Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXVIII Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 28 августа 2013 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Уголовное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Архипов А.С. РАЗУМНЫЙ СРОК УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЧАСТНИКОВ СТОРОНЫ ОБВИНЕНИЯ НА СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XXVIII междунар. науч.-практ. конф. № 28. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

РАЗУМНЫЙ  СРОК  УГОЛОВНОГО  СУДОПРОИЗВОДСТВА  КАК  ПОКАЗАТЕЛЬ  ЭФФЕКТИВНОСТИ  ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ  ДЕЯТЕЛЬНОСТИ  УЧАСТНИКОВ  СТОРОНЫ  ОБВИНЕНИЯ  НА  СТАДИИ  ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО  РАССЛЕДОВАНИЯ

Архипов  Алексей  Сергеевич

адъюнкт  кафедры  Уголовного  процесса  Московский  университет  Министерства  Внутренних  Дел  России

E-mail: 

 

A  REASONABLETIME  IN  CRIMINAL  PROCEEDINGAS  AN  INDICATOR  OF  THE  EFFECTIVENESS  OF  THE  PROCEDURAL  ACTIVITY  OF  THEPARTICIPANTS  OF  THE  PROSECUTION  DURING  PRELIMINARY  INVESTIGATION

Arkhipov  Aleksey  Sergeevich

adjunct  of  the  Department  of  Criminal  process  Moscow  University  of  the  Ministry  of  Internal  Affairs  of  Russia

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  предпринята  попытка  сформулировать  обобщенное  представление  о  роли  принципа  разумного  срока  уголовного  судопроизводства  на  стадии  предварительного  расследования.  На  основе  позиции  Европейского  Суда  по  правам  человека  и  российского  национального  понимания  положений  о  разумном  сроке  досудебного  производства  по  уголовному  делу  устанавливается  значение  и  взаимозависимость  обстоятельств,  учитываемых  при  определении  разумного  срока. 

ABSTRACT

This  article  makes  an  attempt  to  formulate  a  generalized  view  on  the  role  of  the  principle  of  reasonable  time  in  criminal  proceedings  at  the  stage  of  preliminary  investigation.  On  the  basis  of  the  position  of  the  European  Court  of  human  rights  and  the  Russian  national  understanding  of  the  provisions  of  the  reasonable  term  of  pre-trial  proceedings  on  the  criminal  casedetermined  the  importance  and  interdependence  of  the  circumstances,  which  accounted  in  determining  a  reasonable  time  in  criminal  proceedings.

 

Ключевые  слова:  разумный  срок;  принцип;  Европейский  Суд  по  правам  человека;  предварительное  расследование.

Keywords:  a  reasonable  period  of  time;  principle;  the  European  Court  of  human  rights;  preliminary  investigations

 

Требование  разумного  срока  для  уголовного  судопроизводства  появилось  в  действующем  законодательстве  более  трех  лет  назад.  Введение  нового  процессуального  принципа  не  получило  единодушного  одобрения  в  научной  среде.  В.М.  Быков,  например,  считает,  что  новую  норму  о  разумном  сроке  уголовного  судопроизводстве  следовало  бы  поместить  в  главу  17  УПК  РФ,  которая  как  раз  и  регламентирует  процессуальные  сроки  в  уголовном  судопроизводстве  [1,  с.  23].  Другие  ученые  предлагают  распространять  требование  о  разумном  сроке  на  регулирование  длительности  лишь  тех  процедур,  для  которых  УПК  РФ  не  устанавливает  конкретный  срок,  тем  самым  отводя  исследуемому  принципу  роль  вспомогательного  инструмента  в  устранении  законодательных  пробелов  [3,  с.  36].

В  среде  практических  работников  данная  новелла  также  была  воспринята  неоднозначно,  а  зачастую  негативно.  Исследования  показывают,  что  139  из  203  (68,4  %)  опрошенных  следователей  и  дознавателей  относятся  к  рассматриваемому  принципу  как  к  вынужденной  мере,  принятой  российским  законодателем  во  исполнение  взятых  на  себя  международных  обязательств,  связанных  с  созданием  на  внутригосударственном  уровне  эффективного  средства  правовой  защиты  предусмотренного  Конвенцией  о  защите  прав  человека  и  основных  свобод,  принятой  04  ноября  1950  года  [2],  права  обвиняемого  на  разумный  срок  уголовного  судопроизводства.  Еще  5  (2,5  %)  респондентов  отождествляют  положение  о  разумном  сроке  с  необоснованно  получившим  статус  процессуального  принципа  правилом  исчисления  сроков  уголовного  судопроизводства.  Только  59  (29,1  %)  опрошенных  следователей  и  дознавателей  готовы  признать  за  положениями  ст.  6.1  УПК  РФ  роль  важного  элемента  исторически  сложившейся  системы  принципов  российского  уголовного  судопроизводства.

В  интересах  более  эффективной  реализации  принципа  разумного  срока  уголовного  судопроизводства,  в  том  числе  на  стадии  предварительного  расследования,  следует  обратить  более  пристальное  внимание  на  сущность  и  значение  основного  положения,  предусмотренного  ст.  6.1  УПК  РФ.  Это  требует  теоретического  осмысления  принципа  разумного  срока  с  учетом  практики  Европейского  Суда  по  правам  человека  (далее  —  ЕСПЧ)  и  российских  судов.

Оценка  разумности  срока  в  каждом  конкретном  деле  осуществляется  на  основе  обстоятельств,  перечисленных  в  ч.  3  ст.  6.1  УПК  РФ,  которые  аналогичны  критериям,  выработанным  ЕСПЧ  при  разрешении  жалоб  на  чрезмерную  длительность  производства  по  уголовному  делу.  Если  рассмотреть  эти  обстоятельства  применительно  к  стадии  предварительного  расследования  с  точки  зрения  зависимости  показателей,  характеризующих  состояние  каждого  из  них,  от  действий  и  решений  лица,  осуществляющего  производство  по  делу,  общая  картина  будет  выглядеть  следующим  образом. 

При  оценке  правовой  и  фактической  сложности  уголовного  дела  судам  общей  юрисдикции  предлагается  учитывать  необходимость  проведения  экспертиз,  их  сложность,  необходимость  допроса  значительного  числа  свидетелей,  участие  в  деле  иностранных  лиц,  необходимость  применения  норм  иностранного  права,  объем  предъявленного  обвинения,  число  подозреваемых,  обвиняемых,  подсудимых,  потерпевших,  наличие  международных  следственных  поручений  [9].  Характеризуемое  данными  признаками  фактическое  состояние  расследуемого  события  не  зависит  от  воли  лица,  осуществляющего  досудебное  производство  по  делу.  Им  лишь  принимаются  адекватные  сложности  дела  меры  по  установлению  подлежащих  доказыванию  обстоятельств.  Такие  меры,  даже  в  случае  их  достаточности  и  эффективности,  требуют  дополнительного  времени,  которое,  хотя  и  увеличивает  общий  срок  производства  по  делу,  не  делает  его  неразумным.

ЕСПЧ  и  Верховный  Суд  РФ  едины  во  мнении  о  том,  что  участники  процесса,  когда  их  поведение  учитывается  в  аспекте  оценки  разумности  срока,  не  могут  осуждаться  за  использование  в  полной  мере  возможностей,  предоставленных  национальным  законодательством  при  защите  своих  интересов  [6;  9].  В  то  же  время,  такое  поведение  может  выражаться  в  неисполнении  подозреваемым,  обвиняемым,  защитником,  потерпевшим  процессуальных  обязанностей  [7;  9];  в  злоупотреблении  процессуальными  правами  [8].  Возникающие  в  этих  случаях  по  вине  подозреваемого,  обвиняемого,  защитника,  потерпевшего  задержки  в  производстве  по  делу  увеличивают  общий  срок,  однако  при  этом  не  умаляют  его  разумности.  ЕСПЧ  в  своих  решениях  указывает:  «…  только  задержки,  за  которые  несет  ответственность  государство,  могут  оправдать  установление  нарушения  требования  о  соблюдении  разумного  срока»  [4].

Позволяют  признать  срок  разумным  промедления  в  производстве  по  делу,  возникшие  в  результате  лишь  такого  неисполнения  процессуальных  обязанностей  или  злоупотребления  правами  участниками  судопроизводства,  которое  не  могло  быть  предотвращено  или  компенсировано  достаточными  и  эффективными  действиями  должностных  лиц  стороны  обвинения  по  своевременному  выполнению  возложенной  на  них  процессуальной  функции.  ЕСПЧ  в  решении  по  жалобе  Кривоносова  отмечает:  «за  задержки,  вызванные  неявкой,  и  за  неспособность  суда  поддерживать  порядок  несет  ответственность  государство»  [5]. 

Если  правовая  и  фактическая  сложность  уголовного  дела  выступает  обстоятельством  объективным,  влекущем  увеличение  срока  предварительного  расследования  независимо  от  признания  действий  стороны  обвинения  достаточными  и  эффективными,  то  поведение  участников  уголовного  судопроизводства  может  оправдывать  увеличение  разумного  срока  лишь  в  той  мере,  в  какой  оно  не  попадает  под  влияние  поведения  властей,  стремящихся  ускорить  производство  по  делу.  Когда  должностные  лица  стороны  обвинения  не  используют  возложенные  на  них  полномочия,  затягивающее  производство  по  делу  поведение  потерпевшего,  подозреваемого,  обвиняемого,  защитника  воспринимается  в  качестве  недостатка  в  деятельности  таких  должностных  лиц.  Поэтому  с  учетом  практики  ЕСПЧ,  поведение  участников  уголовного  судопроизводства  следует  рассматривать  как  обстоятельство  объективное,  наряду  со  сложностью  дела  противостоящее  действиям  уполномоченных  субъектов  стороны  обвинения,  стремящихся  завершить  производство  по  делу  без  неоправданных  задержек.

Последнее  обстоятельство,  названное  в  ч.  3  ст.  6.1  УПК  РФ  общим  сроком  уголовного  судопроизводства,  является  для  всех  других  обстоятельств  интегративным,  позволяющим  сформировать  окончательный  вывод  о  разумности  срока  производства  по  делу.  Сроки  в  уголовном  судопроизводстве,  согласно  ч.  1  ст.  128  УПК  РФ,  исчисляются  часами,  сутками,  месяцами.  Приступая  к  оценке  разумности  затраченного  на  производство  по  делу  времени,  участник  судопроизводства  или  другое  лицо  определяет  его  общую  продолжительность.  Затем  устанавливает,  в  какой  мере  временные  затраты  были  обусловлены  сложностью  дела,  негативным  поведением  заявителя,  недостатком  в  поведении  властей.  При  этом  лишь  обнаружение  задержек,  допущенных  по  причине  недостаточных  и  неэффективных  действий  должностных  лиц,  на  стадии  предварительного  расследования  осуществляющих  уголовное  преследование,  позволяет  признать  срок  досудебного  производства  по  делу  неразумным.  Сама  длительность  судопроизводства  как  таковая  не  обуславливает  признание  ее  разумной  или  неразумной.

В  связи  с  этим  разумный  срок  в  уголовном  судопроизводстве,  а  в  частности  на  стадии  предварительного  расследования,  следует  рассматривать  в  качестве  показателя  достаточности  и  эффективности  действий  следователя,  руководителя  следственного  органа,  дознавателя,  начальника  подразделения  дознания,  органа  дознания,  прокурора  по  своевременному  осуществлению  предварительного  следствия,  либо  дознания.  Разумность  срока  в  наиболее  общем  виде  можно  определить  как  выраженное  во  временном  измерении  соответствие  поведения  властей  сложности  уголовного  дела  и  поведению  участников  судопроизводства.  Тогда  принцип  разумного  срока  (применительно  к  досудебному  производству  по  возбужденному  уголовному  делу)  представляет  собой  возведенное  в  соответствующий  ранг  требование,  адресованное  к  уполномоченным  лицам,  в  должной  мере  осуществлять  возложенные  на  них  обязанности  по  выполнению  функции  уголовного  преследования  в  форме  предварительного  расследования. 

 

Список  литературы:

1.Быков  В.  Новый  закон  о  разумном  сроке  уголовного  судопроизводства.  Законность.  2010.  —  №  11.

2.Конвенция  о  защите  прав  человека  и  основных  свобод  (Заключена  в  г.  Риме  04.11.1950)  [Электронный  ресурс]:  СПС  «КонсультантПлюс»  (Дата  обращения  29.07.2013).

3.Поляков  И.Н.  Разумные  сроки  судопроизводства:  понятие  и  значение.  Российская  юстиции.  2011.  —  №  4.

4.Постановление  ЕСПЧ  от  04.12.2008  по  делу  «Бахитов  (Bakhitov)  против  России»  (жалоба  №  4026/03)  [Электронный  ресурс]:  СПС  «КонсультантПлюс»  (Дата  обращения  31.07.2013).

5.Постановление  ЕСПЧ  от  27.11.2008  по  делу  «Кривоносов  (Krivonosov)  против  России»  (жалоба  №  3023/03)  [Электронный  ресурс].

6.Постановление  ЕСПЧ  от  21.10.2010  по  делу  «Севостьянова  (Sevostyanova)  против  России»  (жалоба  №  4665/04)  [Электронный  ресурс]:  СПС  «КонсультантПлюс»  (Дата  обращения  31.07.2013).

7.Постановление  ЕСПЧ  от  07.10.2010  по  делу  «Утюжникова  (Utyuzhnikov)  против  России»  (жалоба  №  25957/03)  [Электронный  ресурс]:  СПС  «КонсультантПлюс»  (Дата  обращения  31.07.2013).

8.Постановление  ЕСПЧ  от  10.06.2010  по  делу  «Шеноев  (Shenoyev)  против  России»  (жалоба  №  2563/06)  [Электронный  ресурс]:  СПС  «КонсультантПлюс»  (Дата  обращения  31.07.2013).

9.Постановление  Пленума  Верховного  Суда  РФ  №  30,  Пленума  Высшего  Арбитражного  Суда  РФ  №  64  от  23.12.2010  «О  некоторых  вопросах,  возникших  при  рассмотрении  дел  о  присуждении  компенсации  за  нарушение  права  на  судопроизводство  в  разумный  срок  или  права  на  исполнение  судебного  акта  в  разумный  срок»  [Электронный  ресурс]:  СПС  «КонсультантПлюс»  (Дата  обращения  31.07.2013).

10.Уголовно-процессуальный  кодекс  Российской  Федерации  от  18.12.2001  №  174-ФЗ  (ред.  от  02.07.2013)  [Электронный  ресурс]:  СПС  «КонсультантПлюс»  (Дата  обращения  31.07.2013).

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий