Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXVII Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 31 июля 2013 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Теория государства и права

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Боголюбов В.В. ВЗАИМОСВЯЗЬ ПРАВОСОЗНАНИЯ И ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XXVII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

ВЗАИМОСВЯЗЬ  ПРАВОСОЗНАНИЯ  И  ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

Боголюбов  Владимир  Валерьевич

аспирант  юридического  факультета  ПГНИУ,  г.  Пермь

E-mail: 

 

CORRELATION  OF  LEGAL  CONSCIOUSNESS  AND  LEGAL  APPLICATION

Bogolyubov  Vladimir

law  faculty’s  post-graduate  student  of  Perm  State  National  Research  University,  Perm

 

АННОТАЦИЯ

Определение  точек  соприкосновения  правосознания  и  правоприменения  позволяет  установить  специфику  субъективного  восприятия  объективной  правовой  реальности  субъектами  применения  права  и  необходимое  для  эффективной  правовой  политики  ценностное  содержание  индивидуального  и  коллективного  правосознания  субъектов  применения  права. 

ABSTRACT

Common  grounds’  determination  of  legal  consciousness  and  legal  application  allows  to  set  the  specificity  of  objective  legal  reality’s  subjective  perception  by  subjects  of  legal  application  and  the  necessary  for  effective  legal  policy  valuable  content  of  legal  application’s  subjects’  individual  and  common  legal  sense. 

.

Ключевые  слова:  правосознание;  правоприменение,  субъект  применения  права.

Keywords:  legal  consciousness;  legal  application,  subject  of  legal  application.

 

Взаимосвязь  категорий  правосознания  и  правоприменения  является  объективным  результатом  взаимодействия  сознания  и  любой  человеческой  деятельности,  взаимодействия  сознания  правоприменителя  и  той  правоприменительной  деятельности,  которую  субъекту  подлежит  осуществлять  в  рамках,  предоставленных  ему  законом  полномочий. 

Правоприменители  остаются  людьми,  какие  бы  должностные  роли  им  ни  приходилось  исполнять,  и  чем  бы  эти  роли  ни  обусловливались  [4,  c.  8]. 

Понимание  взаимодействия  категорий  правосознания  и  правоприменения  предоставляет  возможность  раскрытия  базовых  социально-психологических  аспектов  применения  права,  основных  векторов  мотивации  деятельности  субъекта  применения  права,  объяснения  его  фактического  поведения  в  конкретном  случае  правоприменения,  необходимости  реформирования  законодательства,  регулирующего  правоприменительную  деятельность,  в  частности  регулирующего  санкции  и  поощрения  правоприменителя. 

«Ни  одна  область  юридической  практики  не  обходится  без  правосознания»  [6,  c.  3].

Правосознание  —  форма  общественного  сознания  во  всем  его  индивидуальном  многообразии,  являющаяся  субъективным  отражением  объективно  сложившейся  правовой  реальности.

Правосознание,  как  любое  другое  (нравственное,  политическое  и  т.  д.),  имеет  два  уровня:  теоретический  и  обыденный.  Они  отличаются  объемом  знаний  о  праве,  его  системностью,  степенью  понимания  правовых  фактов,  явлений  и  устойчивости  правосознания.  Теоретический  уровень  правосознания  охватывает  систематизированное  научное  знание  о  сущности  права,  его  происхождении,  разновидностях,  о  законности  и  правопорядке,  юридической  ответственности,  правовом  государстве.  Теоретическое  правосознание  рационализировано,  построено  на  логической  аргументации,  представляет  собой  относительно  непротиворечивую  систему  взглядов,  нацелено  на  понимание  сущности  правовых  явлений.  Обыденное  правосознание,  напротив,  не  систематизировано,  фрагментарно,  состоит  из  отрывочных  знаний,  представлений,  оценок  права  и  его  применения.  Эти  фрагменты  могут  противоречить  друг  другу,  сочетаться  с  «правовым  фольклором»,  который  включает  неверные  суждения,  надуманные  представления  о  правовых  нормах  и  законах  [2,  c.  145—146].

Соответственно  тому,  идет  речь  об  обыденном  сознании  или  теоретическом,  оно  распадается  на  две  части:  правовую  психологию  и  правовую  идеологию  [3,  c.  13].

Структурно  правовая  психология  представляет  собой  статическую  составляющую:  привычки  и  традиции,  иллюзии  и  предрассудки,  знания  и  убеждения,  а  также  динамическую  составляющую:  чувства,  настроение,  эмоции.  Правовая  идеология  представляет  собой  сознательно  обобщенную  и  концептуально  оформленную  совокупность  мыслей,  идей  и  понятий,  в  которой  проявляется  классово-политическая  ориентация  субъектов  [3,  c.  14].

Указанные  элементы  правосознания  являются  критериями  объяснения  деятельности  любого  субъекта,  осознающего  объективную  правовую  действительность. 

В  многофакторном  воздействии  на  правоприменяющего  субъекта  важно  различить  то,  что  оказывает  влияние  вместе  и  в  унисон  с  правом,  а  что  помимо  и  даже  вопреки  праву  [4,  c.  8].

Применение  права  —  деятельность  органов  и  должностных  лиц  государства  (субъектов  применения  права)  в  рамках  предоставленных  законом  властных  и  организационных  полномочий  по  содействию  реализации  норм  права  гражданами  и  их  объединениями. 

«Применение  права,  —  отмечает  С.С.  Алексеев,  —  длящаяся  во  времени  деятельность.  Она  складывается  из  исследовательской  взаимообусловленной  системы  действий,  отдельных  операций,  образующих  стадии  применения  права.  Иначе  говоря,  правоприменительная  деятельность  всегда  представляет  собой  процесс»  [1,  c.  113].

В  процессе  взаимодействия  правоприменителя  с  иными  субъектами  социального  общения,  в  процессе  отражения  им  экономической,  классово-политической,  правовой  и  иной  социальной,  а  также  природной  действительности  формируется  его  духовный  мир,  который  в  свою  очередь,  сказывается  на  правоприменительном  процессе  и  выносимых  решениях  [4,  c.  9].

Субъект  применения  права  всегда  специфический  субъект  правосознания.  Качество  правосознания  влияет  на  качество  правоприменительной  деятельности,  кроме  того,  устанавливается  обратная  связь,  в  том  числе  в  отношении  иных  субъектов  правосознания  (граждан  и  объединений,  реализующих  нормы  права).

  Правоприменительная  деятельность  отдельного  субъекта  вступает  во  взаимодействие  с  правосознанием  иных  лиц,  поскольку  такая  деятельность  получает  оценку  в  лице  руководителей,  коллег,  граждан  и  их  объединений.  Правосознание  субъекта  правоприменения  всегда  двойственно,  поскольку  складывается  из  сформировавшегося  индивидуального  правосознания,  а  также  установок  коллективного  правосознания.  Ценностное  единство  правосознания  правоприменительного  коллектива  предоставляет  возможность  формирования  надлежащего  индивидуального  правосознания,  предотвращать  проявления  правового  нигилизма  и  профессиональной  деформации  личности. 

Необходимое  для  эффективной  правовой  политики  содержание  правосознания  субъекта  применения  права  требует  законодательной  регламентации. 

В  силу  положений  ч.  2  ст.  4  Федерального  закона  «О  прокуратуре  Российской  Федерации»  от  17.02.1992  года  №  2202-1  (в  редакции  от  23.07.2013)  [7]  органы  прокуратуры:  осуществляют  полномочия  независимо  от  федеральных  органов  государственной  власти,  органов  государственной  власти  субъектов  Российской  Федерации,  органов  местного  самоуправления,  общественных  объединений  и  в  строгом  соответствии  с  действующими  на  территории  Российской  Федерации  законами;  действуют  гласно  в  той  мере,  в  какой  это  не  противоречит  требованиям  законодательства  Российской  Федерации  об  охране  прав  и  свобод  граждан,  а  также  законодательства  Российской  Федерации  о  государственной  и  иной  специально  охраняемой  законом  тайне;  информируют  федеральные  органы  государственной  власти,  органы  государственной  власти  субъектов  Российской  Федерации,  органы  местного  самоуправления,  а  также  население  о  состоянии  законности.  Указанные  положения  закона  ориентируют  прокурорского  работника  в  своей  деятельности  руководствоваться  принципами  независимости,  законности,  гласности,  информирования  общества  и  государства,  тем  самым  формируют  сознание  правоприменителя  в  ракурсе  данных  принципов.

Положения  ч.  6  ст.  9  Федерального  закона  «О  полиции»  от  07.02.2011  №  3-ФЗ  [8]  устанавливают  общественное  мнение  в  качестве  одного  из  основных  критериев  официальной  оценки  деятельности,  тем  самым  на  законодательном  уровне  закрепляется  важнейшая  обратная  связь  правосознания  субъекта  применения  права  в  лице  полицейского  и  общества  в  лице  граждан  и  их  объединений.  Закон  обращает  внимание  на  связь  правоприменителя  с  правосознанием  общества  в  целом.

В  силу  положений  ч.  1  ст.  17  Уголовно-процессуального  Кодекса  России  [5]  судья,  присяжные  заседатели,  а  также  прокурор,  следователь,  дознаватель  оценивают  доказательства  по  своему  внутреннему  убеждению,  основанному  на  совокупности  имеющихся  в  уголовном  деле  доказательств,  руководствуясь  при  этом  законом  и  совестью.  Наряду  с  принципами  законности  и  объективности  ключевым  аспектом  является  нацеленность  закона  на  правильную  ориентацию  нравственного  поведения  применяющего  право  субъекта.

Закон,  общество  и  личность  находятся  в  неразрывной  связи  на  пути  поступательного  развития  правопорядка.  Законность,  ориентация  на  общественное  мнение,  положительная  нравственная  составляющая  индивида  являются  неотъемлемыми  критериями  справедливости  деятельности  любого  субъекта  применения  права. 

 

Список  литературы:

1.Алексеев  С.С.  Проблемы  теории  права.  Т.  2.  Свердловск,  1973.  —  401  c.

2.Глазырин  В.А.  и  др.  Юридическая  социология.  —  М.,  2000.  —  368  c. 

3.Лазарев  В.В.  Избранные  труды.  (В  3  т.).  Т.  I:  Закон.  Законность.  Применение  закона  /  В.В.  Лазарев;  Федеральная  палата  адвокатов  Российской  Федерации,  Юрид.  Фирма  «ЮСТ».  —  М.:  Новая  юстиция,  2010.  —  648  c.

4.Лазарев  В.В.  Социально-психологические  аспекты  применения  права.  Изд-во  Казанского  университета.  Казань,  1982.  —  144  c.

5.«Уголовно-процессуальный  кодекс  Российской  Федерации»  от  18.12.2001  №  174-ФЗ  (ред.  от  23.07.2013)  //  СПС  «Гарант».

6.Фарбер  И.Е.  Правосознание  как  форма  общественного  сознания.  М.:  Юридическая  литература,  1963.  —  205  c.

7.Федеральный  закон  от  17.01.1992  №  2202-1  (ред.  от  23.07.2013)  «О  прокуратуре  Российской  Федерации»  //  СПС  «Гарант».

8.Федеральный  закон  от  07.02.2011  №  3-ФЗ  (ред.  от  28.06.2013)  «О  полиции»//  СПС  «Гарант».

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий