Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXVII Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 31 июля 2013 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Теория государства и права

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Любашиц В.Я. СОЦИАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО КАК ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XXVII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

СОЦИАЛЬНОЕ  ГОСУДАРСТВО  КАК  ПРАВОВОЙ  ИНСТИТУТ:  ПРОБЛЕМЫ  ТЕОРИИ

Любашиц  Валентин  Яковлевич

д-р  юрид.  наук,  профессор,  заведующий  кафедрой  теории  и  истории  государства  и  права  юридического  факультета  Южного  федерального  университета,  г.  Ростов-на-Дону

E-mail: 

.

THE  WELFARE  STATE  AS  A  LEGAL  INSTITUTION:  THEORY

Lyubashitc  Valentin  Yakovlevich

doctor  of  law,  Professor  head  of  Department  of  theory  and  history  of  state  and  law  at  the  faculty  of  southern  Federal  University, 

 

АННОТАЦИЯ

Социальное  государство  представляет  собой  сложную  систему.  В  данном  контексте  в  статье  рассматривается  цель,  задачи,  структура,  система  объектов,  целостность  и  иные  свойства  социального  государства.  Обращается  внимание  на  то,  что  социальное  государство  в  силу  стоящих  перед  ним  задач  и  функций  является  правовым  институтом.

ABSTRACT

The  welfare  state  is  a  complex  system.  In  this  context,  the  article  discusses  the  purpose,  objectives,  structure,  system  objects,  integrity  and  other  properties  of  the  welfare  state.  Attention  is  drawn  to  the  fact  that  the  welfare  state  by  virtue  of  its  tasks  and  functions  of  a  legal  institution.

 

Ключевые  слова:  система,  государство,  социальное  государство,  социальная  политика,  права  человека  и  гражданина.

Keywords:  system,  the  state,  the  welfare  state,  social  policy,  human  rights  and  civil  rights.

 

В  научной  литературе  социальным  правовым  государством  именуется  то  государство,  которое  обеспечивает  условия  реализации  каждым  человеком  права  на  достойную  жизнь  [1,  с.  47—48].  Область  «достойной  жизни»  определяется  в  понятиях  уровня  жизни,  объема  и  качества  жизненных  благ,  присваиваемых  индивидами  и  социальными  группами  в  соответствии  с  культурными  стандартами  общества  или  международного  сообщества.  Существует  минимальный  уровень  жизни,  выход  за  пределы  которого  означает  нищенское  существование,  недостойное  человека.

Область  прав  человека  на  достойную  жизнь  именуется  социальными  правами,  т.е.  возможностью  претендовать  на  получение  от  государства  материальных  благ  в  условиях  жизненного  риска.  В  контексте  социальных  прав  жизненный  риск  означает  ситуацию  ущерба  или  потери  жизненных  ресурсов,  возникающей  не  по  вине  индивидов,  а  вследствие  природных  и  общественных  процессов.  Редукция  жизненного  риска  возможна  за  счет  компенсирующих  мер,  обеспечивающих  защищенность  людей.  Например,  риск  несчастного  случая,  болезни,  незанятости,  потери  кормильца  уменьшается  благотворительностью,  социальным  страхованием,  пенсиями,  пособиями  и  другими  видами  помощи.  В  правоведении,  политологии  и  экономической  социологии  этот  вид  защищенности  именуется  «социальной  защищенностью»,  а  совокупность  мер  со  стороны  государства  —  «социальной  политикой»  [14,  с.  5—14].

За  исходный  пункт  социальной  политики  правового  государства  берется  забота  индивида  об  уменьшении  своего  жизненного  риска.  Обычно  к  социальным  правам  человека  относятся  право  на  социальное  обеспечение,  право  на  образование,  право  на  охрану  здоровья  и  медицинскую  помощь,  право  на  жилище,  особые  права  детей  и  права  инвалидов.  Объектом  социальной  политики  правового  государства  выступают  индивиды  или  группы  индивидов,  независимо  от  их  экономического  статуса  или  доходов.  Другим  признаком  социальной  политики  является  ее  непрерывный  характер,  поскольку  она  направлена  на  защищенность  индивидов.  Наиболее  очевидный  пример  —  страхование  по  старости:  его  выгода  обнаруживается  через  десятки  лет  после  первого  взноса.  То  же  самое  относится  к  страхованию  жизни,  кредитов  и  т.  д.

Социальная  политика  государства,  обеспечивающая  социальные  права  граждан,  зависит  от  ресурсов  государства,  экономического  развития  страны  и  экономической  политики,  имеющей  социальную  ориентацию.  В  отличие  от  социальной  политики,  экономическая  политика  направлена  на  функционирование  всей  хозяйственной  системы.  Ее  объект  —  социетален,  а  не  партикулярен.  Она  соответствует  общественным  потребностям  в  росте  уровня  жизни  населения,  образующего  гражданское  общество,  его  социальных  слоев.  Цель  экономической  политики  —  обеспечение  возможно  более  полной  занятости  населения,  перераспределение  доходов,  сокращение  периода  спада  производства.  Экономическая  политика  имеет  цикличный  характер,  поскольку  нацелена  на  равновесное  развитие  хозяйственной  системы.  Экономика  подвержена  структурным  изменениям  и  цикличным  колебаниям.  Следовательно,  чтобы  быть  эффективной,  экономическая  политика  должна  быть  эластичной,  учитывать  способность  предпринимателей  адаптироваться  к  изменениям  рыночной  экономики  и  способность  наемных  работников  к  мобильности  в  сфере  занятости  [3,  с.  3—18].

Следует  различать  понятия  «политика  социального  правового  государства»,  его  «социальная»  и  «экономическая  политики».  Первое  понятие  более  широкое  и  охватывает  два  вторых  понятия.  Политика  социального  государства  обеспечивает  условия  реализации  права  человека  на  достойную  жизнь  посредством  социальной  защиты  индивида  (социальная  политика)  и  роста  уровня  жизни  населения,  социальных  слоев  гражданского  общества  (экономическая  политика).  Между  требованием  непрерывности  социальной  политики  и  гибкостью  цикличной  экономической  политики  правового  государства  возникает  противоречие.  Если  проблемы  циклической  политики  не  могут  быть  решены  экономическими  мерами,  тогда  социальная  сфера  становится  дополнительным  средством  экономической  политики  в  виде  сокращения  социальных  программ  и  уменьшения  размера  пособий.  Оптимальное  разрешение  противоречия  состоит  в  компромиссе  между  социальной  и  экономической  политикой,  но  не  за  счет  средств  государственной  помощи.  Иначе  группы  населения  окажутся  за  чертой  бедности.

В  конституциях  правовых  государств  понятие  «социальное  государство»  стало  появляться  после  Второй  мировой  войны,  в  частности,  в  Основном  законе  ФРГ  1949  г.  и  потом  в  других  странах  [1,  с.  43].  По  мнению  Х.  Лауфера,  институционализация  данного  понятия  оправдывается  моральной  нормой  солидарности:  «Справедливость  и  равенство  осуществляются  посредством  солидарности,  когда  граждане  исполняют  христианский  завет  «один  несет  бремя  другого»  и  практикуют  его  в  повседневности,  помогают  другим,  заботятся  о  слабых,  забытых  и  тем  самым  уравновешивают  взаимные  интересы»  [20,  с.  30].  Норма  солидарности  нашла  воплощение  в  принципе  социального  правового  государства,  означающем  вмешательство  государства  в  частную  сферу  жизни  граждан  ради  их  достойной  жизни.  Принцип  социального  правового  государства  не  исключает,  а  дополняет  демократический  конституционализм  правового  государства,  требующий  соблюдения  экономических  и  демократических  прав  и  свобод  граждан.  В  комментариях  Конституционного  суда  ФРГ  обращено  внимание  на  то,  что  без  осуществления  социальных  прав  человека  невозможна  реализация  его  демократических  прав  [21,  с.  31].  Тем  не  менее  между  классическим  либеральным  принципом  правового  государства  и  принципом  социального  правового  государства  существует  противоречие.  В  первом  случае  от  государства  ожидается  соблюдение  прав  человека,  тогда  как  во  втором  —  позитивного  вмешательства  в  частную  сферу.

Возникает  вопрос,  можно  ли  считать  социальное  правовое  государство  либеральным  институтом.  Если  термин  «социальный  либерализм»  понимать  в  узком  смысле,  тогда  остается  отождествлять  его  с  буржуазным  либерализмом,  который  выступает  против  государственного  вмешательства  в  экономику.  Подобное  одностороннее  понимание  либерализма  не  учитывает  историчности  данного  движения.  Либерализм  противоречиво  относится  к  государственному  вмешательству  в  частную  сферу  граждан.  Буржуазный  либерализм  оценивал  и  продолжает  оценивать  это  вмешательство  как  антилиберальное  действие.  В  то  же  время  с  момента  осуществления  социального  законодательства  либералы-демократы  поддерживали  ограниченную  государственную  помощь,  оправдывали  ее  частной  инициативой  (которая  должна  быть  защищена  социально)  и  старой  идеей  ответственности  индивида  за  свой  уровень  жизни.  Этот  способ  мышления  сохранился  до  наших  дней.  Он  ориентирован  на  экономическую  бережливость  [22,  с.  14].  Принудительное  социальное  страхование  (например,  в  бисмарковской  Германии)  противоречили  духу  либерализма  в  той  мере,  в  какой  первичной  целью  этих  мер  было  равенство  доходов,  а  не  равенство  возможностей.

Нынешнее  возрастание  государственной  ответственности  в  социально-экономической  сфере  свидетельствует  о  трансформации  либерализма,  который  переосмыслил  прежний  принцип  невмешательства.  Поэтому  эволюционный  переход  к  социальному  правовому  государству  можно  рассматривать  как  процесс  трансформации  либерального  движения.  Данным  понятием  мы  обозначаем  освоение  государством  экономической  и  социальной  политики,  создающей  возможности  достойной  жизни  для  большего  числа  людей.  Переход  к  правовому  социальному  государству  имел  духовные  предпосылки  и  был  обусловлен  экономическими  и  социально-политическими  причинами  [7—13].

К  интеллектуальным  предпосылкам  современной  социальной  политики  правового  государства  относится  Просвещение,  создавшее  новую  картину  человечества,  в  котором  материальное  благосостояние  было  отнесено,  по  словам  И.  Канта,  к  человеческому  праву  «на  счастливую  жизнь»  в  этом  мире  [6,  с.  374].  Вера  в  возможность  счастья  (за  счет  прогресса  человеческого  разума,  воплощенного  в  материальных  условиях  жизни)  сочеталась  с  тезисом  о  равенстве.  Рост  социально-экономического  неравенства  оценивался  как  несчастье  и  несправедливость  обездоленных  людей.  Политика  лессеферизма  XIX  в.  препятствовала  изменению  положения  низших  слоев  гражданского  общества.  Ее  негативные  последствия  и  популярность  демократической  критики  ее  основ  (Руссо,  марксизм)  подготовили  духовную  среду  социальных  реформ  правового  государства,  завершившихся  в  XX  в.  Сказалось  также  влияние  прошлого  (социальное  обеспечение  в  Германии  XIX  в.)  и  последующего  (социальное  обеспечение  в  бывшем  СССР)  [1,  с.  38]  опыта.

Необходимость  в  социальном  правовом  государстве  была  вызвана  разрушением  традиционной  коллективной  помощи.  С  развитием  европейской  индустриализации  отношения  свободы  найма  окончательно  заменили  корпоративную  систему  цеховых  отношений.  Формальное  равенство  перед  законом  и  свобода  договора  означали  для  массы  рабочих  лишение  средств  производства.  Если  для  предпринимателя  главный  интерес  представляла  максимальная  прибыль,  то  для  наемных  работников  —  рост  заработной  платы  как  единственный  источник  существования  и  возможности  создания  семьи.  Индустриализация  разрушила  традиционные  социальные  группы  (сословия,  гильдии,  сельские  общины,  патриархальные  семьи)  и  традиционные  виды  коллективной  помощи.  Видимый  рост  богатства  буржуазии  сопровождался  столь  же  видимым  обнищанием  и  симптомами  духовного  и  морального  упадка  рабочих  (болезни,  антисанитарные  условия  городского  быта,  преступность,  массовый  алкоголизм).

Отсутствие  трудового  права,  регулирующего  условия  наемного  труда,  привело  к  росту  бедности  населения  и,  как  следствие,  возникновению  в  XIX  в.  организованного  рабочего  движения,  возглавляемого  профсоюзами  и  социал-демократами.  Борьба  за  трудовое  право,  завершившаяся  только  в  XX  в.,  отличалась  насилием  со  стороны  рабочих  и  в  большей  степени  со  стороны  администрации,  которая  использовала  силы  полиции  и  армии  для  подавления  противника.  Историческая  память  сохранила  образец  обращения  с  бастующими  рабочими:  расстрелы  лионских  и  немецких  ткачей  в  30—40  гг.  XIX  в.,  чикагских  рабочих  в  1886  г.,  русских  рабочих  ленских  приисков  в  1912  г.  Использование  локаутов,  штрейхбрехеров,  «черных  списков»  и  показательных  судебных  процессов  против  профсоюзных  лидеров  представляет  дополнительный  арсенал  традиционного  подхода  предпринимательства  к  требованиям  рабочих  [19,  с.  539—540].

Социальные  лишения  членов  гражданского  общества  вызывали  экономические  кризисы  1873—1878,  1883—1885,  1893—1897,  1908—1909,  1913—1914  гг.  Великая  депрессия  1929-1939  гг.  обнаружила  ошибочность  взглядов  либеральных  экономистов,  верящих  в  способность  рыночной  экономики  восстанавливать  свое  равновесное  функционирование  внутренними  ресурсами.  Депрессия  актуализировала  общественную  потребность  в  государственном  интервенционизме  в  экономику  в  целях  смягчения  кризисных  явлений.  Все  более  очевидным  становилось,  что  рыночная  конкуренция  порождает  монополии,  которые  причиняют  ущерб  общественным  интересам,  вызывают  нерациональное  распределение  ресурсов,  способствуют  неравенству  в  доходах  и  представляют  угрозу  демократическому  правовому  государству.  Назрела  необходимость  в  антимонопольном  законодательстве  и  государственной  политике  перераспределения  доходов  [15,  с.  292—293].

Движение  за  социальное  государство  инициировали  социал-демократы.  К  ним  были  близки  по  экономическим  требованиям  профсоюзы.  Марксистская  критика  капиталистической  системы  радикализировала  часть  социал-демократии:  капиталистическая  реальность  не  реформируема,  возможно  лишь  «смягчить  ее  родовые  муки»  революционным  отрицанием  буржуазного  государства  [16,  с.  28].  В  западных  странах  не  подтвердились  марксистские  пророчества  главным  образом  потому,  что  институционализация  политических  свобод  способствовала  интеграции  левых  движений  в  демократическую  систему  общества.  Левые  партии  из  маргинальных  превратились  в  парламентские  партии.  Они  решающим  образом  повлияли  на  восприятие  идеи  социального  государства  либерально-демократическим  движением.

Постепенно  в  демократических  правовых  государствах  стали  общепризнанными  требования  социальной  защиты  индивидов  и  групп,  занимающих  структурно  слабые  позиции  на  экономическом  рынке.  С  середины  XIX  в.  и  в  течение  XX  в.  утверждалось  новое  понимание  прав  человека  за  счет  определения  социальных  прав.  Примером  расширения  этих  прав  служила  французская  революция  1848  г.  Кроме  права  на  забастовку  и  гарантий  против  различного  рода  дискриминации,  трудоспособные  лица  наделялись  правом  на  труд,  что  обязывало  государство  проводить  политику  полной  занятости.  Вторая  группа  прав,  связанная  с  национальной  экономикой,  включала  право  наемных  работников  участвовать  в  принятии  управленческих  решений,  затрагивающих  условия  наемного  труда,  и  право  этих  работников  на  долевое  присвоение  прибыли.  Третья  группа  прав  относилась  к  неэкономической  деятельности:  право  на  отдых  и  оплачиваемый  отпуск,  на  помощь  в  случае  бедствий,  право  на  профессиональное  обучение,  доступность  культуры  [17,  с.  159].

Очевидно,  что  традиционные  экономические  и  демократические  права,  институционализированные  французской  Декларацией  прав  человека  и  гражданина  1789  г.,  не  совпадали  полностью  с  новыми  социальными  правами.  Традиционные  права  требовали  только  своего  соблюдения,  тогда  как  новые  права  требовали  позитивно  выраженного  действия  государства.

Следовательно,  духовными  предпосылками  освоения  правовым  государством  социальной  функции  были  просвещенческая  идея  права  человека  на  достойную  жизнь  в  этом  мире,  критика  государственной  политики  лессеферизма  и  опыт  социального  обеспечения  в  авторитарных  государствах.  К  условиям  появления  социального  правового  государства  относятся  разрушение  индустриализацией  традиционной  коллективной  помощи  и  обнищание  работников  наемного  труда  в  условиях  кризисной  экономики,  рост  организованного  рабочего  движения  под  руководством  социал-демократических  партий  и  профсоюзов,  восприятие  либерально-демократическими  движениями  и  правительствами  требований  сторонников  социального  государства.

По  мере  накопления  опыта  осуществления  социальной  и  социально  ориентированной  экономической  политики  социальные  права  человека  были  институционализированы  конституциями  правовых  государств  мира.  Этот  процесс  ускорился  после  принятия  Всеобщей  декларации  прав  человека  ООН  в  1948  г.  Впервые  в  истории  человечества  и  международных  отношений  был  провозглашен  круг  основных  гражданских,  экономических,  политических  и  социальных  прав  человека.  Несмотря  на  то,  что  Всеобщая  декларация  прав  человека  не  является  международным  договором,  она  в  силу  обычая  приобрела  общеобязательную  силу  и  является  гуманистическим  критерием  политики  государства.  Демократическая  Россия,  ставшая  на  путь  построения  правового  государства,  закрепила  права  и  свободы  человека  и  гражданина  в  Конституции  Российской  Федерации  1993  г.

Всеобщая  декларация  прав  человека  позволяет  определить  принципы  социальной  политики  правового  государства  в  общественной  системе  с  рыночной  экономикой.  Правовая  система  призвана  обеспечить  равенство  всех  граждан  перед  законом.  Она  допускает  частную  собственность,  обладание  экономической  властью.  В  результате  на  практике  существует  неравенство  в  доходах,  собственности  и  статусе.  Участники  экономического  оборота  имеют  доходы,  которые  в  принципе  определяются  их  ролью  и  рыночной  конъюнктурой.  Легитимирующими  нравственными  принципами  являются  частное  обеспечение,  частная  ответственность  и  солидарность.  Согласно  солидарности  тот,  кто  не  участвует  в  экономическом  процессе,  получает  возмещающее  пособие.  Социальная  защищенность  осуществляется  главным  образом  в  виде  денежного  пособия,  которое  индивид  может  использовать  по  своему  усмотрению.  Потребности,  которые  не  могут  быть  финансированы  индивидом,  удовлетворяются  государственными  и  общественными  организациями,  которые  несут  расходы.  Следовательно,  принципами  социальной  политики  выступают:  государственная  (общественная)  помощь  (финансируемая  из  налогов  и  благотворительных  фондов),  индивидуальная  самопомощь  (страховые  пособия),  пенсионное  обеспечение  (результат  государственной  политики,  финансируется  из  налогов).

В  отличие  от  социальной  политики,  социально  ориентированная  экономическая  политика  имеет  отправной  точкой  не  заботы  индивида,  а  общественную  потребность  в  средствах  жизнедеятельности.  Принципами  экономической  политики  являются  государственная  минимизация  негативных  последствий  экономического  цикла  и  более  равномерное  распределение  доходов  между  социальными  группами  гражданского  общества.  Первому  принципу  соответствует  политика  государственного  интервенционизма  в  рыночную  экономику.  Второму  принципу  —  дистрибутивная  политика.  Государства,  проводящие  эту  политику,  иногда  именуются  «государствами  всеобщего  благоденствия».  В  теоретическом  плане  концепция  государственного  благоденствия  вбирает  в  себя  концепцию  Дж.  Кейнса,  обосновавшего  необходимость  активного  вмешательства  государства  в  рыночную  экономику  [15,  с.  301].

Политика  экономического  интервенционизма  (именуемая  также  структурной  политикой)  направлена  на  защиту  от  негативных  последствий  рынка  групп  населения,  экономических  секторов  или  товаров.  Метод  политики  —  ограничение  рыночных  сил,  конкуренции.  Подмена  рыночных  государственными  функциями  происходит  при  условии  сохранения  инвестиционной  способности  частных  предприятий.  Экономический  рост  теряет  внутреннюю  динамику,  если  экономика  будет  управляться  государственной  властью.  Поэтому  государство  применяет  непрямую  форму  регулирования  пограничных  условий  предпринимательских  решений  и  реактивную  форму  стратегии  предотвращения  или  компенсации  побочных  влияний.  Получила  распространение  инвестиционная  стратегия  ограничений  экономических  кризов.  Кризисные  тенденции  не  только  смягчаются,  но  и  смещаются  в  административную  систему  государства.  Здесь  они  приобретают  формы  конфликта  (между  конъюнктурной  и  инфраструктурной  политикой,  рост  государственной  задолженности),  и  затем  груз  проблем  перемещается  в  экономику,  когда  она  вышла  из  кризиса.  Показателем  эффективности  политики  интервенционизма  служит  снижение  государственной  задолженности  [18,  с.  734].

Дистрибутивная  (компенсирующая)  экономическая  политика  правового  государства  имеет  целью  выравнивание  условий  экономической  деятельности  и  ответственности.  Ее  инструменты  —  законодательство,  налоги,  субсидии.  Ее  необходимость  вызвана  отсутствием  в  реальности  совершенных  экономических  рынков,  наличием  дискриминации,  ограничений  трудовой  мобильности,  изменением  приоритетов  и  технологических  нововведений.  Поскольку  компенсирующая  политика  преимущественно  имеет  социально-экономический  характер,  относительное  выравнивание  доходов  между  высшими  и  низшими  слоями  принимается  за  показатель  ее  эффективности.

Существует  взаимосвязь  между  социальной  и  экономической  политикой  правового  государства.  Мерами  структурной  и  дистрибутивной  политики  государство  стремится  элиминировать  безработицу  и  повысить  уровень  жизни  низших  слоев.  Если  это  не  удается,  тогда  нуждающимся  людям  оказывается  финансовая  поддержка  в  форме  пособия.  Эти  выплаты  позволяют  сохранить  минимальный  стандарт  потребления  и  поддержать  совокупный  спрос,  который  в  свою  очередь  определяет  занятость.  Нижней  границей  социальной  помощи  проблема  социальной  защищенности  не  исчерпывается.  Ее  развитость  определяется  верхней  границей,  социальными  инвестициями  в  сферах  здравоохранения,  образования,  повышения  квалификации  и  профессиональной  переподготовки.  Именно  социальные  инвестиции  создают  равенство  жизненных  возможностей  членов  гражданского  общества.

Активность  социального  правового  государства  направлена  на  создание  условий,  позволяющих  реализовать  право  на  достойную  жизнь  максимально  большому  числу  граждан.  Социальная  функция  правового  государства  осуществляется  посредством  социальной  и  социально  ориентированной  экономической  политики.  Исторически  социальное  правовое  государство  возникает  в  XX  в.  под  влиянием  гуманистической  идеи  права  человека  на  достойную  жизнь,  в  условиях  индустриализации  и  разрушения  традиционных  форм  коллективной  помощи,  кризисной  экономики  и  восприятия  либерально-демократическими  движениями  и  правительствами  требований  сторонников  социального  государства  и  опыта  социального  обеспечения  в  странах  с  авторитарным  режимом.

Нынешнее  функционирование  социального  правового  государства  означает  преодоление  жесткого  противопоставления  частного  и  публичного  права.  Первоначально  правовое  государство  понималось  как  институт,  связанный  правом,  в  котором  проводилось  четкое  различие  между  публичными  и  частными  общественными  отношениями.  Считалось,  что  публичное  действие  подчинено  норме  административного  права,  а  частное  действие  —  норме  частного  права  и  контролю  суда  общей  юрисдикции.  В  условиях  социального  и  экономического  вмешательства  правового  государства  в  сферу  гражданского  общества  это  различие  оказалось  устаревшим.  Исчезновению  строгих  различий  между  публичным  и  частным  правом  способствовало  развитие  государственного,  коммерческого  и  промышленного  обслуживания,  появление  частно-публичных  корпораций,  участие  государства  в  распределении  благ,  охране  окружающей  среды,  национализация  базовых  отраслей  хозяйства,  а  также  банковского  дела  и  страхования.  Вся  эта  активность  правового  государства  приобрела  характер  общественных  услуг  и  стала  регулироваться  публичным  правом.

С  освоением  социальной  функции  правовое  государство  превратилось  в  высшей  степени  сложное  политическое  объединение.  Его  целью  является  обеспечение  условий  реализации  и  гарантий  экономических,  политических  и  социальных  прав  человека  и  повышение  уровня  жизни  гражданского  общества.  Его  организационные  принципы  включают  верховенство  права,  полновластие  народа,  верховенство  конституции,  разделение  властей,  независимость  суда,  приоритет  норм  международного  права  над  нормами  права  национального  государства.  Правовое  государство  перестало  оправдывать  свои  программы  идеологией  классического  либерализма,  оно  заимствует  аргументацию  из  разных  духовных  источников.  Фундаментальные  права  человека  и  гражданина  структурируют  деятельность  государства,  являются  гуманистическим  критерием  его  политики,  средством  самореализации  членов  гражданского  общества  и  фактором  устойчивости  демократии.  В  отличие  от  недемократических  государств,  в  правовом  государстве  институционализация  социальных  конфликтов  не  только  эффективна,  но  и  гуманистична.

Существует  четыре  инновационных  этапа  в  правовой  институционализации  современного  политического  господства:  гражданское  государство,  правовое  государство,  демократическое  правовое  государство  и  социальное  правовое  государство.  Переход  от  дискреционного  к  правовому  государству  опосредован  гражданским  государством,  для  которого  характерны  институционализация  коммерческого  предпринимательства  и  регламентация  государственного  управления.  Внутри  гражданского  государства  эпохи  абсолютизма  происходит  трансформация  сословного  общества  в  гражданское  с  характерным  делением  на  частное  и  публичное  право.  Переход  к  правовому  государству,  осуществленному  впервые  в  западных  странах  в  XVIII  в.,  происходит  под  влиянием  либерального  революционного  движения  и  сопровождается  конституционным  закреплением  государственной  власти,  которая  раньше  была  ограничена  бюрократическими  средствами.  Возникновение  в  XIX  в.  демократического  правового  государства  было  вызвано  демократическим  движением  против  буржуазно-либеральной  политики  ограничения  избирательного  права  и  лессеферизма,  игнорирования  условий  наемного  труда.  Освоение  демократическим  правовым  государством  социальной  функции  происходит  в  течение  XX  в.  Социальное  государство  гарантирует  членам  гражданского  общества  свободу  от  нищеты  и  достойную  жизнь,  политику  социальной  защиты,  дистрибутивную  и  структурную  экономическую  политику,  отрицающую  строгое  деление  на  частное  и  публичное  право.

 

Список  литературы:

1.Волгин  Н.А.,  Гриценко  Н.Н.,  Шарков  Ф.И.  Социальное  государство.  М.,  2003.  С.  47—48. 

2.Гриценко  Н.Н.  Современное  правовое  социальное  государство  //Экономическая  безопасность:  вопросы  реализации  государственной  стратегии.  М.,  1988.  С.  133—137. 

3.Гриценко  Н.Н.  Социальному  государству  —  эффективную  социальную  политику  //Материалы  конгресса  «Человек:  социальная  политика  в  период  осуществления  экономических  реформ».  М.,  1994.  С.  5—14..

4.Гриценко  Н.Н.  Социальное  государство  (социально-экономический  аспект)  //  Экономическая  роль  государства  в  переходной  экономике.  Челябинск,  1988.  С.  3—-18.

5.Каменецкий  В.А.,  Патрикеев  В.П.  Лекции  по  экономике.  Проблемы  становления  социального  государства.  М.,  2001.  С.  314. 

6.Кант  И.  О  поговорке…  //  Кант  И.  Соч.  В  6  т.  М.,  1966.  Т.  6.  С.  374.

7.Любашиц  В.Я.  Формирование  гражданского  общества  —  важнейшее  условие  достижения  свободы  личности  //Права  человека  в  России:  время  надежд  и  разочарований.  Ростов-н/Д.,  1998. 

8.Любашиц  В.Я.  Становление  гражданского  общества:  проблемы  теории  //Ученые  записки.  Сборник  научных  статей  /Рост.  гос.  ун-т.,  юрид.  фак..  /Отв.  ред.  С.С.  Цыганенко.  Ростов-на-Дону:  Проф-Пресс,  2000.  Вып.  1. 

9.Любашиц  В.Я.  Права  человека  и  формирование  гражданского  общества  в  России  //Вопросы  теории  государства  и  права.  Вып.  3.  Саратов,  2001. 

10.Любашиц  В.Я  Правовое  государство  и  основные  принципы  его  функционирования  //Вестник  Луганского  института  внутренних  дел  МВД  Украины.  Специальный  выпуск.  Луганск,  2001. 

11.Любашиц  В.Я.  Правовое  государство  как  институт  обеспечения  прав  человека  //В  кн.:  Права  человека  и  конституционная  безопасность.  Материалы  докладов  и  сообщений  участников  межвузовской  научно-практической  конференции  /Отв.  ред.  Н.С.  Бондарь.  Ростов-н/Д.:  Изд-во  Рост.  ун-та,  2002. 

12.Любашиц  В.Я.,  Толстик  О.В.  Обеспечение  прав  человека  и  гражданина  —  определяющий  фактор  развития  Российского  государства  //В  кн.:  Проблемы  российской  правовой  системы.  Инновационные  процессы  в  образовании.  III  международная  научно-практическая  конференция.  Таганрог,  2003. 

13.Любашиц  В.Я.,  Сулименко  Н.В.  Гражданское  общество  и  личность  //В  кн.:  Российская  Академия  юридических  наук.  Научные  труды.  Вып.  3.  Т.  1.  М.,  2003.

14.Мамут  Л.С.  Социальное  государство  с  точки  зрения  права  //Государство  и  право.  2001.  №  7.  С.  5—14. 

15.Макконнел  К.Р.,  Брюс  С.Л.  Экономикс:  принципы,  проблемы  и  политика.  В  2  т.  М.,  1992.  Т.  2.  С.  292—293.

16.Маркс  К.  Капитал.  Т.  1  //Маркс  К.,  Энгельс  Ф.  Соч.  2-е  изд.  Т.  23.  С.  28.

17.Омельченко  О.А.  Всеобщая  история  государства  и  права.  Т.  2.  С.  159.

18.Райзберг  Б.А.,  Фатхутдинов  Р.А.  Управление  экономикой.  М.,  1999.  С.  734.

19.Черниловский  З.М.  Всеобщая  история  государства  и  права.  М.,  1996.  С.  539—540.

20.Laufer  H.  Der  Grundkonsens  in  der  freineitlichen  Demokratie.  Köln,  1988.  S.  30.

21.Ibid.  S.  31.

22.Ford  H.L.  Work,  Organization  and  Power.  Introduction  to  Industrial  Sociology.  Texas,  1988.  P.  14.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий