Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXVII Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 31 июля 2013 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Проблемы философии права

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
ОСМЫСЛЕНИЕ ПРАВОВОГО ОПЫТА В ФИЛОСОФИИ ПРАВА // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XXVII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

ОСМЫСЛЕНИЕ  ПРАВОВОГО  ОПЫТА  В  ФИЛОСОФИИ  ПРАВА

Давлетшина  Анна  Маратовна

аспирант  кафедры  онтологии  и  теории  познания  УрФУ  им.  первого  Президента  России  Б.Н.  Ельцина,  г.  Екатеринбург

E-mail: 

 

UNDERSTANDING  OF  LEGAL  EXPERIENCE  IN  THE  PHILOSOPHY  OF  LAW

Davletschina  Anna  Maratovna
post-graduate  student  of  the  chair  of  ontology  and  epistemology,  UrFU  (UralFederalUniversity)  named  after  the  first  President  of  Russia  Boris  Yeltsin,  Yekaterinburg

 

Исследование  проведено  при  финансовой  поддержке  молодых  ученых  УрФУ  в  рамках  реализации  программы  развития  УрФУ»

 

АННОТАЦИЯ

Правовой  опыт  и  его  явления  занимают  важное  место  в  философии  и  теории  права.  Несмотря  на  большое  количество  подходов  к  правовому  опыту,  необходимо  философско-методологическое  осмысление  последнего  в  связи  с  теоретической  неопределенностью  понятия.  В  статье  рассматриваются  субъективистская  и  объективистская  трактовка  правового  опыта  в  философии  права  и  акцентируется  внимание  на  актуальности  изучения  и  разработки  понятия  в  связи  с  трансформирующейся  правовой  реальностью  России.

ABSTRACT

Legal  experience  and  its  phenomena  play  an  important  role  in  philosophy  and  legal  theory.  In  spite  of  the  large  quantity  of  approaches  to  legal  experience  there  is  a  need  to  investigate  the  latter  from  the  philosophical  and  methodological  point  of  view.  This  need  is  conditioned  by  the  fact  that  the  concept  of  legal  experience  is  vague.  The  article  deals  with  the  subjectivist  and  objectivist  interpretation  of  legal  experience  in  the  philosophy  of  law.  It  also  focuses  on  the  urgency  of  development  of  this  concept  in  connection  with  transforming  legal  reality  in  Russia.

 

Ключевые  слова:  опыт,  правовой/юридический  опыт,  правовые  переживания,  правовой  субъективизм,  правовой  объективизм.

Keywords:  experience,  legal  experience,  legal  subjectivity,  legal  objectivity

 

Современная  правовая  ситуация  вызывает  множество  вопросов.  Наблюдается  трансформация  правовых  систем  в  Европе,  России,  в  восточных  странах.  Достаточно  обратиться  к  легализации  однополых  браков  во  Франции  и  тому  протесту,  который  это  вызвало  в  обществе.  Изучая  изменения  в  современных  правовых  системах,  можно  отметить,  что  происходит  формирование  нового  правового  опыта.  При  этом  нельзя  не  отметить,  что  правовой  опыт  европейских  стран,  принимаемый  в  качестве  стандартов  международного  права,  может  войти  в  правовой  опыт  восточных  государств. 

Необходимо  отметить,  что  вместе  с  этим  есть  ощущение  будто  в  философии  с  опытом  все  в  порядке.  На  самом  деле  существует  множество  в  понимании  опыта,  большое  количество  философских  направлений,  которые  изучают  его  под  другими  названиями.  Как  только  начинаешь  работать  с  этим  понятием,  то  сразу  наступает  понимание  того,  что,  несмотря  на  всю  традиционность  понятия,  оно  является  одним  из  наиболее  сложных.  Для  некоторых  философских  течений  опыт  является  центральной  точкой.  Это  философия  романтизма,  для  которой  опыт  является  внутренним,  иррациональным  постижением  природы.  Это  философская  герменевтика,  которая  понимает  опыт  как  переживание.  Изучение  опыта  составляет  основу  эмпиризма  и  реализма  Нового  времени,  данное  понятие  получает  развитие  в  немецкой  классической  философии  (например,  в  критической  философии  И.  Канта  [5]  и  его  последователя  Г.  Когена  [6],  в  философии  духа  Г.В.Ф.  Гегеля  [2]),  и  т.  д.

В  теории  и  философии  права  ситуация  намного  сложнее.  Юриспруденцию  можно  понимать  как  науку,  а  можно  понимать  как  практику  при  осуществлении  права  в  судах,  сделках  и  т.  д.  Наблюдается  сильный  разрыв:  при  изучении  феноменов  правовой  реальности  юриспруденцию  как  науку  мало  интересует  правовой  опыт.  По  сути,  существует  лишь  одна  работа,  посвященная  осмыслению  опыта  в  праве  —  «Юридический  опыт  и  плюралистическая  философия»  Г.Д.  Гурвича  [4].

Все  же  в  той  или  иной  мере  изучение  правового  опыта  можно  найти  в  работах  теоретиков  и  философов  права.  Преимущественно  рассмотрением  явлений  правового  опыта  в  теории  права  и  философии  права  занимались  представители  исторической  школы  права  и  юридического  позитивизма.  Интерес  к  этому  вопросу  ярко  представлен  также  в  психологической  теории  права  Л.И.  Петражицкого  [9],  в  юридической  герменевтике  в  лице  А.  Кауфмана  [13],  а  также  в  различных  течениях  феноменологии  права.  В  современной  литературе  по  различным  вопросам  философии  права  рассмотрение  явлений  правового  опыта  можно  найти  у  С.С.  Алексеева,  Ю.В.  Тихонравова  [11].

Ю.Ф.  Тихонравов,  например,  при  рассмотрении  юридического  позитивизма  указывает  о  том,  что  группы  этого  течения  «различаются  ориентацией  на  особые  сферы  правового  опыта»  [11,  с.  351]  .  Под  правовым  опытом  понимаются  объекты,  которые  изучает  правовой  позитивизм.  В  современной  юриспруденции  также  присутствует  практическая  необходимость  в  осмыслении  понятия  «правовой  опыт»,  но  чаще  это  воплощается  в  форме  определения  понятия  «юридический  факт»,  который,  конечно,  не  определяет  полностью  первое  понятие.  Второй  вариант  —  это  осмысление  правового  (юридического)  опыта  через  практику.  Например,  А.А.  Максуров  считает,  что  юридический  опыт  и  практика  равнозначны.  При  этом  практика  первична,  а  опыт  вторичен.  Поэтому  юридический  опыт  необходимо  понимать,  во-первых,  как  личный  опыт  (выражаемый  в  знаниях,  умениях,  привычках),  а  во-вторых,  как  объективированный  опыт  (выраженный  в  конкретных  правовых  ситуациях  и  их  нормативном  закреплении)  [8]. 

Обращаясь  к  опыту,  философы  пытаются  найти  прочную  основу  для  своих  выводов.  Точно  также  юристы,  судьи,  законодатели  и  другие  обращаются  к  правовому  опыту,  чтобы  подтвердить  то,  или  иное  правовое  решение.  В  обоих  случаях  можно  рассматривать  правовой  опыт  с  объективистской  или  субъективистской  точек  зрения.  Или,  что  так  же  можно  наблюдать  в  правовой  литературе,  с  обеих  сторон.  Например,  С.С.  Алексеев  считает,  что  право  является  объективной  реальностью,  но  при  этом  «известно,  право  относится  к  субъективной  стороне  нашей  жизни»  [1,  с.  1].  Объяснение  дается  следующее:  право  является  объективным  в  том  смысле,  что  существует  позитивное  право,  которое  является  фактом.  Оно  представляет  собой  внешнюю  реальность,  строгую  объективную  данность.  Данный  слой  права  является  объективным  из-за  его  «внешнего»  характера  по  отношению  к  человеку,  к  социальным  институтам.  При  этом  в  своей  повседневной  жизни  человек  воспринимает  право  с  субъективной  стороны.  В  качестве  подтверждения  свой  точки  зрения,  Алексеев  ссылается  на  русского  правоведа  И.А.  Покровского,  который  отмечал,  что  реальность  права  ощущается  всеми.  «Право  есть  некоторая  социально-психическая  сила,  регулирующая  поведение  людей;  оно  есть  некоторое  состояние  общественного  сознания  и  общественной  воли,  заключающее  в  себе  психическое  принуждение  индивида  к  известному  поведению.  Как  явление  социальной  психологии,  право  является,  таким  образом,  несомненной  реальностью,  фактом  эмпирической  действительности,  частью  из  "мира  сущего"»  [10,  с.  32].

Под  субъективистским  рассмотрением  правового  опыта  в  философии  права  можно  понимать  отнесение  к  нему  внутреннего  мира  чувств,  эмоций,  потребностей,  мотивов  и  интересов  субъекта  права,  рассмотрение  формирования  опыта  в  отношении  человека  к  другим  людям,  в  формах  их  взаимного  общения.  Конечно,  в  «чистом»  виде  субъективистское  или  объективистское  понимание  права,  явлений  права  выделить  очень  сложно,  т.  к.  в  каждом  исследовании  права  присутствуют,  как  правило,  оба  момента.  Однако  можно  на  основе  используемых  понятий,  определить  к  какому  направлению  тяготеет  та,  или  иная  теория.

Наиболее  ярко  субъективный  аспект  опыта  раскрыт  в  оригинальной  психологической  теории  права,  разработанной  Л.И.  Петражицким.  Отвергая  традиционные  положения  догматической  юриспруденции,  им  разрабатывалась  весьма  своеобразная  концепция  юридико-психологического  реализма,  которая  опирается  на  методологию  опытного,  эмпирико-позитивистского  выявления  и  познания  реальных  правовых  и  государственных  явлений  в  сфере  человеческой  психики  [9].

«Право  есть  психический  фактор  общественной  жизни  и  оно  действует  психически»  [9,  с.  7].  С  природой  права  можно  познакомиться  непосредственно  и  достоверно  в  душе,  т.  е.  путем  наблюдения,  сравнения,  анализа  собственных  душевных  состояний  в  движении.  Познание  права  как  особой  области  человеческой  психики  возможно  и  косвенным  путем  —  наблюдением  за  действиями  и  речью  других  лиц,  изучением  соответствующих  письменных,  исторических  памятников  и  т.  д.  Основываясь  на  этом  положении,  можно  изучать  правовые  явления,  не  являясь  их  непосредственными  участниками.  Рассматривая  такое  историческое  явление  как  Голодомор,  для  понимания  эмоций  и  опыта  людей,  которые  были  вовлечены  в  это  событие,  полезной  является  опора  на  историческую  прозу.  Например,  В.  Гроссман  приводит  описание  голодающих  украинских  деревень  в  30-е    гг.:  «Ты  мовчи.  Догадуешь,  як  прийшовдомене  з  эшелона?  От  так  вся  Украина  була  вэшелони  в  тридцатом  роци.  Крапыву  всю  зъилы,  землю  илы...  Хлиб  до  последнего  зерна  забралы.  Мой  чоловик  помер,  а  як  вин  мучывся!  Я  опухла,  голос  потиряла,  ходыть  не  могла»  [3,  с.  562].

Понимая  право  психологически,  Петражицкий  делит  эмоции  на  два  класса:  специальные  (жажда,  голод  и  т.  д.)  и  абстрактные  эмоции.  К  абстрактным  эмоциям  относятся  эстетические  и  этические  (правовые  и  нравственные)  эмоции.  По  его  мнению,  для  этических  эмоций  (или  переживаний)  характерно  то,  что  соответствующие  моторные  возбуждения  и  понукания  имеют  своеобразный  мистическо-авторитетный  характер:  они  действуют  как  принципы  с  высшим  ореолом  и  авторитетом,  исходящим  как  бы  из  неведомого,  отличного  от  нашего  обыденного  «я»,  таинственного  источника,  который  приобретает  различные  фантастические  формы  и  мистические  олицетворения.  Этические  эмоции  переживаются  человеком  как  своеобразное  препятствие  для  следования  нашим  склонностям  и  влечениям,  как  твердое  и  неуклонное  давление  в  сторону  того  поведения,  которое  согласуется  с  соответствующей  эмоцией.  Это  свойство  этических  эмоций  отражается  в  языке  и  других  продуктах  человеческого  духа  [9,  с.  263].

В  итоге  право  как  реальность  —  это  эмоции  императивно-атрибутивного  характера,  и  эта  правовая  реальность  находится  в  сфере  психики  индивида,  совершающего  соответствующие  проекции.  «Надлежащим  и  единственным  возможным  приемом  наблюдения  правовых  явлений  следует  признать  метод  самонаблюдения,  интроспективный  метод»  [9,  с.  56]. 

Объективистское  понимание  правового  опыта  распространено  в  современной  юриспруденции.  Это  связано  с  тем,  что  юристам  приходится  преимущественно  работать  с  правом,  выраженным  в  нормах,  традициях,  обычаях.  Поэтому  под  объективистским  рассмотрением  правового  опыта  можно  понимать  утверждение  человека  в  мире  права  и  выявление  его  отношения  к  действующему,  позитивному  праву,  а  также  понимание  и  формирование  права  в  практической  деятельности.

Юридически-позитивистская  концепция  правопонимания  представляет  собой  наиболее  яркий  пример  «фактического»  понимания  права.  Сущность  классического  юридического  позитивизма  сводится  к  тому,  что  сверх  позитивного  знания  о  праве  ничего  знать  нельзя,  что  познание  не  может  двигаться  дальше  явлений  позитивного  права  и  искать  его  истоки  и  смысл.  Представителями  этого  этапа  было  выдвинуто  положение  о  том,  что  право  по  своей  природе  носит  эмпирический  характер,  оно  является  «слепком»  со  сложившихся  экономических  и  политических  отношений.  Наиболее  четко  особенности  позитивистского  классического  мышления  были  сформулированы  К.  Бергбомом:  «самый  гнусный  закон  обязателен,  если  он  формально  корректен»  [7,  с.  49]. 

Согласно  воззрениям  Г.Ф.  Шершеневича,  не  подлежит  сомнению,  что  в  праве  юристы  имеем  дело  не  с  чисто  логическими,  этическими,  философскими  отношениями,  а  с  известными  реальными  явлениями.  «Право  есть  норма,  т.  е.  общее  правило,  определяющее  поведение  человека  в  отношении  других  людей,  составляющих  с  ними  вместе  политическое  единство,  государство.  Однако  эта  задача  выполняется  не  одними  юридическими  правилами,  но  и  иными  нормами,  ближе  нормами  нравственности.  Среди  других  социальных  норм,  юридическая  должна  отличаться  каким-либо  видовым  признаком,  который  был  бы  только  ей  свойственен  и  чужд  другим  нормам.  Этот  характерный  признак  заключается  в  том,  что  за  каждой  юридической  нормою  стоит  принудительная  власть  государства»  [12,  с.  26].

Наблюдая  право  в  жизни,  обнаруживается,  прежде  всего,  что  оно  всегда  выражается  в  виде  правил.  Всякий  закон,  в  какую  бы  грамматическую  форму  не  был  он  облечен,  всегда  представляет  собою  норму  или  правило  поведения.  Всякая  норма  права  —  приказ.  Нормы  права  не  предлагают,  не  советуют,  не  убеждают,  не  просят,  не  учат  поступать  неизвестным  образом,  но  требуют  известного  поведения. 

Юридический  позитивизм  представляет  собой  взгляд  на  право,  правовые  феномены  как  эмпирическую  реальность,  но  понимает  ее  объективистски.  Субъект  оказывается  пассивным  элементом  правовой  реальности. 

Исследователи  права,  придерживающиеся  объективистской  трактовки  явлений  правового  опыта,  настаивают  на  объективности  последнего.  Преимущественно  правовые  явления  как  факты  права  толкуются  «сверху»,  т.  е.  с  позиции  дозволения,  приказания,  утверждения  государством  и  т.  д.  Переживания  права  субъектом  не  учитываются  в  подобных  исследованиях.  В  позитивизме,  в  нормативистских  теориях  права,  в  марксистском  понимании  права,  в  юриспруденции  можно  наблюдать  исследования  уже  «осевшего»  права  в  виде  норм,  законов,  правовых  (юридических)  фактах.

Для  современной  философии  права  характерно  разнообразие  подходов  к  пониманию  опыта  через  объяснение,  переживание,  чувствование,  практику.  Существует  также  попытки  объединения  различного  понимания  опыта  права.  Например,  в  интегративных  теорий  права  акцент  делается  на  понимания  права  как  сложного  многогранного  феномена,  включающего  в  себя  объективные  и  субъективные  характеристики  права,  вместе  с  этим  необходимо  философско-методологическое  осмысление  правового  опыта.

 

Список  литературы:

1.Алексеев  С.С.  Тайна  права.  Его  понимание,  назначение,  социальная  ценность.  М.:  Изд-во  НОРМА,  2001.  —  176  с.

2.Гегель  Г.В.Ф.  Феноменология  духа  /  пер.  с  нем.  Г.Г.  Шпета,  комментарий  Ю.Р.  Селиванова.  М.:  Академический  проект,  2008.  —  767  с.

3.Гроссман  В.  С.  Жизнь  и  судьба.  М.:  Олимп:  АСТ,  2001.  —  880  с. 

4.Гурвич  Г.Д.  Юридический  опыт  и  плюралистическая  философия  права  //  Философия  социология  права:  Избранные  сочинения.  СПб.:  Издательский  Дом  С.-Петерб.  гос.  ун-та,Издательство  юридического  факультета  С.-Петерб.  гос.  ун-та,  2004.  —  С.  213—470.

5.Кант  И.  Критика  чистого  разума  /  пер.  с  нем.  Н.  Лосского  сверен  и  отредактирован  Ц.Г.  Арзаканяном  и  М.И.  Иткиным;  прим.  Ц.Г.  Арзаканяна.  М.:  Эксмо,  2010.  —  736  с.

6.Коген  Г.  Теория  опыта  Канта  /  пер.  с  нем.  В.Н.  Белова.  М.:  Академический  Проект,  2012.  —  618  с.

7.Максимов  С.И.  Правовая  реальность:  опыт  философского  осмысления.  Харьков:  Право,  2002.  —  328  с.

8.Максуров  А.А.  Юридический  опыт  как  компонент  координационной  юридической  практики  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа  —  URL:  http://www.maksurov.ru/science/25.php.  (дата  обращения:  05.12.10.).

9. Петражицкий  Л.  И.Теория  права  и  государства  в  связи  с  теорией  нравственности.  М.:  Российская  политическая  энциклопедия  (РОССПЭН),  2010.  —  798  с.

10.Покровский  И.А.  Основные  проблемы  гражданского  права.  —  Петроград:  Издание  Юридического  книжного  склада  «Право»,  1917.  —  327  с.

11.Тихонравов  Ю.В.  Основы  философии  права:  Учеб.пособие  для  вузов  и  уч-ся  гимназий  и  колледжей.  М.:  Вестник,  1997.  —  604  с. 

12.Шершеневич  Г.Ф.  Шершеневич  Г.Ф.  Общая  теория  права.  Т.  1:  [в  4  вып.].  Вып.  1.  М.:  Издание  Бр.  Башмаковых,  1911.  —  320  с.

13.Dimensionen  der  Hermeneutik.  Artur  Kaufman  zum  60.Geburtstag  —  R.v.  Deker&  C.F.  Müller.,  Heidelberg,  1984.  —  297  s.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий