  ЗЗ-ФЗ  «Об  особо  охраняемых  природных  территориях»  //  СЗ  РФ.  —  1995.  —  №  12.  —  Ст.  1024. 

5.Федеральный  закон  РФ  от  10  января  2002  г.  №  7-ФЗ  «Об  охране  окружающей  среды»  //  СЗ  РФ.  14  января  —  2002.  —  №  2.  —  Ст.  133. 

6.Экологические  преступления.  Понятие  и  квалификация  /  Плешаков  А.М.  М.:  Изд-во  Акад.  МВД  РФ,  1994.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий